Мудрый Юрист

К вопросу о правах на земельные участки иностранных государств на территории Российской Федерации

Анисимов А.П., ведущий научный сотрудник НИИ современного права Волгоградской академии государственной службы, доктор юридических наук.

Мельниченко Р.Г., заведующий кафедрой гражданского права и процесса Волгоградского института бизнеса, доцент, кандидат юридических наук.

Продолжающаяся земельная реформа и нескончаемые дискуссии среди политиков, журналистов и юристов о целесообразности разрешения апатридам, иностранным гражданам и юридическим лицам приобретать земельные участки в собственность заставляют обратить внимание на такой малообсуждаемый вопрос, как существование еще одного субъекта прав на земельные участки в границах Российской Федерации - иностранные государства. Не менее интересным является и рассмотрение обратной стороны данного явления - возможности приобретения в собственность (или на иных правах) земельных участков Российской Федерацией в зарубежных странах.

Актуальность изложенной проблематики заключается еще и в том, что Конституция России, провозглашая многообразие форм собственности на землю (ст. 9), упоминает иные формы собственности, не раскрывая понятие последних. В связи с этим некоторые авторы отмечали, что в соответствии с ч. 1 ст. 9 Конституции РФ природные ресурсы выступают как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, а значит, собственником государственного имущества выступает народ (который является еще и единственным источником власти) <1>.

<1> Зинченко С.А., Бондарь Н.С. Собственность. Свобода. Право. Ростов-на-Дону, 1995. С. 101.

Такая позиция была подвергнута обоснованной критике, поскольку применение таких понятий, как "народ" или "достояние народов", в сфере правового регулирования приведет к расплывчатости и неконкретности, появлению споров и конфликтов. Собственность государства является общенародной лишь постольку, поскольку интересы государства соответствуют интересам общества в целом <2>. Более того, собственность в юридическом смысле предполагает персонификацию, следовательно, народ, для того чтобы выступать субъектом права собственности, должен иметь юридически оформленное организационное единство, а таковым могут являться государство, юридические лица и т.д. <3>.

<2> Прокаев А.В. Право государственной собственности на недра // Юрист. 2004. N 1. С. 37.
<3> Прохорова Н.А. Понятие "управление" в земельном праве // Государство и право. 2003. N 6. С. 93.

В связи с этим куда более обоснованной представляется позиция Г.В. Чубукова, отмечавшего, что новые формы собственности могут появиться в будущем, поскольку экономика выше права. Уже сейчас говорят о собственности казачьих обществ, общин коренных малочисленных народов и т.д. <4>. В.В. Демьяненко, например, доказывает необходимость понимания в качестве иных форм собственности кооперативной собственности, которая не является ни частной, ни государственной, ни муниципальной <5>.

<4> Чубуков Г.В. Природоресурсное право Российской Федерации: Учеб. пособие. М., 2003. С. 34.
<5> Демьяненко В.В. Крестьянская производственная кооперация в современной России: правовые проблемы становления и развития: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 11.

Некоторые авторы идут еще дальше, утверждая, что "иные формы собственности, предусмотренные Конституцией РФ, - это коллективная (корпоративная) и личная собственность. Коллективная (корпоративная) собственность есть собственность одного субъекта, коллектива членов юридического лица" <6>.

<6> Тархов В.А., Рыбаков В.А., Фатеев М.А. О коллективной (корпоративной) форме собственности // Юрист. 2006. N 12. С. 27.

Не разделяя последнюю концепцию, пытающуюся возродить представления о собственности времен развитого социализма, заметим, что перечень всех возможных иных форм собственности на землю является отдельной темой научных исследований. При этом представляется, что в качестве иной формы собственности на землю могла бы выступать собственность иностранных государств на земельные участки в границах территории Российской Федерации.

Действующее земельное законодательство не содержит однозначной нормы относительно такой возможности. Согласно ст. 5 Земельного кодекса РФ участниками земельных отношений являются граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Кроме того, ЗК РФ регламентирует вопросы приобретения в собственность земельных участков иностранными гражданами и юридическими лицами. Иностранные государства в ЗК РФ не упоминаются.

Это же положение можно наблюдать и в гражданском законодательстве. Так, согласно ч. 2 ст. 212 ГК РФ имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований. Здесь так же, как и в земельном законодательстве, иностранные государства не упоминаются в качестве субъектов права, но уже в отношении собственности на имущество в целом.

Между тем на территории Российской Федерации располагаются десятки посольств и консульств иностранных государств, причем не только на территории г. Москвы, но и по всей стране. Так, в г. Санкт-Петербурге находится Генеральное консульство Республики Кипр; в городах Екатеринбурге и Ростове-на-Дону (с канцелярией в г. Новороссийске) находятся Консульства Республики Болгария; в г. Екатеринбурге находится также Генеральное консульство Чешской Республики и Генеральное консульство Великобритании; в г. Владивостоке находятся Генеральные консульства Японии и США и т.д.

При этом возникает вопрос о правовом режиме земельных участков, занятых дипломатическими учреждениями, а также земельных участков с расположенными на них объектами, призванных обеспечивать нужды их сотрудников (например, участки под зданиями, где проживают дипломатические сотрудники, их дачи, школы для детей и т.д.).

Нормы международного права внешних сношений напрямую не регулируют вопрос о возможности приобретения государством в собственность земли, находящейся под комплексом зданий посольств и консульств. Этот вопрос отдан на откуп национального права страны принимающего государства (государства, где находится дипломатическое или консульское представительство). Однако международно-правовая практика свидетельствует о том, что ряд государств предоставляет земельные участки в собственность другого государства под дипломатические нужды. Это обстоятельство отмечают многие юристы-международники: "Гражданско-правовой статус (аренда, приобретение в собственность) здания и земельного участка, занимаемых представительством, не влияет на иммунитеты и привилегии последнего" <7>.

<7> Международное право: Учебник. 2-е изд., доп. и перераб. / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1998. С. 252.

Рассматривая правовой режим таких земельных участков, следует исходить из важной методологической предпосылки о том, что государство может выступать в правовых отношениях в двух ипостасях: как публично-правовое образование, обладающее государственным суверенитетом, и как субъект гражданских правоотношений. В последнем качестве государственные образования самостоятельно участвуют во внешнеэкономических связях, в том числе как собственники земельных участков, расположенных на них зданий, занимаемых посольствами, консульствами и иными объектами.

В этой связи необходимо разделять публичные (международные) и частные (внутригосударственные) отношения государств между собой по поводу земли. Так, история международного права знает примеры обмена участками территорий между сопредельными государствами. Например, по Договору между СССР и Польшей от 15 февраля 1951 г. обе стороны обменялись равноценными по размеру пограничными участками. Более того, известны случаи, когда участки государственной территории уступались и на компенсационной основе. Обычно это небольшие земельные участки, но случались и неприятные для современной России исключения, например, уступка Аляски. Все эти примеры не могут рассматриваться в контексте земельного права России. Внешне они могут имитировать земельные и гражданско-правовые отношения, например быть оформлены договором купли-продажи, но по сути они остаются публичными договорами и ни в коей мере не подлежат национальному регулированию.

Существует весьма распространенное мнение, что "предоставление иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам права собственности на землю умаляет (ограничивает) территориальную основу жизни и деятельности народов Российской Федерации, создает возможность отторжения земли иностранному государству посредством сделок или предъявления территориальных претензий к Российской Федерации, может привести к нарушению суверенитета Российской Федерации" <8>.

<8> Постановление Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы" // СЗ РФ. 2004. N 18. Ст. 1833.

Последняя позиция уже была предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ, где не встретила поддержки, с чем в данном случае следует согласиться. Представляется, что как таковое наличие земельных участков в собственности иностранных граждан и юридических лиц не влечет посягательств на государственный суверенитет, поскольку все указанные участки подпадают под режим использования и охраны, установленный российским земельным законодательством. Из этого следует, что на правообладателей таких участков распространяются все те же требования и обязанности, что и на российских субъектов. Например, по этим участкам осуществляется государственный (или муниципальный) земельный контроль в общем порядке, а в случае выявления нарушений земельного законодательства правообладателям таких участков государственные (муниципальные) земельные инспекторы выносят предписания об их устранении в общем порядке и т.д. Что же касается возможных территориальных претензий иностранных государств, то, как показывает политическая история России, их предъявление имеет крайне мало взаимосвязей с характером землепользования иностранных граждан и обусловлено причинами совершенно иного порядка.

Для выявления особого правового статуса земельных участков, используемых иностранными государствами в России, следует обратить внимание на международно-правовой режим дипломатических учреждений, предусмотренный Венской конвенцией о консульских сношениях (Вена, 24 апреля 1963 г.). Согласно ст. 31 данной Конвенции "власти государства пребывания не могут вступать в ту часть консульских помещений, которая используется исключительно для работы консульского учреждения, иначе как с согласия главы консульского учреждения, назначенного им лица или главы дипломатического представительства представляемого государства".

Иными словами, территория консульства или посольства юридически является территорией соответствующего государства, и этот аспект их деятельности не вызывает вопросов. Однако данные дипломатические учреждения неизбежно участвуют и в гражданско-правовых отношениях, а следовательно, нуждается в правовом регулировании порядок оформления прав на соответствующие земельные участки. В повседневной действительности постоянно возникает необходимость о вступлении иностранных государств в земельно-правовые отношения в целях покупки (аренды) земельных участков на территории России, например, для строительства посольства.

Анализ земельного законодательства (главным образом ЗК РФ) позволяет сделать вывод о том, что иностранные государства не рассматриваются в качестве субъектов земельных отношений и не могут ни приобретать в собственность, ни даже арендовать земельные участки в России для размещения своих дипломатических учреждений либо иных нужд.

Между тем анализ двусторонних международных соглашений о размещении на территории России иностранных дипломатических учреждений свидетельствует об обратном. Например, распоряжением Правительства РФ от 2 октября 2006 г. N 1361-р "О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германия об условиях предоставления объектов недвижимого имущества в г. г. Франкфурте-на-Майне, Мюнхене и Москве для нужд Генеральных консульств Российской Федерации в Федеративной Республике Германия и Посольства Федеративной Республики Германия в Российской Федерации" предусматривается предоставление германской стороне в аренду на 99 лет для использования Посольством Федеративной Республики Германия в Российской Федерации здания и строений, а также занятого им земельного участка, с установлением арендной платы за пользование этой недвижимостью в размере 1 рубль (один рубль) в год. В аналогичных Соглашениях с Республиками Казахстан и Таджикистан, в их собственность были переданы здания и сооружения, занимаемые Посольствами Республик, с передачей в аренду соответствующих земельных участков сроком на 49 лет.

В вопросах землепользования иностранных государств примечателен зарубежный опыт регулирования данных отношений. Например, Кодекс Республики Беларусь о земле 1999 г. определяет (ст. 2), что "собственность на землю выступает в государственной и частной формах. Земли сельскохозяйственного назначения находятся в собственности государства. Земельные участки могут передаваться в собственность иностранным государствам в порядке и на условиях, которые установлены Кодексом о земле и иными актами земельного законодательства" <9>. Согласно ст. 47 Конституции Литовской Республики 1992 г. земельные участки на праве собственности в соответствии с установленными законами порядком и условиями могут принадлежать иностранному государству - для основания его дипломатических и консульских учреждений. Приведенные примеры не являются единственными.

<9> Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / Отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Я. Сухарев.

Исходя из подобных разрешений, существует обширная практика приобретения в собственность Российской Федерацией земельных участков на территории ряда зарубежных стран. Как правило, такая необходимость возникает при открытии в иностранном государстве посольств или консульских учреждений Российской Федерации. Например, согласно п. 16 Указа Президента РФ от 5 ноября 1998 г. N 1330 "Об утверждении Положения о консульском учреждении Российской Федерации" являющиеся собственностью Российской Федерации земельные участки, здания, сооружения и другое имущество консульского учреждения закрепляются за ним в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В соответствии с п. 16 Указа Президента РФ от 28 октября 1996 г. N 1497 "Об утверждении Положения о посольстве Российской Федерации" являющиеся собственностью Российской Федерации земельные участки, здания, сооружения и другое имущество посольства закрепляются за ним в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

От имени Российской Федерации правами владения, пользования и распоряжения собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом, выступают Правительство Российской Федерации или федеральный орган исполнительной власти, в компетенции которого находятся полномочия на осуществление функций управления и распоряжения государственным имуществом. Существует и достаточно примеров таких покупок земельных участков. Так, распоряжением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. N 1061-р разрешено МИДу России приобрести в собственность Российской Федерации земельный участок площадью 922 кв. метра в г. Лондоне; распоряжением Правительства РФ от 22 сентября 1994 г. N 1514-р предложено осуществить переоформление на Российскую Федерацию права собственности на земельный участок в г. Иерусалиме для строительства на нем за счет иностранных инвестиций служебно-жилого комплекса зданий; распоряжением Совета Министров - Правительства РФ от 14 мая 1993 г. N 832-р поручено МИДу России провести переговоры с израильской стороной о восстановлении права собственности Российской Федерации на здание Сергиевского Подворья (г. Иерусалим) и соответствующий земельный участок; распоряжением Правительства РФ от 2 декабря 2000 г. N 1722-р было разрешено осуществить продажу здания бывшей школы Посольства Российской Федерации в Венгерской Республике с земельным участком площадью 0,44 гектара. Таким образом, в собственности Российской Федерации за рубежом находятся не только земельные участки, занятые непосредственно дипломатическими учреждениями, но и участки иного целевого назначения.

Практикуется и обмен объектов недвижимости на земельные участки, находящиеся в собственности Российской Федерации за рубежом. Так, распоряжением Правительства РФ от 28 мая 2001 г. N 731-р было одобрено приобретение в собственность Российской Федерации служебных помещений общей площадью 1960 кв. метров и 20 парковочных мест для автомобилей на подземном этаже здания "Экуи-тэбл Бэнк", расположенного в г. Манила (Республика Филиппины), путем обмена на находящиеся в федеральной собственности земельный участок площадью 4223 кв. метра, расположенные на нем здания общей площадью 350 кв. метров и два не завершенных строительством объекта служебно-жилого комплекса зданий бывшего Торгового представительства СССР в Республике Филиппины.

Примечательно, что в некоторых распоряжениях в качестве собственника приобретаемого участка называется не Российская Федерация, а ее посольство. Так, распоряжением Правительства РФ от 10 июня 2005 г. N 760-р предложено принять предложение МИДа России о проведении "работ по строительству во Франции (г. Мант, пос. Лимэ, ул. Моссе) здания резиденции Постоянного представительства Российской Федерации при ЮНЕСКО в г. Париже на земельном участке, принадлежащем Посольству Российской Федерации во Франции".

Факт наличия у Российской Федерации в собственности земельных участков за рубежом свидетельствует о возможности приобретения иностранным государствами земельных участков на территории нашего государства. Это утверждение основывается на присущем международному праву принципе взаимности. Так, если России предоставлено право на приобретение земли в собственность за границей и она этим правом активно воспользовалась, тем самым наше государство корреспондирует себе обязанность поступить так же и по отношению к другим государствам. Юридически это можно обосновать ссылкой на ст. 15 (п. 4) Конституции РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права обладают большей юридической силой, чем национальное законодательство России. То есть, несмотря на отсутствие в российском гражданском и земельном законодательстве права собственности на землю иностранных государств, общепризнанная международная практика позволяет это сделать. При этом ссылка на национальное законодательство будет ничтожной.

Наряду с правом собственности у Российской Федерации могут возникать и другие права на земельные участки в иностранных государствах. Так, Правительством Словацкой Республики были переданы Правительству Российской Федерации в собственность за плату здания в г. Братислава, ул. Маротиго, 5 и ул. Порубского, 10 для нужд Дипломатического представительства Российской Федерации, а также переданы в бессрочное и бесплатное пользование прилегающие к этим зданиям земельные участки, включая участки, расположенные под зданиями <10>.

<10> См.: Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2001 г. N 913 "О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Словацкой Республики о приобретении в собственность зданий и предоставлении земельных участков для нужд Дипломатического представительства Российской Федерации в Словацкой Республике" (с изменениями от 8 мая, 17 декабря 2002 г.) // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. II). Ст. 56; 2002. N 51. Ст. 5096.

Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь об условиях размещения Посольства Российской Федерации в Республике Беларусь и Генерального консульства Российской Федерации в г. Бресте (Москва, 17 ноября 1997 г.) (с изменениями от 4 марта 2005 г.) Российской Федерации переданы в собственность различные объекты недвижимости. Земельные участки, занятые дипломатическими учреждениями, жилыми домами и иными объектами (включая даже дачу Посла Российской Федерации) - на 99 лет в безвозмездное пользование.

Практикуется и передача земельных участков Российской Федерации в аренду. Например, в уже упомянутом выше Соглашении между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия российской стороне был предоставлен в аренду на 99 лет для использования Генеральным консульством Российской Федерации в г. Франкфурте-на-Майне комплекс зданий и занимаемый ими земельный участок.

Таким образом, российское законодательство не предусматривает права собственности иностранных государств на земельные участки, даже под дипломатическими учреждениями, в отличие от сложившейся практики ряда зарубежных стран, допускающих существование собственности Российской Федерации в их границах. Более того, очевидно, что иностранные государства в силу заключенных международных соглашений реально выступают в качестве арендаторов земельных участков, расположенных под дипломатическими учреждениями, хотя Земельный кодекс РФ такого субъекта земельных отношений, как иностранное государство, не упоминает в принципе. В этой части представляется целесообразным привести его в соответствие со сложившимися реалиями правовой жизни.

Обобщим все доводы за и против наличия на территории Российского государства земли, находящейся в собственности другого государства.

Основными доводами, отрицающими такое положение, являются:

  1. отсутствие в земельном законодательстве России такого субъекта, как иностранное государство;
  2. исчерпывающий перечень субъектов права собственности в гражданском законодательстве, не включающий в себя иностранные государства;
  3. отсутствие современной практики предоставления иностранным государствам земли в собственность на территории России.

О возможности возникновения права собственности иностранного государства на земельные участки говорят следующие обстоятельства:

  1. Конституция РФ упоминает иные формы собственности, под которыми следует понимать именно право собственности на земельный участок другого государства;
  2. предоставление права другому государству приобретать в собственность землю не может умалить суверенитет Российской Федерации на этой территории;
  3. принцип взаимности обязывает Российское государство предоставлять право собственности на землю иностранному государству.

В один из проектов Земельного кодекса РФ была включена норма следующего содержания: "3. Иностранные юридические лица, предприятия с иностранными инвестициями, международные объединения и организации, иностранные государства пользуются земельными правами и несут земельные обязанности наравне с российскими юридическими лицами, кроме случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или другими федеральными законами". Кроме того, по тексту проекта отмечалось, что "земельные участки могут быть сданы в аренду их собственниками физическим и юридическим лицам, международным организациям, иностранным государствам по договору аренды земельного участка без изменения основного целевого назначения земельного участка" <11>.

<11> См.: проект Земельного кодекса Российской Федерации (внесен депутатами ГД В.В. Похмелкиным, В.И. Головлевым, Г.А. Томчиным).

Авторам представляется, что включение в современное земельное законодательство подобной нормы было бы разумным шагом и соответствовало бы не только Конституции РФ, но и международным обязательствам Российской Федерации.