Мудрый Юрист

Предварительная проверка материалов о злоупотреблении полномочиями в коммерческих и иных организациях при решении вопроса о возбуждении уголовного дела

Суров О.А., преподаватель кафедры криминалистики Сибирского юридического института МВД России.

Расследование уголовных дел против интересов службы в коммерческих и иных организациях во многом зависит от обоснованности возбуждения уголовных дел, что, в свою очередь, предъявляет требования к предварительной проверке первичных материалов о преступлении.

По данным ГИАЦ МВД России, за период с января по декабрь 2005 г. в Российской Федерации совершено 5697 преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, из них 3519 преступлений приходится на долю злоупотребления полномочиями, по которым направлено в суд 1938 уголовных дел, что составляет 55% от общего количества.

Согласно статистическим данным о результатах расследования по регионам прекращение уголовных дел данной категории по реабилитирующим основаниям составляет довольно высокий процент от количества уголовных дел, направленных в суд. Так, ГСУ при ГУВД Кемеровской области за 2004 г. всего было возбуждено 43 уголовных дела, а прекращено по реабилитирующим основаниям 18; СУ при УВД Амурской области возбуждено 18, а прекращено по реабилитирующим основаниям 9; в ГСУ при ГУВД Иркутской области в производстве находилось 37 уголовных дел, из которых прекращено по реабилитирующим основаниям 18, и т.д.

В связи с этим контрольно-методическим управлением Следственного комитета при МВД России проводились обобщение и анализ следственно-судебной практики расследования уголовных дел о злоупотреблении полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Среди проблем, возникающих на стадии возбуждения уголовного дела, руководители органов предварительного расследования назвали следующие.

  1. Неполнота предварительной проверки:

1.1. в материалах проверок отсутствуют уставные, учредительные, регистрационные, нормативно-правовые документы, регулирующие деятельность организации либо должностного лица в определенной сфере экономики;

1.2. отсутствуют объяснения должностных лиц проверяемого предприятия или иных лиц, имеющих значение для принятия решения следователем по материалам предварительной проверки;

1.3. отсутствуют документы, подтверждающие наступление общественно опасных последствий и размера причиненного вреда;

1.4. отсутствуют акты ревизий;

1.5. осуществляется неполное и некачественное документирование действий виновных лиц в ходе проведения ОРМ;

1.6. отмечается поспешность реализации материалов ОРД и т.д.

  1. Несовершенство уголовно-процессуального законодательства:

2.1. имеются пробелы в правовом регулировании порядка возбуждения уголовного дела.

  1. Несовершенство уголовного законодательства;

3.1. включены оценочные признаки состава преступления (причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, тяжкие последствия), что затрудняет их доказывание;

3.2. включены в качестве обязательных признаков состава преступления цели совершения преступления: извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц, либо нанесение вреда другим лицам, что требует объяснения, что стоит понимать под выгодой или преимуществом.

Как было указано, одной из проблем, возникающих при расследовании злоупотребления полномочиями, является неполнота предварительной проверки и усложненный порядок возбуждения уголовного дела, поэтому рассмотрим данные вопросы более детально.

В предмет анализа и оценки первичных материалов о преступлении входит: выяснение законности повода, достаточного основания к возбуждению уголовного дела и отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу <1>.

<1> Корноухов В.Е., Степанов В.В. Курс криминалистики. Особенная часть. Т. 1. Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений / Отв. ред. В.Е. Корноухов. М.: Юристъ, 2001. С. 14.

В связи с этим отметим, что изучение материалов о злоупотреблении полномочиями в коммерческих и иных организациях имеет специфику в зависимости: от организационно-правовой формы организации; отрасли экономической деятельности; уровня руководителя, совершившего злоупотребление, и субъекта подачи заявления, потому что организационно-правовая форма определяет порядок управления в организации, деятельность в зависимости от отрасли экономики регламентируется различными актами министерств, ведомств и агентств, что влияет как на порядок управления, так и на законные интересы организации. В то же время информация, содержащаяся в поводах к возбуждению уголовного дела, с одной стороны, отражает особенности тактики проверочных действий, а с другой - в зависимости от объема информации определяют тактические операции в начале расследования и направления по взаимодействию следователя с органами по борьбе с экономическими преступлениями.

Проверка законности повода заключается в выяснении, действительно ли заявление, сообщение исходят от тех лиц, подпись которых стоит под ними, или от той организации, которая указана в документе, потому что в соответствии со ст. 23 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) если деяние, предусмотренное главой 23 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя организации или с его согласия.

Отметим, что ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет, что от имени юридического лица в силу закона или учредительных документов выступает физическое лицо, которым, как правило, является руководитель. При этом следует отметить, что в каждом конкретном случае нужно устанавливать круг лиц - руководителей, сотрудников и представителей рассматриваемой организации, которые правомочны выступать от ее имени, исходя из учредительных документов данной организации либо в силу соответствующей доверенности, выданной им в установленном законом порядке, которая сопоставляется с действиями, приведенными доверителем (в частности, представление интересов организации в государственных и (или) правоохранительных органах и т.п.).

В то же время в соответствии с ч. 5 ст. 185 ГК РФ доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с приложением печати этой организации. Единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы (ч. 2 ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" <2>). Поэтому в случае причинения вреда исключительно интересам коммерческой организации в соответствии со ст. 23 УПК РФ заявление о преступлении, предусмотренном ст. 201 УК РФ, может подать только руководитель данной организации. Заметим, что отсутствие совокупности формальных элементов в документе (реквизиты) лишает документ юридической силы (включает наличие соответствующего бланка, номера, оттиска печати и штампа, даты, подписи уполномоченного лица).

<2> Об акционерных обществах см.: Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. (в ред. от 05.01.2006 N 7-ФЗ)) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Рассматривая основания возбуждения уголовного дела, необходимо отметить, что среди процессуалистов нет единого мнения, что следует понимать под достаточностью данных, указывающих на признаки преступления. Так, В.В. Степанов понимает минимум фактических данных, указывающих на признаки преступления, характеризующие объективную сторону состава преступления <3>. Н.Е. Павлов считает, что в ходе предварительной проверки следует устанавливать все признаки состава преступления <4>. По мнению Н.А. Власовой, такими признаками являются общественная опасность, противоправность и наказуемость деяния <5>, что является внутренними свойствами преступления, а речь должна идти о внешних признаках преступления.

<3> Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении. Саратов: Саратовский юридический институт им. Д.И. Курского, 1972. С. 142.
<4> Павлов Н.Е. Обнаружение преступлений (уголовно-процессуальный аспект). М., 1995. С. 9.
<5> Власова Н.А. Возбуждение уголовного дела: теоретические и правовые проблемы // Журнал российского права. 2000. N 11. С. 23 - 27.

С нашей точки зрения, правы те ученые, которые предлагают понимать под достаточностью данных, указывающих на признаки преступления, такой объем фактов, который характеризует отдельные элементы объективной стороны состава преступления <6>.

<6> Корноухов В.Е., Степанов В.В. Указ. соч. С. 17; Степанов В.В. Указ. соч. С. 54.

Однако при рассмотрении достаточных данных, необходимых для возбуждения уголовного дела по ст. 201 УК РФ, предъявляются дополнительные требования, обусловленные особым порядком возбуждения уголовного дела, обилием оценочных понятий в диспозиции статьи закона, выделением в качестве обязательных признаков состава преступления целей совершения преступления и специального субъекта.

Особый порядок возбуждения уголовных дел по заявлению коммерческой или иной организации предъявляет дополнительные требования к объему фактических данных, указывающих на признаки преступления, потому что необходимо устанавливать практически все признаки состава преступления для правильной квалификации деяния. Это обусловлено тем, что согласие на возбуждение уголовного дела требуется только при возбуждении уголовных дел по преступлениям, входящим в главу 23 УК РФ (ст. ст. 201 - 204 УК РФ), в то время как вред причиняется интересам исключительно коммерческой или иной организации и другими преступлениями, например присвоением, мошенничеством с использованием своего служебного положения, и разграничение данных преступлений на стадии возбуждения уголовного дела весьма сложно, поэтому при возбуждении уголовного дела по ст. 201 УК РФ требуется больше фактических данных, указывающих на признаки преступления.

Диспозиция статьи 201 УК РФ тоже предъявляет повышенные требования к объему фактических данных, потому что она в качестве обязательных признаков состава преступления содержит цель - извлечение выгод и преимуществ для себя и других лиц либо нанесение вреда другим лицам и признаки специального субъекта - лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Следовательно, без наличия и установления их, во-первых, не будет состава преступления в действиях управленца, во-вторых, будет невозможно разграничить злоупотребление со смежными составами. Однако, как показало обобщение следственной практики, встречаются случаи необоснованного возбуждения уголовных дел. Так, постановлением следователя возбуждено уголовное дело по заявлению исполняющего обязанности генерального директора ОАО "Енисейнефтегаз" гр. Ф. о неправомерных действиях бывшего руководителя данной организации гр. Ж. по факту продажи 5% и 17% доли в уставном капитале ООО "Енисейнефть" по заниженной цене; получения необоснованных кредитов в ЗАО АИКБ "Енисейский объединенный банк"; заключению экономически необоснованной сделки по приобретению векселей на общую сумму 35000000 рублей с фирмами - акционерами ЗАО АИКБ "Енисейский объединенный банк", а также продажи квартир, принадлежащих ООО "Енисейнефтегаз" за 50% от их балансовой стоимости, без их предварительной рыночной оценки. В результате действий Ж. предприятию причинен существенный вред, повлекший тяжкие последствия. В ходе предварительного расследования было установлено, что в каждом из указанных эпизодов деятельности отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 Уголовного кодекса РФ, - цели совершения преступления в виде извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, в связи с чем уголовное дело прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ <7>.

<7> Уголовное дело N 13059136. Архив ГУВД Красноярского края.

Таким образом, основанием для возбуждения уголовного дела по ст. 201 УК РФ будут данные, указывающие на отдельные признаки, относящиеся к объективной, субъективной стороне состава преступления и специальному субъекту. Рассмотрим это более подробно.

Признаками, характеризующими объективную сторону злоупотребления полномочиями, будут нарушения нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность конкретной организации, использование административно-хозяйственных или организационно-распорядительных полномочий (договор, приказ, распоряжение и т.д.).

Существенный вред от злоупотребления полномочиями может выражаться в виде материального (имущественного) ущерба различным собственникам (включая организацию, где служит субъект). При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, следует учитывать степень отрицательного влияния злоупотребления полномочиями на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею либо другими организациями материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им материального, физического или морального вреда и т.п. <8>.

<8> Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб.: Издательство Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2005. С. 260.

Кроме того, к признакам специального субъекта относятся:

Установление этих признаков будет иметь специфику в зависимости от организационно-правовой формы организации. Так, в акционерных обществах образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий осуществляются по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Права и обязанности единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), управляющей организации или управляющего по осуществлению руководства текущей деятельностью общества определяются Федеральным законом "Об акционерных обществах", иными правовыми актами Российской Федерации и договором, заключаемым каждым из них с обществом. Договор от имени общества подписывается председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным советом директоров (наблюдательным советом) общества.

В государственных и муниципальных предприятиях в соответствии со ст. 21 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <9> руководитель назначается собственником имущества, между руководителем федерального унитарного предприятия и органом исполнительной власти заключается договор, примерная форма которого предусмотрена распоряжением Минимущества России <10>.

<9> О государственных и муниципальных унитарных предприятиях см.: Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ (ред. от 08.12.2003) // СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746.
<10> Об утверждении примерного трудового договора с руководителем федерального государственного унитарного предприятия см.: распоряжение Минимущества России от 11 декабря 2003 г. N 6946-р // Российская газета. 2004. 28 января.

В зависимости от порядка назначения конкретного руководителя на должность, обоснованным, с нашей точки зрения, будет выделить ситуации, когда управленец назначен на должность официально, в соответствии с учредительными документами и нормативно-правовыми актами и когда управленец фактически выполнял управленческие функции без соблюдения установленной процедуры. Первая ситуация была рассмотрена нами выше.

Во второй ситуации, когда порядок назначения лица, выполняющего управленческие функции, был нарушен, вследствие чего отсутствуют необходимые документы, необходимо истребовать объяснения работников организации, работников контролирующих и надзирающих органов о фактически выполняемых функциях проверяемого лица.

Фактическими данными, характеризующими субъективную сторону злоупотребления полномочиями - извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц, на наш взгляд, будут являться признаки, указывающие на заинтересованность лица, выполняющего управленческие функции, в совершении сделки. Так, в ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" ("Заинтересованность в совершении обществом сделки") регламентированы случаи, когда представители организации лично заинтересованы в совершении сделки, и соответственно особый порядок заключения сделок подобного рода. Так, согласно ч. 1 ст. 81 названного Закона лица, входящие в органы управления общества, признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица <11>:

<11> Сведения об аффилированных и иных заинтересованных лицах (в соответствии с Приказом Министерства финансов РФ от 13 января 2000 г. N 5н "Об утверждении положения по бухгалтерскому учету "Информация об аффилированных лицах" ПБУ 11/2000" (в ред. Приказа Минфина России от 30.03.2001 N 27н) устанавливается порядок раскрытия информации об аффилированных лицах в бухгалтерской отчетности акционерных обществ (кроме кредитных организаций)).

На основании изложенного для установления в ходе предварительной проверки признаков субъективной стороны необходимо проверить исследуемую сделку на предмет соответствия законодательству о заинтересованных сделках, а именно является ли исследуемая сделка заинтересованной и соблюден ли порядок ее заключения. Для чего необходимо изучить само управленческое решение, реестр акционеров, как пострадавшего общества, так и выгодоприобретателя, на периоды предшествующие, в момент и после совершения исследуемой сделки.

В ситуации, когда злоупотребление полномочиями было совершено в целях причинения вреда другим лицам, изучаются взаимоотношения между проверяемым лицом и лицом, которому был причинен вред, для установления возможного мотива причинения вреда.

Таким образом, в момент возбуждения уголовного дела будет достаточным установить признаки заинтересованности в совершении сделки и несоблюдения порядка заключения сделки либо мотива причинения вреда, а в ходе предварительного расследования непосредственно цели совершения преступления, так как на момент возбуждения уголовного дела ни следователь, ни орган дознания не обладает для того достаточными полномочиями по установлению целей совершения, да этого и не требуется.

При рассмотрении третьей цели предварительной проверки - установление обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, необходимо отметить, что на преступления главы 23 УК РФ помимо общих обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, предусмотренных ст. 24 УПК РФ, распространяются еще и специальные.

Так, в соответствии со ст. 23 УПК РФ если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.

Порядок возбуждения уголовного дела по заявлению коммерческой или иной организации довольно часто обсуждается в литературе, и данной проблеме посвящено много статей <12>. Сущность публикаций заключается в обсуждении недостатков указанной нормы и способов их устранения. Так, систематизировав мнения ученых, можно отметить следующие недостатки:

<12> См., например: Фоменко В.Е. О возбуждении уголовного дела по заявлению коммерческой организации и других вопросах, возникающих на этой стадии уголовного процесса // Безопасность бизнеса. 2005. N 3; Орлова А.А. Уголовное преследование по заявлению коммерческой или иной организации // Российский следователь. 2003. N 10; Хатуаева В.В. Пределы реализации частного (диспозитивного) начала в досудебном производстве по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения // Современное право. 2005. N 10; Егорова Н. Коллизия материальных и процессуальных норм в "служебных" преступлениях // Российская юстиция. 1999. N 10, и др.
  1. регламентация порядка возбуждения как в УК РФ (примечания 2, 3 к ст. 201 УК РФ), так и в УПК РФ (ст. 23);
  2. разные субъекты согласования возбуждения уголовного дела: в УК РФ это организация, в УПК РФ - руководитель организации;
  3. согласование разных действий: в УК РФ - уголовного преследования, в УПК РФ - возбуждения уголовного дела;
  4. ограничение действия принципа диспозитивности на некоммерческие организации в УК РФ;
  5. отсутствие основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела в УПК РФ, если нет заявления или согласия руководителя коммерческой или иной организации на возбуждение уголовного дела, при обстоятельствах, указанных в ст. 23 УПК РФ;
  6. отсутствие оснований прекращения уголовного преследования, если нет заявления или согласия на привлечение к уголовному преследованию от руководителя коммерческой или иной организации при обстоятельствах, указанных в ст. 23 УПК РФ.

На наш взгляд, наряду с вышеуказанными недостатками принципиальное значение, влияющее на предварительную проверку, имеет распространение действия принципа диспозитивности только на преступления, входящие в главу 23 Уголовного кодекса РФ, и субъект подачи заявления о возбуждении уголовного дела.

Так, вред интересам исключительно коммерческих и иных организаций причиняется не только преступлениями, входящими в главу 23 Уголовного кодекса РФ, но и другими преступлениями, входящими в главы 21, 22 Уголовного кодекса РФ, в том числе при совершении квалифицированных преступлений, то есть с использованием своего служебного положения. Согласование возбуждения уголовного дела только по преступлениям, входящим в главу 23 Уголовного кодекса, не оставляет следователю права на ошибку при квалификации содеянного. Данное обстоятельство порождает трудности при решения вопроса о возбуждении уголовного дела, перестраховку следователей относительно объема первичных материалов и т.д. Заслуживает внимания судебная практика по данному вопросу. Так, постановлением следователя возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ, в отношении начальника ГКС "Павелецкая" М. и начальника участка филиала "Липецкая ПМК-7" Л. Постановлением судьи городского суда данное постановление следователя отменено. Признавая постановление о возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным, суд первой инстанции указал на то, что оно не могло быть возбуждено без заявления и согласия руководителя коммерческой организации, которой причинен вред <13>.

<13> Обзор законодательства и судебной практики за первый квартал 2005 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 10.

Говоря о субъекте согласования возбуждения уголовного дела, необходимо отметить, что согласно обобщению следственной и судебной практики более 70 процентов злоупотреблений полномочиями в коммерческих и иных организациях совершается руководителями этих организаций. В связи с чем, на наш взгляд, нецелесообразно предоставлять им право согласования возбуждения уголовного дела в отношении их же самих. На мой взгляд, частично права Н.Л. Емелькина <14>, предлагающая внести изменения в УПК РФ в части решения вопроса возбуждении уголовного дела по решению общего собрания акционеров. Однако распространены случаи, когда руководитель организации является основным акционером, и в данной ситуации проблема защиты прав остальных акционеров стоит очень остро, и нет действенных уголовно-правовых инструментов защиты прав, в том числе их прав на дивиденды, на получение имущества после ликвидации общества и т.п. Правильно, на наш взгляд, данный вопрос решает Федеральный закон "Об акционерных обществах", где в ст. 71 сказано, что общество или акционер (акционеры), владеющий в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу, в случае причинения им вреда виновными действиями. Что, на мой взгляд, должно распространяться и на право акционера или дольщика, владеющего в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций, подать заявление о возбуждении уголовного дела в отношении виновных руководителей организации.

<14> Емелькина Н.Л. Предмет доказывания и привлечение в качестве обвиняемого по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 132 - 133.

На основании проведенного исследования для разрешения проблемных вопросов, возникающих на стадии возбуждения уголовного дела о злоупотреблении полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, обоснованным будет предложить необходимость внесения изменений в следующие ныне действующие нормативно-правовые акты.

  1. В УПК РФ.

1.1. Расширить действия принципа диспозитивности на все преступления, причинившие вред интересам исключительно коммерческих и иных организаций, внести изменения в части субъекта подачи заявления и изложить ст. 23 УПК РФ в следующей редакции: "Если деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению акционера (акционеров) или участника (участников), владеющего в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества.

1.2. Дополнить часть 1 ст. 24 пунктом 6, т.е. еще одним основанием отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела такого содержания: "Отсутствие заявления или согласия руководителя коммерческой или иной организации, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению или с его согласия". Пункт 6 соответственно считать п. 7.

1.3. Дополнить ст. 27 соответствующим пунктом - основанием прекращения уголовного преследования в случае отсутствия заявления или согласия руководителя коммерческой или иной организации, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по заявлению или с его согласия.

  1. В УК РФ.

2.1. Исключить п. п. 2, 3 примечания к ст. 201.