Мудрый Юрист

Отражение норм международного права в решениях суда по уголовным делам

Пономарева Л.Л., прокурор отдела по обеспечению участия в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Ханты-Мансийского автономного округа.

Роль норм международного права в сфере уголовного судопроизводства с каждым годом увеличивается, что связано с активным членством в международном сообществе России, а также принятием в отношении России решений Европейского суда по правам человека. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Федеральный закон от 15 июля 1995 г. "О международных договорах РФ" дополняет конституционное правило: "Положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующих издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров принимаются соответствующие правовые акты" (п. 3 ст. 5). Таким образом, международный договор, предусматривающий отличия от национального закона, подлежит обязательной ратификации в форме федерального закона. Это также подтверждается Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия": "Международные нормы являются составной частью правовой системы РФ... иные правила договоров подлежат применению лишь в том случае, если решения о согласии на их обязательность приняты в форме федерального закона" (п. 5). Такие нормы международного права действуют практически как специальные по отношению к нормам российского права. Так, "суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государства или иного органа, а равно должностного лица... общепризнанным принципам и нормам международного права, международного договора РФ... принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу" (п. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе РФ").

Статья 1 УПК РФ предусматривает норму, аналогичную Конституции РФ. В уголовно-процессуальном законе указано, что международные нормы входят в законодательство России, т.е. в совокупность национальных правовых норм, включающих конституционные нормы, нормы закона, а также правила поведения, содержащиеся в подзаконных актах. В Конституции же России речь идет о включении международных норм в правовую систему, т.е. в сложное правовое явление, включающее внутригосударственные правовые нормы, институты и принципы, юридические правотворческие, правоприменительные и правоохранительные учреждения, правовое сознание и правовую культуру. Таким образом, международно-правовые нормы, включая договорные нормы, являются элементом именно правовой системы РФ, а не системы национального законодательства. Отсюда вытекает очень важный практический вывод, заключающийся в том, что включение норм международного права в правовую систему России не означает того обстоятельства, что международно-правовые нормы становятся внутригосударственными нормами.

Все международные нормы в области прав и свобод личности принято называть международными стандартами. Этим термином охватываются весьма разнообразные нормы, такие как правила международных договоров, резолюции международных организаций, политические договоренности, международные обычаи. Смысл стандартов заключается в том, что они не только устанавливают общеобязательные правила международного характера (т.е. содержат нормы международного публичного права), но определяют направления обновления и унификации национальных законодательств государств - членов международного сообщества.

Существование данных норм требует от суда, во-первых, их знания, а во-вторых, возможности и умения применять, отражения в решениях, включая приговор.

Следует отметить, что суды представляют собой органы государства и именно в таком качестве они участвуют в реализации норм международного права, руководствуясь национальным правом. По своей природе суд - это часть государственно-правовой системы, и одна из его задач состоит в ее упрочении и служении ей. С таких позиций суд осуществляет и иные свои функции. В настоящее время особенность положения суда состоит в том, что оно создает уникальную возможность реализации все большего числа норм в судебном порядке. Суд действует в рамках национально-правовой системы, применяет международные нормы в порядке, установленном в соответствии с его целями и принципами, а также процессуальными нормами. Применение норм международных стандартов преломляется через призму правовой системы государства, от которой зависят результаты всего процесса. Национальное право полнее учитывает социально-политические и правовые традиции страны, поэтому его нормы более пригодны для непосредственного применения. Оно ближе судьям, чем международное. Вместе с тем государство создает все более обоснованную базу для непосредственного применения норм международного права судами.

Судебная практика свидетельствует, что суды при осуществлении уголовного судопроизводства исходят из того, что международно-правовые нормы могут дополнять действующее уголовно-процессуальное законодательство.

Обратим внимание на соблюдение норм международного права по так называемым экстрадиционным уголовным делам. Особенность заключается в том, что если по другим уголовным делам суд при вынесении решения, включая приговор, может не применять нормы международного права, то в данном случае суды обязаны обратиться к нормам международного права и в лице государства исполнить взятые на себя обязательства.

Часть 5 УПК РФ "Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства" впервые в истории существования российского уголовно-процессуального закона регулирует порядок взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств и международными организациями.

Уголовно-процессуальный закон регламентирует вопросы международного сотрудничества, рассматривая главным образом порядок взаимодействия государственных органов с соответствующими компетентными органами иностранных государств, порядок выдачи лиц для уголовного преследования и исполнения приговора, передачу лиц для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является. Эти нормы представляют собой трансформированные в российское законодательство нормы международного права. Следует отметить, что органами следствия и суда активно применяются нормы о выдаче и передаче лиц (подозреваемых, обвиняемых, подсудимых) в стадиях расследования и рассмотрения уголовных дел в судах. Вопросы выдачи и передачи указанных лиц решаются через Генеральную прокуратуру РФ. Суд как орган правосудия принимает участие в данных вопросах лишь при наличии жалоб на решения прокурора, в том числе по уголовным делам, которые находятся в производстве суда, а также и в случаях, когда инициатором объявления лица в международный розыск выступает суд.

Подобное применение норм международного права на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства должно влечь за собой их отражение и анализ в конечных решениях суда - приговоре либо постановлении о прекращении уголовного дела - как результате всей процессуальной деятельности.

Применение норм международного права при рассмотрении уголовного дела и главное, обоснование его в приговоре являются необходимыми гарантиями добросовестного выполнения государством международных обязательств и соблюдения прав осужденного, а именно: защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Поэтому суд, мотивируя свое решение, при разрешении дела по существу обязан проверить все доказательства, указывающие на основания и условия выдачи лица для уголовного преследования иностранным государством, а при их отсутствии истребовать такие доказательства, в том числе и по собственной инициативе. Эти действия необходимо отразить в приговоре. Только при таком условии приговор будет являться средством решения задач, стоящих перед судом в уголовном судопроизводстве, в целях правильного применения норм материального законодательства.

Необходимость обоснования в решении суда норм международного права вытекает из требований ч. 1 ст. 461 УПК РФ, указывающих на то, что лицо, выданное иностранным государством, не может быть задержано, привлечено в качестве обвиняемого, осуждено без согласия государства, его выдавшего, а также передано третьему государству за преступление, не указанное в запросе о выдаче.

Следует признать, что на сегодняшний день ни государственные обвинители, ни суд при рассмотрении уголовных дел в суде не обращают внимания на особенности применения норм материального права по так называемым экстрадиционным делам. Изучение ряда судебных решений по уголовным делам, связанным с выдачей российских граждан с территории иностранных государств для привлечения к уголовной ответственности, выявило многочисленные нарушения норм международного права.

Так, гр. О. приговором Сургутского районного суда от 16 января 2006 г. осужден за кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину. Вместе с тем Республикой Казахстан в выдаче гражданина РФ О. для привлечения к уголовной ответственности с квалифицирующим признаком "с причинением значительного ущерба" отказано, поскольку уголовным законодательством Республики Казахстан данный квалифицирующий признак не предусмотрен <1>.

<1> Архив Сургутского районного суда, дело N 073/06.

Приговором Радужнинского городского суда от 11 июля 2006 г. гр. У., выданный Республикой Молдова, признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223, ст. 119, ч. 2 ст. 167 УК РФ. При проверке установлено, что в выдаче гр. У. Республикой Молдова было отказано по ч. 2 ст. 167 УК РФ, поскольку санкция уголовного закона данного государства является более мягкой по сравнению с уголовным законом России и предусматривает лишение свободы на срок менее 1 года <2>.

<2> Архив Радужнинского городского суда, дело N 542/06.

Приговором Сургутского районного суда от 11 августа 2006 г. гр. Г. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ и ему назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к данному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Сургутского городского суда от 10 февраля 2004 г. и окончательно назначено к отбыванию 3 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Вместе с тем гр. Г. был экстрадирован из Украины для привлечения к уголовной ответственности на основании ходатайства о выдаче за указанное выше преступление. В нарушение ч. 1 ст. 461 УПК РФ судом необоснованно при назначении гр. Г. наказания в порядке ст. 70 УК РФ присоединено частично наказание по приговору Сургутского районного суда от 10 февраля 2004 г. в виде 1 года 5 месяцев. Назначение наказания по совокупности приговоров является необоснованным, так как в запросе о выдаче Г. не указывалось о его осуждении по приговору Сургутского городского суда от 10 февраля 2004 г. по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ <3>.

<3> Архив Сургутского районного суда, дело N 456/06.

Как показало изучение приведенных выше приговоров по уголовным делам, ни в одном из приведенных приговоров не приводятся нормы международного права. Международные нормы судом просто оставлены без внимания. Вместе с тем в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" указывается, что при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. ст. 369, 379, ч. 5 ст. 415 УПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права. В связи с чем А.В. Бунина <4> в своей работе справедливо отмечает необходимость указания в уголовно-процессуальном законе на основания отмены и изменения приговора в связи с неправильным применением норм международного права. По всем приведенным примерам вынесенные приговоры были отменены вышестоящим судом в надзорном порядке.

<4> См.: Бунина А.В. Приговор суда как акт правосудия. Его свойства. Дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. С. 65.

Отсутствие обоснования выводов суда по данному вопросу в приговоре делает его незаконным, лишает возможности его проверки без изучения уголовного дела.

Изучение уголовных дел в полном объеме также показывает, что в деле зачастую отсутствуют доказательства соблюдения условий выдачи лица. Суды, имея сведения о выдаче лица с территории другого государства, не проверяют основания их выдачи и условия, а следовательно, не применяют обязательные к применению в данном случае нормы, что безусловно ведет к незаконности приговора.

В целях предотвращения нарушений норм международного права на стадии вынесения окончательного решения судом, на наш взгляд, необходимо на законодательном уровне предусмотреть обязанность суда при постановлении приговора, а также иного окончательного решения по результатам рассмотрения уголовного дела разрешать вопросы по экстрадиционным делам с учетом требований норм международного права. В описательно-мотивировочной части решения, в том числе приговора, постановленного в особом порядке, указывать и обосновывать основания и условия применения той или иной нормы материального права с учетом требований норм международного права, на основании доказательств - официальных документов, подтверждающих законность и условия выдачи обвиняемого с территории иностранного государства.

На основании изложенного предлагается дополнить ст. 299 УПК РФ частью четвертой следующего содержания:

"4. При разрешении вопросов, предусмотренных частью первой настоящей статьи, суд, при наличии к тому оснований, разрешает вопросы о правильности применения норм международного права при производстве по уголовному делу, проверяя основания и условия применения таких норм".

Интересным представляется в связи с этим вопрос о последствиях нарушения требования ст. 461 УПК РФ, а именно: влечет ли данное нарушение за собой неизменное оправдание лица либо нет в тех случаях, когда лицо привлечено к уголовной ответственности без согласия стороны, его выдавшей.

Так, приговором Сургутского городского суда от 20 сентября 2006 г. гр. Б. признан виновным в совершении преступлений по пяти эпизодам по ч. 2 ст. 159 УК РФ. При изучении уголовного дела установлено, что гр. Б. экстрадирован с Украины на территорию России 5 декабря 2005 г. по ходатайству о выдаче Генеральной прокуратуры РФ для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений по ч. 2 ст. 159 УК РФ по трем эпизодам мошенничества.

После выдачи лица 4 марта 2006 г. и 9 марта 2006 г. в отношении его были возбуждены уголовные дела по остальным эпизодам, совершенным до его выдачи, производство соединено в одно уголовное дело <5>.

<5> Архив Сургутского городского суда, дело N 630/06.

Таким образом, гр. Б. без согласия стороны, выдавшей его, был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Рассматривая основания оправдания лиц, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, можно сказать, что незаконное вынесение постановлений о возбуждении уголовного дела, безусловно, должно влечь за собой оправдание лица за отсутствием состава преступления.

Вместе с тем отсутствие согласия другой стороны либо неприменение норм международного права исходя из принципа, что никто не должен быть привлечен к уголовной ответственности дважды, должно влечь прекращение уголовного дела. Основание освобождения от уголовной ответственности в данном случае должно быть самостоятельным и нереабилитирующим. В связи с чем предлагаем дополнить ч. 1 ст. 24 УПК РФ п. 7 в следующей редакции: "отказ в выдаче лица и наличие согласия о привлечении к уголовной ответственности иностранного государства, где находится лицо".

Решение вопроса именно в таком порядке обусловлено не только интересами подсудимого, но и правами и интересами потерпевших. Так, по приведенному примеру потерпевшим подсудимым Б. в результате мошенничества на рынке жилья причинен ущерб на миллионы рублей. Уголовное дело, прекращенное по нереабилитирующему основанию, не должно лишать потерпевших права на взыскание ущерба в гражданском судопроизводстве.

Проблема возникает также в необходимости знания судьями принципов и норм международного права. Н.Г. Муратова <6> предлагает создать в судах должность специалиста-международника, который, имея профессиональные знания, обеспечит:

<6> См.: Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики. Казань: Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина, 2004. С. 306 - 307.

а) разъяснения по содержанию отдельных норм международного права;

б) поиск судебных прецедентов Европейского суда;

в) разъяснение их применения в конкретном случае.

Такая должность в судах может способствовать правильному формированию у правоприменителя (судьи) правового мышления современного уровня, необходимого для своевременной защиты прав граждан, юридических лиц, общества и государства.

Подводя итог, укажем, что международные нормы являются составной частью российской правовой системы, поэтому государственные органы должны считаться с этим фактом. Сегодня органы судопроизводства начали постепенно это осознавать, но пока не очень смело применяют международные стандарты в своей деятельности. Безусловно, что данный процесс в будущем будет идти более активно, поскольку основы для взаимодействия международного и внутреннего права имеются. Учитывая особенности правовой системы РФ, а также опыт других государств, можно предложить следующие правила применения норм международного права правоохранительными органами и судами:

а) международные нормы применяются в соответствии с Конституцией РФ, целями и принципами правовой системы страны и в установленном ею порядке;

б) основные права и свободы человека, закрепленные в международном праве, обладают преимуществом перед всеми иными нормами права РФ;

в) международные обязательства соответствуют Конституции РФ, поэтому органы судопроизводства не могут ссылаться на положения закона или подзаконного акта в качестве основания для отказа от применения международной нормы;

г) судебная власть подчиняется только праву, поэтому другие органы уважают независимость суда и не вмешиваются в осуществление правосудия и в тех случаях, когда затронуты международные нормы;

д) международная норма применяется с учетом того, что она является частью иной, международно-правовой, системы и потому должна толковаться в соответствии с правилами толкования норм международного права;

е) в соответствии с международным правом определяется действие его норм во времени и пространстве, а также решаются коллизии между различными международными нормами;

ж) при необходимости правоохранительный орган, суд может запросить мнение МИД или научного учреждения по вопросам, связанным с применением норм международного права;

з) непосредственному применению подлежит лишь такая норма международного права, которая обладает достаточно конкретным содержанием, способна порождать права и обязанности для физических и юридических лиц;

и) в случае коллизии международной нормы и внутренней нормы необходимо толковать их в духе сближения, согласования и лишь при невозможности достичь этого отказываться от применения внутренней нормы;

л) необходимо, по возможности, избегать такого толкования и применения права, которые могли бы повлечь международную ответственность РФ, породить внешнеполитические осложнения.

Суд, рассматривая уголовные дела, должен учитывать, что:

При соблюдении данных правил возможно принятие законного решения судом с учетом требований норм международного права.