Мудрый Юрист

Юридические конструкции "международное частное валютное право" и "международное фондовое право" и.в. Гетьман-павлова

Гетьман-Павлова И.В., доцент кафедры международного частного права факультета права ГУ - ВШЭ, кандидат юридических наук.

Валютные отношения возникают между различными субъектами права в связи с использованием валютных ценностей в процессе валютного регулирования, валютного контроля и валютного обращения. Валютное право представляет собой совокупность норм, регулирующих валютные правоотношения.

Многие представители российской правовой науки отрицают существование валютного права как самостоятельной отрасли права и считают, что есть только комплексная отрасль законодательства <1>. Одновременно в отечественной доктрине существует прямо противоположная точка зрения - валютное право позиционируется как самостоятельная, комплексная отрасль права <2>.

<1> См.: Андреев Е.П., Царева О.Е. Основы валютного законодательства / Под ред. Е.П. Андреева. М., 2003.
<2> См.: Дорофеев Б.Ю., Земцов Н.Н., Пушин В.А. Валютное право России. М., 2005.

Валютное право включает в себя систему публично-правовых и частноправовых предписаний и методов регулирования. В немецкой доктрине указывается, что валютное право существует как публичное и частное право, при этом публичное валютное право охватывает государственную валютную политику, а частное валютное право - это отношения между частными лицами, связанные с оборотом валютных ценностей. Частное валютное право "родилось в Германии... Постепенно оно появилось почти во всех европейских и во многих неевропейских странах" <3>. В основе всех институтов частного валютного права лежит зависимость реализации гражданско-правовых начал в процессе финансирования коммерческой деятельности от императивных публично-правовых предписаний валютного законодательства.

<3> Вернер Ф. Эбке. Международное валютное право. М., 1997.

В отечественной доктрине международного частного права термин "международное частное валютное право" практически не используется. Употребляется понятие "кредитные и расчетные отношения с иностранным элементом". "Международное частное валютное право" - относительно новый термин в российской юриспруденции. Оно имеет несколько парадоксальный характер - одновременно и частное, и валютное (валютное право - отрасль публичного права). Однако применение данного термина вполне обоснованно, поскольку речь идет о валютных отношениях в сфере частноправовой деятельности.

Международное частное валютное право представляет собой самостоятельный институт (подотрасль) международного частного права, имеющий устойчивый характер, особый предмет регулирования. Международное частное валютное право - это совокупность норм, регулирующих финансирование международной коммерческой деятельности, валютные, кредитные и расчетные отношения частноправового характера, связанные с иностранным правопорядком. Понятие "международное частное валютное право" впервые было сформулировано в немецкой юриспруденции.

В качестве наиболее сложных проблем международного частного валютного права можно обозначить:

  1. Соотношение коллизионных норм страны суда, в силу которых им могут применяться нормы иностранного права, и валютных правил страны суда.
  2. В какой мере нормы валютного законодательства страны суда могут ограничивать действие его же собственных коллизионных норм, если они отсылают к иностранному правопорядку.
  3. Возможность применения публично-правовых норм иностранного валютного законодательства.
  4. Соотношение нормы валютного законодательства с обязательственным статутом отношения.
  5. Правовые основания отказа в применении норм иностранного валютного права.

В доктрине права ФРГ разработаны оригинальные теории, воспринятые в настоящее время доктриной и практикой большинства западных государств (В. Венглер - теория специальной связи, К. Цвайгерт - теория относительно сочетания субъективного элемента - "воли к действию" какой-либо нормы - с территориальным критерием) <4>. Основное начало доктрины международного частного валютного права сформулировано немецким ученым Вернером Ф. Эбке: "Коллизионную норму, которая с порога отвергает применение норм валютного контроля иностранного государства, следует отклонить, как и коллизионную норму, которая по причине ложно понятых целей предоставляет полную свободу рук иностранному валютному праву" <5>.

<4> См.: Звеков В.П. Международное частное право: Курс лекций. М., 2000.
<5> Вернер Ф. Эбке. Международное валютное право. М., 1997.

До середины 40-х годов XX в. практически во всем мире действовал принцип, согласно которому "применение иностранного валютного права ограничивалось территорией страны, в которой оно было принято" <6>. Переломным моментом стало вступление в силу в декабре 1945 г. Бреттон-Вудского договора о создании Международного валютного фонда.

<6> Там же.

В ст. VIII Договора о МВФ установлено, что валютные контракты, затрагивающие валюту какого-либо государства - члена Фонда и заключенные в нарушение законодательства о валютном контроле этого государства, лишены исковой силы на территории любого государства - члена МВФ. По взаимной договоренности государства - члены Фонда могут сотрудничать в вопросах применения мер, направленных на усиление эффективности валютного контроля каждого из них, если такие меры и регулирование не противоречат Договору <7>.

<7> См.: Звеков В.П. Указ. соч.

Из положений ст. VIII Договора вытекает, что государства должны соблюдать нормы иностранного валютного права, регулирующие валютный контроль, если эти нормы не противоречат Договору. Это установление образует правовую основу для применения иностранного валютного права. Принцип территориальности и принцип неприменения иностранного публичного права не могут служить обоснованием для отступления от этого начала.

Нормы российского валютного законодательства имеют административно-правовой характер, но одновременно обладают и частноправовым эффектом. Действие этих норм распространяется и на правоотношения, которые в соответствии с российским коллизионным правом подчинены иностранному закону. Иностранные публично-правовые нормы валютного права признаются в российских судах и арбитражах, если фактический состав сделки связан с правом такого иностранного государства.

Правила валютного регулирования России по поводу открытия резидентами счетов в иностранных банках имеют экстерриториальный характер. В данной ситуации возникает коллизия между нормами иностранного частного права и нормами российского валютного законодательства. Правила российского валютного законодательства по поводу открытия счетов в иностранных банках имеют частноправовой характер: правоотношения по поводу открытия и ведения банковских счетов регулируются гражданским правом. В таких правилах имеется публично-правовой элемент, но он не является преобладающим, поэтому данные правила в целом относятся к частному праву <8>.

<8> См.: http://www.cisg-library.org.

Виды отношений в международном частном валютном праве (перечень примерный):

  1. Банковские отношения, связанные с правопорядком двух и более государств (международное банковское право):
  1. Финансовые обязательства как составная часть международных коммерческих контрактов.
  2. Формы и порядок финансирования международной коммерческой деятельности.
  3. Формы страхования валютных рисков в международных коммерческих контрактах.
  4. Оборот ценных бумаг в международных коммерческих отношениях.

Специфика нормативного регулирования в международном частном валютном праве:

  1. Особая роль международных обычаев делового оборота, банковских и торговых обыкновений.
  2. Особая роль документов международных организаций валютно-финансового характера (МБРР, МВФ, МАР, МФК).
  3. Влияние национального валютного законодательства (его императивных публично-правовых норм с частноправовым эффектом).

Предмет регулирования международного частного валютного права - международные валютные отношения. Международные валютные отношения - это отношения, складывающиеся при функционировании валюты в мировом хозяйстве, разновидность денежных отношений, возникающих при функционировании денег в международном обороте. В системе регулирования валютных отношений центральное место занимает иностранная валюта. Валютой принято называть те деньги, которые признаны мировым сообществом в качестве всеобщих эквивалентов <9>.

<9> См.: Степанян М.Г. Правовые вопросы использования иностранной валюты во внешнеторговой деятельности // http://www.cfin.ru/press/black/2001-1/02_02_stepanyan.shtml.

Иностранная валюта - это деньги, принадлежащие к валютной системе страны, иной, чем та, чьему праву подчинено обязательство <10>. В английском Законе 1882 г. (Bill of Exchange Act) иностранная валюта определяется как деньги, не являющиеся валютой Великобритании. Под иностранной валютой понимаются также деньги, отличные от валюты места платежа.

<10> См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 2004.

Иностранная валюта - объект валютных операций, которые осуществляются посредством гражданско-правовых обязательств. Сумма валютного обязательства всегда должна быть определенной либо определимой: "Если различия между денежными знаками определяются лишь по количеству, а это последнее определяется отношением каждого денежного знака к единой счетной денежной единице, то отсюда ясно, что всякое денежное обязательство всегда выражено или может быть выражено в некоторой сумме денежных единиц или, иначе говоря, сумма денежных знаков, составляющих предмет денежного обязательства, является всегда определенной или определимой" <11>. Сумма валютного обязательства может быть выражена либо конкретной суммой иностранных денежных единиц, либо путем указания порядка определения, позволяющего установить конкретную сумму иностранных денежных единиц.

<11> Там же.

В валютных обязательствах различаются:

  1. Денежная единица, в которой исчислена сумма обязательства, - валюта долга.
  2. Денежные знаки, которые являются средством погашения денежного обязательства, - валюта платежа.

"Валюта долга и валюта платежа (в явном или скрытом виде) имеются в составе каждого обязательства, исчисленного в определенной сумме. Иногда они совпадают (например, в векселе, выписанном в сумме 100 фунтов стерлингов, с платежом в Лондоне фунт стерлингов является валютой долга и валютой платежа); если же, например, в договоре речь идет об уплате "100 фунтов стерлингов в долларах США", то фунт стерлингов является валютой долга, а доллар - валютой платежа" <12>. В вексельном законодательстве многих стран присутствует оговорка об эффективном платеже, что предполагает оплату векселя только в валюте платежа, указанной непосредственно в векселе.

<12> Там же.

В немецкой доктрине и судебной практике выработаны специальные коллизионные привязки для урегулирования вопросов, возникающих по поводу содержания денежных обязательств, - закон валюты платежа и закон валюты долга. В российском праве этих привязок нет. Отечественная доктрина МЧП в принципе негативно оценивает применение валютных привязок, считая, что их нельзя рассматривать как коллизионные принципы. В советской литературе высказывалась точка зрения, что в международном торговом обороте вообще нет места валютной привязке. Использование иностранной валюты для определения суммы долга само по себе не означает отсылки к иностранному праву. Иностранная валюта с позиций МЧП имеет значение, аналогичное значению иностранной меры веса, употребляемой, например, для определения количества поставляемого товара <13>.

<13> Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. Т. 1. М., 2002.

В зарубежной доктрине и практике признается, что закон валюты платежа (валюты долга) может успешно применяться для определения валютного статута правоотношения. Суть валютной привязки: если сделка заключена в определенной иностранной валюте, то во всех валютных вопросах она подчинена правопорядку того государства, которому принадлежит данная валюта.

Закон валюты долга (валюты платежа) используется для локализации договора, установления его наиболее тесной связи с правом определенного государства. Выражение суммы долга в иностранной валюте в совокупности с другими условиями сделки (место исполнения указано в государстве валюты долга; сделка подчинена юрисдикции данного государства) может показывать намерение сторон подчинить свою сделку в целом правопорядку этого государства.

Законодательство отдельных государств закрепляет коллизионную привязку закона валюты платежа. Закон Румынии применительно к регулированию отношений международного частного права 1992 г. устанавливает (ст. 126.1): "Валюта платежа определяется правом государства, ее выпустившего" <14>. Аналогичное положение закреплено в ст. 147.1 Закона Швейцарии о международном частном праве 1987 г.: "К денежной единице применяется право государства эмиссии" <15>.

<14> Международное частное право: иностранное законодательство / Сост. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. М., 2001.
<15> Там же.

В Великобритании в случаях, "когда судебное решение выносится в отношении суммы, выраженной в валюте иной, чем стерлинги... суд может распорядиться о том, что процентная ставка, применимая к долгу, будет такой ставкой, какую суд сочтет надлежащей" (ст. 1 Закона Великобритании о международном частном праве 1995 г.) <16>. Таким образом, вопросы денежного содержания обязательства, выраженного в иностранной валюте, решаются на основе судейского усмотрения (что прямо закреплено в законе). Суд вправе применить к данному вопросу не только английское право, но и право того государства, в чьей валюте заключено обязательство.

<16> Там же.

Правовое регулирование оборота ценных бумаг можно утверждать как центральный институт международного частного валютного права. Ценные бумаги представляют собой фондовые ценности; оборот ценных бумаг (рынок ценных бумаг) - это фондовый рынок. Понятия фондового рынка и рынка ценных бумаг совпадают. В современной мировой финансовой системе рынок ценных бумаг является одновременно сегментом денежного рынка и рынка капиталов. В цивилизованной рыночной экономике рынок ценных бумаг является основным механизмом перераспределения денежных накоплений.

Рынок ценных бумаг служит дополнительным источником финансирования экономики. Функционирование фондового рынка реализуется через движение ценных бумаг (фиктивного капитала). Рынок ценных бумаг функционально входит в рынок ссудных капиталов. Курс ценных бумаг - один из показателей финансового состояния экономики наряду с такими показателями, как доходы и расходы государства, государственный долг, уровень инфляции, уровень процентных ставок, валютный курс, объем денежной массы <17>.

<17> См.: Финансы: Учебник / Под ред. проф. С.И. Лушина, проф. В.А. Слепова. М., 2000.

Российская доктрина не выделяет право ценных бумаг как самостоятельную отрасль права. В зарубежной доктрине это понятие используется давно и имеет четкое определение.

Основу нормативного регулирования отношений на рынке ценных бумаг составляет гражданское законодательство <18>. Не меньшее влияние на отношения, складывающиеся по поводу ценных бумаг, оказывают нормы финансового права. Финансово-правовые положения, касающиеся регулирования сферы рынка ценных бумаг, рассыпаны по разным подотраслям финансового права, что указывает на комплексный характер регулирования фондового рынка.

<18> См.: Сурков А.Н., Городний В.И. Основы правового регулирования рынка ценных бумаг в Российской Федерации: Учеб. пособие / Под общ. ред. В.И. Патрушева. М., 1998; Ганеев Р.Р. Основы правового регулирования рынка ценных бумаг: Науч.-практ. пособие. Казань, 2000.

К сфере бюджетного права относятся вопросы, связанные с обращением государственных и муниципальных ценных бумаг. Налоговое право охватывает порядок и особенности налогообложения операций с ценными бумагами. Операции банков с ценными бумагами - объект регулирования банковского права. Нормы валютного права регулируют обращение ценных бумаг, выраженных в иностранной валюте. В доктрине выделяется система нового финансового права, структурные элементы которой - бюджетное право, налоговое право, банковское право, страховое право, валютное право, инвестиционное право, фондовое право, законодательство о защите конкуренции на рынке финансовых услуг, законодательство о рынке ценных бумаг, законодательство о финансовом контроле и аудиторской деятельности, законодательство о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем <19>.

<19> См.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. К новому финансовому праву // Финансовое право. 2003. N 6.

"Финансовая система... включает следующие звенья финансовых отношений: государственный бюджет, внебюджетные фонды, государственный кредит, фонды страхования, фондовый рынок, финансы предприятий различных форм собственности... среди звеньев финансово-кредитной системы значительное место занимает фондовый рынок. Его можно выделить в самостоятельное звено, поскольку фондовый рынок представляет собой особый вид финансовых отношений, возникающих в результате купли-продажи специальных финансовых активов - ценных бумаг". Можно утверждать, что фондовый рынок (рынок ценных бумаг) представляет собой самостоятельный финансовый институт <20>. В отечественной доктрине высказывается мнение о наличии в современной правовой системе самостоятельного института - фондового права. Это объясняется, в частности, тем, что "возросло количество финансовых инструментов осуществления финансовой политики, они стали более разнообразными. При одновременной их универсализации возникли инструменты строго целевого назначения. Например, фондовый рынок стал в 90-е годы новым глобальным финансовым инструментом четкого целевого назначения" <21> (В.К. Сенчагов). Основная составляющая часть фондового права - законодательство о рынке ценных бумаг.

<20> См.: Финансы, денежное обращение и кредит: Учебник / Под ред. В.К. Сенчагова, А.И. Архипова. М., 2004.
<21> Там же.

Представляется, что фондовое право - это совокупность норм, регулирующих правоотношения по поводу оборота фондовых ценностей. В фондовом праве можно выделить самостоятельные институты - право ценных бумаг, биржевое право. Необходимо подчеркнуть комплексный, неоднозначный характер норм фондового права - "специфика регулирования финансовых рынков заложена в их природе, это рынки с "широким участием", в их функционировании поставлен акцент на вовлечение широкого круга участников, в том числе непосредственно населения, этот рынок через банковскую, фондовую, пенсионную, страховую составляющие охватывает функционирование всей экономики государства и в то же время этот рынок, особенно его фондовый сектор, чрезвычайно подвержен влиянию даже незначительных политических, экономических или социальных событий" <22>.

<22> Златкис Б.И. Регулирование финансовых рынков в системе актуальных реформ в сфере государственного управления // Финансы. 2003. N 12.

С точки зрения международного частного права в его систему можно включить нормы фондового права, которые регулируют частные отношения по поводу оборота фондовых ценностей, связанные с правопорядком двух и более государств. В системе МЧП "международное фондовое право" представляет собой институт международного частного валютного права и включает нормативные комплексы, нацеленные на регламентацию отношений между частными субъектами права по поводу международного обращения фондовых ценностей. Термин "международный" в контексте предлагаемого понятия означает юридическую связь правоотношения с правопорядком двух и более государств.

Понятие "международные фондовые ценности" не является общепризнанным в правовой науке, его юридическое содержание не определено и законодательно не урегулировано. Между тем мировая практика давно оперирует этим понятием, вкладывая в него различный смысл. Международные фондовые ценности - это оборотные и необоротные ценные бумаги, деривативы, иные финансовые инструменты, поэтому центральная часть международного фондового права - право ценных бумаг. Международные фондовые ценности в основном обращаются на биржах; таким образом, частично в структуру международного фондового права входят нормы биржевого права.

Стабильное и эффективное функционирование международного рынка фондовых ценностей в настоящее время имеет особую актуальность. Это связано с развитием новых технологий, разработкой и реализацией мировых капиталоемких и наукоемких проектов, с необходимостью создания особо крупных источников финансирования. Новые информационные технологии способствовали появлению и развитию электронной торговли фондовыми ценностями. В настоящее время электронные фондовые биржи играют лидирующую роль в организации мирового оборота фондовых ценностей.

В последней четверти XX в. наглядно проявилась необходимость либерализации законодательства, регулирующего национальный оборот фондовых ценностей, структуру их рынка и деятельность национальных фондовых бирж. Возникла настоятельная потребность облегчить допуск иностранных инвесторов и иностранных ценных бумаг на национальные фондовые рынки, разрешить банкам и другим финансовым институтам участвовать во внутреннем и внешнем обороте фондовых ценностей.

В 80-х годах XX в. в большинстве развитых стран мира были проведены кардинальные законодательные реформы (реформа английского законодательства о ценных бумагах в 1986 г. - "большая встряска"). Реформы 80-х годов имели своей целью проведение политики дерегулирования, ослабления государственного контроля, либерализации, укрепления самостоятельного статуса саморегулируемых организаций - национальных фондовых рынков. Благодаря политике либерализации появились первые международные рынки фондовых ценностей и международные фондовые биржи. Реформы законодательства укрепили уличный рынок ценных бумаг, который стал пионером в сфере организации электронной торговли фондовыми ценностями.

Однако к концу XX - началу XXI в. проявились серьезные негативные последствия политики дерегулирования, выразившиеся в мировых финансовых и биржевых кризисах (кризис 1996 - 1998 гг.), крупных транснациональных банкротствах (банкротство "Энрон", "Пармалат") и мировых финансовых аферах. В структуре мировых фондовых рынков произошли значительные изменения, связанные с необходимостью разработки эффективного механизма страхования рисков, защиты информации, обеспечения ее прозрачности и минимизации негативных последствий финансовых кризисов. Нормативная основа функционирования национальных фондовых рынков в большинстве развитых государств в начале XXI в. снова претерпела существенные изменения (2001 - 2006 гг. - законодательства США, Японии, ФРГ, Великобритании), уже в сторону усиления государственного регулирования отношений между частными субъектами по поводу обращения фондовых ценностей.

Специфика международных фондовых ценностей предопределяет своеобразие международного фондового рынка. Основной парадокс заключается в том, что международные фондовые рынки и международные фондовые биржи территориально не отделены от национальных рынков и бирж. Наиболее известные и крупные национальные фондовые биржи одновременно являются международными (Люксембургская, Сингапурская, Лондонская, Нью-Йоркская, Токийская). При этом деятельность, например, Лондонской биржи как вторичного национального рынка фондовых ценностей регулируется соответствующим законодательством Великобритании, в то время как деятельность той же Лондонской биржи как международного фондового рынка (на котором обращаются международные фондовые ценности) находится вне сферы действия английских законов.

Этот правовой парадокс порождает серьезные проблемы: в одном и том же месте одновременно совершаются сделки с разными по своей природе фондовыми ценностями - национальными (местными и иностранными) и международными.

Регламентация международных рынков фондовых ценностей и деятельности международных фондовых бирж изъята из сферы национального правового регулирования. Однако на международном уровне пока не существует конвенционного механизма, определяющего правовой статус мирового оборота международных фондовых ценностей. Таким образом, имеет место серьезнейший правовой пробел - одно из основных направлений мировой экономической деятельности (обращение фондовых ценностей) фактически находится вне правового поля. В рамках международных организаций сложилась параюридическая система - совокупность резолюций-рекомендаций различных ММПО и МНПО, направленных на регламентацию оборота международных фондовых ценностей. Такое регулирование представляет собой составную часть lex mercatoria, жизнеспособность которого доказала практика его длительного и эффективного применения в мировой торговле.

Отдельные области отношений, юридически связанных с правопорядком двух и более государств, образуют специальные нормативные комплексы и требуют применения специальных методов регулирования. Прежде всего это относится к сфере внешнеэкономической деятельности, которая включает в себя и сделки с фондовыми ценностями. Преимущества lex mercatoria заключаются в предоставлении участникам международного коммерческого оборота максимума свободы действий, однако специфика оборота международных фондовых ценностей презюмирует применение и императивных предписаний международного валютного права.

На данный момент Принципы международных коммерческих контрактов 1994/2004 гг., базисные условия поставки, кодификации международных деловых обычаев, произведенные Международной торговой палатой (составная часть lex mercatoria), успешно применяются в качестве правового регулятора мирового оборота фондовых ценностей, но практика показывает, что подобное регулирование является недостаточным и неспособно обеспечить максимальную эффективность международного фондового обращения. Основные постулаты lex mercatoria могут быть положены в основу международного фондового права, однако мягкое право не предназначено для регламентации публично-правовых отношений, составляющих значительную часть всех правоотношений на мировых фондовых рынках. Валютное регулирование вообще и регулирование фондовой деятельности в частности представляют собой государственно-властное, централизованное, в основном императивное регулирование. В связи с этим главенствующую роль в правовом обеспечении мирового оборота фондовых ценностей должны играть унифицированные материально-правовые и коллизионные нормы.

В настоящее время существует настоятельная необходимость определить статус международных фондовых ценностей, установить особые правовые параметры их обращения, разграничить правовые режимы национальных и международных фондовых рынков. В этом заключается главная цель разработки основных положений международного фондового права.

Международное фондовое право - это комплексный полисистемный правовой институт; его нормативную структуру составляют публично-правовые нормы с частноправовым эффектом, договорные материально-правовые и коллизионные нормы международного частного права, предписания lex mercatoria. Преждевременно говорить о наличии в системе МЧП отдельного устойчивого института "международное фондовое право", но с уверенностью можно прогнозировать его развитие и оформление. В настоящее время в рамках международного частного валютного права (входящего в систему МЧП) можно выделить право международного оборота ценных бумаг.