Мудрый Юрист

Проблемы отграничения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 312 УК РФ, от смежных и конкурирующих составов преступлений

Сергей Векленко, начальник кафедры Омской академии МВД России, доктор юридических наук, профессор.

Дмитрий Виноградов, соискатель Омской академии МВД России.

При решении задач квалификации наибольшие трудности вызывает определение соотношения ч. 1 ст. 312 УК РФ с некоторыми смежными составами преступлений, а также в случаях ее конкуренции с другими уголовно-правовыми нормами. В настоящий момент повышенный интерес со стороны правоприменителя вызывают вопросы соотношения ч. 1 ст. 312 УК РФ со ст. ст. 160, 177 и 199.2 УК РФ. Особенности признаков предусмотренных ими преступлений являются основной причиной затруднений при квалификации.

Составы преступлений могут иметь лишь один несовпадающий признак, несколько несовпадающих признаков или не иметь между собой ни одного общего признака (кроме возраста и вменяемости). Следует согласиться с мнением Е.В. Благова, который пишет: "Составы, имеющие лишь один несовпадающий признак (именно они в узком смысле действительно являются смежными), легче всего смешать при неправильном понимании их специфических признаков. Разграничение составов, имеющих несколько несовпадающих признаков, должно происходить по каждому такому признаку, иначе говоря, является комплексным" <1>.

<1> Благов Е.В. Квалификация преступлений (теория и практика). Ярославль, 2003. С. 34.

Анализируя действующее уголовное законодательство, В.Н. Кудрявцев справедливо отмечает, что "из приблизительно 300 составов УК более половины могут быть отнесены к числу тех, для которых нетрудно указать один, два и более смежных составов. Примерно 30% всех составов различаются между собой двумя-тремя признаками и 15 - 20% - по четырем и более признакам. Есть "уникальные" составы, для которых трудно указать смежные нормы" <2>.

<2> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2004. С. 128.

Под конкуренцией норм понимаются те случаи, когда одно преступное деяние одновременно охватывается несколькими статьями Особенной части УК РФ. При конкуренции уголовно-правовых норм совершается одно преступление, а на применение при квалификации содеянного претендуют как минимум две нормы <3>. Конкуренция норм отличается от соотношения смежных составов. При конкуренции норм только одна из них имеет признаки, отсутствующие в другой, но в этой другой норме нет признаков, которых бы не было в первой <4>.

<3> См., напр.: Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.: МГУ, 1984. С. 176; Качурин Д.В. О конкуренции уголовно-правовых норм // Российский судья. 2002. N 11. С. 27 - 29 и др.
<4> См., напр.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 215.

В теории уголовного права обычно выделяются:

  1. конкуренция общей и специальных уголовно-правовых норм;
  2. конкуренция специальных уголовно-правовых норм;
  3. конкуренция частей и целого <5>.
<5> См., напр.: Никонов В.А. Научные основы квалификации преступлений: Учебно-методическое пособие. Сургут: Изд-во СурГУ, 2003. С. 50.

Квалификация преступлений должна основываться на принципах уголовного закона. В силу ст. 3 УК РФ преступность деяния определяется только УК РФ и применение уголовного закона по аналогии не допускается. В статье 8 УК РФ устанавливается, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все без исключения признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. В дополнение к этому следует указать требования ч. 2 ст. 6 УК РФ, согласно которым никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. В случае конкуренции общей и специальной нормы согласно предписаниям ч. 3 ст. 17 УК РФ применению подлежит специальная норма.

Разграничению составов преступлений Пленум Верховного Суда Российской Федерации традиционно уделяет особое внимание. Данные вопросы нашли свое отражение в Постановлении от 5 ноября 1998 г. N 14 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические преступления" <6>, в Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве" <7>, в Постановлении от 5 июня 2002 г. N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" <8> и в других. При этом Верховный Суд РФ неоднократно обращал внимание правоприменителя на установленные в ч. 3 ст. 17 УК РФ правила квалификации при конкуренции общей и специальной норм. Например, такие предписания содержатся в Определении Верховного Суда РФ от 25 октября 2000 г. <9> и Определении Верховного Суда РФ от 6 июля 2004 г. <10>.

<6> См.: Российская юстиция. 1999. N 1. С. 55 - 57.
<7> См.: Российская юстиция. 1999. N 4. С. 53 - 55.
<8> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 8. С. 4 - 6.
<9> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 7. С. 15.
<10> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 6. С. 28 - 30.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, отличается от других составов по нескольким признакам. В их числе можно назвать предусмотренный ст. 160 УК РФ.

Анализируя в научной литературе содержание ст. 160 и ч. 1 ст. 312 УК РФ, некоторые авторы указывают, что термин "растрата" в составах предусмотренных ими преступлений имеет различную смысловую нагрузку. В связи с этим его использование в рассматриваемом случае можно считать несоблюдением правил законодательной техники. Такая точка зрения заслуживает внимания, но приводимая авторами аргументация не выдерживает критики.

Например, А. Друзин в качестве обоснования названного выше тезиса утверждает: "...если представить, что растрата, указанная в ст. 160 УК, и растрата, указанная в ст. 312 УК, - одно и то же правовое понятие, то надо признать, что хищение арестованного имущества, совершенное путем растраты, - менее опасное преступление, так как санкции указанных статей отличаются друг от друга: ч. 1 ст. 160 УК предполагает в качестве наиболее строгого наказания лишение свободы на срок до трех лет, а ч. 1 ст. 312 - лишение свободы на срок до двух лет. Хотя, казалось, при таком предположении растрата указанного в ст. 312 УК имущества должна бы считаться более тяжким преступлением, поскольку нарушаются сразу две группы общественных отношений: интересы правосудия и собственность" <11>. Безусловно, А. Друзин прав в том, что определенный законодателем характер общественной опасности деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 312 УК РФ, небезупречен и требует корректировки. Однако непонятно, какое отношение это имеет непосредственно к термину "растрата".

<11> Друзин А. Диспозиция ст. 312 УК РФ требует уточнения // Законность. 2002. N 10. С. 27.

Преступления, предусмотренные ст. 160 УК РФ, относятся к хищениям <12>. Напротив, примененный законодателем в ч. 1 ст. 312 УК РФ термин "растрата" обозначает не только хищение. Согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ под "хищением" в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. При растрате арестованного имущества мотив этих действий не имеет значения. Кроме того, виновный может действовать в интересах собственника растраченного имущества (руководитель в интересах возглавляемого им юридического лица; действующий в интересах собственника совместно проживающий с ним близкий родственник и т.п.), поэтому никакого ущерба причинено не будет. В остальных случаях ущерб причиняется равным образом не только собственнику или владельцу имущества, но и взыскателю или истцу. Таким образом, объем содержания термина "растрата" в ч. 1 ст. 312 УК РФ несколько шире, чем в ст. 160 УК РФ, но в обоих случаях это обращение в пользу других лиц чужого имущества, вверенного виновному.

<12> См., напр.: Бакрадзе А.А. Уголовно-правовая характеристика основного состава присвоения и растраты // Российский следователь. 2004. N 11. С. 13 - 17.

В теории уголовного права считается, что предметом хищения может быть только чужое имущество <13>. Аналогичной позиции придерживался Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" <14>. Рассматриваемый юридический признак непосредственно указан законодателем в ст. 160 УК РФ. Напротив, предусмотренные в ч. 1 ст. 312 УК РФ незаконные действия могут быть совершены как в отношении собственного (сокрытие, отчуждение и незаконная передача), так и в отношении чужого имущества (сокрытие, растрата, незаконная передача и осуществление банковских операций).

<13> См., напр.: Векленко В.В. Квалификация хищений: Монография. Омск: Омская академия МВД России, 2001. С. 76; Завидов Б.Д. Уголовно-правовой анализ кражи // Адвокат. 2002. N 5. С. 3 - 12 и др.
<14> См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 7. С. 2 - 3.

Рассматриваемые составы легко разграничить по предмету преступления. В отличие от ст. 160 УК РФ предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, является только лишь такое имущество, которое подвергнуто описи или аресту.

Необходимо также отметить, что в ст. 160 УК РФ поставлены под уголовно-правовую охрану правоотношения, основанные на праве хранителя брать на себя обязанности по хранению. Применительно же к ч. 1 ст. 312 УК РФ следует говорить о властном подчинении одной стороны другой, когда хранитель назначается и на него возлагается обязанность принять имущество на хранение. Следовательно, в последнем случае осуществляется различная процедура передачи имущества на хранение.

В научной литературе нередко высказываются противоречивые мнения о конкуренции ч. 1 ст. 312 с другими нормами Особенной части УК РФ. Например, Б.Д. Завидов, М.И. Слюсаренко и другие указывают, что ч. 1 ст. 312 УК РФ конкурирует со ст. 177 УК РФ <15>.

<15> См., напр.: Завидов Б.Д., Слюсаренко М.И., Коротков А.П. Уголовно-правовой анализ мошенничества, присвоения или растраты и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (комментарий статей главы 21 Уголовного кодекса Российской Федерации) // Адвокат. 2002. N 6. С. 3 - 13.

Напротив, М.В. Феоктистов, анализируя названные нормы, приходит к весьма некорректному, на наш взгляд, выводу о том, что если при уклонении от погашения кредиторской задолженности виновный растрачивает, отчуждает или предпринимает иные незаконные действия в отношении описанного или арестованного имущества, препятствует удовлетворению требований кредитора за счет такого имущества путем его сокрытия, то содеянное подлежит квалифицировать по совокупности ст. 177 и ч. 1 ст. 312 УК РФ <16>.

<16> См.: Феоктистов М.В. Ответственность за незаконное получение кредита и уклонение от погашения кредиторской задолженности: проблемы теории и практики // Банковское право. 2001. N 1. С. 33.

Незаконные действия в отношении арестованного имущества препятствуют принудительному удовлетворению требований кредитора. В некоторых случаях такие действия могут затруднить или сделать исполнение соответствующего судебного акта невозможным. Тем не менее злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности или от оплаты ценных бумаг возможно не только путем незаконных действий в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту, но и другими способами. В частности, предусмотренное в ст. 177 УК РФ преступление может быть совершено путем отчуждения или сокрытия имущества, на которое арест еще не наложен, и т.п.

Таким образом, ч. 1 ст. 312 УК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 177 УК РФ. Вследствие этого квалификация содеянного по совокупности ст. 177 и ч. 1 ст. 312 УК РФ возможна лишь в тех случаях, когда назначенный хранителем арестованного имущества руководитель организации или гражданин помимо растраты, отчуждения, сокрытия или незаконной передачи этого имущества совершают еще и иные действия с целью уклонения от погашения кредиторской задолженности или от оплаты ценных бумаг. В случаях, если руководитель организации или гражданин в этих же целях совершили только растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу вверенного им имущества, подвергнутого описи или аресту, совокупность ст. 177 и ч. 1 ст. 312 УК РФ отсутствует и содеянное следует квалифицировать только по ч. 1 ст. 312 УК РФ.

Таким образом, ст. 177 УК РФ является специальной по отношению к ст. 315 УК РФ нормой. Необходимо отметить и ст. 157 УК РФ, одновременно являющуюся специальной нормой по отношению к ст. 315 УК РФ и общей по отношению к ч. 1 ст. 312 УК РФ.

Конкурирующей с ч. 1 ст. 312 УК РФ также является ст. 199.2 УК РФ. Названные преступления могут быть совершены путем сокрытия имущества. Слова "сокрыть" и "скрыть" в русском языке имеют одинаковое значение. "Скрыть" что-то означает спрятать это, чтобы кто-то не обнаружил <17>.

<17> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1987. С. 608.

По мнению Б.В. Яцеленко, объектом налоговых преступлений "являются общественные отношения, складывающиеся в сфере финансовой деятельности государства по поводу формирования бюджета" <18>. Другие ученые считают, что понимание налога как публично-правовой обязанности, возникающей из закона, позволяет утверждать, что ее неисполнение должно рассматриваться как деяние, совершенное против государства <19>.

<18> Яцеленко Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности // Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М.: Институт международного права и экономики; Изд-во "Триада Лтд", 1996. С. 202 - 203.
<19> См., напр.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М.: Норма-Инфра-М, 1998. С. 266.

Не вступая в дискуссию с перечисленными учеными, необходимо отметить, что в ряде случаев налоговые и таможенные органы вправе обращаться в суд с исками о взыскании задолженности по налогам или сборам. Самостоятельно, без участия судебного пристава-исполнителя, налоговые или таможенные органы вправе взыскать с неплательщика только денежные средства.

После вынесения судом соответствующего решения взыскание задолженности производится в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Поэтому для обращения взыскания на имущество (денежные средства и иное имущество) судебные приставы-исполнители могут подвергать имущество неплательщика описи или аресту. В такой ситуации общественно-опасные деяния хранителя этого имущества будут причинять вред как налоговым правоотношениям, так и порядку хранения имущества, подвергнутого описи или аресту в связи с исполнением судебного акта.

Важным юридическим признаком предмета преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, следует считать особое назначение имущества. Именно за счет этого имущества должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Диспозиция ст. 199.2 УК РФ является бланкетной, поскольку отсылает к законодательству Российской Федерации о налогах и сборах, которое, в свою очередь, предусматривает обращение взыскания на имущество неплательщика в порядке, определяемом законодательством об исполнительном производстве. Поэтому посредством ареста или описи судебный пристав-исполнитель определяет конкретное имущество, за счет которого и должно быть произведено исполнение судебного акта о взыскании недоимки.

Рассматривая соотношение ст. 199.2 и ч. 1 ст. 312 УК РФ, можно констатировать наличие конкуренции двух специальных норм. В части таможенных платежей общей для рассматриваемых норм является норма, содержащаяся в ст. 194 УК РФ. Применительно к налоговым платежам общая уголовно-правовая норма законодателем не предусмотрена. Такая норма могла бы предусматривать уголовную ответственность за уклонение от уплаты налоговых платежей. В данном случае при конкуренции двух специальных составов применяется норма с наиболее суровой санкцией <20>. Учитывая, что законодатель относит предусмотренные в ст. 199.2 УК РФ деяния к преступлениям средней тяжести, в то время как деяния, предусмотренные в ч. 1 ст. 312 УК РФ, отнесены к преступлениям небольшой тяжести, при их конкуренции следует применять ст. 199.2 УК РФ.

<20> См., напр.: Горелик А.С. Указ. соч. С. 57 - 58.

Таким образом, если собственник, руководитель организации либо иное лицо, выполняющее управленческие функции в этой организации, или индивидуальный предприниматель скрывают вверенное им на хранение арестованное имущество в крупном размере, за счет которого должно быть произведено исполнение судебного акта о взыскании недоимки по налогам и (или) сборам, то такое деяние следует квалифицировать по ст. 199.2 УК РФ.

В правоприменительной практике проблемы с отграничением ч. 1 ст. 312 УК РФ от ст. ст. 157, 177 и 315 УК РФ в основном не возникают. На это уверенно указали 80% опрошенных судебных приставов <21>. Для отграничения используется такой важный юридический признак предмета преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ, как включение имущества в опись или нахождение его под арестом.

<21> В ходе исследования нами было опрошено 268 судебных приставов.

Так, мировым судьей судебного участка N 2 Орловского района Ростовской области вынесен обвинительный приговор в отношении Б., признанного виновным по ст. 315 УК РФ. Судебный пристав-исполнитель дважды предъявлял Б., занимающему должность руководителя сельскохозяйственного производственного кооператива (далее - СПК), требования о необходимости завоза в ходе уборки собранного в полей СПК подсолнечника на склад или крытый ток с уведомлением об этом судебного пристава-исполнителя для дальнейших ареста и реализации этого имущества в целях исполнения судебного решения. В нарушение названных требований руководитель СПК Б. после уборки реализовал собранный подсолнечник без завоза на склад или крытый ток, не уведомив при этом судебного пристава-исполнителя. Таким образом, подсолнечник был отчужден Б. до того, как это имущество было подвергнуто аресту. Поэтому суд правомерно признал Б. виновным по ст. 315 УК РФ, а не по ч. 1 ст. 312 УК РФ <22>.

<22> См.: Архив Судебного участка N 2 Орловского района Ростовской области. Уголовное дело N 4847011.

Проводить анализ применения ст. 199.2 УК РФ в настоящий момент преждевременно, поскольку соответствующая практика еще не сформировалась. К примеру, по данным информационно-аналитического центра УВД Омской области, в течение 2005 г. на территории Омской области не было возбуждено ни одного уголовного дела по ст. 199.2 УК РФ.

Предлагая правоприменителю уголовно-правовую оценку признаков ч. 1 ст. 312 УК РФ в их соотношении со ст. ст. 157, 160, 177, 199.2 и 315 УК РФ, можно утверждать, что ч. 1 ст. 312 УК РФ является так называемым уникальным составом. Применительно к предусмотренному в ней составу преступления полностью смежные нормы в уголовном законе не предусмотрены. Отсутствуют и уголовно-правовые нормы, полностью конкурирующие с ч. 1 ст. 312 УК РФ.

Анализ признаков состава преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, позволяет констатировать, что эта норма может считаться частично смежной по отношению к ч. 1 ст. 312 УК РФ и лишь в некоторых случаях между ними возможна конкуренция.

Составы преступлений, предусмотренных ст. 177 и ч. 1 ст. 312 УК РФ, также в некоторых случаях могут конкурировать. При этом ст. 177 УК РФ будет общей, а ч. 1 ст. 312 УК РФ - специальной нормой. Аналогичным образом соотносятся с ч. 1 ст. 312 УК РФ конкурирующие общие нормы, предусмотренные ст. ст. 157 и 315 УК РФ.

Особые правила квалификации необходимо применять при конкуренции ст. 199.2 и ч. 1 ст. 312 УК РФ. Данные нормы в некоторых случаях следует считать конкурирующими между собой и одновременно специальными по отношению к ст. 194 УК РФ в части уплаты таможенных платежей. Общая уголовно-правовая норма, предусматривающая уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов, законодателем не предусмотрена. Поэтому в случае конкуренции применению подлежит ст. 199.2 УК РФ как предусматривающая более строгое наказание.

Полагаем, что использование предложенной оценки соотношения ч. 1 ст. 312 УК РФ с другими уголовно-правовыми нормами позволит при возникновении рассмотренных ситуаций исключить возможные ошибки в правоприменительной практике.