Мудрый Юрист

О некоторых проблемах определения наследственной массы при наследовании бизнеса

Лобутев А.В., аспирант Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации.

С момента создания первых кооперативов в восьмидесятых годах прошлого века прошло уже почти 20 лет. В настоящее время зарегистрировано более 3 миллионов юридических лиц и 2,9 миллиона предпринимателей без образования юридического лица <1>. Теперь режим частной собственности является незыблемым правом гражданина России. Новое поколение неизбежно приходит на смену старому, поэтому вопросы перехода бизнеса по наследству приобретают первостепенное значение. Следует особо подчеркнуть, что в четком функционировании данного института гражданского права кровно заинтересованы не только наследодатель и его наследники, но и государство, которое стремится сохранить предприятие или фирму в рабочем состоянии, способными выпускать продукцию, оказывать услуги и платить налоги.

<1> http//www.nisse.ru/press.html?id=258

Весьма значительным для наследственных правоотношений в данном случае является вопрос об объекте этих отношений, то есть то, что юристы называют наследственной массой. Определение наследственной массы дано в ч. 1 ст. 1112 ГК и сформулировано как принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Для наследников же в случае внезапной смерти наследодателя-бизнесмена попытка определить, что же именно входит в наследственную массу, может стать вообще главной проблемой. Приходится делать многочисленные запросы в различные государственные органы, начиная с учреждения юстиции и заканчивая налоговой инспекцией, на предмет наличия принадлежащего на праве собственности имущества, долей в юридических лицах и так далее.

На сегодняшний день мы регистрируем только факт создания бизнеса в органах юстиции, но нет практики регистрации его как отдельного имущественного комплекса с перечнем принадлежащего ему имущества, прав и обязанностей. Очевидно, что сделать это невозможно, поскольку в процессе работы фирмы ее имущество, права и обязательства постоянно меняются. Собственники бизнеса в России пока, как показывает практика, редко рассматривают его с точки зрения возможной передачи по наследству, не проводят регулярную инвентаризацию, не составляют детального завещания, с четким перечнем имущества, что было бы идеальным с точки зрения определения наследственной массы. Не стоит забывать, что наследодатель мог являться бенефициарием офшорной компании, иметь имущество за рубежом и об этом часто, кроме него, никто не знал. В этой связи процесс определения наследственной массы в случае смерти наследодателя превращается в своеобразное расследование, от которого зависит объем полученного наследства.

На Западе распространена практика привлечения к вопросу наследования специальных юристов, которые, во-первых, имеют точные данные о составе наследства, а во-вторых, в случае необходимости могут стать временными управляющими на период принятия бизнеса наследниками. Это особенно важно, когда наследниками являются несовершеннолетние или недееспособные граждане либо имеют место споры между наследниками. В США, например, бизнес на период разрешения споров передается юристам в доверительное управление, что обеспечивает его бесперебойное функционирование.

С точки зрения теории наследованная масса представляет собой единый идеальный объект, подобный сложной недвижимой вещи. В свою очередь, наследование является переходом этой самой наследственной массы от умершего к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если только из правил не следует иное (п. 1 ст. 1110 ГК). Наследство по одному основанию может быть принято наследником только целиком, без каких бы то ни было условий и оговорок (п. 1 и 2 ст. 1152 ГК); принятое наследство признается принадлежащим наследникам целиком, со дня его открытия, независимо от времени фактического принятия или государственной регистрации прав на отдельные вещи, входящие в состав наследства (п. 4 ст. 1152 ГК); отказ допускается только целиком от всего причитающегося наследнику по одному основанию наследства (п. 3 ст. 1158 ГК); при наследовании несколькими наследниками по закону или по завещанию, не определяющему наследуемого каждым из них конкретного имущества, наследственное имущество поступает в общую долевую собственность наследников (ч. 1 ст. 1164 ГК), т.е. в продолжение некоторого времени существует и принадлежит наследникам как единое целое, существование наследственной массы как имущественного комплекса прекращается лишь ее разделом (ст. 1165 - 1170 ГК).

С точки зрения определения наследственной массы наиболее исследованным, хотя и вызывающим споры, в российской юридической литературе является вопрос о составе предприятия как имущественного комплекса. В соответствии с п. 2 ст. 132 ГК РФ в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания) и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором. Данный перечень носит открытый характер, поскольку сложно сделать его исчерпывающим. В нем, в частности, отсутствует целый ряд важнейших составляющих предприятия, без описания которых невозможно понимание сущности данного объекта.

Так, традиционно в составе предприятия выделяются объекты вещного и обязательственного права, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, а также нематериальные блага. В этом смысле понимание предприятия исключительно в качестве имущества неверно, поскольку даже в самом широком смысле понятие имущества, согласно определению Г.Ф. Шершеневича, включает лишь первые две группы элементов: 1) вещи, имущественные права; 2) права требования и долги <2>.

<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) // М.: Фирма "Спарк", 1995. С. 95.

К собственно имущественным элементам относятся все виды имущества, предназначенные для деятельности предприятия, как привнесенные в его состав при создании предприятия, так и созданные в процессе предпринимательской деятельности:

  1. вещи - движимое и недвижимое имущество:

а) оборудование, инвентарь, сырье, продукция;

б) земельные участки, здания, сооружения.

Условно данную категорию составляющих можно разделить на основные и оборотные средства, как это делает ст. 656 ГК РФ, перечисляя составляющие предприятия, передаваемого в аренду. Так, к основным средствам закон относит, в частности: земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь; к оборотным средствам: запасы сырья, топлива, материалов.

Не упоминаются в законе такие присущие предприятию составляющие, как деньги (касса, расчетные средства предприятия), ценные бумаги, торговые книги и документы (отчетность - книги доходов и расходов, счета, счета-фактуры и т.п.), а также торговая корреспонденция (входящие и исходящие письма). Отсутствие в представленном законом перечне этих и иных элементов нельзя считать ошибкой законодателя, поскольку состав элементов каждого конкретного предприятия различен в зависимости от сферы предпринимательской деятельности и ее масштабов. Законодатель же, учитывая данную особенность предприятия, оставил перечень его составляющих открытым;

  1. имущественные права.

В состав имущественных прав включаются в том числе права пользования землей, водой и другими природными ресурсами, зданиями, сооружениями и оборудованием. Так, производственному предприятию для реализации своего назначения совершенно не обязательно иметь в своем составе недвижимое имущество при наличии, например, права аренды нежилого помещения;

  1. права на чужие действия (обязательства).

К данной категории относятся права требования и долги. Включение в состав имущественного комплекса обязательств вызвало в научной среде дискуссию о наличии у предприятия элементов правоспособности. Подобные высказывания связываются с тем, что права требования и долги не могут принадлежать объекту (имуществу), а ассоциируются с субъектом права. Однако данное положение отнюдь не означает, что предприятие должно наделяться теми или иными элементами правоспособности. Так, собственник предприятия, вступая в правоотношения и используя принадлежащее ему предприятие, приобретает определенные права и обязанности, непосредственно связанные с этим предприятием, обременяющие его и следующие за ним. Например, залог промышленного цеха, используемого в предпринимательской деятельности, является его обременением и следует за ним вне зависимости от того, кто является собственником данного промышленного цеха.

В Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе <3> (далее - Концепция) отмечается, что наличие в его составе прав и обязанностей является обязательным признаком предприятия, что связано с фактической деятельностью предприятия. Их наличие возможно и у вновь сформированного предприятия, не вовлеченного в предпринимательскую деятельность. Это могут быть заемные и кредитные обязательства, права и обязанности из договоров поставки сырья и материалов и т.д.

<3> Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе. М.: ГУ "Исследовательский центр частного права", 2003.

Данная позиция представляется не совсем верной, поскольку обязательства могут отсутствовать у только что возникшего предприятия, если таковое отвечает своему основному признаку. Как только предприятие начнет функционировать, права требования и долги из предпринимательской деятельности непременно возникнут и будут относиться к составу предприятия.

В качестве самостоятельной группы элементов предприятия выделяются:

  1. исключительные права (интеллектуальная собственность) на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации - авторские права, права на изобретения, промышленные образцы, полезные модели, права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, а также охраняемая законом информация (служебная и коммерческая тайна).

Примечательным является факт включения в правила о договорах по поводу предприятия (продажи, смены собственника, в том числе и в порядке наследования, аренды, залога и других) особых правил перехода обязательственных элементов - извещение кредиторов и отсутствие таковых относительно исключительных прав. Возможно, в большей степени отвечало бы интересам участников гражданского оборота включение в положения о сделках с предприятием правила о регистрации соответствующих сделок в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности (подобно правилам о договоре коммерческой концессии, ст. 1028 ГК РФ) или же уведомлении данного органа с целью внесения изменений в соответствующие реестры, как это и предусмотрено правилами о лицензионных договорах <4>.

<4> Статья 27 Закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" и п. 5 ст. 13 Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3517-1.

Переход исключительных (имущественных) прав на результаты интеллектуальной деятельности (авторские права, права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы), а также таких объектов, как служебная и коммерческая тайна, в составе предприятия считаем обязательным, поскольку исключение их из состава последнего подрывает потенциал предприятия и само осуществление деятельности, для которой оно было создано. Так, например, передача предприятия, производившего продукцию определенным запатентованным способом, без прав на соответствующее изобретение является бесполезной в силу невозможности функционирования предприятия. Таким образом, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности с момента включения их в состав предприятия являются его неотъемлемыми составляющими (в отличие от товаров, сырья и т.п.).

Дискуссионным на сегодняшний день является включение в состав предприятия прав на фирменное наименование. Данное обстоятельство вызвано отсутствием согласия ученых-цивилистов в отношении природы права на фирменное наименование. Так, фирменное наименование (фирма) традиционно расценивается в двух ипостасях: как наименование субъекта права и как средство индивидуализации его предприятия (деятельности, бизнеса).

Первая позиция, одним из сторонников которой сегодня является профессор А.П. Сергеев <5>, рассматривает фирменное наименование (фирму) как личное право субъекта, которое не может отчуждаться. Включение же его в состав предприятия и возможность его передачи считается ошибкой законодателя. Исправление данной ошибки сторонники указанной позиции видят в исключении фирменного наименования из состава предприятия, а равно в соответствующем исправлении норм о продаже, аренде, залоге (ипотеке) предприятия и его доверительном управлении. Попытка подобного исправления была предпринята 22 марта 2002 г. путем внесения в Государственную Думу Российской Федерации соответствующего законопроекта, который был рассмотрен 2 ноября 2005 г. и отклонен. Примечательно то, что, несмотря на отклонение законопроекта, Правительство Российской Федерации (далее - Правительство РФ) в своем отзыве от 24 июня 2002 г. N 3698п-П5 и Комитет Государственной Думы Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству (далее - Комитет) в своем заключении от 22 сентября 2005 г. N 54(4) также признали фирменное наименование в качестве средства индивидуализации юридического лица, а не предприятия. Отвергая возможность использования фирменного наименования, Комитет признал, что предприятие тем не менее нуждается в собственном средстве индивидуализации. В качестве альтернативы фирменному наименованию было предложено использование коммерческого обозначения, которое упоминается в ст. 1027 ГК РФ и рассматривается, по мнению членов Комитета, как знак (отличительный признак), используемый субъектом коммерческой деятельности с целью индивидуализации своего дела (бизнеса), а также производимых (выполняемых, оказываемых) им товаров (работ, услуг).

<5> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001.

По нашему мнению, данная позиция является ошибочной, поскольку средством индивидуализации юридического лица ст. 54 ГК РФ называется все-таки наименование юридического лица. Обязанность коммерческой организации иметь фирменное наименование, предусмотренная п. 4 ст. 54 ГК РФ, а также положение об исключительном праве на использование фирменного наименования не может толковаться в пользу личного характера данного права. Напротив, этот же пункт говорит о возможности правомерного использования фирменного наименования иными лицами в соответствии с ГК РФ. В качестве примера такого правомерного использования можно привести договор коммерческой концессии, в соответствии с которым предоставляется право использовать комплекс исключительных прав, включая фирменное наименование. Приобретателем же по договору коммерческой концессии может быть также индивидуальный предприниматель, что поддерживает позицию того, что фирменное наименование связано с предприятием (бизнесом, деятельностью), но не с юридическим лицом.

Предложение использовать коммерческое обозначение также не выдерживает критики, поскольку коммерческое обозначение на сегодняшний день не обладает надлежащей правовой охраной по российскому законодательству. Так, в соответствии со ст. 138 ГК РФ исключительное право граждан и юридических лиц на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации признается только в случае и в порядке, которые установлены ГК РФ и другими федеральными законами. В отношении же коммерческого обозначения действующее законодательство каких-либо специальных норм не содержит.

Таким образом, фирменное наименование является средством индивидуализации предприятия, а право на фирменное наименование не является личным неотъемлемым правом субъекта и может передаваться другим лицам. Изменение действующих положений о фирменном наименовании как одной из составляющих предприятия противоречит действующему законодательству.

Дискуссионным на сегодняшний день также остается вопрос о включении в состав предприятия иных нематериальных (персональных) элементов. В литературе традиционно выделяют две группы таких элементов:

  1. клиентела, деловые связи, репутация - объединяемые чаще всего под названием "шансы" (goodwill);
  2. профессиональные и иные знания и умения, квалификация, опыт работы и взаимодействий сотрудников - так называемая рабочая сила.

Включение данных объектов в состав предприятия традиционно для западной правовой доктрины <6>. Отечественные ученые-цивилисты также не обошли стороной этот вопрос, однако их позиция не является однозначной. Так, Г.Ф. Шершеневич рассматривал клиентелу как чисто фактические, но не юридические отношения. Подчеркивая значимость данных отношений, которые, по его словам, нередко являются основной причиной покупки предприятия, автор говорил о том, что они тем не менее находятся за рамками правового поля <7>. Сходной позиции придерживался и В.А. Удинцев. А.И. Каминка, отмечая роль, которую играет клиентела в торговом обороте, говорит о том, что право просто не может замечать такого объекта, охраняя его, по крайней мере, нормами о защите против недобросовестной конкуренции. Как пример данной охраны Август Исаакович приводит обязанность продавца предприятия дать возможность покупателю продолжать ведение торгового предприятия. Поэтому продавец не имеет права устроить вблизи от проданного предприятия другое, однородное с прежним, и таким образом, пользуясь старыми связями, уничтожить реальную ценность предприятия, эквивалент которого им получен. Границы определяются в каждом конкретном случае настолько далеко, чтобы это не мешало покупателю использовать преимущества приобретенного им предприятия. На практике лучше закреплять эти границы в договоре <8>.

<6> Васильев Е.А. Гражданское и торговое право зарубежных стран. М., 2005. С. 174 - 177.
<7> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1: Введение. Торговые деятели. М.: Статут, 2003. С. 176.
<8> Каминка А.И. Очерки торгового права. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2002. С. 156.

Современные авторы придерживаются более скептической позиции в отношении клиентелы. Так, В.А. Белов в своей работе "Имущественные комплексы" говорит о том, что перечисленные выше нематериальные элементы не могут входить в состав предприятия хотя бы постольку, поскольку "не относятся к категории имущества". Рабочая сила и клиентела, по мнению автора, имеют право на существование только как имущественные права и обязанности, связывающие собственника предприятия с его контрагентами и собственными работниками, что не противоречит действующему законодательству <9>. О.Е. Романов также подчеркивает, что в состав предприятия входят как материальные, так и нематериальные, но всегда имущественные элементы. Личные неимущественные права, по его мнению, относиться к предприятию не могут, так как не призваны служить предпринимательским целям. Их объектом являются блага, которые по своей правовой природе неотделимы от субъекта оборота, неотчуждаемы и не предназначены сами по себе приносить имущественную выгоду. Шансы и клиентелу автор называет понятиями гипотетическими. Репутация предприятия в законе не упоминается. Деловая репутация (ст. 150, 152 ГК РФ) суть принадлежность юридической личности и к объектам гражданского права отнесена быть не может <10>.

<9> Белов В.А. Имущественные комплексы. М.: АО "Центр ЮрИнфоР", 2004. С. 42.
<10> Романов О.Е. Предприятие и иные имущественные комплексы как объекты гражданских прав. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2004. С. 48 - 49.

Действительно, основу предприятия составляет имущество. Тем не менее приведенные выше рассуждения свидетельствуют о том, что помимо имущества в состав предприятия могут входить и иные элементы. Репутация вопреки мнению О.Е. Романова в законе упоминается и по смыслу п. 5 ст. 6 Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" является именно принадлежностью товара (объекта гражданских прав) <11>.

<11> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 июня 2005 г. по делу N Ф08-2679/2005-1081А.

Тем не менее данный объект не является самодостаточным, так как неразрывно связан с предприятием и не имеет самостоятельного значения. Внешней формой его выражения, по признанию В.В. Розенберга, является фирма (фирменное наименование), которая не может отчуждаться отдельно от предприятия <12>. Нарушение же данного принципа, как справедливо подчеркивает А.Х. Гольмстен, противоречит закону, поскольку вводит в заблуждение клиентов и контрагентов правообладателя <13>.

<12> Розенберг В.В. Фирма. Догматический очерк. СПб.: Типография периодических изданий Министерства финансов, 1914. С. 18.
<13> Гольмстен А.Х. Торговое право. Конспект лекций, читанных в СПб. университете в 1891 - 1892 г. приват-доцентом А.Х. Гольмстеном, 1893. С. 34 // Архивный фонд Российской государственной библиотеки.

Таким образом, шансы (клиентела, репутация) являются составным элементом предприятия и гипотетически наследуются наследниками вместе с имуществом предприятия. По своему правовому содержанию шансы близки к личным неимущественным правам и должны, по нашему мнению, также входить в состав нематериальных благ (ст. 150 ГК РФ).

Рабочая сила как составной элемент предприятия никогда не отрицалась дореволюционными российскими учеными, поскольку действовавшее тогда законодательство прямо предусматривало следование за предприятием всех задействованных в нем трудовых ресурсов. Продолжали они работать с предприятием и в случае смерти его владельца <14>. Противники включения рабочей силы в состав предприятия в настоящее время основывают свою позицию на положениях действующего трудового законодательства. Так, для перехода работников в подчинение к новому работодателю-наследнику (а именно об этом идет речь) требуется расторжение действующих трудовых договоров и заключение их с новым собственником (в случае отчуждения предприятия) или их изменение (в случае аренды предприятия), что невозможно без согласия работников (ст. 73 Трудового кодекса РФ, далее - ТК РФ) <15>. На это обращает внимание Пленум Верховного Суда РФ в п. 16 Постановления от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

<14> См.: Гольмстен А.Х. Указ. соч. С. 52.
<15> Трудовой кодекс РФ от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (далее - ТК).

Данный довод, по нашему мнению, не является достаточным, поскольку из данного принципа существует исключение, служащее обеспечению более значимых (публичных) интересов (например, избежание массовых увольнений сотрудников). Так, ст. 75 ТК РФ гласит, что смена собственника имущества не является основанием для расторжения трудовых договоров с работниками, осуществлявшими деятельность на предприятии. Пункт 3 ст. 110 Федерального закона Российской Федерации от 22 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" также гласит: "...при продаже предприятия все трудовые договоры, действующие на дату продажи предприятия, сохраняют силу, при этом права и обязанности работодателя переходят к покупателю предприятия". Статья 175 данного Закона также гласит: "...существенным условием договора купли-продажи предприятия градообразующей организации может являться сохранение рабочих мест не менее чем для пятидесяти процентов работников такого предприятия на дату его продажи в течение определенного срока, но не более чем в течение трех лет с момента вступления договора в силу". Неисполнение данного условия является основанием для расторжения договора купли-продажи предприятия.

Необходимо отметить, что современная правоприменительная практика имеет дело с переходом трудовых ресурсов не только в случае банкротства, но и при простой продаже предприятия, а в нашем случае при смене собственника по наследству. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28 февраля 2003 г. по делу N А19-10451/02-20-Ф02-321/03-С2 рассматривался договор продажи предприятия, в содержание которого входили условия о переходе к покупателю трудовых ресурсов, обязательства о сохранении рабочих мест и заработной платы. Использование подобных положений в договоре может существенно упростить процедуру прекращения трудового договора с одним работодателем и заключение нового договора с другим. По нашему мнению, в договоре купли-продажи предприятия целесообразно также указывать, что продавец согласен на досрочное расторжение трудовых договоров по соглашению с конкретными работниками <16>, а покупатель не предъявляет к новым работникам каких-либо дополнительных требований и гарантирует определенные условия труда. При этом в целях обеспечения интересов покупателя как работодателя рекомендуется трудовой договор с работником заключать под условием (вступает в силу с момента перехода права собственности на предприятие).

<16> См.: ст. 78 ТК РФ.

Таким образом, о рабочей силе как о принадлежности можно говорить в смысле особого значения (публичного интереса), которое придает предприятию законодатель как средству сохранения и увеличения рабочих мест. Единственной оговоркой должно служить постоянно сохраняющееся право работника расторгнуть трудовой договор в случае своего несогласия на такие изменения.

В.В. Розенберг выделяет в качестве системообразующей составляющей предприятия некий невесомый элемент, заключающий в себе сущность предприятия и "делающий ценность предприятия намного больше ценности реальных его составляющих". Под данным невесомым элементом автор понимает организацию предприятия (организация производства и наличие более или менее налаженного сбыта). Данную организацию он сравнивает с мыслью автора произведения и идеей изобретателя: "...как мысль автора, идея изобретателя и сочетание звуков остаются неизменными, несмотря на формы печатания, на различие в технико-механическом осуществлении и на многообразие в исполнении, так и предприятие сохраняет свое тождество, хотя бы изменились все материальные элементы его оборудования" <17>.

<17> Розенберг В.В. Указ. соч. С. 20.

Соответственно переход предприятия, по мнению В.В. Розенберга, состоит: с одной стороны, в предоставлении приобретателю, наследнику возможности войти в процесс производства (торговли, оказания услуг, выполнения работ), то есть использовать уже налаженную организацию, а с другой стороны, тем, что приобретателю, наследнику предоставляются все средства, чтобы обеспечить ему сбыт (возможность такового).

Описанные выше элементы сами по себе не составляют предприятия.

На сегодняшний день распространенный вариант получения бизнеса по наследству - это наследование долей в юридических лицах, в основном в коммерческих организациях (ст. 1176 ГК). При этом следует отметить, что не всегда право на долю (пай) в уставном капитале гарантирует наследнику вступление в соответствующее хозяйственное общество, товарищество или кооператив. Должностные полномочия и обязанности по наследству не переходят. Иными словами, то, что наследодатель был директором общества с ограниченной ответственностью, вовсе не значит, что его наследник тоже станет таковым. Следует также отметить, что бизнес чаще всего ведется несколькими партнерами и обычно в учредительных документах делается специальная оговорка, что переход доли одного из участников дела к третьим лицам осуществляется только с согласия оставшихся партнеров. Таким образом, у этих участников есть право отказать в приеме в состав учредителей наследника, однако с выплатой ему стоимости наследуемой доли. Очевидно, что стоимость доли практически всегда будет ниже дохода от участия в нормально функционирующем бизнесе. Кроме того, прежние акционеры имеют достаточно времени, а это, как правило, около 6 месяцев, пока наследник вступает в свои права, чтобы убрать активы и нивелировать стоимость бизнеса. Фактически на практике в данном случае реальные права наследника защитить очень сложно и требуется целый комплекс (и не только юридических) мер, чтобы это сделать.

Согласно п. 3 ст. 1176 в состав наследства участника акционерного общества входят принадлежащие ему акции. Наследники, к которым перешли эти акции, становятся участниками акционерного общества.

Таким образом, на основании изложенного материала можно сделать следующие выводы.

Определение наследственной массы при наследовании бизнеса является ключевой проблемой.

В нормальном функционировании института наследования бизнеса заинтересованы не только наследодатель и наследники, но и государство.

Поскольку сам бизнес многообразен и многогранен, имеет различные организационно-правовые формы, то и процесс определения наследственной массы является сложным, комплексным вопросом.

Несмотря на то что наследованию отдельных видов имущества, в том числе бизнеса, посвящены отдельные статьи ГК, процесс нормативно-правового регулирования данной сферы, на наш взгляд, далеко не завершен.

Дискуссионными с точки зрения теории являются вопросы, связанные с определением состава предприятия, коммерческой фирмы, кооператива и так далее, столь же дискуссионным в этой связи представляется и состав наследственной массы. Иными словами, что же конкретно наследуется?

Определенный интерес представляет зарубежный опыт по использованию отдельной категории юристов, способных взять предприятие, фирму или долю в ней в доверительное управление на период улаживания всех проблем, связанных с принятием наследства наследниками.