Мудрый Юрист

Исследование актуальных проблем толкования конституционно-правовых норм рецензия на монографию н.е. Таевой "толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации" *

<*> Таева Н.Е. Толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации. М.: ТК Велби; Проспект, 2006. 176 с.

Колесников Е.В., профессор кафедры конституционного и международного права Саратовской государственной академии права, доктор юридических наук.

Степанова Ю.В., студентка Саратовской государственной академии права.

Монография посвящена сложной и актуальной проблеме, имеющей важное научно-теоретическое и практическое значение, - толкованию конституционно-правовых норм в современной России. До сих пор многие вопросы толковательной деятельности, виды и способы толкования конституционно-правовых норм являются дискуссионными, и по их существу высказываются самые разные (иногда противоположные) суждения.

Работа носит комплексный характер и отличается разумной лаконичностью и логичностью изложения материала. Н.Е. Таева использует многочисленные труды дореволюционных юристов, российских и советских государствоведов и теоретиков права, широко применяя сравнительный метод исследования.

Автор исходит из широкого понимания конституционно-правовых норм. Это общеобязательные, установленные государством и им охраняемые, формально определенные предписания, регулирующие отношения, определяющие основы конституционного строя Российской Федерации, основы правового статуса личности, федеративное устройство, основные принципы системы органов государственной власти и органов местного самоуправления (с. 11). Н.Е. Таева рассматривает вопросы именно в таком аспекте.

Достаточно убедительно выделены признаки толкования и дано определение толкования конституционно-правовых норм. Под ним понимается интеллектуально-волевая деятельность по уяснению и разъяснению смысла конституционно-правовых норм, осуществляемая государственными органами, должностными лицами, гражданами и их объединениями с целью их реализации (с. 15).

Показано, что деятельность по толкованию имеет своей целью правильное и единообразное понимание правовых предписаний и их эффективное применение. Акты толкования конституционно-правовых норм не имеют самостоятельного значения и действуют в единстве с теми нормами, которые толкуют.

При интерпретации данных норм должен выясняться смысл, который вложен в норму соответствующим правотворческим органом, а не то, что думал, предполагал сказать законодатель. То есть воля законодателя, выраженная в юридических нормах, начинает существовать относительно самостоятельно, и именно она подлежит выявлению при интерпретации (с. 20 - 21). Такой подход является принципиально важным, когда речь идет о толковании собственно основных норм. Это, как указывает автор, позволяет избежать произвола при толковании и применении конституционных норм, не допускать возможности приспособления положений Конституции к выгоде интерпретатора или правоприменителя.

Удачно выделены факторы, вызывающие необходимость и потребность в толковании норм ведущей отрасли права. К ним отнесены наличие общих, предельно абстрактных норм в правовых актах, изменившаяся социально-правовая обстановка, ошибки, неясности и коллизии в юридическом тексте, неоднозначность и многозначность используемых законодателем терминов (с. 21 - 31).

Подробно рассмотрены виды толкования: официальное (делегированное и аутентичное) и неофициальное (доктринальное, профессиональное и обыденное), охарактеризованы особенности толкования разными субъектами, как на федеральном, так и на региональном уровнях. Субъекты Федерации автор в зависимости от нормативного регулирования процедуры толкования делит на группы, приходя к выводу о большом разнообразии в правовом регулировании вопросов толкования. В настоящее время конституционные (уставные) суды созданы примерно в четверти российских субъектов. Анализ их судебно-уставной практики имеет немаловажное значение для охраны конституционных (уставных) норм, укрепления законности.

Затрагивая вопрос об аутентичном толковании, Н.Е. Таева правильно акцентирует внимание на проблеме применения данного вида толкования к Конституции, приводит убедительные аргументы за и против подобного толкования конституционно-правовых норм (с. 77).

Автор делает обоснованный вывод о том, что большое количество вопросов в сфере рассматриваемых отношений возникает вследствие отсутствия закрепления основных положений, касающихся толкования конституционно-правовых норм на законодательном уровне. С этим нельзя не согласиться.

В книге рассмотрены сложные вопросы объема, пределов и способов толкования. Н.Е. Таева дает собственное теоретическое обоснование пределов толкования конституционно-правовых норм, формулируя единую правовую конструкцию толкования, включающую следующие элементы: 1) дефиницию термина "толкование"; 2) основания для официального толкования; 3) поводы толкования; 4) пределы официального толкования; 5) форму и юридическую силу актов официального толкования. Автор признает необходимость закрепления данной конструкции в отдельном законе о юридическом толковании. Способы же толкования конституционно-правовых норм должны использоваться взаимосвязанно и системно.

Уделено внимание толкованию Конституции. При толковании основных норм в отличие от интерпретации других правовых предписаний необходимы учет конституционных целей, принципов, выявление уникального объекта, занимающего главное место в иерархии национальных правовых источников. В этой связи автором выделены сущностные признаки официального толкования Конституции Российской Федерации (с. 108 - 109).

Весьма содержательно рассмотрен логический способ толкования, понимаемый в узком смысле как толкование правовых предписаний исключительно по внутреннему смыслу с помощью законов логики. При этом интерпретатор использует все законы формальной логики - тождества, непротиворечия, исключенного третьего и достаточного основания (с. 144 - 153).

Рецензируемая монография не свободна от ряда недостатков и дискуссионных моментов. Так, анализируя постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, автор приходит к выводу о том, что разъяснения высших судебных инстанций по вопросам судебной практики являются официальным нормативным толкованием. Примерами из практики подтверждается суждение о том, что Верховный и Высший Арбитражный Суды РФ вправе давать толкование конституционно-правовых норм в связи с рассмотрением конкретного дела (параграф 1.2). Однако такие решения высших (верховных) судов следовало бы рассмотреть подробнее, тем более что они занимают свое важное место в механизме правового регулирования и нередко осуществляют конкретизацию и детализацию многих общих правил, направленных на регламентацию общественных отношений и связей.

В монографии рассмотрена юридическая природа актов толкования конституционно-правовых норм, в том числе приводятся различные точки зрения на правовую природу решений Конституционного Суда РФ. Автор четко не определяет свою позицию, однако соглашается с противниками признания за Конституционным Судом РФ права создания новых правовых норм. Акты же казуального толкования Конституционного Суда РФ выступают в качестве прецедентов толкования, но не судебных прецедентов (с. 39). Представляется, что данные положения требуют большой аргументации. Федеральный орган конституционного контроля, толкуя основные нормы, преодолевает пробелы, коллизии, конкретизирует юридические предписания. Безусловно, нельзя подвергать сомнению юрисдикционную природу органов конституционного контроля и надзора. В то же время Конституционный Суд РФ идет дальше формального истолкования и применения фундаментальных норм. Он развивает конституционно-правовую доктрину, законодательство, предлагает свое понимание тех или иных положений Основного закона, которое "связывает" всех субъектов конституционных отношений. Этому аспекту проблемы уделено явно недостаточное внимание.

Есть все основания признать нормативные постановления конституционных судов источником права. В отечественном правоведении уже неоднократно обосновывались суждения, что официальное предоставление высшим судам "творить право" в известных пределах позволит им встать на одну ступень с остальными ветвями власти, значительно повысит роль правосудия в обществе, придаст российской правовой системе динамизм, повысит эффективность правоприменения. Заметим, что в связи с этим актуализируется важная проблематика совершенствования механизма исполнения решений Конституционного Суда РФ, прежде всего в организационно-управленческом и законодательном порядке. На практике существует множество примеров игнорирования решений как судов высшей инстанции, так и Конституционного Суда РФ в частности.

Интересно подан материал о доктринальном толковании, показана связь доктринального и официального толкования российской Конституции. Однако автор допускает неточность, утверждая, что доктринальное толкование может стать основанием запроса в Конституционный Суд РФ (с. 83). Законодательство такую возможность не предоставляет.

Лишь продекларировано положение о том, что неофициальное толкование оказывает влияние на официальную интерпретацию конституционно-правовых норм (с. 90), но не раскрыты формы и способы подобного целенаправленного или косвенного воздействия.

В качестве упрека можно отметить и мизерный тираж книги - всего 500 экз. (в то же время полиграфическое оформление монографии вполне удовлетворительное).

Указанные замечания не колеблют общей высокой оценки рецензируемой работы. Она вносит вклад в развитие правоведения и будет полезна не только научным работникам, преподавателям, аспирантам, адъюнктам юридических вузов, но и всем, кто интересуется современными проблемами теории права, политики и конституционализма.