Мудрый Юрист

Кафедры в решении задач юридического образования

Треушников М.К., заведующий кафедрой гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор, доктор юридических наук.

О кафедрах юридических вузов, их коллективах, роли в педагогическом процессе, научных исследованиях информация в правовой литературе скупа. В учебнике "Юридическая педагогика" (под ред. д.ю.н., проф. В.Я. Кикотя и докт. пед. и псих. наук, проф. А.М. Столяренко. М., 2004) содержатся общие сведения о том, что кафедра является основным учебно-научным подразделением вуза, занимается поисками путей повышения профессионального и методического уровня проведения занятий и т.д. (с. 284).

Проводимое в МГУ им. М.В. Ломоносова совещание заведующих кафедрами общественных наук вузов России посвящено рассмотрению интересной проблемы сохранения положительных традиций в гуманитарном высшем образовании России, а также обсуждению отношения кафедр к нововведениям (инновациям) в высшей школе.

Прежде чем говорить о роли кафедр юридических высших учебных заведений России в образовательном процессе в современный период, замечу, что по данным, опубликованным в "Российской газете", только 15% российских вузов готовят специалистов высшей квалификации (Медведев Ю. Крыша для таланта // Российская газета. 2007. 9 фев.). Эти данные характеризуют высшую школу вообще, а не только юридические вузы.

Приведенная в названной статье информация заставляет заведующих кафедрами общественных наук, в частности правовых, глубоко задуматься над происходящими процессами в высшем юридическом образовании, над сохранением славных вековых традиций подготовки высококвалифицированных юристов в России. Также нельзя не подумать и о критическом отношении к некоторым нововведениям последнего времени.

Инновацией в юридическом образовании является то, что Россия переживает или пережила всплеск рождения (создания) неимоверного множества юридических высших учебных заведений, юридических факультетов в непрофильных вузах.

Известно, что юридических вузов и факультетов, как и других высших учебных заведений, не бывает без кафедр. Кафедра - основное учебное и научное подразделение любого вуза, отвечающее за качество учебного процесса и научные исследования.

Сказанное означает, что мы являемся свидетелями создания, формирования значительного числа новых правовых кафедр, обеспечивающих подготовку юристов с высшим образованием и научно-исследовательскую работу в области права.

По данным некоторых авторов, в настоящее время в России существуют 515 государственных вузов и филиалов и 650 негосударственных юридических учебных заведений и филиалов (Катков В.Ю. Некоторые аспекты развития юридического образования в России. В кн.: Тенденции развития юридического образования в России. М.: Юрист, 2006. С. 71 - 72).

Если формально предположить, что каждый правовой вуз имеет только одну кафедру, то и при таком подсчете количество кафедр будет исчисляться числом свыше тысячи.

Крупные же государственные вузы, например юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, имеют в своем составе более десяти кафедр, а если быть точным, на юрфаке МГУ 15 кафедр. Следовательно, правовых кафедр, о значении и роли которых в современном юридическом образовании в России на данной конференции ведется дискуссия, насчитывается не одна тысяча.

Можно ли говорить о роли правовой кафедры или кафедр в юридическом образовании России в равной степени или одинаково применительно к различным многочисленным юридическим вузам страны? Представляется, что невозможно. Правовые кафедры высших учебных заведений многовариантны. Традиционно в СССР подготовка юристов осуществлялась в солидных государственных юридических учебных заведениях, оснащенных хорошими библиотеками, имеющих высококвалифицированные педагогические коллективы, свои традиции. В 80-е годы прошлого столетия, например, таких юридических вузов насчитывалось всего 56.

Кафедры в этих специализированных юридических государственных вузах были предназначены для преподавания и проведения научных исследований по фундаментальным дисциплинам: теории государства и права, уголовному праву, уголовному процессу, гражданскому праву, гражданскому процессу, конституционному праву и др. Многовариантность ряда современных правовых кафедр вузов в отличие от прошлых лет состоит в том, что на кафедрах соединены преподавательские функции по целому ряду учебных правовых дисциплин.

Кафедры создаются иногда по внутренним возможностям того или иного вуза, по случайным критериям осуществляется соединение на кафедре учебных предметов или разделение этих предметов. Например, в Саратовской государственной юридической академии кафедра гражданского процесса разделена на две кафедры - соответственно гражданского процесса и отдельно арбитражного процесса и адвокатуры.

В Российском университете дружбы народов существует кафедра гражданского процесса и трудового права, которая обеспечивает преподавание целой группы цивильных дисциплин.

На юридических факультетах непрофильных вузов или в негосударственных учебных заведениях можно встретить самые экзотические и разнообразные сочетания преподаваемых на кафедрах учебных дисциплин. Какую эрудицию и начитанность в области права должен иметь заведующий такой кафедрой, чтобы руководить ею на высоком педагогическом и научном уровне?

При существующем многообразии правовых кафедр рассуждать об их роли в преподавании права, традициях, инновациях можно только на уровне определенных философских и педагогических обобщений. Какие правовые традиции преподавания права в России объединяют всех преподавателей права и, естественно, кафедры, какими бы они многовариантными ни были по составу?

В юридической литературе можно встретить различные высказывания относительно традиций в правовом образовании, вплоть до отрицания существования таковых в России. Например, в статье доцента Владивостокского государственного университета экономики и сервиса А.А. Верещагиной "Цель и задачи реформы юридического образования в России: некоторые аспекты" необходимость доминирования в подготовке юристов теоретического, а не прикладного компонента объясняется, в частности, отсутствием в России укоренившихся правовых традиций (В кн.: Тенденции развития юридического образования в России. М.: Юрист, 2006. С. 28).

Соглашаясь с А.А. Верещагиной в том, что в подготовке юристов высшей квалификации должен доминировать теоретический, а не прикладной компонент, нельзя присоединиться к ее мнению, что в России отсутствовали правовые традиции, в частности, в обучении. Московский государственный университет и другие крупные вузы России всегда выступали за фундаментальную подготовку специалистов любых гуманитарных направлений, в том числе и юристов.

Фундаментализм в подготовке юристов высшей квалификации, т.е. преподавание на высоком теоретическом уровне в российских вузах основывается на вековых традициях и представлениях классиков правовой мысли России. Преподавание любой правовой дисциплины должно опираться на современный уровень правовой культуры, сравнительное правоведение и быть связано с юридической практикой.

Об этих трех компонентах юридического образования в России как традиции обучения применительно к гражданскому процессу блестяще писал еще в 1876 г. известный русский ученый К.И. Малышев.

Как плод общечеловеческой культуры, писал Кронид Иванович Малышев, теория процесса должна основываться на материалах всемирной истории и сравнительного правоведения и держаться постоянно на уровне современного сознания образованных народов. Но как наука по преимуществу практическая, она должна раскрывать нам проявление этого развивающегося в общечеловеческом сознании разума в действующем законодательстве страны и в русской судебной практике (Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Предисловие. С.-Петербург, 1876. С. 11).

Традиции обучения, о которых писал К.И. Малышев, относятся к любой правовой дисциплине. Сейчас в диссертациях отдельных авторов как крупное достижение отмечается, что работа выполнена с применением метода сравнительного правоведения. При этом показывается незнание того, что об этом методе как традиционном К.И. Малышев давно написал, т.е. 130 лет назад.

В учебных планах юридических вузов России традиционно много учебных дисциплин (более 30 наименований). Это обстоятельство определяется не субъективными желаниями кафедр вузов, ученых, а системой нашего права, традициями. Декан юридического факультета Калининградского государственного университета профессор О.А. Заячковский подверг критике, правда косвенно, эту традицию юридического образования в России. В статье "Тенденции высшего юридического образования" он пишет: "...нам было бы интересно пристальнее посмотреть на опыт юридического образования европейских стран. Для ЕЮО характерно незначительное число изучаемых дисциплин, в несколько раз меньше, чем у нас, и это позволяет им также достаточно фундаментально готовить юристов, в отличие от нас" (см.: Тенденции развития юридического образования в России. М.: Юрист, 2006. С. 44).

О.А. Заячковский фундаментализм подготовки юристов в России как традицию подвергает сомнению и увязывает эту проблему с многопредметностью наших учебных планов. Трудно себе представить, какой предмет можно исключить из учебного плана: финансовое право, коммерческое право, предпринимательское право или какой-либо иной предмет? Можно, конечно, искусственно уменьшить количество предметов, объединив одним наименованием различные дисциплины. Например, под название учебной дисциплины "Частное право" можно отнести такие предметы, как гражданское право, семейное право, трудовое право и т.д. Формально количество дисциплин уменьшится, но объект познания останется прежним.

Другая традиция, которая остается в поле зрения любой кафедры и любого педагога высшей школы, - это соединение целей образования и воспитания. Эта традиция образования исключительно важна для обучения праву.

Идея не нова, она проводилась в трудах великих педагогов школьного направления К.Д. Ушинского, В.А. Сухомлинского и других ученых. Образование без воспитания может даже принести вред. Сошлюсь на блестящее высказывание известного философа И.А. Ильина. Он выразил свои мысли в книге "Путь к очевидности", в которой писал: "Образование без воспитания - дело ложное и опасное. Оно создает чаще всего людей полуобразованных, сомнительных и заносчивых, тщеславных спорщиков, напористых и беззастенчивых карьеристов: оно вооружает противодуховные силы; оно развязывает и поощряет в человеке волка. Человек, лишенный патриотизма, легко продает силы и ум, и если сможет - богатства страны тем, кто дороже заплатит, не думая ни о современных ему соотечественниках, ни о потомках" (Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993. С. 309).

Какие бы изменения ни происходили в нашу эпоху, мы должны сохранить наше педагогическое мастерство в тех традициях, о которых писали выдающиеся ученые России. Это касается любой кафедры и любого юридического вуза.

В практической деятельности судов, прокуратуры, адвокатуры, других юридических ведомств и служб проблемы квалификации кадров тесно переплетаются с этическими, нравственными аспектами, характеризующими действия, поступки юристов. В качестве примера существования проблемы можно сослаться на факт создания в Московском городском суде комиссии по этике. Как говорится в статье В. Куликова "Ваша честь, будьте любезны", руководство Московского городского суда решило отбить у судей охоту к хамству. В столице создана первая в стране комиссия, которая будет контролировать соблюдение судьями профессиональной этики (см.: Российская газета. 2007. 10 фев.).

Предметом заботы кафедр, их заведующих является повышение квалификации сотрудников, педагогического мастерства преподавателей. В течение длительного времени эту функцию успешно выполняли факультеты повышения квалификации преподавателей (ФПК), в частности, такое подразделение существовало и на юридическом факультете МГУ.

На ФПК сроком до четырех месяцев (на один семестр) приезжали профессора, доценты, преподаватели по соответствующим кафедрам из всех вузов страны. Целый семестр солидными группами они проводили семинары, "круглые столы", обсуждали новинки юридической литературы, вели дискуссии по актуальным проблемам права. Это был живой механизм связи ведущих ученых и кафедр со всеми юридическими кафедрами страны, форма передачи актуальной информации по праву, опыту ведения учебного процесса.

Нововведением в этом отношении, но не положительным, является полная замена повышения квалификации на ФПК прохождением стажировки. Стажировка как форма повышения квалификации педагогов уступает по качеству обучения ФПК. Стажировка проводится сроком до полутора месяцев. Стажеры прибывают на кафедры в одиночку, работают по индивидуальному плану. Того педагогического и научного эффекта, который достигался на факультете повышения квалификации, от стажировки нет.

Пользуясь случаем, хочу критически высказаться относительно верности пропагандируемого тезиса отдельными кафедрами, заведующими кафедр, учеными о существовании тех или иных научных правовых школ - Уральской, Саратовской, Московской и т.д. Имею глубокие сомнения об истинности данных утверждений, их научности и обоснованности.

Ученые-правоведы дореволюционного периода России в своих трудах не употребляли этого понятия и не приписывали себя к той или иной школе по месту нахождения вуза. Наоборот. Между высшими учебными заведениями России и кафедрами был обмен профессурой, педагогами в области права. Это касается С.-Петербургского университета, Московского университета, Казанского университета, Демидовского лицея (г. Ярославль). Если есть учение о наказании в уголовном праве, то логично ли его приписывать к какой-то определенной научной школе по территориальному расположению вуза. Точно так же та или иная концепция иска в гражданском процессе может принадлежать конкретным ученым-правоведам, но не кафедральным школам. Понятие "научная школа" того или иного вуза эксплуатируется зачастую и к месту и не к месту. Нередко за ним скрывается прикрытие слабых научных работ. Представляется более правильным под школой кафедр и вузов понимать наличие крепких творческих связей кафедр, преподавателей со своими учениками, выпускниками.

В заключение несколько суждений об отношении кафедр, заведующих кафедрами к стандартам юридического образования и многочисленной издаваемой учебной литературе по юриспруденции.

Стандарт - это распределение общего суммарного учебного времени за пятилетний срок обучения для специалиста по отдельным учебным предметам и семестрам с указанием форм отчетности студентов. Естественно, для процесса обучения по той или иной правовой дисциплине имеет существенное значение, сколько учебного времени отводится на лекции, семинары и в каком семестре изучается тот или иной предмет, т.е. логика учебного процесса. Однако главное значение имеет педагогическое мастерство преподавателей кафедр по реализации стандарта, т.е. учебного плана. Можно очень много учебного времени отвести на изучение того или иного предмета. Но если неинтересно по нему читать лекции, преподавать по устаревшим учебным пособиям и практикумам, то желаемого результата достижения знаний студентами не будет.

Рассуждениям о современных стандартах юридического образования посвящено много статей. Главное же для кафедр видится не в стандартах, а в содержательной стороне процесса обучения.

В этом аспекте не считаю правильным требование к вузам для проведения аттестации и аккредитации, чтобы каждый юридический вуз или факультет имел свои программы, учебные пособия, разработки. Книжный рынок переполнен учебниками, учебными пособиями, методическими разработками, вплоть до шпаргалок для сдачи зачетов и экзаменов по любому юридическому учебному курсу.

Огромный массив правовой литературы противостоит учебникам, создаваемым традиционно в вузах, имеющих большой опыт и традиции в написании качественных учебников, практикумов, пособий. Возможно, было бы более правильным периодически объявлять конкурсы по учебникам, практикумам, иным пособиям по юридическим дисциплинам и рекомендовать вузам иметь в библиотеке и работать по книгам, победившим на конкурсах.