Мудрый Юрист

Недра как объект вещных прав

Мороз С.П., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права АЮА КазГЮУ.

Жусупов Е.Б., кандидат юридических наук, МНС НИИ частного права КазГЮУ.

В сфере недропользования возникают две группы правоотношений: 1) отношения государственной собственности на недра, в том числе на полезные ископаемые (институт права государственной собственности на недра); 2) отношения по владению и пользованию недрами (институт права недропользования).

Отношения государственной собственности на недра выступают как публично-правовые отношения, тогда как отношения по владению и пользованию недрами в пределах контрактной территории составляют сферу регулирования частного права (и в первую очередь гражданского права). Среди принципов законодательства о недрах и недропользовании принцип государственной собственности на недра занимает особое место: проявляется это в том, что, с одной стороны, законодатель не причислил его к принципам законодательства; а с другой - на наш взгляд, совершенно очевидно, что именно он является основным принципом законодательства о недрах и недропользовании. Несмотря на некую завуалированность, принцип государственной собственности на недра пронизывает всю систему действующего законодательства РК. Будучи конституционным принципом, право государственной собственности на недра и другие природные ресурсы предопределяет особенности и специфику реализации правомочий владения и пользования объектами природы. Государство как единственный собственник недр и потому исключительный собственник определяет основания и порядок использования и охраны недр, принимает правовые нормы, устанавливающие режим недропользования.

Здесь важно подчеркнуть, что одного этого признака - обязательное участие государства - уже достаточно для того, чтобы говорить об особом сочетании частноправовых и публично-правовых начал во взаимоотношениях между участниками. Конечно, нельзя сказать, что инвестиционные отношения между государством и недропользователем основаны только на власти и подчинении (за исключением случаев, когда недропользователем является государственное предприятие или акционерное общество со стопроцентным и менее участием государства), государство выступает в гражданско-правовых отношениях наравне с другими участниками этих отношений. Однако на практике возможны случаи, когда государственные органы нарушают принцип равенства сторон в договоре на недропользование; также несомненно, что государство принимает на себя определенные обязательства перед инвестором, но опять-таки это не означает, что эти обязательства устанавливает инвестор как сторона договора; нет, именно государство само определяет, в какой степени и насколько оно ответственно перед инвестором.

Соответственно можно выделить три группы инвестиционных правоотношений с участием государства: 1) отношения государственной собственности на недра (публично-правовые отношения); 2) отношения по предоставлению недр в пользование государственным юридическим лицам (публично-правовые отношения); 3) отношения по предоставлению права недропользования негосударственным субъектам инвестиционных правоотношений (в основном это договорные (частноправовые) отношения, но присутствуют и элементы публичного права). Как видим, только третья группа инвестиционных правоотношений в области недропользования подпадает под сферу действия частного права, также немаловажно, что согласно действующему законодательству все еще сохраняются публично-правовые начала в порядке предоставления и реализации права недропользования.

Следовательно, "право недропользования" нужно понимать как субъективное право на владение и пользование участком недр, возникающее в соответствии с контрактом (договором). Как в этой связи отмечено Ю.Г. Басиным, право недропользования - это всегда вещное право, получаемое правообладателем от собственника и обращенное не только к третьим лицам, но и (в обязательственных правоотношениях) к государству <1>. Для предоставляемого инвесторам права недропользования характерно: 1) предоставление государством субъективного права на недра как главное основание возникновения правоотношений по владению и пользованию недрами; 2) право недропользования предоставляется с правом передачи другим лицам, но только с разрешения уполномоченного на то государственного органа (компетентного органа); 3) переход права недропользования в порядке универсального правопреемства (в случае реорганизации юридического лица принадлежащее ему право недропользования переходит к правопреемнику либо к правопреемникам); 4) предоставление права недропользования с правом передачи в залог без предварительного получения разрешения и без переоформления контракта на залогодержателя, но с обязательной регистрацией в компетентном органе (уполномоченном государственном органе); 5) право недропользования может быть постоянным или временным, отчуждаемым или неотчуждаемым, возмездным или безвозмездным (как правило, право недропользования является временным и возмездным); 6) право недропользования и право землепользования взаимосвязаны (причем последнее носит подчиненный характер по отношению к первому, согласно действующему законодательству, однако Ж.Х. Косанов, говоря в данном случае о "двойной форме природопользования", на первое место ставит землепользование, а не недропользование <2>); 7) устойчивость права недропользования (означает, что никто из пользователей недрами не может быть лишен права владения и пользования иначе, как только на основаниях, указанных в законе).

<1> Басин Ю.Г. Основания возникновения прав недропользования и землепользования // Гражданское законодательство: Статьи. Комментарии. Практика. Вып. 20 / Отв. ред. А.Г. Диденко. Алматы: Юрист, 2004. С. 70.
<2> Косанов Ж.Х. Теоретические проблемы права собственности и иных прав на землю: Автореф. докт. дис. Алматы, 2004. С. 26.

Для уяснения сущности права недропользования необходимо определить, что представляют собой недра как объект вещного права. Общеизвестно, что объект права можно определить как то, по поводу чего возникают общественные отношения между людьми или иными субъектами этих отношений. При этом особые свойства и назначения этих объектов могут существенным образом влиять на характер правоотношений по их поводу.

Будучи объектом вещных прав, недра подчинены специальному правовому режиму ввиду присущих им правовых и природных особенностей. Понятие "недра" в Законе Республики Казахстан от 27 января 1996 г. "О недрах и недропользовании" определяется как часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя, а при его отсутствии - ниже земной поверхности и дна водоемов, простирающаяся до глубин, доступных для проведения операций по недропользованию с учетом научно-технического прогресса (пп. 15 ст. 15 Закона о недрах и недропользовании) <3>.

<3> Закон РК от 27 января 1996 г. N 2828 "О недрах и недропользовании" // Ведомости Верховного Совета РК. 1996. N 2. Ст. 182.

Недра являются частью природных ресурсов. В соответствии с Законом Республики Казахстан "Об охране окружающей среды" от 15 июля 1997 г. природные ресурсы - это составные части окружающей среды, используемые в процессе хозяйственной и иной деятельности для удовлетворения материальных, культурных и других потребностей общества <4>.

<4> Закон РК от 15 июля 1997 г. N 160-I "Об охране окружающей среды" // Казахстанская правда. 1997. 5 августа.

Как объект права недропользования недра выступают в качестве имущества, а само право недропользования - в качестве имущественного права. В связи с этим следует различать недра как часть окружающей среды и недра как разновидность имущества. Как правильно, по нашему мнению, указывает Б.В. Покровский, "в качестве объектов вещных прав объекты природы выступают не только в их естественном состоянии, но прежде всего - в социальном качестве имущества, а в имуществе как таковом нет даже атомов естественных элементов природы. Имущество - это общественная форма естественных объектов, особенности которой обусловлены естественными и общественными свойствами различных видов таких объектов. Природные объекты, входящие в состав природных ресурсов, - это одна из важнейших частей имущества как объекта имущественных прав" <5>.

<5> Вещные права в Республике Казахстан / Отв. ред. М.К. Сулейменов. Алматы: Жет Жары, 1999. С. 202 - 203; Покровский Б.В. Понятие "имущество" в науке гражданского права // Известия Академии наук Казахской ССР. 1977. N 2. С. 79 - 87.

Как уже было сказано, недра по законодательству Республики Казахстан находятся в государственной собственности. Интересно, что первоначально в проекте Конституции Республики Казахстан, опубликованном для обсуждения, предусматривалась возможность передачи недр "в предусмотренных законодательством случаях в частную собственность". Однако, как пишет Н.Б. Мухитдинов, эта идея не получила поддержки. Дело в том, что богатства недр составляют основу развития народного хозяйства страны. Без полезных ископаемых, добываемых из недр, невозможно говорить об обеспечении подлинного суверенитета Казахстана. Кроме того, введение частной собственности на недра дало бы возможность иностранным инвесторам и новоявленным республиканским миллионерам скупить наиболее выгодные участки месторождений полезных ископаемых. В условиях только начавшегося перехода к рыночным отношениям, когда не все граждане имеют одинаковые условия для приобретения недр, такое положение не могло быть признано правильным <6>. Таким образом, при решении вопроса, быть или не быть недрам в частной собственности, превалировали соображения политико-социального порядка.

<6> Правовое регулирование недропользования: Материалы семинара. Алматы, 1997. С. 18.

Известно, что объекты вещных прав должны характеризоваться индивидуально-определенными признаками. Как можно индивидуализировать недра, которые расположены под всей земной поверхностью? Индивидуализация начинается с того, что речь идет о недрах, расположенных в пределах границ территории Республики Казахстан, отделяющих их от территорий других государств. Недра, в свою очередь, на всей территории республики разделяются на блоки - участки недр. Участок недр - геометризированная часть недр, выделяемая в замкнутых границах для предоставления в недропользование (п. 27 ст. 1 Закона о недрах и недропользовании).

Способом индивидуализации недр и их участков является также установление так называемой контрактной территории, под которой понимается территория, определяемая геологическим либо горным отводом, на которой недропользователь вправе проводить операции по недропользованию, соответствующие контракту. Таким образом, геологический или горный отвод выступает тем документом, который фиксирует идентификационные признаки и индивидуальную принадлежность участка недр.

Дальнейшая индивидуализация недр как объектов вещных прав проявляется в их описании в составе государственного фонда недр и государственных кадастров, что позволяет определить местонахождение участка недр, описать и зафиксировать на местности его границы, а также получить качественную характеристику с точки зрения наличия или отсутствия месторождения полезных ископаемых. Месторождение - это часть недр, содержащая природное скопление полезного ископаемого (п. 11 ст. 1 Закона о недрах и недропользовании).

В юридической литературе сложились различные подходы к определению понятия "недра". В целом можно выделить из них два основных: 1) отождествление понятий "недра" и "полезные ископаемые" (Б.А. Лисковец, В.Г. Плахута <7> и др.); 2) "недра" - это все то, что находится под поверхностью земли (Л.А. Заславская, Б.В. Ерофеев <8> и др.).

<7> Лисковец Б.А. Правовое регулирование разведок и разработок месторождений полезных ископаемых. М.: Госюриздат, 1960. С. 10; Плахута В.Г. Правовое обеспечение рационального и комплексного использования недр земли в СССР: Автореф. ... канд. дис. Свердловск, 1966. С. 3.
<8> Заславская Л.А. О понятиях объекта права государственной собственности на недра земли и пользование ими // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 16. М., 1969. С. 119; Ерофеев Б.В. Советское земельное право: Учебник. М.: Высшая школа, 1965. С. 321.

Общеизвестно, что развитие человеческого общества самым тесным образом связано с использованием минерального сырья, залегающего в недрах земли. В настоящее время потребности общества в использовании минерального сырья возрастают, что, в свою очередь, приводит к постоянному росту объемов добычи и расходования полезных ископаемых. Вместе с тем это не означает, что понятия "недра" и "полезные ископаемые" могут быть уравнены. Законом РК о недрах и недропользовании прямо установлено, что минеральным сырьем признается извлеченная на поверхность часть недр, содержащая полезное ископаемое; полезным ископаемым - содержащееся в недрах минеральное вещество в твердом, жидком или газообразном состоянии (в том числе подземные воды и лечебные грязи), пригодное для использования в материальном производстве; а также предусмотрен особый правовой режим для техногенных минеральных образований - отходов горного, обогатительного, металлургического и других видов производства (шлаки, отвалы, хвосты и другие), содержащих полезное ископаемое (п. п. 12, 13, 19 ст. 1). Соответственно, в действующем законодательстве четко проводится разграничение между понятиями "недра", "минеральное сырье", "полезное ископаемое", "техногенное минеральное образование".

Однако, если первая точка зрения, отождествляющая недра и полезные ископаемые, уже несколько устарела, то вторая, несмотря на то что они сложились примерно в один период времени, все еще сохранила свою актуальность. Достаточно сказать, что законодатель пошел именно по этому пути и определяет недра как все то, что находится под земной поверхностью (п. 15 ст. 1 Закона РК о недрах и недропользовании). Аналогичным образом вопрос решается и в законодательстве других стран СНГ. Например, Законом РФ от 21 февраля 1992 г. "О недрах" недра определяются как часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя, а при его отсутствии - ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающаяся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения <9>.

<9> Федеральный закон от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах" // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 16. Ст. 834; Собрание законодательства РФ. 1995. N 10. Ст. 823.

Как видим, в обоих случаях определяющим признаком недр является их расположенность ниже почвенного слоя, а при его отсутствии ниже земной поверхности и дна водоемов. Здесь нужно также особо подчеркнуть, что ни в том, ни в другом случае не учитывается возможность выхода месторождений полезных ископаемых на поверхность земли. Следовательно, выходы месторождений полезных ископаемых на поверхность земли в соответствии с действующим законодательством нельзя признать недрами, и их правовой режим остается неопределенным. Полагаем, что с целью предотвращения такого понимания недр российским законодательством в определенной степени восполняется неточность и неконкретность этого термина другим термином. Имеется в виду определение понятия "полезные ископаемые", содержащееся в Законе РФ о недрах и раскрывающееся как составные части недр в твердом, жидком или газообразном состоянии, которые могут добываться с промышленной целью путем извлечения или отделения их независимо от того, где они находятся - на глубине или выходят на поверхность.

Законодательством РК о недрах и недропользовании не предусматривается возможность выхода месторождений полезных ископаемых на поверхность, что нельзя признать правильным. Что же касается подземных вод, включенных в состав полезных ископаемых, то позиция законодателя понятна: поиск, разведка и добыча подземных вод ведутся аналогичными способами, что и полезных ископаемых. В силу своего естественного месторасположения подземные воды так или иначе оказывают влияние на месторождения полезных ископаемых (особенно на месторождения нефти и газа, как правило, в верхней части пласта располагается газ, ниже - нефть, еще ниже - вода <10>). Поэтому законодательство о недрах и недропользовании регулирует отношения по использованию и охране подземных вод только в той части, которая предполагает проведение разведки и разработки недр (в том числе и использования недр для целей, не связанных с разведкой или добычей полезных ископаемых). В целом же подземные воды, как составная часть единого водного фонда, должны быть подчинены правовому режиму вод.

<10> Иванова М.Ф. Общая геология. М.: Высшая школа, 1969. С. 83.

Говоря о критериях разграничения недропользования и других видов природопользования (землепользования, водопользования и т.д.), нужно обратиться к прежней законотворческой практике, в частности вспомнить о критериях отграничения недр от земли, отраженных еще в Горном положении СССР 1927 г., где указывалось, что полезные ископаемые являются составными частями недр, которые могут добываться путем извлечения или отделения с промышленной целью независимо от того, выходят ли они на поверхность или находятся в глубине <11>. В этом определении достаточно удачно применены термины "извлечение" и "отделение", потому что углубление под поверхность земли характерно как для недропользователей, так и для землепользователей и водопользователей. Однако для недропользователей извлечение или отделение составных частей недр - это единственно возможная форма использования земной поверхности, тогда как для землепользователей или водопользователей это вовсе не обязательно; поэтому главными критериями выступают форма и цель использования земной поверхности.

<11> Горное положение СССР, утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 9 ноября 1927 г. // СЗ СССР. 1927. N 68. Ст. 688.

Итак, под недрами нужно понимать часть земной коры с выходами полезных ископаемых на поверхность, которая может быть использована путем извлечения или отделения в сфере материального производства. Тут следует учитывать, что для права абсолютно не важны территориальные или пространственные границы между землей, недрами, водами и другими природными ресурсами, ведь право регулирует не соотношение различных объектов природы между собой, а те виды общественных отношений, которые возникают в процессе использования природной среды и ее составных частей для тех или иных нужд. С точки зрения права извлечение (отделение) полезных ископаемых от земной поверхности будет использованием недр, в то время как проникновение в глубь земли для прокладки труб или коммуникаций будет использованием земли. Поэтому в приведенном выше определении мы сделали основной упор на существенные признаки недр, раскрывающие их правовую природу, хотя, возможно, какие-то нюансы или детали нами не учтены, поэтому необходимо дальнейшее изучение и исследование этой проблемы.

Недра как вид имущества относятся к недвижимому имуществу. Отметим, что в ст. 117 ГК при перечислении видов вещей, относящихся к недвижимости, недра не названы. Тем не менее исходя из общего понятия "недвижимости", согласно которому к нему относятся имущество, прочно связанное с землей (то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно), недра, безусловно, относятся к недвижимости. Кстати, аналогичная статья Гражданского кодекса Российской Федерации прямо называет участки недр в перечне имущества, относящегося к недвижимости (ст. 130 ГК РФ).

Недра являются имуществом, ограниченным в обороте, поскольку в границах территории Республики Казахстан они являются исключительной собственностью государства и не могут быть предметом купли-продажи, дарения, наследования, залога или же отчуждаться в иной форме. Недра могут быть переданы другим субъектам только на праве недропользования. Это говорит о том, что недра не могут выступать в качестве товара.

Такое положение нередко объясняют тем, что недра - не имущество, не товары, а дары природы, сама природа - имеют естественно-природное начало. И неслучайно поэтому, отмечают авторы, они исключены из гражданского, имущественного, товарно-денежного оборота <12>.

<12> Основы государства и права Республики Казахстан / Под ред. Г.С. Сапаргалиева. Алматы: Жет Жары, 1997. С. 244.

Отметим, что мнение, согласно которому недра не могут выступать объектом товарного оборота, не является новым. В многочисленных работах советского периода исключение природных ресурсов из гражданского оборота как раз и объяснялось тем, что эти ресурсы находятся в государственной собственности <13>. Но тогда экономика основывалась на государственной собственности. В настоящее время строится рыночная экономика, основанная на частной собственности. Изменилась и государственная идеология. Соответственно этому меняется правовая надстройка. Не изменились лишь недра как природный объект. Но зато изменилось, откликаясь на потребности экономики, законодательство о недрах, породив новую разновидность вещного права, право недропользования. Поэтому недра как объект прав следует оценивать не только с позиций естественных и природных начал, но и в их общественном и юридическом значении.

<13> Еренов А.Е., Мухитдинов Н.Б., Ильяшенко Л.В. Предмет и система советского земельного права. Алма-Ата: Наука КазССР, 1981. С. 124.

В свете новых юридических и экономических реалий с утверждением, согласно которому недра не являются товаром и исключены из товарного оборота, поскольку они имеют естественно-природное начало, нельзя, по нашему мнению, согласиться по следующим основаниям.

Во-первых, то обстоятельство, что недра имеют естественно-природное начало, вовсе не исключает того, что они могут быть товаром. В ряде стран недра находятся в частной собственности и в связи с этим, бесспорно, выступают в качестве товара, несмотря на свое свойство "дара природы" и "естественно-природное начало". Кстати, земля тоже имеет такое начало. Однако с установлением частной собственности на землю, что уже имеет место в Казахстане в отношении отдельных видов земель, земля становится товаром и вовлекается в оборот. Следовательно, причина, в силу которой природные ресурсы исключаются из товарного оборота, как это имело место, скажем, при социалистическом способе производства, коренятся не в естественных началах, а в идеологических, политических и экономических соображениях. И этот порядок устанавливается не силой природы, а волей государства.

Во-вторых, товаром являются право недропользования, представляющее собой разновидность имущества (имущественного блага), и полезные ископаемые после извлечения их из недр. Закон о недрах и недропользовании допускает возможность отчуждения недропользователем принадлежащего ему права недропользования, в том числе путем продажи. Передача права недропользования влечет передачу и участка недр, являющегося объектом этого права, хотя и не в собственность, но во владение и пользование другому лицу. Разумеется, объектом купли-продажи в данном случае будет выступать право недропользования. Однако за ним всегда будет стоять тот участок недр, который является объектом данного права и составляет материальную составляющую права недропользования как товара.

В-третьих, само государство, предоставляя право недропользования за плату, за чем фактически стоит предоставление за плату участка недр во владение и пользование, рассматривает этот участок в качестве и товара, и объекта товарного оборота.

В-четвертых, если рассматривать недропользование в его законченном виде, то есть завершающемся добычей полезного ископаемого, то ценность и самого права недропользования, и участка недр определяются находящимся в недрах полезным ископаемым. Иначе говоря, осуществляя предоставление права недропользования, государство продает не столько это право вместе со своим приложением в виде участка недр, а то полезное ископаемое, которое перейдет в собственность недропользователя и от реализации которого недропользователь будет иметь свой доход. При извлечении полезного ископаемого теряют всякую ценность и перестают быть привлекательными для недропользователя и участок недр, и стоящее за ним право недропользования. Поэтому, анализируя данное отношение в качестве товарно-денежного, следует иметь в виду, что его объект с экономической точки зрения представляет сложный комплекс, включающий право недропользования, его объект в виде участка недр и содержащееся в нем полезное ископаемое.

В результате можно, на наш взгляд, утверждать, что в современных условиях хозяйствования недра выступают в качестве хотя и своеобразного, но товара. Это своеобразие заключается в том, что их движение как объекта товарного оборота внешне выражается движением права недропользования и не сопровождается сменой формы собственности, которая при всех обстоятельствах остается государственной. В свою очередь, ценность недр определяется содержащимся в нем полезным ископаемым, которое переходит в частную собственность.

Вызывает также возражение утверждение, согласно которому недра, будучи даром природы, не являются имуществом, вещью. По поводу разграничения "даров природы", которые не являются имуществом, и природных ресурсов, которые выступают в качестве имущества, в юридической литературе указывается, что "солнце и солнечное излучение в число имущественных благ как объектов гражданских прав не входят, хотя, несомненно, являются благом для человечества. Лишь те объекты природы, которые являются природными ресурсами, то есть могут быть объектом человеческой деятельности и поэтому признаются законодательными актами объектами собственности, можно отнести к имущественным благам. Так, например, согласно п. 3 ст. 6 Конституции РК и ст. 193 ГК земля, ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся, за исключением случаев, предусмотренных законодательством, в государственной собственности и, следовательно, относятся к имущественным благам" <14>. Вообще-то говоря, если бы недра не были имуществом, они не могли бы быть и объектом права государственной собственности, поскольку само по себе право собственности - это вещное, имущественное право.

<14> Еренов А.Е., Мухитдинов Н.Б., Ильяшенко Л.В. Предмет и система советского земельного права. С. 286 - 287.

Как правильно, по нашему мнению, пишет Б.В. Покровский, объекты природы - это действительно естественные природные предметы. Но правом, как объекты права собственности и других вещных прав, они опосредуются не непосредственно в своих природных качествах, а в своем социальном качестве имущества. Право собственности (и не только частной, но и государственной) является основным и типичным имущественным правом. Это обосновывается не только в научной литературе, но и получило закрепление в законодательных актах, в том числе о природных ресурсах. Причем имуществом закон признает не только вещи, находящиеся в обороте, но и вещи, изъятые из него (п. 2 ст. 116 ГК) <15>.

<15> Вещные права в Республике Казахстан. С. 204.

Касаясь непосредственно недр, Б.В. Покровский отмечает, что как объект права государственной собственности, то есть имущественного права, они являются имуществом. И хотя с ограничениями, но включаются в гражданский оборот, то есть представляют собой имущество, ограниченное в обороте. Так, передача права недропользования производится на основе гражданско-правовых сделок. Допускается передача права недропользования в залог на основе договора залога имущественных прав <16>.

<16> Вещные права в Республике Казахстан. С. 205.

По поводу последнего уточним, что недра как вещь, являющаяся объектом права государственной собственности, и право недропользования как разновидность вещного права представляют собой самостоятельные виды имущества. Право недропользования не является вещью, а относится к такой категории имущества, которую принято именовать "имущественные права" (п. 2 ст. 115 ГК). Кроме того, следует учитывать, что границы понятия "отчуждение" или "отчуждаемость" имущества (вещей), с которым Гражданский кодекс увязывает оборотоспособность объектов гражданских прав, довольно подвижны. Так, ранее утверждалось, что непременный признак объекта исключительной государственной собственности, куда включались, естественно, и недра, - его неотчуждаемость, недопустимость возникновения ни у кого, кроме собственника, права собственности на него <17>. Следовательно, признаком отчуждения имущества выступал фактор смены формы собственности. Если смена формы собственности не допускалась, то такое имущество признавалось неотчуждаемым и поэтому изъятым из оборота.

<17> Комментарий к Гражданскому кодексу Казахской ССР / Под ред. Ю.Г. Басина, Р.С. Тазутдинова. Алма-Ата, 1990. С. 141.

В настоящее время границы понятия "отчуждение имущества" существенно расширились. Так, в литературе отмечается: "Под оборотоспособностью объектов гражданских прав понимается их юридическая способность быть отчужденными. Под отчуждением объектов гражданских прав понимается передача имущества в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление) от одного субъекта права к другому по сделкам, а также передача его на определенный срок по договорам найма, ссуды и тому подобным договорам" <18>. В силу этого недра следует, по нашему мнению, рассматривать как имущество, ограниченное в обороте.

<18> Вещные права в Республике Казахстан. С. 104; Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть): Комментарий. В двух книгах. Кн. 1. / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы: Жет Жары, 1998. С. 289.

Ограниченность в обороте недр выражается в первую очередь в том, что они не могут менять форму своей собственности, то есть всегда должны находиться в государственной собственности. Вследствие этого они не могут выступить в качестве товара в экономическом значении этого понятия. Кроме того, передача права недропользования, что влечет передачу самих недр во владение и пользование другому лицу, осуществляется только с разрешения собственника (то есть государства) в лице уполномоченного государственного органа (ст. 14 Закона о недрах и недропользовании).

Признание недр имуществом поднимает вопрос, к какому виду имущества они относятся. В соответствии с Гражданским кодексом "к имущественным благам и правам (имуществу) относятся: вещи, деньги, в том числе иностранная валюта, ценные бумаги, работы, услуги, объективированные результаты творческой интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий, имущественные права и другое имущество" (п. 2 ст. 115 ГК РК). Из данного перечня недра могут быть либо вещью, либо скрываться за фразой "другое имущество".

В римском праве вещи, относящиеся к человеческому праву (то есть исключая вещи божественного права, сакральные - res sacrae), делились на вещи публичные (res publicae) и вещи частные (res privatae), то есть те, что принадлежат отдельным людям <19>. Кроме того, проводилось деление вещей на телесные (res corporales) и бестелесные (res incorporales). Телесные - это те, до которых можно дотронуться, например поле, раб, одежда, золото, серебро, а также другие без числа. Бестелесные - это те, до которых нельзя дотронуться; каковы те, что определяются как наследство, узуфрукт, обязательства, заключенные каким-либо способом <20>.

<19> Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1996. С. 304.
<20> Дождев Д.В. Римское частное право. С. 324 - 325.

В современной цивилистике вещи определяют как "материальные объекты внешнего мира" <21>, "предметы, существующие как физические тела и доступные для человеческого обладания" <22>, "предметы внешнего материального мира, созданные трудом человека или находящиеся в естественном состоянии" <23>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<21> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1995. С. 173.
<22> Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М., 1996. С. 3.
<23> Гражданское право: Учебник. Том. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Изд-во БЕК, 1994. С. 111.

Исходя из указанных определений, недра отвечают всем признакам вещи. В этом же духе, но уже более конкретно пишет Б.В. Покровский: "Под вещами гражданское законодательство понимает материальные предметы внешнего мира, которые имеют социальное свойство материальных благ, включая различные виды энергии, жидкие и газообразные вещества, животный и растительный мир и отдельные особи этого мира, и даже бактерии и вирусы, выделенные из природной среды" <24>.

<24> Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть): Комментарий. В 2 кн. Кн. 1. С. 287 - 288.

В отличие от этого, Е.А. Суханов дает следующее определение: "Вещами в гражданском праве признаются материальные, физически осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара. Вещи являются результатом труда, имеющими в силу этого определенную материальную (экономическую ценность)... К числу вещей в гражданском праве относятся также различные виды энергетических ресурсов и сырья, произведенных или добытых человеческим трудом и потому ставших товаром" <25>. Казалось бы, исходя из этого определения недра не являются "вещами в гражданском праве" - в своем естественном состоянии недра выступают таким объектом материального мира, до которого еще не коснулась рука человека. Однако далее Е.А. Суханов отмечает: "Исключение в этом отношении составляют земля и другие природные ресурсы, которые, как правило, не являются результатами труда... Эти объекты так или иначе тоже вовлекаются в товарный оборот, хотя именно отсутствие у них свойств, присущих результатам чьего-то труда, а также их естественная ограниченность дают основания для предложения об установлении для них особого правового режима (типа никому не принадлежащего "объекта достояния народа"). В качестве объектов гражданских правоотношений земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и другие природные ресурсы также относятся к категории вещей".

<25> Маттей У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С. 333.

Обобщая сказанное по поводу недр, можно выделить следующие их характерные признаки: 1) недра являются имуществом (имущественным благом), причем в виде вещей; 2) по характеру своего происхождения они охватываются категорией "природные ресурсы"; 3) недра находятся в исключительной собственности государства, но могут быть переданы иному лицу в качестве объекта такой разновидности вещного права, как право недропользования; 4) в зависимости от оборотоспособности они относятся к вещам, ограниченно оборотоспособным; 5) как всякий объект вещного права, недра индивидуализированы определенным образом; 6) как вид имущества, относятся к категории недвижимости.

Таковы особенности недр как объекта вещных прав, и в частности права недропользования.