Мудрый Юрист

Системно-структурный подход в изучении пенитенциарной политики России (1872 - 1917 гг.)

Алексеев В.И., доцент кафедры теории и истории государства и права ИГП ТюмГУ.

Пенитенциарная политика государства как научная проблема, разработка ее стратегии в условиях уголовно-политического периода тюремного заключения (с 1872 г.) являются актуальными. Посредством применения правового воздействия на осужденных, организации их содержания без административного произвола исправление и перевоспитание являются целью тюремной политики государства. "Пользуясь тюремным заключением как средством исправления, устрашения и изоляции преступного люда, тюрьмоведение изучает это средство всесторонне, исследует его свойства, его отличительные особенности" [1, с. 7].

Тюрьма сосредотачивает свое внимание на изучении индивидуальных качеств человека, установлении пенитенциарных средств и "стремится приспособить все эти средства и способы к индивидуальным особенностям преступных агентов, индивидуализировать тюремный режим" [2, с. 7]. Для ресоциализации арестантов диапазон применяемых средств, приемов, мер пенитенциарно-педагогического воздействия достаточно обширен. В процессе исследования пенитенциарной политики в конкретно исторических условиях этот арсенал постоянно пополняется новыми направлениями. В конечном итоге их синтез создает интегральную, сложную саморегулируемую пенитенциарную систему.

В 80-х годах XIX столетия в результате реформы, системных преобразований появилась реформированная тюремная система с новой структурой исправительных учреждений. Проведенная структурная перестройка системы и функциональные изменения ее элементов, направленные на достижение целей уголовного наказания, гуманизацию исполнения наказания, кардинально меняют пенитенциарную политику.

Изменение пенитенциарной политики в новых исторических условиях объясняется новыми задачами, которые возникли перед тюремной системой в связи с реальными правовыми возможностями реадаптации и ресоциализации арестантов. Пенитенциарно-педагогическая направленность исполнения наказаний реализуется исключительно в системном видении уголовно-пенитенциарного права, эволюция которого сформировала основные контуры пенитенциарной политики уголовно-политического периода.

В новых исторических условиях совершенствуется уголовно-пенитенциарное законодательство, к которому добавляется социальный механизм нормостабилизирующего воздействия осуждения преступления. В порядке сравнительного правоведения отметим, как грубы были в начале политической истории народов формы уголовного суда с пытками, судом Божьим, заклинаниями. Суть приговора заключалась в том, что преступник уходил из зала признанным вредным членом общества [3, л. 3].

В обновленном уголовном законодательстве установлена новая организационно-правовая система, в которой уголовная юстиция устанавливает стабильность правопорядка в обществе, трактует возмездие в форме кары как важнейшую цель уголовного наказания. Концепция позитивного общего предупреждения преступности как функция наказания взаимодействует с мерами пенитенциарного воздействия. Подчеркивая качественное своеобразие уголовно-пенитенциарного законодательства, следует отметить, что складывается специфическая форма нормирующего взаимодействия. Совокупность норм права образует определенную целостность и "появление у системы новых интегративных качеств, не свойственных образующим ее частям, компонентам" [4, с. 47].

Пенитенциарная политика как объект исследования характеризуется не только как простая совокупность норм права и их элементов, а как сложная система, состоящая из определенного количества исследовательских компонентов. В обосновании сложного, многоуровневого понятия пенитенциарной политики выявление ее статической и динамичных сторон, которые выполняют свою специфическую роль в правовом регулировании, тесно связано с выявлением и раскрытием ее структуры.

Методологическое направление исследования пенитенциарной политики представляет классификацию различных уровней ее системности, и "...с этих позиций яснее становятся и перспективы системного подхода" [5, с. 114]. Системный подход принадлежит ко второму уровню в классификации методологии и тесно связан с уровнем философской методологии. Системная постановка проблемы в познании объекта исследования ставит ряд условий, выполнение которых тесно связано с постановкой проблемы его целостности, исследованием связи. На первый план выдвигается как необходимое условие исследование системообразующих связей, выявление структуры понятия пенитенциарной политики. Наиболее естественный, по мнению Э.Г. Юдина, и прямой путь ответа на поставленный вопрос состоит в том, чтобы расчленить объект на составляющие его части, элементы [6, с. 151].

Изложенное показывает, что для достижения научных результатов в исследовании системности пенитенциарной политики, получения представления об исследуемом как совокупности взаимосвязанных элементов, что составляет предмет познания, правильнее говорить о тесном органическом единстве диалектического метода с общенаучными. Применяемый при этом системно-структурный метод обладает следующими основными принципами системного исследования: 1) выявление элементного состава системы; 2) определение системообразующих связей между элементами и формирование структуры; 3) осуществление взаимодействия различных уровней элементов системы.

Системное исследование пенитенциарной политики не ограничивается познанием лишь элементного состава, который дан исследователю в рамках уголовно-пенитенциарного законодательства. Предмет исследования "втягивает" в орбиту своего изучения и другие части объекта, исследовательские компоненты.

Системно-структурный анализ пенитенциарной политики в стратегии ее исследования предполагает рассмотрение различных уровней системности, в которых элемент (норма права) характеризуется исторической изменчивостью, закономерностью развития. В этой связи в структурно-понятийном ряду категория "норма права" отражает характер как меры наказания, так и меры исправительного воздействия, по которой можно судить, "как взаимодействуют явления между собой в статическом состоянии" [7, с. 77].

Обращает на себя внимание тот факт, что многие исследователи, изучая те или иные системы, рассматривают различные уровни системно-структурного анализа. Так, Д.А. Керимов говорит по крайней мере о трех различных уровнях системности, от односистемных до многосистемных правовых образований (нормы, институты, отрасль права) [8, с. 415]. О разных уровнях системности права и их диалектической взаимосвязи пишут Л.С. Явич, [9, с. 53], В.М. Сырых [10, с. 467].

В.М. Сырых проводит четкую грань между нормами права и элементным составом системы в системно-структурном анализе. Качество элемента всегда имеет целенаправленную пенитенциарную определенность, обладает системообразующими связями, т.к. объединяющие его нормы права в большей степени направлены на ресоциализацию осужденных, имеют конкретный характер исправительного режима. Разумеется, внутренняя структура объекта исследования требует особого рассмотрения ввиду методологического значения понятий "система", "структура", "элемент", "связь". В частности, "системные образования выступают в качестве элементов, которые представляют собой совокупность норм права" [11, с. 467] и составляют его первый уровень. В.М. Сырых, так же как и предыдущие исследователи, выделяет второй уровень - институт права и третий - отрасль права.

К категориям основного структурно-понятийного ряда относятся: норма права, система, форма (источники) права, законность, осуществление права, правовое отношение, правопорядок [12, с. 161]. Формирование структуры объекта, по мнению А.М. Васильева, необходимо начинать с нормы права. Нормативная сторона представляет собой наиболее рельефную видимость права и дает синтез структурных понятий и правовых категорий. "Норму права, - пишет И.А. Ильин, - как правило... можно и интересно подвергать научному анализу... независимо от того, действует она или не действует" [13, с. 22 - 23].

Выдвижение задачи изучения системности, выявление ее качества и структурно-функциональных зависимостей объекта исследования предполагает раскрытие динамики элементного состава, состоящих из совокупности пенитенциарно-однородных правовых норм. Обнаружение системообразующих связей между элементами позволяет раскрыть тенденции в эволюции развития пенитенциарной политики, совершенствовании института лишения свободы. Углубленный анализ элементного состава пенитенциарной политики обнаруживает необходимость различать связи и взаимодействия между отдельными элементами, компонентами, вскрыть противоречия.

Исходя из изложенного, можно утверждать, что между различными нормами права, определяющими наказание, и нормами права исправительного воздействия существуют разнообразные внутренние связи: субординационные (иерархические), координационные (горизонтальные). Существующая упорядоченность норм и элементов права имеет разные направления в обеспечении правового регулирования, что, в свою очередь, позволяет говорить о разных системообразующих признаках, связях и отношениях.

Динамическая система, каковой является пенитенциарная политика, как многоуровневый социальный феномен предполагает исследование ее системности (либо ее отсутствие) как по действующему законодательству в хронологических рамках исследования, так и в историко-генетическом контексте ранее названной периодизации. Поэтому структурный принцип изучения пенитенциарной политики дает представление об определенной внутренней организации объекта, определенной упорядоченности элементов целого. Отсюда следует вывод, что система воздействия политики государства на институт лишения свободы через структуру уголовно-пенитенциарного законодательства, через нормы и институты права создает представление о целостной функционирующей системе.

В эволюции пенитенциарная политика и составляющее ее основу уголовно-пенитенциарное законодательство представляют собой один из компонентов в структуре системы, в которой различные элементы относятся либо к составу внутренней ее организации, либо выступают необходимыми функциональными единицами, влияющими непосредственно на ее содержание, и образуют внешние системообразующие связи. "Думается, - пишет Д.А. Керимов, - что внешняя форма и структура оформляют и содержание, и состав (т.е. субстанцию)" [14, с. 188] объекта исследования.

Тюремное законодательство как важнейший компонент пенитенциарной политики имеет свою внутреннюю форму, выраженную через структуру. В ней выражен "способ организации, определенная упорядоченность частей целого" [15, с. 357]. "Совокупность карательных мер... Кодекса, в их соотношении друг с другом, называется лестницей наказания" [16, с. 207]. Кроме того, совокупность исправительных мер, выраженных через пенитенциарную тематику, говорит о наличии в законе института пенитенциарно-педагогической деятельности.

Таким образом, системообразующая связь "срочности" наказания и норм права пенитенциарного воздействия непосредственно связана с логической абстракцией основного понятийного ряда "правопорядок".

Особого внимания заслуживает рассмотрение системности пенитенциарной политики, заложенной в Законе от 11 декабря 1879 г. В нем впервые с установлением мер наказания и вида исправительного учреждения назначаются и средства пенитенциарного воздействия. Правовая регламентация исполнения наказания формирует новый элементный состав, системообразующие связи между элементами имеют объективное содержание и необратимый характер. Столь категоричное назначение элементов права непременно связано с реализацией идеи централизованного управления тюремной системой.

В связи с изложенным иерархическая связь норм права в структуре пенитенциарной политики предполагает комбинацию отдельных норм права, свойства которых придают ей системную направленность - соединены между собой по определенным содержательным основаниям, называемым элементами.

Из всего многообразия элементов системы, объединенных структурой, для нас важнейшими являются те, которые в процессе исполнения наказания наиболее благотворно воздействуют на арестантов. Лишь однородно пенитенциарный характер правовых норм, находящихся в диалектическом единстве, в соединенном состоянии, дает возможность понять объективную природу их возникновения, исходя из конкретно-исторического подхода изучения эволюционной природы российского законодательства.

Значение системного подхода в выявлении системообразующих признаков является весьма существенной задачей в исследовании. В исторической ретроспективе изучение структуры объекта исследования предполагает выявление его элементов и обнаружение связей (внутренних и внешних). Поэтому исторический метод при изучении тюремной политики "выступает как отношение между познанием сущности права и познанием его истории, а сущность права проявляется исторически" [17, с. 243]. Изучение Наказа императрицы Екатерины II показывает, как в данном документе системно излагается институт лишения свободы в виде тюремного заключения. Общий вывод, по мнению Э.И. Мишле, состоит в следующем: "...смерть злодея менее обуздывает преступление, чем продолжительный пример человека, лишенного свободы, для того, чтобы он искупил трудами целой жизни нанесенный им обществу вред" [18, с. 152].

Системообразующим признаком тюремной системы в соответствии с Наказом стала вновь введенная классификация арестантов тюрем, в том числе женских. Регламентируется тюремный режим в системе средств реализации пенитенциарной политики. Императрица Екатерина II приняла разновременно законодательные меры в отношении способа содержания арестантов, их пищи, одежды, гигиены [19, с. 156]. Примером юридического и нравственного исправления арестантов служат английские тюрьмы. Под влиянием порядка и труда, изложенных в законодательстве в их тесной взаимосвязи, они представляют образец исполнения наказания, где заключенный стремится заслужить высший балл за добросовестный труд и хорошее поведение [20, с. 7].

Именно внутренне организованная структура образуется из определенной связи, системности норм права. При этом используемый "системный подход в исследовании позволяет обнаружить внутренний механизм не только действия отдельных его компонентов, но их взаимодействия на различных уровнях" [21, с. 243]. "...На выявление многообразных связей в объекте исследования и сведение их в единую теоретическую картину" [22, с. 1215], - говорится в энциклопедическом словаре.

Системное видение отдельных элементов структуры позволяет проследить ее изменение с учетом изменения пенитенциарной политики, целей и задач. Стратегия ее осуществления в уголовно-политический период состояла в нормативном закреплении "экономии" использования карательных средств и расширении правовых возможностей для стимулирования правомерного поведения заключенных. Именно такое понимание конкретных свойств элемента системы в виде правовых норм объясняет "не только формальную "законность" нормы и не только ее объективное содержание, но и ее объективное назначение" [23, с. 296]. Элементный состав в рамках внутренней организации пенитенциарной политики создает реальную правовую структуру. В структурно-понятийном ряду пенитенциарно-однородных норм и элементов права связаны не только иерархически, но и обладают качеством связи координации с другими нормами права других отраслей.

Если в иерархическом строении (субординационном) пенитенциарной политики определяется такой порядок элементов, от которых зависит устойчивость системы, то координационные связи системы обеспечивают ей стабильность. Так, например, координация между назначением уголовного наказания и его исполнением поддерживает систему в подвижном состоянии. В этом отношении категория "правотворчество" не только устанавливает точные цели нормообразования. С ее помощью раскрывается нормативная основа закона и затем корректируется практикой правоприменения. Корректирующий характер пенитенциарного права - это такое его качество, когда пенитенциарную политику государства можно не только проводить эффективно, но и придать ей динамичный характер.

Системно-структурный метод при исследовании существенных признаков системности объекта исследования вскрывает органическую связь системообразующих элементов, который выходит за рамки иерархических связей норм и элементов права. Структура объекта исследования на основе принципа связи элементов продолжает расширяться на основе других пенитенциарно-однородных правовых явлений. Задача правотворчества состоит в том, чтобы выявить такие закономерности, которые складываются в юридической практике, и, закрепляя их в законе, обеспечить правоприменителю их эффективное использование. Связи координации норм и элементов права, находящихся вне института пенитенциарно-педагогической деятельности, призваны расширить его возможности, обеспечить дальнейшее развитие стратегии пенитенциарной политики.

Особенность мер пенитенциарного воздействия состоит в том, что оно, тесно взаимодействуя с уголовным правом, осуществляется в соответствии с нормами права. Правовая абстракция "осуществление права" в понятийно-структурном ряду "раскрывает основные условия и способы перевода нормативно-правовых моделей поведения в фактическое, реальное поведение людей для упорядоченности общественных отношений" [24, с. 173]. На взаимосвязь уголовного наказания, его целей и средств их достижения с мерами пенитенциарного воздействия в местах лишения свободы указывают многие исследователи [25].

В пенитенциарной политике государства происходят существенные изменения. С обновлением уголовно-пенитенциарного законодательства вводится новая система исправительных учреждений. Сущность пенитенциарной политики состоит в тесном единстве связи уголовного права с мерами пенитенциарного воздействия, "в том числе с судом, правоохранительными органами, с законодательными учреждениями" [26, с. 14].

Суд в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления, личности преступника индивидуально каждому избирает вид уголовного наказания, срок наказания. Суд тем самым классифицирует осужденных в зависимости от назначенного им режима исполнения наказания, к которым в период отбывания наказания должны применяться одинаковые правоограничения [27, с. 39]. "В данном случае установление процессуальных форм призвано, прежде всего, гарантировать правильное применение норм исправительно-трудового права" [28, с. 53]. "Задача уголовного суда, - пишет И.А. Ильин, - устанавливается как единственная и универсальная для всех его форм: на основании внешнего акта, нарушающего положительно-правовую запретность, исследовать и квалифицировать правосознание нарушителя, устанавливая противоправность его воли в момент деяния (виновность) и в момент суда (наказуемость)" [29, с. 104]. В этой связи представляется весьма значимым то обстоятельство, на которое обратил внимание А.В. Усс: "...если в процессе законотворческой деятельности в нормах права моделируется готовность к охране социального порядка, то на этапе применения санкции подтверждается реальность их выполнения" [30, с. 92].

Социально-психологический механизм включения суда как элемента межсистемных связей говорит о его значении. Как системообразующий признак в пенитенциарной политике уголовно-процессуальное воздействие на осужденных придает усилиям местного тюремного управления в местах лишения свободы строго определенную направленность. "Приговор суда... является юридическим фактом, порождающим уголовно-исполнительные правоотношения" [31, с. 7], который "способен содействовать укреплению представлений об уровне легитимности социального запрета" [32, с. 88]. В этом смысле деятельность суда по предупреждению преступлений исследуется как междисциплинарная проблема, существующая на стыке уголовного и уголовно-процессуального права. К этому следует добавить, что в теории пенализации нравственное значение суда имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Таким образом, в настоящей статье предпринимается попытка выявления системообразующих связей при формировании пенитенциарной политики. Ее интегративные качества зависят от связи и взаимодействия элементного состава. Нормы, институты права других отраслей права, суд, которые имеют связи как иерархические, так и координационные, характеризуют пенитенциарную политику как стабильно развивающуюся систему.

Список использованной литературы

  1. Пионтковский А.А. Тюрьмоведение, его предмет, содержание, задачи и значение. Одесса, 1892. С. 7.
  2. Там же.
  3. РГИА. Ф. 1016. Оп. 1. Д. 770. Л. 3.
  4. Вальт Л.О. Соотношение структуры и элементов // Вопросы философии. 1963. N 5. С. 47.
  5. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки. М., 1978. С. 114.
  6. Там же. С. 151.
  7. Сырых В.М. Логические основания общей теории права: В 2 томах. Т. 1. Элементный состав. М., 2000. С. 77.
  8. См.: Керимов Д.А. Проблемы общей теории права и государства. М., 2005. С. 415.
  9. См.: Явич Л.С. Необходимость и случайность, возможность и действительность в праве // Методологические проблемы советской юридической науки. С. 53.
  10. Сырых В.М. Логические основания общей теории права: В 2 томах. Т. 1. Элементный состав. М., 2000. С. 467.
  11. См.: Там же.
  12. См.: Васильев А.М. Правовые категории... С. 161.
  13. См.: Ильин И.А. Сочинения в 2 томах. Т. 1. Философия права. Нравственная философия. М., 1993. С. 22 - 23.
  14. Керимов Д.А. Методология права. М., 2000. С. 188.
  15. Там же. С. 357.
  16. Познышев С.В. Учебник уголовного права. Очерк основных начал общей и особенной части науки уголовного права. Общая часть. М.: Юриздат Наркомюста, 1923. С. 207.
  17. Васильев А.М. Правовые категории... С. 243.
  18. Мишле Э.И. Второй международный конгресс. Стокгольм. 20.08.1878. СПб.: Тип. П.И. Шмидта, 1878. С. 152.
  19. См.: Там же. С. 156.
  20. См.: Международный тюремный конгресс и английские тюрьмы. СПб.: Тип. М.Н. Анненкова, 1873. С. 7.
  21. Керимов Д.А. Методология права... С. 243.
  22. Энциклопедический словарь. М., 1976. С. 1215.
  23. Ильин И.А. Философия права. Сочинения в 2 томах. Т. 1. Философия права. Нравственная философия. М., 1993. С. 296.
  24. Васильев А.М. Правовые категории... С. 173.
  25. См.: Уткин В.А. Наказание и исправительно-трудовое воздействие. Томск, 1984; Усс А.В. Социально-интегративная роль уголовного права. Красноярск, 1993; Пионтковский А.А. Тюрьмоведение, его предмет, содержание, задачи, значение. Одесса, 1898; Полищук Н.И. Юридические факты в исправительно-трудовом праве. Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 1995; Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части. М., 1984; Его же: Правовое регулирование исполнения наказания (основные проблемы советского исправительно-трудового права). Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1963.
  26. Алексеев С.С. Право на пороге тысячелетия. М., 2000. С. 14.
  27. См.: Перков И.М. Соотношение материальных и процессуальных норм исправительно-трудового права в теории и практике исполнения уголовных наказаний: Учебное пособие. М., 1980. С. 39.
  28. Мелентьев М.П. Функции советского исправительно-трудового права. М., 1984. С. 53.
  29. Ильин И.А. Философия права. Сочинения в 2 томах. Т. 1. Философия права. Нравственная философия. М., 1993. С. 10.
  30. См.: Усс А.В. Социально-интегративная роль уголовного права... С. 92.
  31. Рябинин А.А. Проблемы наказания на новом этапе совершенствования уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Монография. Домодедово, 2000. С. 7.
  32. Усс А.В. Указ. соч. С. 88.