Мудрый Юрист

Классификация прав и свобод человека

Бороздина Я.А., доцент кафедры международного и конституционного права Петрозаводского государственного университета, кандидат юридических наук.

Права человека имеют настолько существенное значение для понимания современного общества, государства и права, что заслуживают особого внимания.

С позиции международного права права человека - это возможности иметь социальные блага для лица в любом обществе. Они должны быть, во-первых, неделимы, взаимосвязаны и взаимозависимы. Недопустимо противопоставление какого-либо одного права другому. Во-вторых, принцип соблюдения прав и свобод человека не должен противостоять другим принципам международного права, в том числе уважению государственного суверенитета, невмешательству государств во внутренние дела друг друга. В-третьих, они все больше носят наднациональный характер и подлежат контролю со стороны различных международных правозащитных институтов (например, ООН, ОБСЕ, Совета Европы и других международных организаций) <1>.

<1> См.: Теория и практика защиты прав человека. М., 2004. С. 31.

В Декларации тысячелетия государства-члены заявили, что они не пожалеют усилий для поощрения демократии и укрепления верховенства права, а также для обеспечения уважения всех международно признанных прав человека и основных свобод. Все люди имеют право на достойное обращение и уважение. Защита и поощрение универсальных ценностей верховенства права, прав человека и демократии сами по себе уже являются целями. Кроме того, они необходимы для построения мира, которому свойственны справедливость, широкие возможности, стабильность. Никакая стратегия обеспечения безопасности, никакие усилия в интересах развития не увенчаются успехом, если они не будут основываться на прочном фундаменте уважения человеческого достоинства <2>.

<2> См.: А/59/2005.

Анализируя международно-правовые акты, провозглашающие права человека, можно попытаться классифицировать основные права и свободы человека. Классификация прав и свобод человека проводится на базе самых разнообразных оснований.

Одно из оснований - генерационное. Согласно этому подходу, существуют поколения прав человека, под которыми понимают основные этапы их развития, связанные с формированием представлений о содержании прав, заслуживающих признания в качестве неотъемлемых, а также с изменением механизмов обеспечения последних <3>.

<3> См.: Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Права человека. М., 2006. С. 57.

В соответствии с содержанием Пактов 1966 г. к правам первой категории относятся гражданские и политические. Их называют негативными, т.е. выражающими независимость личности в определенных действиях от власти государства, обозначающими пределы его невмешательства в область природно-суверенного самовыражения личности <4>. Они имеют абсолютный характер и осуществляются незамедлительно. Права второй категории - это социально-экономические, их называют мнимыми, позитивными, программными. Они не носят абсолютного характера, должны осуществляться постепенно и не могут быть предметом судебной защиты (в отличие от прав первой категории). Права второй категории - это права в отношении государства, так как для реализации их именно государство должно предпринимать определенные действия <5>, т.е. должно осуществлять позитивное вмешательство в их реализацию <6>.

<4> См.: Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и своды. Политическая система. СПб., 2002. С. 89.
<5> См.: Бахин С.В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях // Правоведение. 1991. N 2. С. 43; Мовчан А.П. Права человека и международные отношения. М., 1982. С. 61 - 64.
<6> См.: Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и своды. Политическая система. СПб., 2002. С. 90.

Гражданские и политические права называют еще и правами первого поколения, а социально-экономические права - правами второго поколения, так как гражданско-политические права составляют фундамент естественных прав человека, а социально-экономические надстраиваются на этом фундаменте <7>.

<7> См.: Основы государства и права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 27.

Ю.И. Малевич отмечает, что Пакт ООН о гражданских и политических правах 1966 г. установил приоритет гражданских и политических прав и впервые содержал понятие категории социального выбора личности как международного права личности в политической позиции государства. Пакт ООН об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. содержал концепцию прав человека по экономическим, культурным и социальным правам. Оба Пакта дополняли Всеобщую декларацию и расширяли сферы применения концепции прав человека. Формирование основ второго поколения прав человека базировалось на идеях преемственности прав и впервые в международной практике показало перспективность трансформации и совершенствования концепции прав человека как универсальной категории мировой политики <8>.

<8> См.: Малевич Ю.И. Права человека в глобальном мире. М., 2004. С. 47 - 48.

Третье поколение прав человека стало формироваться в период после Второй мировой войны. Природа этих прав вызывает дискуссии.

Права данного поколения называют коллективными правами <9>. Речь идет о тех гражданах, которые по своим социальным, политическим, физиологическим и иным причинам не имеют равных с другими возможностей осуществлять общие для всех права и свободы, и поэтому нуждаются в определенной поддержке со стороны государства и международного сообщества <10>. Речь идет о правах профсоюзных коллективов, этнических и религиозных меньшинствах. Существует мнение, что во многих случаях удается лучше всего защитить права индивидуума, защищая права соответствующего слоя населения, к числу которого он принадлежит.

<9> См.: Бахин С.В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях // Правоведение. 1991. N 2. С. 48; Поленина С.В. Права человека и их защита // Государство и право. 1996. N 10. С. 101; Тузмухамедов Р.А. Права и свободы народов по международному праву // Российский ежегодник международного права. 1993 - 94. СПб., 1995. С. 295 - 309; Каллен Р. Права человека: проблемы остаются // Права человека: нелегкая борьба. Мнения государственных деятелей и ученых США. М., 1997. С. 10 - 14.
<10> См.: Поленина С.В. Права человека и их защита // Государство и право. 1996. N 10. С. 101.

Права народов - это тоже право коллективное, и их нарушение есть не что иное, как массовое и грубое нарушение прав человека. Следовательно, это нарушения международного характера, выходящие за рамки внутренней компетенции государств <11>.

<11> См.: "Третье поколение прав человека" и права народов // Советское государство и право. 1986. N 11. С. 113.

В теории поколений отчетливо отражается существующая динамика трансформации концепции прав от реализации простейших, естественных прав личности до использования прав человека в самых острых и актуальных проблемах международной политики.

Основы идеи третьего поколения прав человека впервые были провозглашены ЮНЕСКО под влиянием необходимости более широкого распространения концепции международных прав человека во всем мире.

В Комиссии ЮНЕСКО по правам человека и мира ее директор К. Васак сформулировал положение о том, что в международных институтах "третье поколение прав ассоциируется с понятием о правах как о "единой общемировой ценности", которая является критерием, объединяющим людей, принадлежащих к различным цивилизациям, религиям и культурным сообществам" <12>.

<12> Цит. по: Малевич Ю.И. Права человека в глобальном мире. М., 2004. С. 50.

Поэтому к третьему поколению также относят право человека на мир, право на разоружение, право на развитие, право на здоровую окружающую среду (т.е. права солидарности), защиту природной среды от различных конфликтов, право на защиту от международного терроризма и организованной преступности и коррупции, право на пользование общим культурным наследием и техническими достижениями человечества, равное право доступа к информационным достижениям цивилизации.

Сегодня пришло время говорить о четвертом поколении прав человека, соединяющем в себе как разработку новых приоритетных тем в этой области, так и их реализацию с помощью международного контроля, мониторинга за соблюдением прав и свобод <13>. Приоритетные темы в области прав человека достаточно четко обозначены в итоговых документах II встречи глав государств и правительств в г. Страсбурге (Франция, октябрь 1997 г.) <14>. Рассматриваемое поколение начало формироваться в 1990-х годах XX столетия. К четвертому поколению предлагается отнести следующие права: право на защиту человека от угроз, связанных с экспериментами в сфере генетики человека, открытиями в области биологии; информационные права и технологии и права человечества (право на мир, на ядерную безопасность, космос, экологические и др.) <15>. По мнению С.И. Глушковой, правовая регламентация четвертого поколения прав человека - информационных прав - позволит разрешить такие дилеммы, как информационная свобода или свобода информации, информационная безопасность или безопасность информации, др. <16>. По мнению О.Ю. Малиновой, в будущем появятся пятое и шестое поколения прав человека <17>. При этом С.И. Глушова считает, что к пятому поколению можно отнести репродуктивные права человека <18>.

<13> См.: Теория и практика защиты прав человека. М., 2004. С. 39 - 40.
<14> Глотов С.А. Конституционно-правовые проблемы сотрудничества России и Совета Европы в области прав человека. Саратов, 1999. С. 155.
<15> См.: Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Права человека. М., 2006. С. 60.
<16> См.: Глушкова С.И. Права человека и гражданина в контексте глобализации // Правовая система России в условиях глобализации: Сборник материалов "круглого стола". М., 2005. С. 46.
<17> См.: Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Права человека. М., 2006. С. 60.
<18> См.: Глушкова С.И. Права человека и гражданина в контексте глобализации // Правовая система России в условиях глобализации: Сборник материалов "круглого стола". М., 2005. С. 46.

На основе содержания Пактов можно провести и другое разграничение прав человека, выделив гражданские, политические, экономические, социальные права и права в области культуры. Основанием для этой классификации является содержание прав человека. Данная классификация помогает уяснению относительной целостности прав и свобод каждой группы. Она в достаточной мере условна, поскольку отдельные права по своему характеру могут быть отнесены к разным группам. Например, свобода слова в равной мере может быть отнесена как к личным, так и к политическим правам. Все права и свободы неразделимы и взаимосвязаны так, что любая их классификация носит условный характер <19>.

<19> См.: Теория и практика защиты прав человека. М., 2004. С. 41.

Кроме того, различные действующие международные соглашения в зависимости от степени распространения позволяют выделить общие и специальные права. Под общими подразумеваются права, принадлежащие каждому из людей, а под специальными - те, которые могут принадлежать лишь отдельным категориям. Они зависят от социального, служебного положения, пола, возраста лица, а также от других факторов и обстоятельств. Существуют права детей, женщин, беженцев, инвалидов, заключенных и т.д. Обычно такого рода права уточняют, дополняют общие права и свободы личности, устанавливают обоснованные льготы и преимущества. Иногда они ориентированы принципиально на правоохрану <20>.

<20> См.: Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. СПб., 2002. С. 96 - 97.

Можно выделить и права, не подлежащие ограничению, и те, которые могут быть ограничены <21>. Всеобщая декларация прав человека предусматривает возможность ограничения прав человека в интересах "общего благосостояния в демократическом обществе" (ст. 29). Такое положение закономерно. Признание приоритета прав и интересов отдельного человека перед правами общества нарушило бы один из основных принципов демократии, согласно которому осуществление человеком своих прав не должно нарушать права и законные интересы других <22>.

<21> См.: Суворов Л.К. Об ограничении политических прав и свобод работников правоохранительных органов // Государство и право. 1994. N 11. С. 119 - 125.
<22> См.: Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000. С. 161.

Пакт о гражданских и политических правах (ст. 25) предоставляет права всем гражданам, без какой бы то ни было дискриминации и позволяет только разумные ограничения <23>. Согласно Пакту такие права и свободы, как право на передвижение внутри страны, право покидать любую страну и возвращаться в свою, на информацию не исключают правомерных, совместимых с остальными неотъемлемыми правами ограничений по соображениям защиты прав и репутации других лиц, охраны государственной безопасности, общественного порядка, нравственности населения. В отдельных соглашениях ограничения конкретизируются. Так, в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ч. 3 ст. 2 четвертого Протокола) говорится об обоснованности ограничений общественными интересами лишь в демократическом обществе, что, в частности, позволяет сообществу адекватно реагировать на ущемление прав человека диктаторскими режимами под предлогом социальной необходимости и нормативно-юридической предусмотренности. Даются в Конвенции и другие уточнения. Например, лишение жизни считается правомерным (ст. 2) не только при исполнении смертного приговора суда, но и в результате применения силы, необходимой для защиты любого лица от незаконного насилия; для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях, для подавления в соответствии с законом бунта или мятежа <24>.

<23> См.: Рудинский Ф.М., Шапиро М.А. Свобода совести и религии: международно-правовые пакты и национальное законодательство // Государство и право. 1992. N 5. С. 16; Partsch K.J. Menschenrechte und Minderheitenschutz // Beitrage zum aus landischen offentlichen Recht und Volkerrecht / Volkerrecht als Rechtsordnung Jnternationale Gerichtsbarkeit Menschenrechte. Berlin Heidelberg New York, 1983. Band 81. S. 659.
<24> См.: Комаров С.А., Ростовщиков И.В. Личность. Права и свободы. Политическая система. СПб., 2002. С. 91.

Таким образом, можно сказать, что посягательства на защищенные основными правами и свободами блага допустимы только в том случае, если они преследуют цель удовлетворения законных общественных интересов. При этом оправдать посягательства на блага, защищенные основными правами и свободами, могут только такие общественные интересы, которые узаконены Конституцией.

Согласно Хартии Европейского союза об основных свободах от 7 декабря 2000 г. можно систематизировать права личности не по сферам их реализации, а по ценностям, которые они защищают. Важнейшие среди них указаны в преамбуле документа: человеческое достоинство, свобода, равенство и солидарность. В соответствии с этими и другими ценностями построена структура Хартии:

глава 1 "Достоинство" закрепляет те права и гарантии, без которых немыслимо бытие человеческой личности: право на человеческое достоинство, право на жизнь, запрещение пыток и др.;

глава 2 "Свободы" призвана обеспечить свободную жизнедеятельность человека во всех сферах общественных отношений, защитить его от неправомерного вмешательства публичных властей. Это выражается в признании за личностью таких прав, как право на свободу и личную неприкосновенность, на уважение частной и семейной жизни, свободы мысли, совести и вероисповедания, свободы искусства и науки, свободы предпринимательства, права частной собственности и т.д.;

глава 3 "Равенство", название которой говорит само за себя, закрепляет наряду с принципом равенства положения о признании и уважении интересов групп населения, нуждающихся в особой защите общества (дети, пожилые люди, инвалиды);

глава 4 "Солидарность" содержит трудовые и социальные права, призванные обеспечить снижение или устранение классовых и иных социальных противоречий: право работников предприятия на информацию и консультации, право на переговоры и коллективные действия, включая забастовку, запрещение детского труда, право на социальное обеспечение и т.д.;

глава 5 "Гражданство" устанавливает права и гарантии, предоставляемые в первую очередь гражданам Союза;

глава 6 "Правосудие" предусматривает уголовно-правовые и процессуальные гарантии прав личности: право на эффективное обжалование и на доступ к беспристрастному суду, презумпция невиновности и др.

К особенностям Хартии наряду с уникальной систематизацией основных прав и свобод можно отнести признание в этом качестве права на целостность личности и права на хорошее управление. Первое защищает человека от возможных посягательств на его тело и душу с использованием достижений научно-технического прогресса (медицинские и биологические опыты, евгеника, клонирование, торговля частями человеческого тела), второе - от злоупотреблений со стороны институтов и органов Союза <25>.

<25> См.: Право Европейского союза в вопросах и ответах. М., 2005. С. 147 - 148.

На основании вышеизложенного необходимо отметить следующее.

Во-первых, права человека неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны и не должны противопоставляться друг другу, поскольку образуют единый комплекс <26>.

<26> См.: Черниченко С.В. ООН и права человека (итоги и проблемы полувекового пути) // Международное право. 1998. N 3. С. 7.

Во-вторых, права человека - явление динамичное, во многом связанное с развитием конкретных правоотношений, возникающих у его субъектов.

В теории поколений международных прав человека важное место занимает проблема преемственности прав. Корпус прав человека, требующих защиты, неизбежно расширяется. Поэтому можно согласиться с исследователями, которые предполагают появление в будущем пятого и шестого поколений прав человека.

В-четвертых, заслуживает внимания утверждение, что нормы современного международного права изменили своего адресата. Если раньше они были обращены к государствам, то сейчас - к человеку <27>.

<27> См.: Шаммасова Л.Р. Универсальные нормы международного права и права человека: роль международно-правового обычая // Российский ежегодник международного права-2005. Санкт-Петербург, 2006. С. 333.

По своей природе права человека универсальны, поэтому они должны обеспечиваться на универсальном уровне. При этом сотрудничество в области прав человека должно быть деидеологизировано и деполитизировано <28>.

<28> См.: Черниченко С.В. ООН и права человека (итоги и проблемы полувекового пути) // Международное право. 1998. N 3. С. 7.