Мудрый Юрист

Понятие и общая характеристика правовых позиций конституционного суда Российской Федерации

Савельева О.А., аспирантка Орловского государственного технического университета.

Конституционный Суд РФ осуществляет толкование Конституции РФ и соответствующих нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении всех дел, отнесенных законом к его компетенции. В результате такого толкования он формулирует правовые позиции.

Законодательного определения понятия "правовые позиции" нет. О нем упоминается лишь в двух статьях Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (далее по тексту - ФКЗ о Конституционном Суде РФ) - статьях 29 и 73. Согласно ст. 29 решения и другие акты Конституционного Суда РФ выражают соответствующую Конституции РФ правовую позицию судей, свободную от политических пристрастий. Статья 73 содержит норму, в соответствии с которой, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда Российской Федерации, дело передается на рассмотрение в пленарное заседание.

В общем виде правовые позиции можно определить как обязательное для всех субъектов права толкование конституционных норм и норм отраслевого законодательства, данное Конституционным Судом РФ в своих решениях.

В юридической литературе даются различные определения данного понятия.

Так, Г.А. Гаджиев определяет правовую позицию Конституционного Суда как обнаруженный на примере исследования конституционности какой-то одной оспоренной нормы принцип решения группы юридических дел. Это своеобразные лекала, которые применимы и для разрешения других сходных юридических дел <1>.

<1> См.: Гаджиев Г.А. Феномен судебного прецедента в России // Судебная практика как источник права. М.: Юрист, 2000. С. 102.

Н.В. Витрук под правовыми позициями понимает правовые выводы и представления Суда как результат интерпретации (толкования) Судом духа и буквы Конституции РФ и истолкования им конституционного смысла (аспектов) положений отраслевых (действующих) законов и других нормативных актов в пределах его компетенции, которые снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым основанием итоговых решений (постановлений) Конституционного Суда <2>.

<2> См.: Витрук Н. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: понятие, природа, юридическая сила и значение // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: Сборник докладов. М.: Центр конституционных исследований МОНФ, 1999. С. 89.

Представляется, что изложенные определения нуждаются в некотором уточнении. Практика Конституционного Суда РФ показывает, что правовые позиции формулируются в любых решениях Конституционного Суда, в том числе и в "отказных" определениях, причем они имеют такое же значение, как правовые позиции, содержащиеся в итоговых решениях. Так, согласно п. 2 резолютивной части Определения Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2004 г. N 384-О <3> выявленный в настоящем Определении конституционно-правовой смысл положений ч. 3 ст. 448 УПК РФ исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Аналогичное положение содержится и в п. 2 резолютивной части Определения Конституционного Суда РФ от 4 ноября 2004 г. N 342-О <4>, в соответствии с которым выявленный в настоящем Определении конституционно-правовой смысл положений части первой ст. 74 УК Российской Федерации и части первой ст. 399 УПК Российской Федерации является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

<3> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 2. С. 81 - 86.
<4> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. N 2. С. 30 - 32.

Правовые позиции характеризуются:

  1. общим характером, т.е. распространяются не только на конкретный случай, который был предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, но и на все аналогичные ситуации;
  2. общеобязательностью, т.е. имеют такую же юридическую силу, что и решения Конституционного Суда РФ и обязательны на всей территории Российской Федерации для всех без исключения субъектов права.

Указанный вывод следует:

во-первых, из норм ч. 5 ст. 125 Конституции РФ, ст. 3 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в соответствии с которыми Конституционный Суд РФ является единственным органом, обладающим правом официального толкования Конституции РФ, следовательно, содержание правовых позиций в решениях Конституционного Суда о толковании Основного закона Российского государства не может подвергаться сомнению или игнорироваться;

во-вторых, из положений ст. 6 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в силу которой решения Конституционного Суда РФ (правовые позиции являются их составной частью) обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

в-третьих, из норм ч. 1 ст. 43 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, согласно которой Конституционный Суд РФ принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения Конституционным Судом РФ ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу;

в-четвертых, из норм упомянутой выше ст. 73 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, анализ которой свидетельствует об обязательности правовых позиций и для самого Конституционного Суда России;

в-пятых, из предписаний ч. 2 ст. 79 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в соответствии с которой юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта, что еще раз подчеркивает обязательность правовых позиций для законодательных органов;

в-шестых, из норм ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 100 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в соответствии с которыми в случае, если Конституционный Суд РФ признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции РФ, данное дело, во всяком случае, подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке; решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены, что подчеркивает обязательность правовых позиций для судебных и иных правоприменительных органов;

в-седьмых, из положений ч. 4 ст. 79 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в соответствии с которой в случае признания Конституционным Судом РФ того или иного нормативного правового акта неконституционным и утратившим силу до принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция РФ, т.е. такой акт не может быть положен в основу решения суда;

в-восьмых, из норм ст. 80 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в которой закреплена обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией РФ в связи с решением Конституционного Суда РФ;

в-девятых, из норм ст. 81 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, согласно которой неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом. В частности, такая ответственность предусмотрена УК РФ (ст. 285, 286, 293, 315 - злоупотребление должностными полномочиями, их превышение, халатность, неисполнение решения суда или иного судебного акта). Справедливости ради следует отметить, что в действительности ответственность за неисполнение решений Конституционного Суда РФ носит декларативный характер;

в-десятых, из положений ч. 2 ст. 87 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в соответствии с которой признание не соответствующим Конституции РФ федерального закона (в частности, Уголовного кодекса РФ) является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на признанных неконституционными нормативном акте либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными;

в-одиннадцатых, из норм ст. 106 ФКЗ о Конституционном Суде РФ, в соответствии с которой толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом РФ, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

в-двенадцатых, из Определения Конституционного Суда РФ от 7 октября 1997 г. N 88-О, в котором отмечается, что правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда Российской Федерации в резолютивной части его решений, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц <5>.

<5> См.: Российская газета. 1997. 17 октября.

Кроме того, на общеобязательность обращается внимание и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации" <6> (п. 4), в соответствии с которым постановления Конституционного Суда... обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации; решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют... общее значение.

<6> См.: Российская газета. 1998. 30 июня.

Вышеизложенное свидетельствует об общем характере и обязательности правовых позиций для всех без исключения субъектов права. В связи с чем мы не можем согласиться с мнением С.В. Масленниковой, что общеобязательными могут являться только правовые позиции, выраженные в постановлениях о толковании Конституции РФ, а также в резолютивных частях иных постановлений и только в прямой взаимосвязи с итоговым выводом о конституционности конкретной нормы. Что касается новых правовых позиций Конституционного Суда РФ, содержащихся в его определениях, то их следует считать обязательными только для самого Суда. Особенно если учитывать, что большинство определений официально не публикуется. Кроме того, в своих решениях об отказе в принятии обращения к производству Конституционный Суд РФ должен точно следовать ранее выраженным правовым позициям, иначе дело должно рассматриваться по существу <7>.

<7> См.: Масленникова С.В. Конституционный Суд Российской Федерации: природа, толкование и правовые позиции // Судебная власть в России. Роль судебной практики: Учебное пособие. М.: Изд-во ГУ - ВШЭ, 2002. С. 38.

Справедливости ради следует отметить, что законодательно обязательность опубликования определений Конституционного Суда РФ не предусмотрена. Они публикуются по специальному предписанию Конституционного Суда от случая к случаю. Как известно, если акты не опубликованы официально для всеобщего сведения, то они не могут применяться.

Думается, указанный выше подход к опубликованию определений неоправдан. В связи с чем представляется целесообразным дополнить ст. 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" указанием на обязательность официального опубликования всех принятых Конституционным Судом РФ определений, что будет способствовать формированию единой правовой позиции и минимизации судебных ошибок.

В современных условиях ввиду большого массива постановлений и определений Конституционного Суда РФ судьям сложнее становится ориентироваться в них, в связи с чем необходимо вести систематизированный учет правовых позиций, подлежащий официальному опубликованию (например, в Вестнике Конституционного Суда РФ, который должен стать для судей общей юрисдикции такой же настольной книгой, как Бюллетень Верховного Суда РФ). В Испании, например, прямо закреплена обязанность генерального секретаря Конституционного Суда осуществлять составление, классификацию и опубликование конституционной доктрины Суда (ч. 2 ст. 99 Закона Испании) <8>.

<8> См.: Терюкова Е.Ю. Правовые акты в процессе осуществления конституционного правосудия: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 151.

Представляется, что правильное и своевременное применение судебными органами решений Конституционного Суда РФ, его правовых позиций способствует становлению правового государства и конституционализации судебной практики.