Мудрый Юрист

Хулиганство

Борис Волженкин, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

Практика применения законодательства об ответственности за хулиганство свидетельствует о наличии значительных трудностей прежде всего в понимании общественного порядка как объекта преступления и критериев разграничения хулиганства и преступлений против личности, поскольку большинство хулиганских проявлений связано с посягательствами на личность <1>.

<1> По результатам опроса специалистов в органах внутренних дел, прокуратуры и судах Республики Башкортостан, проведенного А.В. Рагулиным, 84% респондентов ответили, что они испытывают затруднения при квалификации преступных действий по ст. 213 УК. См.: Рагулин А.В. Хулиганство: уголовно-правовая характеристика. Уфа, 2006. С. 5.

Обзор развития отечественного законодательства о хулиганстве позволяет утверждать, что с течением времени законодатель определился в понимании хулиганства как преступления против общественной безопасности, непосредственно посягающего на общественный порядок и выражающего явное неуважение к обществу, когда причинение того или иного вреда личности, чужому имуществу, унижение чести и достоинства и тому подобные действия являются лишь своеобразными способами, при помощи которых осуществляется посягательство на основной объект - общественный порядок. Легального определения понятия "общественный порядок" не имеется, однако в теории уголовного права утверждается представление об общественном порядке как об урегулированном нормами права и морали порядке (системе, комплексе, укладе) взаимоотношений между людьми, обеспечивающем соблюдение правил общежития, общественное спокойствие и нравственность, безопасные условия повседневной жизни людей <2>. При таком понимании общественного порядка, как непосредственного объекта хулиганства, признак публичности совершения деяния, который ранее рассматривался как основной и обязательный признак хулиганских действий, свидетельствующий о нарушении общественного порядка и выражении явного неуважения к обществу, отходил на второй план. Многие криминалисты обоснованно утверждали, что, хотя хулиганство, как правило, совершается публично, в так называемых общественных местах, вполне возможно и нарушение общественного порядка с проявлением явного неуважения к обществу вне общественного места и не публично.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть" (под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева) включен в информационный банк согласно публикации - ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2006 (издание исправленное и дополненное).

<2> См.: Волженкин Б.В., Шимановский В.В. Квалификация и процессуальные особенности расследования дел о хулиганстве. Л., 1969. С. 5 - 6; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 3-е изд., доп. и испр. М., 2004. С. 527; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 384; Курс уголовного прав. Т. 4. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2002. С. 299; Уголовное право России. Часть Особенная / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 439; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2004. С. 373; Рагулин А.В. Указ. соч. С. 45 и др.

Понимая важность и сложность разграничения хулиганства и преступлений против личности, установления того, что именно общественный порядок был основным объектом посягательства при совершении в соответствующих случаях насильственных действий против личности, высшие судебные инстанции неоднократно обращались к разъяснению критериев решения этой проблемы. В принятом уже после вступления в силу УК 1996 г. Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)" указывается, что "если виновный помимо убийства из хулиганских побуждений совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК и соответствующей части ст. 213 УК" <3>.

<3> См.: Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. С. 245.

Итак, до внесения Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. изменений в ст. 213 УК насильственные действия, совершенные из хулиганских побуждений, квалифицировались следующим образом: нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, повлекших физическую боль, но не повлекших причинения легкого вреда здоровью - по ст. 213 УК; умышленное причинение легкого вреда здоровью - по ст. 213 УК; умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью - по п. "д" ч. 2 ст. 112 УК; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК; убийство - по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК. Иначе говоря, если при нанесении побоев, совершении иных насильственных действий, умышленном причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений именно общественный порядок рассматривался как основной объект посягательства, то при причинении вреда здоровью средней тяжести, тяжкого вреда здоровью либо убийстве из хулиганских побуждений таковым признавались уже здоровье и жизнь человека.

Но поскольку санкция в ч. 3 ст. 213 УК была значительно выше, чем санкция ч. 2 ст. 112 УК, то в случае причинения из хулиганских побуждений с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, вреда здоровью средней тяжести содеянное следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 213 УК, т.е. основным объектом преступления вновь признавался общественный порядок. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, причинившее значительный ущерб (ч. 1 ст. 167 УК), совершенное из хулиганских побуждений, охватывалось квалификацией по ст. 213 УК; однако, если это деяние совершалось при обстоятельствах, указанных в ч. 2 ст. 167 УК, необходима была квалификация по совокупности со ст. 213 УК. Таким образом, при совершении деяний, менее опасных чем хулиганство, именно наличие хулиганского мотива (хулиганских побуждений) позволяло рассматривать данное деяние как хулиганство.

Другой вопрос, что исследователям не удавалось глубоко и полно раскрыть суть хулиганского мотива. Не слишком удачно это было сделано и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)", где убийство из хулиганских побуждений толковалось как "убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства)".

Выработанные более или менее стройные и логичные правила квалификации рухнули после внесения Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ приведенных выше изменений в ст. ст. 213, 115, 116 и 167 УК. Трансформации содержания уголовно-правового понятия хулиганства, естественно, влекли за собой изменение показателей уголовной статистики. В течение нескольких десятилетий хулиганство согласно данным статистики являлось одним из наиболее распространенных преступлений. Заметно сократилось число осужденных по ст. 213 УК. Так, если в 2002 г. по всем частям ст. 213 УК было осуждено 45688 чел., а в 2003 г. - 40431 чел., то в 2004 г. таковых стало 8578, а в 2005 г. - 6318 чел.

В "ученом мире" не сложилось единого понимания содержания современного хулиганства. В частности, довольно распространенным является мнение, что физическое насилие, причиняющее последствия любого характера, не охватывается ч. 1 ст. 213 УК <4>. Напротив, Х.М. Ахметшин пишет, что, "хотя в диспозиции ч. 1 ст. 213 УК... прямо не говорится о применении насилия как признаке уголовно наказуемого хулиганства, применение насилия или угроза его применения в процессе совершения хулиганских действий являются одним из проявлений грубого нарушения общественного порядка, явного неуважения к обществу. Поэтому представляется бесспорным, что объективная сторона ч. 1 ст. 213 УК наряду с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, включает в себя применение насилия или угрозу его применения" <5>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2005 (издание 5-е, дополненное и исправленное).

<4> См., например: Иванцова Н. Перспектива хулиганства - его декриминализация // Законность. 2004. N 11. С. 40; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 6-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 339, 340 (автор Г.Н. Борзенков); Рагулин А.В. Указ. соч. С. 128; Рагозина И.Г. Уголовная ответственность за хулиганство: спорные вопросы квалификации // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы 4-й Международной научно-практической конференции. М., 2007. С. 418.
<5> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 2004. С. 520. См. также: Мальцев В.В. Квалификация хулиганства // Следователь. 2004. N 10. С. 2, 4.

Противоречива позиция Л.А. Андреевой и Г.В. Овчинниковой. С одной стороны, утверждают авторы, в ст. 213 УК в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. "законодатель вообще исключил насилие как способ грубого нарушения общественного порядка. С другой стороны, указание нового Федерального закона на то, что хулиганство - это грубое нарушение общественного порядка, связанное с применением оружия, позволяет сделать вывод, что законодатель имел в виду в ч. 1 ст. 213 любые действия, связанные с проявлением явного неуважения к обществу: физическое и психическое насилие, повреждение или уничтожение материальных объектов и другие действия" <6>.

<6> Андреева Л., Овчинникова Г. Ответственность за хулиганство // Законность. 2004. N 5. С. 7. Столь же противоречива в своих суждениях Е.И. Овчаренко. Заявив, что после изменений, внесенных Законом от 8 декабря 2003 г., единственным объектом хулиганства стал именно общественный порядок, автор в то же время пишет, что "конкретное проявление грубого нарушения общественного порядка выражается в том, что в ходе хулиганских действий было применено насилие, имелась реальная угроза его применения, а также произошло уничтожение или повреждение чужого имущества". См.: Овчаренко Е.И. Правовая характеристика хулиганства // Журнал российского права. 2004. N 3. С. 126 - 127.

"Поскольку применение насилия в соответствии с новой редакцией ст. 213 УК более не является одной из форм выражения хулиганских действий (конструктивным и альтернативным признаком хулиганства), - полагает А.В. Рагулин, - следует признать, что причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью человека в процессе совершения хулиганских действий будет образовывать совокупность преступлений. Поэтому такие действия требуют дополнительной квалификации по соответствующим статьям: п. "д" ч. 2 ст. 111 и ч. ч. 1 или 2 ст. 213, п. "д" ч. 2 ст. 112 и ч. ч. 1 или 2 ст. 213, ч. 2 ст. 115 и ч. ч. 1 или 2 ст. 213, ч. 2 ст. 116 и ч. ч. 1 или 2 ст. 213 УК. В случае, когда причинение вреда здоровью или побои совершаются из хулиганских побуждений, однако не сопровождаются действиями, грубо нарушающими общественный порядок и выражающими явное неуважение к обществу, совершенными с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, дополнительная квалификация по ст. 213 УК не требуется" <7>.

<7> Рагулин А.В. Указ. соч. С. 128 - 129.

Примерно также рассуждает Б.В. Яцеленко: "Убийство, причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью, а также побои, совершенные из хулиганских побуждений, надлежит квалифицировать только по ст. ст. 105, 111, 112, 115 или 116 УК. Если имеет место реальная совокупность названных преступлений и хулиганства, содеянное квалифицируется по совокупности с хулиганством" <8>. Но реальная совокупность наличествует лишь тогда, когда субъект, помимо совершения названных преступлений против личности из хулиганских побуждений, совершил и иные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

<8> См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная / Под ред. А.И. Рарога. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 490.

Отмечу, что Б.В. Яцеленко, как и большинство других специалистов, правильно понимает под применением оружия или предметов их использование для фактического причинения вреда здоровью людей либо создание реальной угрозы такого вреда. Однако фактическое причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений этим оружием или предметом опять-таки согласно данной позиции повлечет ответственность по статьям о преступлениях против личности. В итоге "на долю" хулиганства остаются лишь случаи грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, когда с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, создавалась опасность для жизни или здоровья граждан, но реально физического вреда причинено не было. Стоило ли ради этого создавать специальную норму о хулиганстве с достаточно суровой санкцией, превышающей санкцию ст. 115 УК, которая применяется в случаях причинения легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, но без применения оружия или предметов, использованных в качестве оружия?

Полагаю, что в данной дискуссии правы те специалисты, которые полагают, что и в новой трактовке хулиганство остается деянием, посягающим помимо общественной безопасности (общественного порядка) и на другой, дополнительный непосредственный объект - здоровье. К данному выводу я прихожу с учетом обязательного наличия в составе хулиганства такого признака объективной стороны, как применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Применить оружие - значит использовать его по назначению, т.е. для поражения цели. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 декабря 1991 г. N 5 "О судебной практике по делам о хулиганстве" разъяснялось, что под применением или попыткой применения оружия или иных предметов понимаются случаи, "когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения или в процессе хулиганства создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан".

Логику законодательного решения, "разводящего" причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений по разным составам, относя их к преступлениям против личности или к преступлениям против общественной безопасности (общественного порядка), можно усмотреть в следующем. Если субъект, действующий из хулиганских побуждений <9>, наносит побои, совершает иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, умышленно причиняет легкий вред здоровью, но не использует оружие или другой предмет в качестве оружия, основным объектом посягательства признается здоровье человека и содеянное квалифицируется соответственно по ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 115 УК.

<9> Понятие "хулиганские побуждения" является достаточно сложным, но его рассмотрение выходит за рамки задач, решаемых настоящей статьей.

Применение при совершении этих же действий оружия любого вида или предметов, не относящихся к оружию, но обладающих различными поражающими свойствами (тяжелых, острых, рубящих, колющих и т.д.) и использованных именно в качестве оружия, т.е. для нанесения телесных повреждений или создания реальной угрозы для жизни или здоровья граждан, поражения живой цели, изменяет основной объект посягательства. Видовым объектом становится уже общественная безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов любой личности, а основным непосредственным объектом - общественный порядок <10>. Другой вопрос: прав ли законодатель, когда применение любого предмета (камня, палки, бутылки и т.п.), даже случайно оказавшегося у преступника, признает обстоятельством, способным столь существенно поменять природу преступления?

<10> Л.В. Иногамова-Хегай пишет: "Убийство, причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью, побои, совершенные из хулиганских побуждений, следует квалифицировать по ст. ст. 105, 111, 112, 115 или 116 УК. Квалификация осуществляется только по перечисленным статьям без совокупности со ст. 213 УК, когда самих хулиганских действий не было, а вред потерпевшему был причинен по хулиганским мотивам" (см.: Российское уголовное право. Особенная часть. Т. 2 / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 341). См. также: Уголовный закон в практике районного суда. Научно-практическое пособие / Под ред. А.В. Галаховой. М., 2007. С. 503 - 504 (автор - В.Б. Боровиков).

Однако нанесение побоев и причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений с применением оружия или других предметов - это и есть хулиганские действия.

Относительно квалификации причинения из хулиганских побуждений физического вреда личности с применением оружия или других предметов в мнениях криминалистов единства нет. "Открытым... - пишет В.В. Мальцев, - остается вопрос о степени защищенности нормой о хулиганстве здоровья гражданина, пострадавшего от хулиганских действий". Причинение тяжкого вреда здоровью или убийство из хулиганских побуждений требует дополнительной квалификации действий виновного соответственно по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК либо по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК. Не только состав хулиганства не охватывает указанных, более опасных чем хулиганство преступлений, но и составы последних не охватывают совершение хулиганства. "Иначе без должной охраны остался бы такой важный уголовно-правовой объект, как общественный порядок, а совершение двух преступлений квалифицировалось бы как совершение одного преступления, что попирало бы принципы равенства, справедливости и законности в уголовном праве". Побои и причинение легкого вреда здоровью полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК, а умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью требует самостоятельной квалификации <11>.

<11> См.: Мальцев В.В. Указ. соч. С. 3 - 4.

По мнению В.П. Малкова, "если в ходе хулиганских действий применение оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, повлекло причинение потерпевшему умышленного тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 213 и 111 либо ст. 112 УК" <12>. Автор не уточняет, какую совокупность, идеальную или реальную, он имеет в виду.

<12> Уголовное право России. Часть Особенная. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. С. 442. См. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В.И. Радченко. С. 520 (автор - Х.М. Ахметшин).

На мой взгляд, идеальной совокупности названных преступлений быть не может, реальная же совокупность вполне возможна <13>.

<13> См.: Андреева Л., Овчинникова Г. Указ. соч. С. 9.

Итак, представим ситуацию, когда все грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, состояло в том, что субъект из хулиганских побуждений, без какого-либо повода со стороны потерпевшего либо по явно малозначительному поводу нанес жертве удар ножом. Если потерпевший был убит или удар наносился с прямым умыслом на убийство, но смерть не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, содеянное квалифицируется как убийство (покушение на убийство) из хулиганских побуждений без дополнительной квалификации по ст. 213 УК. Только по ст. 111 УК будет квалифицировано в этом случае умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений.

Более сложен для квалификации случай, когда потерпевшему при таких обстоятельствах причинен вред здоровью средней тяжести. Санкция ч. 2 ст. 112 УК несколько строже, чем санкция ч. 1 ст. 213 УК, поэтому, очевидно, следует согласиться с теми авторами, которые полагают правильной в таком случае квалификацию содеянного по ст. 112 УК <14>, однако при нанесении оружием или иным предметом из хулиганских побуждений средней тяжести вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору или организованной группой содеянное, на мой взгляд, является вооруженным хулиганством, квалифицируемым по ч. 2 ст. 213 УК. Только как хулиганство следует рассматривать причинение из хулиганских побуждений с помощью оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, легкого вреда здоровью и совершение иных менее опасных насильственных действий.

<14> См., например: Андреева Л., Овчинникова Г. Указ. соч. С. 9.

Нужно отметить также проявляющееся в законодательстве стремление изменить само понимание хулиганства как деяния, совершаемого из хулиганских побуждений. Так, в Федеральном законе от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (в ред. Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 148-ФЗ) устанавливается, что экстремистская деятельность может, в частности, выражаться в деятельности общественных и религиозных объединений либо иных организаций, либо редакций средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на осуществление хулиганских действий по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Это нашло отражение и в ст. 282.1 УК, предусматривающей ответственность за создание экстремистского сообщества, т.е. организованной группы лиц для подготовки или совершения по вышеназванным мотивам некоторых преступлений. Среди этих преступлений названо и хулиганство (ч. ч. 1 и 2 ст. 213 УК).

Думаю, что здесь допущена серьезная ошибка. Хулиганство не может совершаться по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, равно как и по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Деяния, совершаемые по таким мотивам, - это уже преступления не против общественного порядка, а против основ конституционного строя и безопасности государства. Одно только возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц по названным мотивам - это уже согласно ст. 282 УК преступление против основ конституционного строя и безопасности государства. Поэтому грубое нарушение общественного порядка с применением при этом оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а также по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы не может рассматриваться как хулиганство. Не случайно в научный оборот криминологов и криминалистов применительно к подобным деяниям вошло определение их как "преступлений ненависти", а не хулиганства.

POST SCRIPTUM

Уже после того, как данная статья была направлена в редакцию журнала и принята к опубликованию, Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму" были внесены очередные изменения в ст. 213 УК и ряд других, связанных с ней статей Уголовного кодекса РФ. Случилось как раз то, чего я опасался и о чем сказано в заключительной части статьи.

Согласно новой редакции ч. 1 ст. 213 УК хулиганство - это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Одновременно указанные мотивы включены как квалифицирующие обстоятельства совершения деяний в составы ряда преступлений против личности (ст. ст. 105, 111, 112, 115, 116, 117 УК).

Таким образом, законодатель установил два равнозначных конститутивных признака уголовно наказуемого хулиганства. Деяние может быть признано преступлением, даже если при грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, не применялось оружие или иные предметы, но в основе этих действий лежали мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Значимость хулиганского мотива (хулиганских побуждений) как критерия, позволявшего судить о направленности умысла на нарушение общественного порядка, окончательно сведена на нет. Получается как бы два вида хулиганства: "бытовое" и "идеологическое".

Как же тогда отграничить нанесение побоев (ст. 116 УК), причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК), совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, от хулиганства, совершенного по этим же мотивам? Представляется, что в таких случаях единственным критерием, позволяющем говорить о преступлении не против личности, а против общественного порядка, грубом его нарушении, выражающем явное неуважение к обществу, остается признак публичности, общественное место совершения деяния, вследствие чего происходит срыв массового мероприятия, нарушается спокойствие, отдых присутствующих граждан, возникает паника, нарушается движение транспорта, наступают иные подобные последствия, которые законодатель абстрактно охарактеризовал как "грубое нарушение общественного порядка".

Повторюсь, что данное законодательное решение является принципиально неверным. Нельзя преступления, совершаемые по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, сводить к бытовым преступлениям против личности и даже к хулиганству. Это преступления против основ конституционного строя, если действительно они порождены названными мотивами. Получается парадокс. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой либо социальной группе, совершенные публично, законодатель считает преступлением против основ конституционного строя (ст. 282 УК), а реализацию этой ненависти либо вражды - преступлением против личности или хулиганством.