Мудрый Юрист

Уголовно-правовой аспект задержания лица

А.Б. СМУШКИН

Смушкин А.Б., старший преподаватель кафедры криминалистики N 2, к.ю.н., доцент Поволжского (г. Саратов) юридического института (филиала) РПА Министерства юстиции РФ.

Сущность уголовно-правового аспекта задержания лица, совершившего преступление, состоит в его доставлении органам власти и пресечении таким путем возможности совершения им новых преступлений. В такой ситуации считается правомерным даже причинение вреда такому лицу, "если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер" (ст. 38 УК РФ <1>). Как отметил А.А. Игнатьев, "понятие "лицо, совершившее преступление" не совсем удачно, ибо так говорить можно только тогда, когда в его действиях установлены все признаки состава преступления. Решить же этот вопрос при задержании не представляется возможным" <2>. На наш взгляд, применительно к лицу, задерживаемому гражданами, более обоснованным будет использование термина "лицо, заподозренное в совершении преступления" <3>.

<1> Здесь и далее имеются в виду нормативные акты Российской Федерации, если специально не оговорено иное.
<2> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. М.: Изд-во "Менеджер" совместно с изд-вом "Юрайт", 2001. С. 181.
<3> Многие авторы предлагают использование термина "заподозренный" и в отношении лица, задерживаемого в уголовно-процессуальном порядке, поскольку процессуальный статус подозреваемого возникает уже после его задержания. Подробнее см.: Карнеева Л.М. Подозреваемый в советском уголовном процессе // Социалистическая законность. 1959. N 4. С. 35 - 36; Аверченко А.И. Подозреваемый и реализация его прав в уголовном процессе. Автореф. дис. ... к.ю.н. Томск: ТГУ, 2001. С. 13; Пидусов Е.А. Задержание подозреваемого по делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ (процессуальные и криминалистические аспекты). Автореф. дис. ... к.ю.н. ВГУ. Воронеж, 2002. С. 10 - 12; Мельников В.Ю. Задержание подозреваемого. Автореф. дис. ... к.ю.н. Краснодар, 2004. С. 7 - 8, 12 - 16 и др.

По мнению П.А. Береснева, "физическое воздействие... является последней стадией правомерного принуждения и применяется к лицу, у которого отсутствует самоконтроль, а внешнее психическое понуждение (нормы морали, общественное мнение, правовые законы) оказывается недостаточным" <4>. Под превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, Уголовный кодекс понимает их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Это право закон предоставляет любому лицу, а не только сотрудникам специально уполномоченных на это органов. Оно не противоречит конституционному праву на неприкосновенность личности, так как, совершая преступление, лицо становится опасным для общества, которое вынуждено применять для своей защиты не только специально созданные для этой цели механизмы (правоохранительные органы), но и любые доступные ему средства, в том числе помощь сознательных граждан и их объединений (добровольных народных дружин, казачьих отрядов и др.). Кроме того, неприкосновенность личности не исключает права на принуждение в отношении нее, в том числе права насильственного задержания лица, совершившего преступление. Как отметил П. Гольбах, "всякий человек свободен, но общество обладает правом лишать его свободы, и свобода перестает быть его правом, если он злоупотребляет ею, используя ее во вред своим согражданам" <5>.

<4> Береснев П.А. Причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние (уголовно-правовой аспект проблемы). Автореф. дис. ... к.ю.н. СГАП. Саратов, 2002. С. 9.
<5> Гольбах П. Избранные произведения. Т. 2. М., 1963. С. 38.

Относительно сущности уголовно-правового задержания среди ученых нет единого мнения. Одни разделяют понятия "задержание" и "доставление" лица в правоохранительные органы или должностному лицу, имеющему право осуществлять уголовно-процессуальное задержание, полагая, что доставление для выяснения обстоятельств случившегося еще не порождает никаких правовых последствий, и таким образом стирают грань дозволенности и недозволенности действий по задержанию (доставлению) лица к месту производимой проверки <6>.

<6> См.: Шумилин С.Ф. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление // Следователь. 1998. N 6. С. 46.

Другие ученые полагают, что уголовно-правовое задержание - это доставление лица (преступника) соответствующему органу, если оно не заканчивается его уголовно-процессуальным задержанием <7>.

<7> См.: Бушуев Г.В. Указ. раб. С. 31.

Третьи выделяют в задержании ряд этапов: фактическое задержание (захват), доставление, проверку оснований задержания, составление протокола задержания и т.д.

Разброс мнений объясняется несовершенством законодательного регулирования задержания. Между тем во многих странах СНГ такой вопрос не ставится. Важным преимуществом процессуального законодательства Узбекистана <8>, Белоруссии <9>, Казахстана <10> и некоторых других республик является регламентация права граждан на задержание преступника. В отечественном праве такое задержание регламентируется только Уголовным кодексом с точки зрения причинения вреда преступнику.

<8> Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. Ташкент: Изд. "ФАН", 1997.
<9> Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1999. N 28 - 29. Ст. 433.
<10> Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан - общая характеристика. Практическое пособие. Вып. 1 / Т.К. Биятов, С.Ф. Бычкова, И.И. Рогов. Алматы: ТОО "Баспа", 1998.

Уголовно-правовое задержание следует определять как фактический захват и доставление лица, совершившего преступление, в компетентные органы для определения ими наличия оснований для уголовно-процессуального задержания.

Уголовно-правовое задержание, регламентированное статьей 38 УК, предусматривает фактическое задержание гражданами лица, совершившего преступление, с причинением ему вреда (физического, имущественного, морального), являющимся его обязательным признаком. Ю.В. Баулин охарактеризовал такие действия как "вынужденное причинение вреда" <11>. Если иными средствами возможно доставить преступника в правоохранительные органы, причинение вреда преступнику нельзя признать обоснованным. Как отметил В. Ткаченко, необходимо, чтобы "причинение вреда лицу, совершившему преступление, было единственным средством пресечь его бегство. Если задержание возможно без причинения вреда, например, с помощью собаки, то стрельба по убегающему лицу, совершившему преступление, не вписывается в институт задержания" <12>. Акт задержания лица, совершившего преступление, по своей юридической природе является осуществлением права и в ряде случаев - выполнением моральной обязанности гражданина по пресечению противоправных действий и доставлению лиц, их совершающих, органам власти.

<11> Баулин Ю.В. Право граждан на задержание преступника. Харьков: Вища школа, 1986. С. 98.
<12> Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. заслуженного юриста РФ, д.ю.н., профессора Б.В. Здравомыслова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2000. С. 302.

Важным условием задержания является "бегство лица, совершившего преступление, от тех, кто намеревался доставить его в органы власти, а также нежелание выполнить требование следовать в милицию или другие органы власти" <13>.

<13> Там же. С. 301.

Уголовно-правовое задержание лица, совершившего преступление, осуществляется, как правило, простыми гражданами или их объединениями. По данным Ю.В. Баулина, в 52,7% случаев преступник задерживается потерпевшими, очевидцами и иными гражданами, в 40,8% - представителями организованной общественности и только в 6,5% случаев - должностными лицами, на которых не возложена обязанность задержания преступников <14>. Только после доставления орган дознания или следователь производит проверку наличия в действиях лица, задержанного в порядке уголовно-правового задержания, признаков преступления и решает вопрос о его процессуальном задержании.

<14> См.: Баулин Ю.В. Указ. раб. С. 48.

Общественная полезность, социальная ценность такого задержания состоят в том, что эта деятельность способствует, во-первых, осуществлению принципа неотвратимости ответственности за преступление, во-вторых, устраняет опасность совершения задерживаемым лицом новых преступлений, предупреждает возможную в дальнейшем преступную деятельность.

Объективно уголовно-правовое задержание преступника может выражаться только в активных действиях задерживающего <15>.

<15> См.: Там же. С. 60.

В науке не решен вопрос относительно допустимого момента задержания гражданами преступника. Законодатель также не урегулировал эту немаловажную проблему. Л.Н. Смирнова допускает задержание лица только в момент совершения преступления <16>. Т. Шавгулидзе, наоборот, считает, что "право на задержание преступника возникает с момента фактического завершения посягательства" <17>. Многие ученые придерживаются мнения, что истечение какого-либо времени после совершения посягательства не меняет его юридической природы <18>.

<16> См.: Смирнова Л.Н. Теория и практика задержания лица, совершившего преступление, с причинением ему вреда. Автореф. дис. ... к.ю.н. Томск: Алтайский государственный университет, 2003. С. 15.
<17> Шавгулидзе Т. Право граждан на задержание преступника следует регламентировать законом // Советская юстиция. 1966. N 2. С. 9.
<18> См.: Тишкевич И.С. Право граждан на задержание преступника. Минск, 1974. С. 61 - 62; Аналогичного мнения придерживаются и некоторые другие ученые. См.: Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство. СПб., 2000. С. 134; Баулин Ю.В. Указ. раб. С. 96 и др.

На наш взгляд, оптимальное регулирование срока допустимости задержания преступника с причинением ему вреда предлагает Ю.М. Ткачевский: "В интересах правосудия особенно важно задержание лица сразу же после совершения преступления. Однако если это не оказалось возможным, то причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, допустимо до истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности" <19>. Действительно, ограничение права на задержание моментом совершения преступления или непосредственно прилегающим к нему отрезком времени серьезно осложняет осуществление правосудия, поскольку замеченный потерпевшим или свидетелем преступления преступник может скрыться. Однако и отсутствие всякого ограничения срока недопустимо, поскольку при задержании и доставлении в правоохранительные органы причиняется вред, но закон не допускает привлечения лица к уголовной ответственности по истечении сроков давности. Абсурдно было бы предоставлять простым гражданам права большие, чем специально предназначенным для этого органам.

<19> Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении: Учебник для вузов / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доцента И.М. Тяжковой. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. С. 475 - 476.

Что касается размера причиненного преступнику вреда, то мнения ученых по этому поводу также различны. Одни из них допускают при задержании причинение преступнику любого вреда, вплоть до лишения жизни <20>. Другие считают, что лишение преступника жизни не соответствует целям правосудия <21>. Конкретный размер правомерно причиненного вреда необходимо определять исходя из многих факторов (количество, пол, возраст преступников и задерживающего, их физическая подготовка и физическая подготовка задерживающего, время суток, поведение преступника, общественная опасность преступника и пресекаемого преступления, обстановка на месте происшествия и др.). В исключительных случаях при задержании допустимо причинение смерти преступнику. Кроме того, следует отметить, что в большинстве случаев причинение смерти не является самоцелью. Именно на задержание, а не на лишение жизни преступника направлены действия задерживающего. Как справедливо отметил И.С. Тишкевич, "тот, кто стреляет в убегающего преступника, преследует эту цель, сознавая возможность смертельного исхода в случае попадания в задерживаемого. Но выстрел он производит не ради причинения смерти, а для того, чтобы преступник не скрылся" <22>. В некоторых случаях даже умышленное причинение смерти преступнику для спасения жизни одного или нескольких законопослушных граждан следует признавать правомерным. Например, когда преступник уже начал посягательство на их жизнь, а дождаться сотрудников правоохранительных органов или иными средствами пресечь преступление не представляется возможным.

<20> См.: Тишкевич И.С. Указ. раб. С. 76; Козак В. Задержание преступника и крайняя необходимость // Советская юстиция. 1982. N 4. С. 12; Кондрашова О.В. Краткая характеристика института задержания преступника // Сборник научных трудов. Выпуск 2. М.: Академия права и управления, 2001. С. 74 и др.
<21> См.: Шавгулидзе Т. Право граждан на задержание преступника следует регламентировать законом // Советская юстиция. 1966. N 2. С. 10; Ткаченко В. Ответственность за вред, причиненный при задержании преступника // Социалистическая законность. 1970. N 8. С. 39 и др.
<22> Тишкевич И.С. Указ. раб. С. 76.

Есть необходимость также более подробно регламентировать в уголовном законе условия, при которых лицо, совершившее преступление, задерживается простыми гражданами или сотрудниками государственных органов, специально на это не уполномоченных. Например, можно предусмотреть следующие основания захвата преступника гражданами: когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда очевидцы, в том числе потерпевшие, прямо указывают на данное лицо как на совершившее преступление; когда на подозреваемом, на его одежде или при нем будут обнаружены явные следы преступления; когда лицо совпадает по приметам с подозреваемым (обвиняемым), объявленным органами внутренних дел в розыск. В этом плане показательна регламентация гражданского задержания в США и Великобритании. В этих странах арест без ордера может быть произведен как должностными лицами правоохранительных органов, так и любыми гражданами. Такой арест производится при наличии определенных оснований <23>:

<23> См.: Пешков М.А. Арест и обыск в уголовном процессе США. М.: Спарк, 1998. С. 33 - 34; Лубенский А.И. Предварительное расследование по законодательству капиталистических государств. М.: Юрид. лит., 1977. С. 139 - 140.
  1. определена категория преступлений, по которым может быть произведен арест: фелония <24> (США) и arrestable offience <25> (Великобритания);
<24> К категории "фелония" в США относятся преступления, за которые может быть назначено наказание свыше года лишения свободы или смертная казнь.
<25> В Англии деление преступлений на фелонию и мисдиминор было упразднено Законом "Criminal Law Act" от 21 июля 1967 г., и было введено понятие "arrestable offience" - уголовно наказуемое деяние, в связи с которым может быть произведен арест.
  1. арестовывающий должен застать преступника в момент совершения преступления;
  2. разрешается арест при приготовлении и покушении на совершение преступления;
  3. возможен арест и при наличии только подозрения, даже если впоследствии выяснится, что арестованный невиновен;
  4. допустим арест лица, которое еще не совершило преступных действий, но собирается их совершить.

"Без ненужного промедления" - в США, "в разумный срок" - в Англии арестованный должен быть доставлен к судье.

Трактовка фактического основания уголовно-правового задержания преступника, предложенная Ю.В. Баулиным как "необходимость немедленного доставления его соответствующим органам власти <26>", явно недостаточна. Необходимость немедленного доставления может быть вызвана совершением не только преступления, но и административного правонарушения. Поэтому относительно фактического основания автор солидарен с П.А. Бересневым, полагающим, что им является "необходимость подобных действий, вызванная стремлением предотвратить возможное причинение вреда правоохраняемым интересам при сохранении у виновного лица индивидуальной свободы" <27>. Таким образом, для правомерности задержания необходимо будет наличие как правового, так и фактического основания.

<26> Баулин Ю.В. Указ. раб. С. 82.
<27> Береснев П.А. Указ. раб. С. 12.

Итак, уголовное задержание характеризуется следующими особенностями:

  1. уголовное задержание проводится только в отношении лица, совершившего преступление. Основанием возникновения права на задержание преступника является совершение лицом общественно опасного посягательства, предусмотренного одной из статей Особенной части Уголовного кодекса <28>;
<28> См.: Марцев А.И., Царегородцев А.М. Необходимая оборона. Задержание преступника. Крайняя необходимость: Учеб. пособие. Омск: Высшая школа милиции МВД СССР, 1987. С. 19.
  1. задержать преступника может любое лицо. Для задержания не требуется наличия у лица специальных полномочий;
  2. целью задержания является доставление преступника органам власти и пресечение возможности совершения им новых преступлений. Задержав преступника, потерпевший, очевидец или иное лицо обязаны сразу же, при первой возможности передать его органам милиции или другим органам власти <29>;
<29> См.: Тишкевич П.С. Указ. раб. С. 85.
  1. лицо оказывает активное или пассивное сопротивление доставлению;
  2. допустимо причинение вреда преступнику. Но причиненный вред должен соответствовать тяжести совершенного преступления и обстановке задержания, а также опасности личности задерживаемого. Кроме того, вред задерживаемому может быть причинен лишь при наличии реальной опасности уклонения его от доставления в правоохранительные органы. Цель здесь - лишить задерживаемого возможности уклониться от уголовной ответственности, причиняемый вред - лишь средство достижения этой цели;
  3. причинение вреда должно быть вынужденной мерой, когда иными средствами доставить преступника в органы власти не представлялось возможным.