Мудрый Юрист

Постановления европейского суда по правам человека: проблемы применения и исполнения

Рехтина И.В., старший преподаватель Алтайского государственного университета, кандидат юридических наук.

Ратифицировав Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Российская Федерация признала ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней <1>, открыв тем самым доступ российским гражданам в данный межгосударственный орган. "Введение в действие Европейской конвенции о правах человека в отдельных странах-участницах, - отмечает А. Нусбергер, - представляет собой большой вызов для национальной правовой системы - вызов, который нужно понимать не как цель, к которой можно стремиться и которую можно в определенный момент достичь, а как постоянный процесс, способный снова и снова подвергать сомнениям традиционные представления и понимание национального права" <2>. Европейский суд по правам человека является "уникальным институтом, чья компетенция и географический охват беспрецедентны в истории международного права, куда 800 млн. человек в 44 странах имеют сегодня возможность напрямую обратиться с жалобой на нарушение важнейших прав" <3>, и выступает одним из международных правозащитных органов, которые весьма многочисленны и различаются статусом и структурой, а также своей доступностью и эффективностью <4>.

<1> Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней" // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.
<2> Нусбергер А. Развитие прецедентного права Европейского суда по правам человека на основании решений о России // Право и политика. 2005. N 10.
<3> Чернышова О. Жалобы против России в Европейском суде по правам человека // Российская юстиция. 2002. N 4. С. 14.
<4> Создание таких органов предусмотрено рядом международно-правовых актов в области прав человека на универсальном и региональном уровнях. Например, Комитет по правам человека, созданный во исполнение Пакта о гражданских и политических правах (см.: Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека: документы и материалы. М., 1989. С. 302 - 320); Комитет по ликвидации расовой дискриминации, предусмотренный Международной конвенцией о ликвидации всех форм расовой дискриминации (см.: Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. // Ведомости ВС СССР. 1969. N 22. С. 219).

Среди специалистов довольно часто отмечается существенное влияние прецедентов Европейского суда на российскую правовую систему <5>. А.Я. Сухарев указывает, что решения Европейского суда в настоящее время пользуются непререкаемым авторитетом для национальных властей <6>. Ряд ученых полагают, что по своему содержанию и воздействию на правовую систему они стоят в одном ряду с решениями Конституционного Суда РФ <7>, "служат особым источником права и являются руководством в повседневной практике различных органов государств - членов Совета Европы" <8>. Это не случайно, так как суд "вырабатывает стандарты защиты прав человека, которые воздействуют на правовую систему практически всех государств Европы и оказывают решающее влияние на национальное законодательство и практику в самых различных областях..." <9>.

<5> См., например: Канашевский В.А. Международные нормы и гражданское законодательство России. М., 2004. С. 256 - 258; Горшкова С.А. Европейская защита прав человека и реформирование судебной правовой системы // Журнал российского права. 2002. N 7; Ковлер А.И. Европейское право прав человека и Конституция России // Журнал российского права. 2004. N 1.
<6> См.: Бессарабов В.Г. Европейский суд по правам человека. М., 2003. С. 3.
<7> См.: Едидин Б.А. Исполнение решений Европейского суда по гражданским делам: современные проблемы теории и практики // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 11. С. 17.
<8> Фоков А.П. Имущественные споры в практике Европейского суда: история, теория и практика, статистика // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 12. С. 31 - 33.
<9> Чернышова О. Указ соч. С. 14.

Несмотря на особое значение и статус Европейского суда, до сих пор открытым остается вопрос о характере выносимых Судом постановлений и их значении в российской правоприменительной практике. Относительно обозначенной проблемы сформировалось два подхода. Ряд исследователей указывают на обязательную силу только тех постановлений Европейского суда, которые вынесены с участием РФ. Другие авторы подчеркивают обязательный характер всех постановлений Европейского суда, как адресованных непосредственно РФ, так и вынесенных в адрес иных государств <10>. Пытаясь разрешить дискуссию между сторонниками обозначенных позиций, следует проанализировать положения, содержащиеся в постановлениях высших судебных инстанций России.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья А.Р. Султанова "Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского суда по правам человека" включена в информационный банк согласно публикации - Журнал российского права, 2007, N 12.

<10> См.: Султанов А. Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского суда по правам человека, взгляд практика // www.law.edu.ru.

Так, в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ" <11> указано, что постановления Европейского суда в отношении РФ, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти РФ, в том числе и для судов. Вместе с тем в п. 10 отмечается, что применение судами ЕК должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ во избежание любого нарушения Конвенции. Подход ВАС РФ аналогичного характера отражен в информационном письме от 20 декабря 1999 г. "Об основных положениях, применяемых ЕСПЧ при защите имущественных прав и права на правосудие" <12>.

<11> Постановление Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12.
<12> Информационное письмо ВАС РФ от 20 декабря 1999 г. N С1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых ЕСПЧ при защите имущественных прав и права на правосудие" // Вестник ВАС РФ. 2000. N 2.

С учетом сказанного правомерным будет следующий вывод: акты, вынесенные в адрес РФ, обязательны для применения и исполнения. Контроль за выполнением постановлений Суда осуществляется со стороны Комитета министров Совета Европы (ч. 2 ст. 46 Конвенции). Акты, адресованные другим государствам - участникам Конвенции, обязательны для РФ лишь в той части, в которой содержат толкование норм Европейской конвенции. Обусловлено это тем, что Европейский суд при принятии постановлений руководствуется своей прецедентной практикой, при этом не связан субъектным составом прецедента, т.е. при изложении постановлений по жалобам против РФ ссылается на свои решения по делам против других государств. По этому поводу Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин отметил, что "права и свободы, закрепленные Европейской конвенцией, поскольку она является международным договором, и решения Европейского суда, в той степени, в которой они выражают общепризнанные принципы и нормы международного права, являются составной частью российской правовой системы" <13>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья А.Р. Султанова "Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского суда по правам человека" включена в информационный банк согласно публикации - Журнал российского права, 2007, N 12.

<13> Выступление Председателя Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькина на VIII Международном форуме по конституционному правосудию "Имплементация решений ЕСПЧ в практике конституционных судов стран Европы" (см.: Султанов А. Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского суда по правам человека, взгляд практика // www.law.edu.ru).

Из сказанного выше вытекает необходимость определить, могут ли судьи при обосновании выводов в мотивировочной части судебных постановлений ссылаться на акты Европейского суда, т.е. использовать в своей правоприменительной деятельности. В п. 4 Постановления Пленума ВС РФ "О судебном решении" <14> указано, что суду следует учитывать постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции, подлежащих применению в данном деле. Однако неясным остается значение, которое вкладывает Верховный Суд в слово "учитывать".

<14> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

В толковом словаре С.И. Ожегова под словами "учитывать", "учесть" понимается "принять во внимание" <15>. Таким образом, буквальное толкование указанного положения Постановления Пленума ВС РФ исключает возможность непосредственного применения постановлений ЕСПЧ, а ссылка на такие акты не входит в компетенцию судов РФ. Однако многочисленные примеры из практики Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ свидетельствуют о том, что высшие судебные инстанции РФ применяют и ссылаются на постановления ЕСПЧ независимо от того, вынесены они в адрес РФ или нет <16>. Такое правомочие должно быть предоставлено и судам иных звеньев судебной системы РФ. Более того, такие случаи в судебной практике имеются. Так, например, в ходе обобщения Алтайским краевым судом практики применения судьями норм Европейской конвенции в качестве материалов поступило более 40 принятых районными судами решений за период с 2002 по 2007 г., в которых выводы судей дополнительно обосновываются ссылками на постановления Европейского суда. Неточную формулировку Постановления Пленума ВС РФ "О судебном решении" необходимо устранить. Представляется, что наиболее приемлемой будет следующая редакция: "...суды должны применять постановления ЕСПЧ, и в мотивировочной части судебного постановления могут содержаться ссылки на постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле" <17>.

<15> См.: Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 2001. С. 846.
<16> См., например: Определения Конституционного Суда РФ от 18 апреля 2006 г. N 140-О, 18 июля 2006 г. N 360-О // Справочная правовая система "КонсультантПлюс"; Определение ВС РФ от 21 мая 2004 г. по делу N 49-Г04-48 // Бюллетень ВС РФ. 2004. N 11.
<17> Подобная формулировка использована законодателем в ч. 4 ст. 170 АПК РФ.

Принцип равенства прав перед законом и судом предполагает, что лица, участвующие в деле, их представители при обосновании своих требований и возражений, доводов, жалоб вправе использовать и делать ссылки на постановления ЕСПЧ. Данное обстоятельство подразумевает и адекватное отношение суда к названному праву. Несмотря на то что ВС РФ ориентирует суды на применение норм Конвенции в толкованиях ЕСПЧ, в судах первой и кассационной инстанции нет надлежащего понимания правового значения постановлений ЕСПЧ. Так, в одном из принятых определений областного суда было указано: "...ссылки кассатора на обоснование необходимости компенсации морального вреда на постановления ЕСПЧ судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку судебный прецедент в силу ст. 11 ГПК РФ не относится к числу нормативных правовых актов, применяемых при разрешении гражданских дел" <18>. Обязательный характер прецедентной практики Европейского суда следует из официального признания Россией юрисдикции ЕСПЧ обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Постановления ЕСПЧ являются толкованиями международного договора - Конвенции, которая в силу ч. 1 ст. 17 Конституции РФ является составной частью правовой системы России и в силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ обладает приоритетом над национальным законодательством. И непринятие их во внимание при применении норм Конвенции может породить нарушение Россией международных обязательств.

<18> Кассационное определение Ростовского областного суда по делу N 33-1798 от 1 марта 2006 г. // http://rrpoi.narod.ru/chernobyl/spivak_26.01.htm.

Возможность применения поднимает проблему доступности актов Европейского суда, а отсутствие официальных переводов на русский язык таких постановлений затрудняет их использование. На сайте Европейского суда принятые акты размещаются на французском и английском языках. Имеющиеся переводы, сборники решений носят разовый, хаотичный характер и не имеют статуса официальных. Данный тезис позволяет высказать мысль о необходимости создания находящегося в свободном доступе сайта, содержащего официальные переводы постановлений ЕСПЧ, и поддержать уже высказанную идею принятия федерального закона "О порядке опубликования в Российской Федерации постановлений ЕСПЧ" <19>, поскольку применение судами РФ постановлений ЕСПЧ, не опубликованных на русский язык (государственный язык России), может противоречить требованиям ч. 1 ст. 1, ст. 2, ч. ч. 3, 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. ч. 1, 2 ст. 19 Конституции РФ.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья А.Р. Султанова "Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского суда по правам человека" включена в информационный банк согласно публикации - Журнал российского права, 2007, N 12.

<19> См.: Султанов А. Влияние на право России Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и прецедентов Европейского суда по правам человека, взгляд практика // www.law.edu.ru.

Другим важным вопросом является порядок исполнения в РФ постановлений ЕСПЧ, поскольку "исполнение решений ЕСПЧ - это продолжение судебной процедуры в рамках Конвенции. И в данном случае уникальная черта механизма Конвенции в том, что она предусматривает систематический контроль исполнения каждого судебного решения, что во многом является тем фактором, который объясняет эффективность Конвенции и достижения, которые она имеет на сегодняшний день" <20>. Следует отметить, что Комитет министров Совета Европы в рекомендации от 19 января 2000 г. N R (2000)2 <21> призвал государства - участников Конвенции убедиться в наличии в национальных правовых системах механизмов, позволяющих достичь восстановления нарушенных прав, и отметил, что наиболее эффективным способом является предусмотренная законодателем возможность пересмотра дел или возобновления производства по делу в тех инстанциях, в которых суд установил нарушения.

<20> Лобов М.Б. Доклад на интернет-конференции Совета Европы и ЕСПЧ "Европейские стандарты защиты прав человека. Обеспечение доступа в Российской Федерации" // http://www.garweb.ru/conf/mint-rud/2002012/index.htm.
<21> См.: Рекомендация от 19 января 2000 г. N R (2000) 2 по пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека // Российская юстиция. 2001. N 12.

Европейский суд, вынося решение по индивидуальным жалобам физических и юридических лиц, вправе заявить об имеющемся нарушении Конвенции или протоколов к ней. В этом случае, если внутреннее право государства, против которого вынесено решение, допускает возможность лишь частичного устранения последствий такого нарушения, Суд при необходимости присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне. Так, например, в решении по делу "Калашников против РФ" от 15 июля 2002 г. Суд заявил о нарушении ряда норм Конвенции, а также частично удовлетворил требования заявителя о выплате справедливой компенсации (возмещение морального вреда в размере 5 тыс. евро и возмещение судебных расходов и издержек в размере 3 тыс. евро) <22>.

<22> Решение ЕСПЧ от 15 июля 2002 г. "Калашников против РФ" // Российская газета. 2002. 17 окт., 19 окт.

В части выплаты справедливой компенсации, по большому счету, как указывает Д.Ю. Матвеев, не должно возникнуть проблем при исполнении решений ЕСПЧ <23>. Правовой основой для осуществления государством таких выплат служит положение п. 1 ст. 46 Конвенции, предусматривающее, что Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления суда по делам, в которых они являются сторонами, имеющее прямое действие на территории РФ <24>. До 1 января 2006 г. данный вопрос регулировался с помощью ежегодно принимаемых законов о федеральном бюджете РФ и Постановления Правительства РФ от 9 сентября 2002 г. N 666. В настоящее время исполнение таких актов регулируется гл. 24.1 Бюджетного кодекса РФ <25>. К тому же Указом Президента РФ от 29 марта 1998 г. "Об Уполномоченном РФ при ЕСПЧ" <26> предписано Правительству РФ в процессе разработки проектов федерального закона о федеральном бюджете предусматривать отдельной строкой расходы на защиту интересов РФ в Европейском суде и на выплату денежных компенсаций истцам по искам в случае вынесения соответствующих решений Судом.

<23> См.: Матвеев Д.Ю. Обеспечение реализации в РФ постановлений Европейского суда по правам человека // Юрист-международник. 2004. N 4.
<24> Так, по решению ЕСПЧ Российская Федерация выплатила в 2002 г. 11000 евро, в 2003 г. - 10000 евро, в 2004 г. - 566072 евро, 2005 г. - 614733 евро, 140546 рублей 25 коп., 5540 английских фунтов (см.: Концепция Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2007 - 2011 годы" (утв. распоряжением Правительства РФ от 4 августа 2006 г. N 1082-р) // Собрание законодательства РФ. 2006. N 33. Ст. 3652.
<25> Так, по решению ЕСПЧ Российская Федерация выплатила в 2002 г. 11000 евро, в 2003 г. - 10000 евро, в 2004 г. - 566072 евро, 2005 г. - 614733 евро, 140546 рублей 25 коп., 5540 английских фунтов (см.: Концепция Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2007 - 2011 годы" (утв. распоряжением Правительства РФ от 4 августа 2006 г. N 1082-р) // Собрание законодательства РФ. 2006. N 33. Ст. 3652.
<26> Указ Президента РФ от 29 марта 1998 г. N 310 "Об Уполномоченном РФ при ЕСПЧ" // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1540.

Более затруднительным является исполнение решений ЕСПЧ в той части, в которой устанавливается нарушение государством-ответчиком положений Конвенции. В указанной выше Рекомендации Комитет министров ориентирует государства на то, чтобы предусматривать в своих правовых системах адекватные возможности для пересмотра дел.

В настоящее время в РФ не существует единообразного нормативно урегулированного механизма по исполнению решений ЕСПЧ. Так, в ст. 311 АПК РФ закреплено, что установление ЕСПЧ нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ, является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. В качестве основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств в ч. 4 ст. 413 УПК РФ названо установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом уголовного дела, связанное с применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и иными нарушениями положений Конвенции. Вместе с тем ст. 392 ГПК РФ, предусматривающая основания для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, аналогичной нормы не содержит, что расценивается как пробел в законе, требующий устранения. Указанный дифференцированный подход законодателя вызывает недоумение, так как все названные кодексы являются процессуальными, а одной из целей их принятия была унификация норм, регулирующих схожие институты. К тому же арбитражные суды и суды общей юрисдикции, разрешая гражданские споры, действуют в рамках одного гражданского судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ).

Представляется, что в гражданском процессе возобновление производства по делу в связи с установленными постановлением ЕСПЧ нарушениями норм Конвенции должно осуществляться по аналогии с механизмом, закрепленным в ст. 311 АПК РФ, т.е. пересматриваться по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако такая возможность предоставлена только лицам, являющимся участниками дел, послуживших основанием для обращения в ЕСПЧ. Открытым остается вопрос, могут ли воспользоваться правом о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам иные лица, по делам которых допущены нарушения, аналогичные установленным Европейским судом. В целях разрешения данной проблемы необходимо проанализировать механизм, предусмотренный для пересмотра судебных актов в случаях признания Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции закона, примененного судом.

Статья 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" <27> содержит общее положение об обязательности решений Конституционного Суда на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. В развитие приведенной нормы ст. 79 названного Закона устанавливает, что решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных законом случаях. Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 100 данного Закона, в случае если КС РФ признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции РФ, данное дело в любом случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

<27> Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" // СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Разъяснение указанных норм было дано в ряде определений Конституционного Суда РФ <28>. Так, в Определении от 5 февраля 2004 г. N 78-О Конституционный Суд разъяснил, что дела, которые послужили для заявителя поводом для обращения в КС РФ, в любом случае подлежат пересмотру компетентными органами. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению сроков обращения в эти органы и независимо от того, имеются или отсутствуют основания для пересмотра, предусмотренные иными, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ", актами. Правоприменительные решения, основанные на признанном неконституционным акте, по делам лиц, не являющихся участниками конституционного производства, подлежат пересмотру в установленных федеральным законом случаях <29>.

<28> См.: Определение КС РФ от 14 января 1999 г. N 4-О "По жалобе гр. Петровой И.В. на нарушение ее конституционных прав ч. 2 ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" // Вестник КС РФ. 1999. N 2; Определение КС РФ от 4 мая 2000 г. N 101-О "По жалобе ОАО "Северные магистральные нефтепроводы" на нарушение конституционных прав и свобод ч. ч. 1, 3 ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" // Вестник КС РФ. 2000. N 6.
<29> Определение КС РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О "По ходатайству ВАС РФ об официальном разъяснении Определения КС РФ от 14 января 1999 г. по жалобе гр. И.В. Петровой на нарушение ее конституционных прав ч. 2 ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.

Представляется, что аналогичные подходы могут быть использованы и при определении особенностей пересмотра судебных актов в связи с вынесением решений ЕСПЧ. Неслучайно М.Ш. Пацация пришел в выводу, что акты ЕСПЧ должны рассматриваться в отечественной судебной системе как акты, в плане юридической силы подобные актам Конституционного Суда РФ, в которых содержится оценка конституционности норм российских законов (несмотря и на очевидные различия, так как ЕСПЧ в отличие от Конституционного Суда РФ не наделен полномочием дисквалификации правовых норм), и что любое применение или толкование конвенционных норм российскими судами, расходящееся с их применением и толкованием Европейским судом в его окончательных постановлениях, неправомерно, и соответствующие судебные акты подлежат пересмотру по инициативе заинтересованных лиц в порядке, определенном российским процессуальным законодательством <30>.

<30> См.: Пацация М.Ш. Европейский суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам // Законодательство и экономика. 2006. N 3.

Отсюда вытекает следующий вывод:

  1. лица, являющиеся участниками дел, послуживших поводом для обращения в Европейский суд, безусловно, вправе требовать пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, а их дела в обязательном порядке будут пересмотрены;
  2. иные лица, полагающие, что в их делах были допущены нарушения, аналогичные установленным Европейским судом, также вправе обращаться с соответствующими заявлениями, однако при этом наличие или отсутствие подобных нарушений будет в каждом случае определяться судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Соответственно, дела по их заявлению могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам.

Обоснованным представляется принятие специального федерального закона, посвященного регулированию и обеспечению исполнения на территории РФ постановлений ЕСПЧ, что обусловлено особым статусом Европейского суда и сущностью принимаемых им постановлений. До принятия специального закона порядок пересмотра судебных актов РФ в связи с принятием постановления ЕСПЧ в уголовном и арбитражном процессах осуществляется в рамках производства по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 311 АПК РФ, ст. 413 УПК РФ). Пересмотр судебных актов судов РФ в гражданском судопроизводстве в результате принятия Европейским судом постановления, в котором установлены нарушения норм Конвенции, следует реализовывать по аналогии с порядком, закрепленным в ст. 311 АПК РФ, и механизмом, установленным Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде РФ".