Мудрый Юрист

Понятие и признаки договора транспортной экспедиции

Каменков В., председатель Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, заслуженный юрист Республики Беларусь, председатель ООО "Белорусский республиканский союз юристов", профессор, доктор юридических наук.

С дальнейшим развитием экономики транспортно-экспедиционная деятельность приобретает все большую популярность среди многочисленных участников гражданского оборота: перевозчиков и экспедиторов, грузополучателей и грузоотправителей, причем на всех видах транспорта: автомобильном, железнодорожном, воздушном, водном, морском и других. И это понятно. Ведь "транспортно-экспедиционная деятельность является неотъемлемым и важным элементом товаропроводящих систем, направлена на повышение их качества и ускорение продвижения товара от производителя к потребителю" <1>.

<1> Данилина И.Е. Предмет договора транспортной экспедиции: проблемы правоприменения // Транспортное право. 2005. N 2.

Хозяйственными судами Беларуси ежегодно рассматриваются сотни споров, вытекающих из договора транспортной экспедиции. Практика его применения субъектами хозяйствования и судебная практика показывают несовершенство отдельных положений действующего законодательства о транспортной экспедиции, разность в теоретическом представлении об этом договоре, различия правового регулирования в соседних государствах. Перечисленные и другие отличия наблюдаются уже на самом первом этапе: этапе осмысления, что собой представляет договор транспортной экспедиции. Поэтому и актуальность этого вопроса достаточно высокая.

Однако научных публикаций по этой теме не так уж много. Можно предполагать, что определенными помехами для глубокого исследования обозначенной темы являются ее специфичность и комплексный характер.

В Гражданском кодексе Республики Беларусь <2> (далее - ГК) договору транспортной экспедиции посвящена глава 41 "Транспортная экспедиция" (ст. ст. 755 - 759). Этот хозяйственный договор очень близок к договору перевозки и к договору о возмездном оказании услуг. Однако он по своему содержанию, сфере действия, характерным особенностям, месту нахождения регулирующих его норм, выбранной законодателем методике регулирования вытекающих из договора транспортной экспедиции правоотношений является самостоятельным правовым договором. Что же касается его соотношения с договором возмездного оказания услуг, то необходимо обратиться к ст. 733 ГК, где в п. 2 прямо указано, что правила регулирования договора возмездного оказания услуг не распространяются на договор транспортной экспедиции.

<2> Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. N 218-3 // Ведомости Национального Собрания Республики Беларусь. 1999. N 7 - 9. Ст. 101.

Имеются и несколько отличные точки зрения на договор транспортной экспедиции. "Правовая природа договора транспортной экспедиции является сложной, что подчеркивается всеми его исследователями. Действительно, договор транспортной экспедиции находится на стыке многих видов обязательств. И если рассматривать изолированно отдельные элементы работ и услуг экспедитора, то они как будто бы полностью укладываются в рамки других гражданско-правовых договоров. Так, погрузочно-разгрузочные работы охватываются договором подряда, доставка грузов - договором перевозки, обеспечение его сохранности - договором хранения, оформление сдачи и приемки - договорами поручения или комиссии, в зависимости от того, выступает ли экспедитор от имени клиента или от собственного имени. Вместе с тем договор транспортной экспедиции не сводится к каждому из этих видов договоров, а имеет самостоятельное значение. Все услуги, оказываемые экспедитором клиенту, подчинены одной цели - обеспечению перевозки груза. Экспедиторские операции носят вспомогательный характер по отношению к перевозке, и вне связи с транспортировкой нет договора транспортной экспедиции. По сути, договор транспортной экспедиции является смешанным договором, содержащим элементы вышеперечисленных договоров в том или ином сочетании" <3>.

<3> Метелева Ю.А. Правовое регулирование транспортной экспедиции // Журнал российского права. 2007. N 6. См. также: Левиков Г.А. Международная транспортная экспедиция. М., 2005. С. 81 - 97; Нестерчук Ю. Договор транспортной экспедиции // ЭЖ-Юрист. 2006. N 14; Морозов С.Ю. К вопросу о соотношении договоров транспортной экспедиции и перевозки груза // Транспортное право. 2003. N 2.

Помимо ГК правоотношения по транспортной экспедиции в Беларуси регулируются Указом Президента Республики Беларусь о защите национального рынка транспортно-экспедиционных услуг <4>, Законом о транспортно-экспедиционной деятельности <5> (далее - Закон ТЭД), Законом об основах транспортной деятельности (далее - Закон ОТД) <6>, Уставом железнодорожного транспорта общего пользования (далее - УЖТОП) <7>, Правилами транспортно-экспедиционной деятельности (далее - Правила ТЭД) <8> и другим законодательством.

<4> См.: Указ Президента Республики Беларусь от 19 октября 1999 г. N 614 (ред. от 19 марта 2007 г.) "О защите национального рынка транспортно-экспедиционных услуг" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2007. N 79, 1/8421.
<5> См.: Закон Республики Беларусь от 13 июня 2006 г. N 124-З "О транспортно-экспедиционной деятельности" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2006. N 93, 2/1221.
<6> См.: Закон Республики Беларусь от 5 мая 1998 г. N 140-З (ред. от 20 июля 2006 г.) "Об основах транспортной деятельности" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2006. N 122, 2/1259.
<7> См.: Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 2 августа 1999 г. N 1196 (ред. от 16 марта 2005 г.) "Об утверждении Устава железнодорожного транспорта общего пользования" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 1999. N 67, 5/1506.
<8> См.: Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 30 декабря 2006 г. N 1766 "Об утверждении Правил транспортно-экспедиционной деятельности" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2007. N 6, 5/24472.

Причем названный массив актов законодательства необходимо рассматривать в совокупности. Об этом прямо оговорено в Правилах ТЭД: "При осуществлении транспортно-экспедиционной деятельности ее участники обязаны руководствоваться международными договорами Республики Беларусь, Законом Республики Беларусь "О транспортно-экспедиционной деятельности", кодексами, уставами и правилами, действующими на соответствующих видах транспорта, настоящими Правилами, а также иными актами законодательства" (п. 2). Нельзя их разделять по времени принятия, как это делается в некоторых опубликованных материалах ("До принятия Закона данные отношения регулировались главой 41 Гражданского кодекса Республики Беларусь...") <9>.

<9> См., например: Зильберглейт Р. Некоторые практические аспекты договора транспортной экспедиции // БНПИ. Юридический мир. 2007. N 7. С. 48.

Кстати, в Российской Федерации в этом смысле действует иное правило. "Ранее названный вид деятельности в незначительной степени также регулировался соответствующими транспортными уставами и кодексами, в основном в части обязанностей грузоотправителя/грузополучателя. Теперь Правила в п. 2 оговаривают, что уставы и кодексы не имеют силы для отношений между клиентом и экспедитором" <10>. "Отношения между экспедитором и клиентом регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом "О транспортно-экспедиционной деятельности", настоящими Правилами и договором транспортной экспедиции. Отношения между экспедитором и перевозчиками на различных видах транспорта регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, транспортными уставами и кодексами" <11>.

<10> Степанова А. Правила транспортно-экспедиционной деятельности: старые проблемы, новые вопросы // Корпоративный юрист. 2006. N 12.
<11> Постановление Правительства РФ от 8 сентября 2006 г. N 554 "Об утверждении Правил транспортно-экспедиционной деятельности" // Собрание законодательства РФ. 2006. N 37. Ст. 3890.

Комплексное правовое регулирование транспортной экспедиции выражается не только через законодательство, но и через различные хозяйственно-правовые договоры, которые могут предусматривать такой вид хозяйственной деятельности. "Транспортно-экспедиционная деятельность осуществляется на основании договоров транспортной экспедиции, об организации перевозок грузов, перевозки груза, фрахтования, хранения и иных договоров, заключаемых участниками транспортно-экспедиционной деятельности в соответствии с законодательством Республики Беларусь. Участники транспортно-экспедиционной деятельности свободны в выборе договора, определении его условий, если иное не установлено законодательством" (ст. 6 Закона ТЭД).

В п. 1 ст. 755 ГК дается понятие договора транспортной экспедиции: "По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента - грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Договором транспортной экспедиции могут быть предусмотрены обязанности экспедитора организовать перевозку груза транспортом и маршрутом, избранными экспедитором или клиентом, обязанность экспедитора заключить от имени клиента или от своего имени договор (договоры) перевозки груза, обеспечить отправку и получение груза, а также другие обязанности, связанные с перевозкой. В качестве дополнительных услуг договором транспортной экспедиции может быть предусмотрено осуществление таких необходимых для доставки груза операций, как получение требующихся для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных и иных формальностей, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента, хранение груза, его получение в пункте назначения, а также выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором".

ГК распространяет такое же регулирование и на случаи, когда в соответствии с договором обязанности экспедитора исполняются перевозчиком. Условия выполнения договора транспортной экспедиции определяются соглашением сторон, если иное не установлено законодательством. Для договора транспортной экспедиции предусмотрена письменная форма.

Закон ТЭД (ст. 16) содержит аналогичную, но более корректную дефиницию договора транспортной экспедиции: "По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента) выполнить или организовать выполнение транспортно-экспедиционных услуг, определенных договором". Корректность данной дефиниции заключается в том, что правовая норма не содержит какой-то неопределенный перечень услуг экспедитора, как это сделано в ГК, а дается отсылка на сам договор транспортной экспедиции: "Договор транспортной экспедиции должен содержать конкретный перечень транспортно-экспедиционных услуг, которые обязуется оказать экспедитор..." Одновременно конкретизируется и возможный вид письменной формы договора транспортной экспедиции: "...и может быть заключен в виде поручения экспедитору". Имеется и указание о сроках договора: "При необходимости систематического оказания транспортно-экспедиционных услуг между клиентом и экспедитором могут заключаться долгосрочные договоры транспортной экспедиции".

И ГК (ст. 755), и Закон ТЭД (ст. ст. 1, 2) однозначно установили сферу действия договора транспортной экспедиции - предпринимательская деятельность по оказанию услуг, связанных с организацией и (или) обеспечением перевозки груза одним или несколькими видами транспорта. Более того, Закон ТЭД содержит не совсем согласующуюся с ГК норму об ограничении даже указанной сферы: на договоры перевозки не всех грузов распространяет свое действие Закон ТЭД. Исключение составляют:

Получилась определенная конкуренция правовых норм: ГК не устанавливает каких-либо ограничений по видам транспорта и видам деятельности (видам грузов) для заключения договора транспортной экспедиции, а Закон ТЭД - устанавливает. Положения Закона о нормативных правовых актах (ст. ст. 2, 10, 71) <12> ориентируют в таких случаях на применение норм ГК. В то же время вспоминается приоритетность специального правового регулирования над общим и тогда преимущество у Закона ТЭД. Тем более что логика законодателя в смысле Закона ТЭД понятна (не говоря об отраслевой принадлежности этих норм).

<12> Закон Республики Беларусь от 10 января 2000 г. N 361-З (ред. от 7 мая 2007 г.) "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2007. N 118, 2/1309.

Можно говорить и о таком варианте решения проблемы. Закон ТЭД не устанавливает ограничений для транспортно-экспедиционной деятельности, но не распространяет свое действие на перечисленные в нем исключения. Например, в Российской Федерации в аналогичном законе похожее исключение сформулировано следующим образом: "Положения настоящего Федерального закона не распространяются на транспортно-экспедиционную деятельность, осуществляемую в области почтовой связи" (п. 2 ст. 1) <13>. Но тогда непонятно, каким образом регулируются правоотношения по услугам, схожим с транспортно-экспедиционными правоотношениями в перечисленных в ч. 2 ст. 2 Закона ТЭД сферах. В любом случае необходимо уточнение в законодательстве (как минимум на уровне постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь).

<13> Федеральный закон от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности", (принят ГД ФС РФ 11 июня 2003 г.) // Собрание законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2701.

Характерная особенность правового регулирования отношений, вытекающих из договора транспортной экспедиции, заключается в том, что нормы ГК либо Закона ТЭД и другого законодательства, регулирующего эти правоотношения, имеют приоритет над положениями, установленными в соглашении сторон. Об этом прямо указано в п. 3 ст. 755 ГК: "Условия выполнения договора транспортной экспедиции определяются соглашением сторон, если иное не установлено законодательством".

Договор транспортной экспедиции является консенсуальным, двусторонним, взаимным и возмездным.

В последнее время по поводу консенсуальности или реальности договора транспортной экспедиции нет единства среди цивилистов, как в Республике Беларусь, так и у наших соседей. Можно заметить и некоторую трансформацию позиций отдельных ученых. В 70-е годы прошлого столетия, когда Гражданский кодекс Белорусской ССР не регулировал отношений, вытекающих из договора транспортной экспедиции, но он широко использовался субъектами хозяйствования, мнение отдельных белорусских цивилистов было однозначным - "это договор консенсуальный, двусторонний и возмездный. В БССР правила, относящиеся к договору экспедиции, содержатся и в Типовом договоре на перевозку грузов и транспортно-экспедиционное обслуживание автотранспортными предприятиями системы Министерства автотранспорта БССР, утвержденном министром автотранспорта БССР 23 января 1970 г." <14>.

<14> Романович А.Н. Гражданское право БССР. Том II / Под ред. В.Ф. Чигира. Мн.: Изд-во БГУ, 1977. С. 221.

В наши дни мы можем прочитать следующую позицию тех же белорусских авторов: "Это - самостоятельный договорный тип, рассматриваемый как вспомогательный транспортный договор, являющийся двусторонним, казуальным и возмездным. Отнесение его к консенсуальным или реальным зависит от характера совершаемых экспедитором действий: если он только организует выполнение услуг по экспедированию грузов, договор признается консенсуальным; при осуществлении действий с вверенным экспедитору грузом договор считается реальным" <15>. Такого же мнения придерживаются и отдельные российские коллеги <16>.

<15> Романович А.Н. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь в трех томах (постатейный) / Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист БССР В.Ф. Чигир; коллектив авторов. В 3 т. Т. 2. Минск, 2003. С. 514.
<16> См.: Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 413; Гражданское право: Учебник. В 2 т. Том II. Полутом 2 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 67 - 68.

Украинские коллеги в комментарии к ст. 929 Гражданского кодекса Украины также считают договор транспортной экспедиции двусторонним, возмездным и консенсуальным. "Аналiз вказаноi норми даэ пiдстави для висновку, що цей договiр э двостороннiм, оплатним та консенсуальним" <17>.

<17> Науково-практичний коментар Цивiльного кодексу Украiни: У 2 т. 2-е вид., перероб. и доп. / За ред. О.В. Дзери (кер. авт. кол.), Н.С. Кузнэцовоi, В.В. Луця. К.: Юрiнком Iнтер, 2006. Т. II. С. 552.

"Консенсуальный характер договора транспортной экспедиции выражается в том, что по указанному договору экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Следовательно, обязательства возникают в силу самого факта подписания соответствующего соглашения между экспедитором и клиентом, законодательство никак не связывает момент возникновения указанного правоотношения с необходимостью передачи груза экспедитору, что могло бы служить признаком реального договора" <18>.

<18> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 4. М.: Статут, 2003. С. 651.

К этой аргументации о консенсуальности договора транспортной экспедиции можно добавить следующий веский аргумент. "Транспортно-экспедиционные услуги выполняются на основании договора транспортной экспедиции. В случае привлечения экспедитором другого экспедитора для выполнения своих обязанностей по договору транспортной экспедиции заключается еще один договор транспортной экспедиции... Договор транспортной экспедиции может заключаться в виде поручения экспедитору по форме согласно приложению 1.

Поручение экспедитору, а также подтверждение экспедитора о согласии на принятие такого поручения к исполнению может быть передано в таком виде, который позволяет установить их достоверность и убедиться в получении (почта, телеграф и другое) (п. п. 4 - 5)" <19>.

<19> Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 30 декабря 2006 г. N 1766 "Об утверждении Правил транспортно-экспедиционной деятельности" // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2007. N 6, 5/24472.

Отсюда вытекает логический вывод: поручение (заявка) клиента на экспедиторские услуги и принятие его экспедитором всегда первичны, независимо от того, выполняет экспедитор только организационные услуги или совмещает их с перевозкой. Без заявки клиента экспедитор не имеет права оказывать свои услуги и никакого отношения (даже касательства) не может иметь к перевозимому грузу. Поэтому законодатель упростил требования к форме договора транспортной экспедиции и допускает возможность его заключения в виде поручения экспедитору.

По такому же пути идет и судебная практика.

Хозяйственный суд Брестской области, рассмотрев дело по иску предприятия "А" (г. Минск) к предприятию "Б" (г. Брест) о взыскании экспедиторского вознаграждения, установил такие обстоятельства.

На основании заявки ответчика, полученной с использованием средств факсимильной связи, истец организовал перевозку груза по маршруту Оберварт (Австрия) - Москва (Россия). Для осуществления перевозки истец привлек индивидуального предпринимателя И. (Россия). По условиям заявки за осуществление перевозки истцу от ответчика причиталось к выплате вознаграждение.

В связи с тем что ответчик по требованию истца не уплатил последнему предусмотренные заявкой суммы, истец требует в судебном порядке взыскать с ответчика экспедиторское вознаграждение за организацию перевозки.

Ответчик не отрицал факт направления им истцу заявки на перевозку груза, однако считает, что договор транспортной экспедиции, как того требует законодательство, в простой письменной форме, между сторонами не был заключен. Указанную заявку ответчик квалифицирует как предложение на заключение договора, утверждая, что ее надлежащего акцепта не было, поскольку ответчик не получил от истца встречного подтверждения того, что условия заявки им приняты.

Суд удовлетворил требования истца по следующим причинам.

В соответствии с п. 1 ст. 755 ГК Республики Беларусь по договору транспортной экспедиции экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента) выполнить или организовать выполнение определенных договором услуг, связанных с перевозкой груза.

Возражения ответчика по поводу того, что сторонами не заключен договор транспортной экспедиции, не приняты судом во внимание исходя из следующего.

Согласно ст. 755 ГК Республики Беларусь договор транспортной экспедиции заключается в письменной форме. В силу ст. 404 ГК Республики Беларусь договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, либо путем обмена документами. Причем согласно п. 3 ст. 404, п. 3 ст. 408 ГК Республики Беларусь письменная форма договора считается соблюденной, если лицо, получившее письменную оферту (предложение) на заключение договора, совершило действия по фактическому исполнению ее условий.

Кроме того, необходимо отметить, что по условиям заявки на перевозку ответчик признал молчание допустимым выражением воли истца совершить сделку, поскольку п. 7 заявки предусмотрено, что в случае непредставления истцом в течение одного часа после ее получения письменного отказа от предложения ответчика, изложенные в заявке условия считаются им принятыми.

Заявка ответчика содержит все существенные для договора транспортной экспедиции условия. Представленная истцом CMR-накладная подтверждает, что перевозка была осуществлена в соответствии с заявкой (об этом свидетельствует совпадение указанных в заявке и CMR маршрута перевозки, даты погрузки, наименования и веса груза, номерных знаков использовавшегося для перевозки транспортного средства).

В соответствии со ст. 9 Конвенции ООН от 19 мая 1956 г. "О договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ)" накладная является доказательством договора перевозки. Представленная суду CMR-накладная, на основании которой перевозился груз, не содержит сведений о платежах, связанных с перевозкой, из чего усматривается, что ни отправитель груза, ни его получатель не приняли на себя обязательство по оплате услуг перевозчика <20>.

<20> КонсультантПлюс за 2003 г.

Как видно из приведенного примера, Хозяйственный суд обоснованно расценил заявку клиента в качестве договора, а выполнение условий заявки экспедитором - как его согласие на заключение договора.

В другом примере тот же Хозяйственный суд удовлетворил исковые требования экспедитора о взыскании вознаграждения за организацию перевозки грузов по следующим основаниям.

Иск заявлен предприятием "А" (далее - экспедитор) к индивидуальному предпринимателю И. (далее - ИП И. или клиент), поскольку последний не выплатил вознаграждение за организацию перевозок по его заявкам. Ответчик (клиент) возражал против иска, ссылаясь на отсутствие письменных договоров на перевозку грузов и договора транспортной экспедиции и отрицал факт перевозки грузов по CMR на основании его заявок.

Исследовав представленные сторонами доказательства, выслушав представителей сторон, Хозяйственный суд установил следующее.

Истец (экспедитор) по заявкам ответчика (клиента) организовал путем возложения исполнения своей обязанности экспедитора на третьих лиц (СП "Т", индивидуального предпринимателя П.) перевозку в Италию грузов. Суду истцом представлены перевозочные документы (CMR N N 589732, 631267).

Согласно условиям принятых истцом к исполнению заявок ответчика на перевозку грузов оплата за выполненные услуги по транспортной экспедиции должна быть произведена в 14-дневный срок с момента предоставления ответчику оригинала CMR.

Обязательства по оплате оказанных услуг по договорам транспортной экспедиции ответчиком не выполнены.

Возражения ответчика против иска судом не приняты во внимание по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 390 ГК договором признается соглашение не менее чем двух лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. ст. 162, 755 ГК договор транспортной экспедиции должен быть заключен в простой письменной форме.

Однако последствия несоблюдения простой письменной формы сделки согласно ст. 163 ГК сводятся к тому, что стороны лишены права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. В то же время в подтверждение сделки и ее условий стороны в случае спора не лишены права приводить письменные и другие доказательства, не являющиеся свидетельскими показаниями.

Пунктом 1 ст. 403 ГК установлено, что договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

Согласно п. 3 ст. 408 ГК акцептом считается также и совершение лицом, получившим оферту, действий по выполнению указанных в ней условий договора в срок, установленный для ее акцепта.

Представленными истцом письменными доказательствами (заявки ответчика в адрес истца на перевозку грузов, заявки истца в адрес перевозчиков, товаротранспортные накладные) подтверждаются факты заключения между сторонами по делу договора транспортной экспедиции, с момента совершения истцом действий по выполнению предложений (оферт) ответчика по перевозку грузов, а также факты их реального исполнения третьими лицами, привлеченными истцом к исполнению своих обязанностей.

Суд констатировал, что возражения ответчика против иска противоречат действующему законодательству Республики Беларусь и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела <21>.

<21> КонсультантПлюс за 2003 г.

Приведенные выше примеры и факты лишний раз подтверждают необходимость дальнейшего совершенствования национального законодательства о транспортной экспедиции, сближении его с аналогичным законодательством соседних государств, гармонизации с международными нормами и принципами. Без этого трудно рассчитывать на благоприятную правовую среду и эффективную правовую защиту, в том числе судебную, для много численных субъектов хозяйствования, действующих в этой сфере. А потребность во всем этом весьма высокая.