Мудрый Юрист

Интеллектуально-волевое содержание умысла

Логвиненко В.В., начальник ТПМ "Пролетарский" РОВД УВД гор. округа Серпухов и Серпуховского муниципального района, капитан милиции.

Субъективная сторона является внутренней сущностью преступления. Она представляет собой психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, характеризующееся виной, мотивом, целью и эмоциями <1>. В литературе существует и иное мнение, согласно которому субъективная сторона преступления отождествляется с виной, включающей мотив и цель <2>.

<1> Некоторые ученые не включают в содержание субъективной стороны эмоции, полагая, что они не имеют сколько-нибудь существенного уголовно-правового значения. Однако эмоции включены законодателем в отдельные составы преступления (см. ст. ст. 106, 107, 113 УК).
<2> См., например: Ворошилин В.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 1987. С. 9 - 10.

Субъективная сторона преступления всегда была одной из наиболее дискуссионных и важных правовых проблем и поэтому издавна привлекала внимание ученых-юристов. Это связано не только с извечно присущим человеку желанием понять мотивы и цели поведения преступника, но и со стремлением исследователей глубоко изучить психологию преступника, понять, что привело его к совершению преступления.

Говоря о субъективной стороне преступления, необходимо остановиться на интеллектуальных и волевых признаках психической деятельности самого лица, совершающего преступление. С точки зрения психологической науки, интеллектуальные признаки отражают познавательные процессы, происходящие в психике преступника. В связи с этим в составе умышленного преступления каждый объективный признак состава осознается, в составе неосторожного преступления хотя бы один признак состава не осознается, хотя может и должен осознаваться <3>. Иными словами, отсутствие осознания одного признака состава превращает данное преступление из умышленного в неосторожное <4>.

<3> См.: Никифоров Б.С. Субъективная сторона в формальных преступлениях // Советское государство и право. 1971. N 3. С. 116.
<4> Преступная самонадеянность характеризуется не только волевым, но и интеллектуальным моментом: при ней отсутствует осознание хотя бы одного признака состава (обычно последствия). См.: Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве. С. 108.

Анализируя интеллектуальный момент умысла, следует отметить, что деятельность преступника должна наделяться осознанностью той цели, к которой могут привести выполняемые преступником действия, а лицо, совершающее преступление, должно обладать такой характеристикой, как его сознание. Именно в сознании субъекта представляется отражение (возможность отражения) объективных признаков содеянного, что и характеризует отношение к ним субъекта <5>. Правильное понимание содержания субъективных признаков того или иного преступления позволяет с высокой точностью квалифицировать совершенное деяние. Изучение судебной и прокурорской практики свидетельствует о том, что большинство ошибок в квалификации преступлений происходит либо из-за непонимания субъективных признаков составов, либо по причине неглубокого их выяснения на предварительном следствии или в суде <6>. По данным Я.М. Брайнина, из всего числа отмененных и измененных приговоров областных судов и определений кассационных инстанций около 21% были отменены или изменены из-за неправильного определения признаков субъективной стороны <7>.

<5> См.: Лекшас И. Вина как субъективная сторона преступного деяния. М., 1958. С. 48; Сергеева Т.Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР. С. 51 - 54; Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве // Ученые записки ДГУ. Вып. 21. Ч. 1. Владивосток, 1968. С. 31.
<6> См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юрист, 2004. С. 147.
<7> См.: Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. С. 170.

Как видно из психологической литературы, сознание определяется как свойственный человеку способ отношения к объективной действительности <8>. Кроме этого, сознание определяется способностью человека к воспроизведению действительности в мышлении, способностью отдавать себе отчет в своих поступках, разбираться в окружающем, относиться ответственно к происходящему. Как видно, сознание - это деятельность, причем деятельность осознанная.

<8> См.: Першина Л.А. Общая психология: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Академический проект, 2004. С. 73.

В связи с этим интеллектуальным моментом преступления является осознание (либо неосознание) противоправности и опасности для общества того поведения, которое лицо избрало для себя в определенной ситуации, противопоставив себя обществу, т.е. лицо должно отдавать себе отчет в тех действиях, которые оно совершает по отношению к другим. Способность отдавать себе отчет в своих действиях раскрывается через самосознание. Самосознание - осознанное отношение человека к своим потребностям и способностям, влечениям и мотивам поведения, переживаниям и мыслям <9>.

<9> См.: Першина Л.А. Общая психология: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Академический проект, 2004. С. 89.

Одним из структурных компонентов самосознания является самопознание, в результате которого формируется самооценка личности. Самооценка может адекватно отражать реальные характеристики и возможности человека, а может и не соответствовать им, являясь завышенной или заниженной. Уровень самооценки может выступать как фактор, оказывающий влияние на поведение субъекта.

Например, чрезмерно низкая самооценка может свидетельствовать о развитии комплекса неполноценности, устойчивой неуверенности в себе. Все это приводит к отчуждению от общества, к определенной социально-психологической дистанции от общества и его нравственно-правовых ценностей, к определенной тревожности, которая является психологической основой преступного поведения.

Психолого-криминологические исследования свидетельствуют о том, что значительная часть преступников находится на определенной социально-психологической дистанции от общества и его нравственно-правовых ценностей. Они отчуждены и от общества в целом, и от малых групп (семья, трудовой коллектив, друзья и т.д.) или существенно ослабили связи с ними. В психологическом плане отчуждение представляет собой как бы уход человека из межличностного взаимодействия, который имеет существенные психологические и социальные последствия, в том числе и криминогенного характера <10>. Отчуждаясь от общества, человек примыкает к группе себе подобных. С этого момента человек усваивает ту линию поведения, которая поддерживается, одобряется тем ближайшим к нему окружением, с которым он контактирует. И если в нем преобладают мнения, позиции и представления, противоречащие нормам морали и права, то, разделяя их, индивид вступает в конфликт с обществом и законом <11>.

<10> См.: Шиханцов Г.Г. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Зерцало, 1998. С. 78.
<11> См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Право и Закон, 1997. С. 93 - 94.

Наряду с отчужденностью личности большей криминогенностью обладает тревожность, которая представляет собой беспредметный страх, страх вообще. Чаще всего в основе тревожности лежат какие-то не осознаваемые личностью угрозы, связанные с депривацией потребности в безопасности. Как личностное свойство она проявляется в постоянном ощущении неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами, в преувеличении их могущества и угрожающего характера. Такое перманентное состояние может приводить к дезорганизации поведения, изменению его направленности. В ряде случаев тревожность способна активно стимулировать преступное поведение.

Лица с заниженной самооценкой чаще всего совершают преступления с целью утвердиться в обществе, запугать людей, показать свое "Я", что они способны на многие поступки, пусть даже криминальные, хотя у них имеется чувство неуверенности в себе, чувство страха, тревожность. Такие лица способны совершать такие преступления, как разбойное нападение, грабеж, изнасилование и др. При этом они никогда не называют свои имена, но называют свои клички, которые могут быть известны определенному кругу лиц. Но, несмотря на это, при задержании они всегда пытаются скрыться от правоохранительных органов, избежать ответственности, хотя цель совершения преступления, казалось бы, в какой-то мере лицом была достигнута. Чаще всего лица с заниженной самооценкой осознают противоправность и опасность своего поведения и тем самым больше склоняются к совершению умышленных преступлений.

Завышенная самооценка приводит к тому, что человек склонен переоценивать себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. В результате он сталкивается с противодействиями окружающих, озлобляется, проявляет подозрительность. Существенная переоценка возможностей, не подкрепляемая результатом, может вызвать отрицательные последствия в виде озлобленности, острых аффективных переживаний, неадекватное поведение <12>.

<12> См.: Першина Л.А. Общая психология: Учебное пособие для студентов вузов. М.: Академический проект, 2004. С. 93.

Лица с завышенной самооценкой чаще всего переоценивают свои знания, умения, например в умении вождения автомобиля, превышают скорость движения, нарушают другие правила дорожного движения. Несмотря на свои навыки и опыт в вождении автомобиля, они все-таки совершают наезд на пешехода, в результате чего пешеход умирает. В данной конкретной ситуации эти лица предвидят возможность наступления общественно опасных последствий своего действия, но, не имея к тому оснований, ввиду завышенной самооценки личности, самонадеянно рассчитывают на предотвращение этих последствий, в результате чего наступает преступный результат. Для лиц с завышенной самооценкой также характерно совершение дерзких преступлений с двумя формами вины. Примером может послужить разбойное нападение с целью завладения имуществом гражданина К. Преступник совершает нападение на него, рассчитывая на то, что потерпевший не окажет никакого сопротивления и отдаст свое имущество нападавшему. Но потерпевший, несмотря на опасность нападения, всю серьезность своего положения, оказывает сопротивление нападавшему, в результате чего последний наносит удар ножом потерпевшему в область груди, завладевает его имуществом, но потерпевший в результате потери крови через некоторое время скончался.

В данном случае лицо, совершившее преступление, недооценило возможности потерпевшего и переоценило свои, озлобилось на потерпевшего, что он сразу не отдал имущество нападавшему, тем самым последний совершил более тяжкое преступление. В связи с этим лица с завышенной самооценкой могут совершать преступления как с умышленной формой вины, так и с неосторожной. И в том и в других случаях указанные выше лица осознают степень общественной опасности своего деяния и имеют представления о тех общественно опасных последствиях, которые наступают или наступят в результате этого деяния.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что каждый индивид понимает степень осознанности своего поведения по-разному, а именно в зависимости от той оценки самого себя, которую сама личность для себя определила. Степень самооценки может быть занижена, может быть завышена, а может и соответствовать действительности. В зависимости от степени самооценки лицо и выбирает линию поведения в конкретной обстановке.

Учитывая степень самооценки личности, побудительным элементом к определенному действию являются мотивы, они же лежат в основе преступного поведения. Юристы считают, что преступления совершаются главным образом из корысти, мести, ревности, хулиганских, сексуальных побуждений. Какие же психологические факторы отражают эти мотивы, в чем их субъективный смысл?

Мотив - признак, который характеризует субъективную сторону преступления. Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходные признаки (например, хулиганство и причинение легких телесных повреждений). В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности. Кроме того, мотив преступления может учитываться как отягчающее или смягчающее ответственность обстоятельство, свидетельствовать об отсутствии в действиях обвиняемого общественной опасности.

Термин "мотив поведения" в юридических науках и психологии понимаются по-разному.

В психологии под мотивом понимаются: 1) побуждения к деятельности, связанные с удовлетворением потребностей субъекта, совокупность внутренних и внешних условий, которые вызвали активность субъекта и определили ее направленность; 2) побуждающий и определяющий направленность деятельности предмет (материальный или идеальный), ради которого она осуществляется; 3) осознаваемая причина, лежащая в основе выбора действий и поступков личности <13>.

<13> См.: Краткий психологический словарь. М., 1985. С. 189.

Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперирует такими общественными понятиями, как месть, корысть, хулиганские побуждения, низменные побуждения, ревность, неприязненные отношения и др. Некоторые из этих понятий могут включать в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстные действия могут быть мотивированы с психологической точки зрения стремлением к обогащению, потребностью в самоутверждении, завистью, желанием вести праздный образ жизни, страстью к развлечениям или азартным играм, потребностью к удовлетворению трудно преодолимых влечений и т.д. Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридически значимых побуждений, лежащих в основе правонарушения <14>.

<14> См.: Васильев В.Л. Юридическая психология: Учеб. пособие для вузов. М.: Юридическая литература, 1991. С. 249.

В мотивах конкретизируются потребности, которые и определяют направленность мотивов. У одного человека не может быть бесчисленного множества потребностей, но богатство мотивационной сферы проявляется в их разнообразии и взаимодополняемости. Взаимодействуя между собой, они усиливают или ослабляют друг друга, вступают во взаимные противоречия, результатом чего может являться аморальное и даже преступное поведение <15>.

<15> См.: Шиханцов Г.Г. Юридическая психология: Учебник для вузов. М.: Зерцало, 1998. С. 80 - 81.

Потребности человека отражают его зависимость от внешнего мира, нужду в чем-либо. Классифицируя различные потребности, можно выделить шесть основных групп: 1) материальные потребности; 2) потребность в безопасности; 3) потребность в социальном общении; 4) сексуальные потребности; 5) потребность в знаниях; 6) мировоззренческие потребности.

Источником преступного поведения может быть не всякая потребность. В большинстве случаев источником мотивации преступного поведения являются потребности материальные, потребности в социальном общении (самоутверждение) и сексуальная потребность.

Материальные потребности вызывают корыстную мотивацию поступков. При экономическом расслоении общества, которое мы наблюдаем в настоящее время, значительная часть населения не в состоянии удовлетворить не только завышенные, но и нормальные потребности материального характера. Исследователями 60 - 70 гг. было установлено, что прямая нужда являлась причиной 3 - 6% корыстных преступлений. В начале 90-х годов эта цифра поднялась до 8% и в дальнейшем существенно возрастала. По мнению специалистов, нужда сейчас является причиной 20 - 30% всех корыстных преступлений <16>.

<16> См.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. М., 1998. С. 49 - 50.

Однако корыстные мотивы порождаются и гипертрофированными (завышенными) и извращенными потребностями. Стремление к большим деньгам, сверхдоходам ведет к крупным хищениям, финансовым махинациям, нарушению налогового, таможенного законодательства, заказным убийствам. Пьянство, употребление наркотиков порождают не только агрессивную, но и корыстную мотивацию. Заметим, что в современной России спиртные напитки регулярно употребляют 80% трудоспособного населения, а каждая шестая семья имеет наркотические проблемы <17>.

<17> См.: Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология: Учебник для вузов. М.: Юрист, 1999. С. 163.

Потребности социального характера (самоутверждение, превосходство над окружающими) ведут к формированию мотивов агрессивного характера. По данным ряда криминологов, среди порожденных этими потребностями мотивов поведения стремление к насилию над людьми встречается примерно в 40% случаев <18>.

<18> См.: Там же. С. 163.

Отдельные поступки, а тем более поведение человека в целом, в том числе и преступное, в основном направляются не одним, а несколькими мотивами, находящимися друг с другом в сложных иерархических отношениях. Среди них имеются ведущие, которые и стимулируют поведение, придают ему личностный смысл. Так, в большинстве случаев в основе хищений лежат не только корыстные мотивы, но и мотивы самоутверждения личности в глазах престижной группы <19>.

<19> См.: Там же. С. 81.

Примером этому может послужить совершение ряда грабежей и разбойных нападений гражданами Блохиным и Кирсановым. В течение двух недель вернувшиеся из мест лишения свободы данные граждане (ранее отбывали наказание в местах лишения свободы более 5 лет), совершали грабежи и разбойные нападения на жителей, при этом потерпевшим указывали свои клички. По истечении некоторого времени данные граждане были задержаны, по всем событиям были возбуждены уголовные дела и проводилось предварительное расследование. В ходе беседы Блохина и Кирсанова с участковым уполномоченным милиции они сообщили, что по возвращении из мест лишения свободы они не нашли понимания среди жителей, друзей. Прежние их друзья находились также в местах лишения свободы, на поселке они никого не знают, основная масса их отвергает, и с целью самоутверждения и устрашения населения, желания того, чтобы о них говорили, Блохин и Кирсанов совершали указанные выше преступления. При этом имущество, которое было похищено в результате грабежей и разбойных нападений, они использовали по своему усмотрению. В их действиях преобладают как корыстный мотив, так и мотив самоутверждения, причем мотив самоутверждения является доминирующим, так как на протяжении короткого промежутка времени они совершили несколько указанных преступлений и во всех случаях потерпевшим сообщали свои клички.

Обобщая результаты исследований последних лет, можно выделить следующие мотивы антисоциальной деятельности: мотивы самоутверждения (статусные), защитные, замещающие, игровые мотивы, мотивы самооправдания <20>.

<20> См.: Шиханцов Г.Г. Мотивация преступного поведения: Учебник для вузов. М., 1998. С. 81.

Мотивы самоутверждения - важнейшая потребность, стимулирующая широчайший спектр человеческого поведения. Она проявляется в стремлении человека утвердить себя на социально-психологическом и индивидуальном уровнях.

Утверждение личности на социальном уровне означает стремление к завоеванию социального статуса, на социально-психологическом - стремление завоевать личный статус, т.е. добиться признания со стороны личностно значимого ближайшего окружения на групповом уровне. Но это может быть и группа, с которой человек не контактирует, но в которую стремится попасть, стать ее членом. В таких случаях преступление выступает в качестве способа его проникновения в подобную группу, достижения признания <21>.

<21> См.: Там же. С. 81.

Утверждение на социально-психологическом уровне связано со стремлением завоевать личный статус, т.е. добиться признания со стороны личностно значимого ближайшего окружения на групповом уровне - семьи, референтной группы (друзей, приятелей, сверстников, коллег и т.д.). Но это может быть и группа, с которой человек не контактирует, но в которую стремится попасть, стать ее членом. В таких случаях преступление выступает в качестве способа его проникновения в подобную группу, достижения признания. Наиболее характерно это для подростков, молодых людей <22>.

<22> См.: Там же. С. 81.

Утверждение личности на индивидуальном уровне связано с желанием достичь высокой оценки и самооценки, повысить самоуважение и уровень собственного достоинства. Достигается это путем совершения таких поступков, которые, по мнению лица, способствуют преодолению каких-либо психологических изъянов, слабостей и в то же время демонстрируют сильные стороны личности <23>.

<23> См.: Там же. С. 81 - 82.

Из названных уровней утверждения личности именно самоутверждение, по всей вероятности, имеет первостепенное значение, стимулируя жажду признания на социальном и социально-психологическом уровнях. Принимая во внимание исследования ученых-криминологов, приведенных выше, а именно что мотивы самоутверждения составляют примерно 40% случаев, можно сделать вывод о том, что мотив самоутверждения является ведущим, престижного типа и практически происходит на бессознательном уровне.

Самоутверждаясь, человек чувствует себя все более независимым, раздвигает психологические рамки своего бытия, сам становится источником изменений в окружающем мире, делая его более безопасным для себя. Это дает ему возможность показаться в должном свете и в глазах ценимой им группы, и в глазах общества. Эти признания, взаимно дополняя друг друга, обеспечивают индивиду внутренний психологический комфорт и ощущение безопасности <24>. Это проявляется на примере нашей действительности. Подчиняя волю других людей, эти лица являются организаторами заказных убийств, посредством исполнителей совершают различные хищения в особо крупных размерах и т.д., тем самым обеспечивают себе комфортный климат в психологическом смысле и ощущение безопасности.

<24> См.: Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М., 1996. С. 43.

Мотивы защитной мотивации. Исследования показывают, что значительное число убийств имеет субъективный, как правило неосознаваемый, смысл защиты от внешней угрозы, которой в действительности может и не быть. В данном случае страх перед вероятной агрессией обычно стимулирует совершение упреждающих агрессивных действий.

Ю.М. Антонян приводит следующий пример. О., еще будучи подростком, часто совершал хулиганские действия и избивал своих сверстников, если ему казалось, что они хоть как-то ему угрожают. Постоянно был готов к отпору и для этого всегда носил с собой нож. Уже после службы в армии ударил на работе кулаком мастера, который якобы оскорбил его. В другой раз он, подойдя к группе мужчин, ударил одного из них ножом сзади (но лишь порезал костюм) - ему показалось, что они говорили о нем плохо. Через год, увидев у входа в клуб группу подростков, подошел к ним и ударил парня ножом в сердце, от чего тот на месте скончался. О. объяснил свои действия следующим образом: "Он меня обругал, а я ни от кого не потерплю такого". Интересно, что О., по его же словам, убил не того, кто его оскорбил, а другого, рядом с ним стоявшего. Это говорит о том, что ему важно было реализовать свою готовность к нападению, а оскорбления были лишь поводом для вымещения защитной агрессивности <25>.

<25> См.: Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 126.

Мотивы замещения. Нередки случаи совершения насильственных преступлений по механизму замещающих действий. Суть этих действий состоит в том, что если первоначальная цель становится по каким-либо причинам недостижимой, то лицо стремится заменить ее другой - доступной. Благодаря замещающим действиям происходит разрядка (снятие) нервно-психического напряжения в состоянии фрустрации. Замещение действий может происходить разными путями. Например, не только путем агрессии на источник фрустрации, но и путем перемещения агрессии на их родственников, знакомых и т.д. В этих случаях лицо, поссорившись с одним человеком, адресует свою агрессию близким или друзьям этого человека. Замещение действий может происходить путем эмоционального переноса. Например, подросток, ненавидящий своего отчима, портит его вещи. Также агрессия может быть направлена против неодушевленных предметов или посторонних лиц, подвернувшихся под руку. Это наиболее опасная агрессия, поскольку ее объектом часто выступают беззащитные люди. Разновидностью замещающих действий является автоагрессия, т.е. обращение агрессии на самого себя. Не имея возможности выплеснуть свою враждебность наружу, человек начинает распекать себя и нередко причиняет себе различные повреждения.

Игровой тип мотивации достаточно распространен среди воров, расхитителей, особенно мошенников. Сущность данного мотива состоит в том, что лица совершают преступления не столько ради материальной выгоды, сколько ради игры, доставляющей острые ощущения.

Мотив самооправдания. Данный мотив является одним из универсальных мотивов преступного поведения. Сущность данного мотива состоит в том, что субъект полностью отрицает свою вину и, как следствие, отсутствует раскаяние за содеянное. В данном случае действуют механизмы психологической самозащиты, которые снижают, нейтрализуют или совсем снимают барьеры нравственно-правового контроля при нарушении уголовно-правовых запретов. Данные мотивы проявляются в следующем:

  1. исключении ответственности за возникновение криминальной ситуации, которая понимается как роковое стечение обстоятельств;
  2. изображении себя жертвой принуждения, вероломства, коварства и обмана других лиц либо собственных ошибок и заблуждений, которые и привели к противоправным действиям;
  3. убеждении в формальности нарушаемых норм, в силу чего они расцениваются как допустимые;
  4. умалении и приукрашивании своей роли в совершении преступления;
  5. облагораживании истинных мотивов своих действий, в результате чего они представляются извинительными и даже правомерными.

Психологическая сущность преступного поведения состоит в активном стремлении лица добиться осуществления поставленной цели. Оно находит свое выражение в сознательно мотивированных действиях, направленных на достижение определенной цели, независимо от того, совпадает она или не совпадает с наступившими общественно опасными последствиями. Таким образом, психика всегда включена в преступную деятельность. Как правило, она выступает как центральное связующее звено отдельных действий этого конкретного лица, через нее достигается единство в регуляции этих действий и поведения в целом.

Будучи по своему содержанию антиобщественным, преступное поведение с точки зрения его строения отвечает всем признакам волевой деятельности в общепсихологическом ее значении. Волевое действие человека, лежащее в основе построения понятия преступления, можно определить как сознательное целенаправленное воздействие человека на окружающий мир <26>. Таким образом, когда речь идет о психологии правонарушения, это означает, что речь идет только об одном виде человеческого поведения, а именно о волевом поведении.

<26> См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1963. С. 13 - 14.

Волевые признаки представляют собой сознательное направление умственных и физических усилий на принятие решения, достижение поставленных целей, удержание от действия, выбор и осуществление определенного варианта поведения.

Воля есть способность человека действовать в направлении сознательно поставленной цели, преодолевая при этом внутренние препятствия. Воля обусловливает сознательную саморегуляцию поведения и деятельности, мобилизацию или прекращение поведенческой активности, необходимых для достижения осознаваемых субъектом целей <27>. Например, преступление, предусмотренное ст. 158 УК РФ, совершается только с прямым умыслом, т.е. лицо, совершающее кражу, желает ее совершить и причинить тем самым материальный ущерб собственнику. В данном случае лицо самостоятельно регулирует свое поведение, действует сознательно и понимает то, какая цель будет достигнута в результате выполнения осознанных действий. Кроме этого, лицо, имея умысел на добровольный отказ от совершения преступления, осознанно идет на прекращение преступной деятельности, тем самым отказывается от причинения собственнику общественно опасных последствий в виде материального ущерба. И в том и в другом случае субъект действует в направлении поставленной цели, при этом преодолевая определенные внутренние препятствия психической деятельности.

<27> См.: Першина Л.А. Общая психология: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Академический проект, 2004. С. 323.

Необходимой характеристикой всякого волевого поведения и действия является наличие цели, а сопровождает его преодоление трудностей и препятствий на пути к этой цели. Цель также является факультативным признаком субъективной стороны преступления и играет большую роль при квалификации преступлений, определении степени вины лица, совершившего преступление, а также назначении наказания. Но не всякое преодоление характеризует волевое поведение. Примером может служить то, что лицо принудительно заставляет другое лицо совершить противоправные действия, применяя к нему насилие, угрозы и другие средства, при этом человек, мучительно преодолевая себя, выполняет чужую волю, и его действия расходятся с его собственными жизненными правилами и ценностями, он демонстрирует поведение подневольное. За такое поведение уголовный закон ответственности не предусматривает и освобождает лицо, которое демонстрировало подневольное поведение, от уголовной ответственности. Истинно волевое поведение всегда стимулируется мотивом, адекватным цели выполняемой деятельности <28>. Достижение данной цели становится ведущим мотивом волевого поведения. Важная роль в волевом процессе принадлежит мысленному построению будущей ситуации, представлению желаемого результата. Отсюда следует, что лицо, желающее совершить преступление, в своих мыслях прорабатывает ход и развитие ситуации, определяет, какие средства, орудия может он взять с собой, чтобы облегчить совершение того или иного преступления, определяет места возможного укрытия после совершения преступления, а также представляет тот желаемый результат, который наступит в результате совершения преступления. Именно внутренний план позволяет наилучшим образом осознать ситуацию, принять решение и выбрать способы действия.

<28> См.: Там же. С. 323.

В основе волевого поведения лица лежат объективные условия деятельности, понимание субъектом необходимости определенных действий и поступков, подавление тех или иных эмоций.

В психологической науке различают простые и сложные волевые действия. Простыми называются такие действия, при которых побуждение к действию переходит в само действие. Структура этих действий включает цель и сами действия по ее непосредственному достижению.

Примером простого волевого поведения служит преступление, совершенное с внезапно возникшим умыслом, при котором намерение совершить преступление возникает внезапно и сразу же или через незначительный промежуток времени приводится в исполнение. Побуждающими действиями к совершению преступления являются обстоятельства, которые при определенных моментах способствовали совершению преступления. Этими моментами могут быть, например при изнасиловании, нахождение женщины в темном, безлюдном месте в провоцирующей одежде (облегающей, короткой), при совершении кражи - нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения тяжелой степени и др.

Сложное волевое действие включает:

  1. цель предстоящей деятельности;
  2. планирование как осознание временных, индивидуальных, профессиональных и прочих возможностей достижения цели;
  3. мотивы деятельности;
  4. борьбу мотивов и выбор наиболее приемлемого мотива;
  5. принятие решения;
  6. выполнение действий по реализации принятого решения;
  7. соотнесение результата деятельности с поставленной целью и его оценка.

При проявлении сложного волевого поведения лицо, которое приняло волевое решение о совершении преступления, сначала определяет цель, к которой стремится субъект при выполнении объективной стороны преступления, при этом цель является конечным результатом совершения преступления.

Планирование включает в себя приготовительные действия к выполнению объективной стороны преступления, а именно приискание, приобретение орудий, средств совершения преступления, создание условий, способствующих совершению преступлений, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления, распределение ролей и т.д. Кроме этого, обязательно определение мотивов преступления, при этом мотивов может быть множество, но преобладающим будет один.

Наиболее напряженным этапом сложного волевого действия является борьба мотивов (столкновение противоречивых побуждений). Борьба мотивов возможна тогда, когда некоторые из соучастников преступления, например, пытаются склонить к добровольному отказу от совершения преступления других участников преступной группы. При этом другая часть преступной группы не может отказаться от поставленной цели преступления, но в то же время склонна к тому, чтобы и отказаться от совершения преступных намерений. Снятие напряженности в этом случае обеспечивается принятием решения. Либо субъекты будут выполнять объективную сторону намеченного преступления, либо в данном случае откажутся от совершения преступления. Выполнение действий по реализации принятого решения будет сопровождаться выполнением намеченного плана в соответствии с поставленной целью, при этом каждый соучастник будет выполнять ту роль, которую для него отвел организатор преступления. При этом действия каждого будут дополняться действиями друг друга и направлены к одной-единственной цели преступления.

Соотнесение результата деятельности с поставленными целями и его оценка - это конечный результат сложного волевого действия субъекта. В это время сопоставляется реальный причиненный ущерб правоохраняемым интересам общества с желаемым, планируемым ущербом. Проводится анализ участия каждого в совершении преступления, какие были допущены отклонения от выполнения той части действий, которые были поручены соучастнику в выполнении объективной стороны преступления, и др.

Анализируя вышесказанное, можно сделать вывод о том, что сложное волевое действие лица возможно только при заранее обдуманном умысле. Например, некто гр. К., являясь совершеннолетним гражданином, путем уговоров склонил трех несовершеннолетних граждан - В., Ш. и С. к совершению хищений чужого имущества из дачных домов с/т "Дружба" одного населенного пункта Московской области. Побуждающим мотивом данных преступлений являлся мотив корыстной направленности, так как из материалов уголовного дела видно, что изъятое у собственников имущество ими будет реализовано, а вырученные средства будут разделены на четверых в равных долях и направлены на собственные нужды. Являясь совершеннолетним гражданином и организатором указанных преступлений, гражданин К. стал планировать преступления. Планирование заключалось в том, что он приобрел в магазине строительных материалов стеклорез для выставления стекол, фомку для открывания межкомнатных дверей в дачных домах. Накануне совершения преступлений он проходил по с/т "Дружба" с целью установления наличия соседей в домах, наличия путей отхода, мест возможного сокрытия похищенного имущества с последующим их изъятием из тайника. Кроме этого, склонил к совершению преступлений трех несовершеннолетних граждан путем уговоров, при этом организатором были распределены роли каждому соучастнику преступлений. Роли распределялись следующим образом: К. при помощи стеклореза выставляет окно в веранде дачного дома, в который проникают несовершеннолетние В., Ш., а также С. Гр. К. находится на улице и наблюдает за происходящим вокруг. При появлении посторонних граждан гр. К. должен был подать сигнал свистом, после чего скрыться в лесопосадке. На этот свист несовершеннолетние В., Ш., С. должны были затаиться и не показывать признаков наличия посторонних на даче. После изъятия похищенных вещей и ценностей из дачных домов несовершеннолетние граждане должны были передать указанные предметы гр. К., который должен был отнести их от садового товарищества на расстояние около 300 метров и поместить в приготовленный тайник с целью изъятия вещей после окончания преступных действий. Преступное волевое деяние по времени должно было происходить в период времени с 01 часа ночи до 04 часов ночи. После изъятия из тайника на личном автомобиле гражданина К. похищенные предметы необходимо было привезти на дачу к последнему, после чего, посчитав похищенное, осмотрев его, реализовать скупщикам краденого.

В назначенное время указанные граждане встретились в условленном месте и пошли в с/т "Дружба" для выполнения преступного замысла. Дойдя до указанного садового товарищества, несовершеннолетний гражданин С. стал отговаривать других соучастников от выполнения объективной стороны преступления. Принятыми мерами несовершеннолетний С. убедить отказаться от совершения преступления других соучастников не смог, но сам добровольно отказался от совершения преступлений и ушел домой.

Совершеннолетний гр. К. вместе с несовершеннолетними гражданами В. и Ш. выполнили план организатора, совершили хищение чужого имущества из трех дачных домов, похитив оттуда музыкальный центр марки LG, домашний кинотеатр аналогичной марки, два цветных телевизора марки SONY, а также две резиновые лодки. Сумма похищенного имущества составила около 50000 рублей.

Цель данного преступления была соучастниками достигнута, указанные товары были реализованы на рынке на общую сумму 20000 рублей. Данная сумма была поделена соучастниками. При этом гр. К. получил 10000 рублей, а несовершеннолетние В. и Ш. получили по 5000 рублей. Данные денежные средства они использовали по собственному усмотрению.

Что же собой представляли указанные лица? Гр. В. и Ш. воспитывались в неблагополучной семье, состояли на учете в ОДН, ранее совершали преступные деяния в виде краж на территории соседнего региона, злоупотребляли спиртными напитками, занимались токсикоманией. Друзей у них из числа законопослушных граждан не было. Родители злоупотребляли спиртными напитками, часто уходили из дома, оставляя детей одних, без присмотра. Они были предоставлены сами себе. Впоследствии родители были лишены родительских прав, но отрицательное воздействие на детей также после лишения родителей родительских прав имело место. В их поведении явно проявлялась антиобщественная, противоправная направленность, идеалы отсутствовали. Данные несовершеннолетние дружили с себе подобными, тем самым та линия поведения, которую проводили несовершеннолетние В. и Ш., одобрялась тем ближайшим окружением, с которым они контактировали. В окружении В. и Ш. преобладали мнения, позиции и представления, которые расходятся с нормами морали и права. Эти мнения разделялись их товарищами. В результате этого несовершеннолетние В. и Ш. вступили в конфликт с законом и обществом.

В ходе проведения бесед с ближайшим окружением несовершеннолетних В. и Ш. товарищи не осуждали последних, а, наоборот, говорили о том, что В. и Ш. похитили имущество на крупную сумму денег, с какой-то гордостью. Было видно, что в своей малой группе несовершеннолетние В. и Ш. самоутвердились и на них смотрят как на героев.

Думается, что для более точного установления как мотива преступного поведения, так и вины в целом органам дознания, предварительного следствия при проведении предварительного расследования необходимо тестировать подозреваемых и обвиняемых на предмет того, как они сами оценивают свое поведением во время совершения того или иного общественно опасного деяния, т.е. на предмет самооценки. Это позволит более точно распознать, какие мотивы двигали тем или иным преступником в совершении общественно опасных деяний, точнее и правильнее квалифицировать общественно опасные деяния как преступления и впоследствии выносить справедливые приговоры, которые основаны будут не на объективном вменении, а на принципе вины.

Литература

  1. Ворошилин В.В., Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 1987. С. 9 - 10.
  2. Никифоров Б.С. Субъективная сторона в формальных преступлениях // Советское государство и право. 1971. N 3. С. 116.
  3. Лекшас И. Вина как субъективная сторона преступного деяния. М., 1958. С. 48.
  4. Сергеева Т.Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР. С. 51 - 54.
  5. Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве // Ученые записки ДГУ. Вып. 21. Ч. 1. Владивосток, 1968. С. 31.
  6. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юрист, 2004. С. 147.
  7. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. С. 170.
  8. Першина Л.А. Общая психология: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Академический проект, 2004. С. 73.
  9. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Зерцало, 1998. С. 78.
  10. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учеб. пособие. М.: Право и Закон, 1997. С. 93 - 94.
  11. Краткий психологический словарь. М., 1985. С. 189.
  12. Васильев В.Л. Юридическая психология: Учеб. пособие для вузов. М.: Юридическая литература, 1991. С. 249.
  13. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. М., 1998. С. 49 - 50.
  14. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология: Учебник для вузов. М.: Юрист, 1999. С. 163.
  15. Шиханцов Г.Г. Мотивация преступного поведения: Учебник для вузов. М., 1998. С. 81.
  16. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М., 1996. С. 43.
  17. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1963. С. 13 - 14.