Мудрый Юрист

К вопросу об образовании и образовательном языке

Речь пойдет о свободе и языке, об образовании и образованности, о правах и праве человека, основанных на полученных наукой данных о реальных свойствах и возможностях человека, потому что существует возможность сделать выводы о разграничении и различении понятий о правах человека и общества, о государственных правах и праве государства как центрального и централизующего определения прав и полномочий самого государства, обусловленных законами и принципами науки, и также об ограничении произвольной свободы, свободы деятельности, информационной свободы, когда такие ограничения осуществляются наложением норм, правил, прав и полномочий, установленных наукой.

Нормы и правила, выводимые из фундаментальных законов наук и научной логики, являются необходимым условием сохранения и безопасности жизни людей, являются эволюционно-поступательным шагом, формационным условием развития мышления, общества и цивилизации в целом, что и осуществляется на основах познания и познанного, на основах выявления и определения этих законов, норм, правил и закономерностей и установления причинно-следственных нормативных критериев в их взаимосвязи и объективной причинно-следственной обусловленности, и поэтому такие нормы и правила не могут рассматриваться как подавление свободы человека, а как раз наоборот, и поэтому являются обстоятельством обеспечения его свободы, условием его интеллектуального развития как обстоятельства обеспечения жизни в индивидуальном и общественном определении эволюционного фактора.

Наложение нормативных ограничений и обусловлено необходимостью сохранения жизни, так как без налагаемых нормативных ограничений сохранение жизни в целом не обеспечивается, не обеспечиваются и не могут быть гармонизированы и гарантированы права человека государством и цивилизацией в целом, что и определяет их общее и всеобщее для цивилизации назначение и их обязательное исполнение институтами государственного управления, институтом образования на основах общности самой системы научных знаний и языка этой системы.

На этих же основаниях явного или неявного знания, на основаниях логической интуиции и возникает при нарушении установленных наукой норм и правил несогласие с действующими правительствами, с действующим, но противоречащим научным нормам и правилам законодательством, с действующей, но нарушающей нормативную базу науки и языка знания экономикой и с плюрализмом свободы слова, но не в повседневности и в межличностных отношениях, а на государственных уровнях и в государственных средствах массовой информации, там, где не могут, не должны нарушаться, но нарушаются логические нормы и правила, как правило, из-за недостаточной образованности, и сами принципы и основы научного знания.

Любой человек, и в первую очередь человек, находящийся в институтах управления, т.е. в сфере координации общественной деятельности, не может быть свободен от общих норм и правил социального уложения и быть освобожден от системы научных знаний, освобожден от ответственности за жизнеобеспечение, освобожден от интеллектуальной деятельности, от труда познания, образования и самообразования, когда самоконтроль и критичность должны проводиться сопоставлением своего мнения с мнением науки.

Индивидуальному мнению, как и свободе слова, не может быть предоставлено право на власть именно потому, что у человечества есть и дана для изучения система научных знаний, что есть и даны законы научного знания, что есть и дана нормативная база индивидуальной и совместной деятельности, и потому, что индивидуальный язык не может быть языком всеобщего назначения, а наоборот, общий образовательный язык должен быть и индивидуальным языком, ибо язык и есть средство общения и коммуникационного определения и взаимопонимания, есть средство обозначения, есть средство совместной познавательной и трудовой деятельности.

И поэтому всякое отклонение от норм языка и приводит к отклонению норм и правил совместной интеллектуальной и трудовой деятельности, что и ведет к отклоняющемуся и асоциальному поведению, что и объясняет необходимость всеобщего обучения языку науки, языку научного знания, а значит, и гармонизации и самоорганизации эмоционального и интеллектуального, к нормализации деятельности функциональных систем организма человека, а не к дезорганизации психической деятельности, как это происходит при неустановлении норм языка, при отсутствии закона о языке, т.е. отсутствии обобщенного знания о том, что такое язык и каково его воздействие на человеческое восприятие, поведение, мышление и сознание.

Действительно, язык есть основа как воспитания, так и обучения человека, но язык должен стать для современности как результирующее познание и познанного как исторически изменяющийся фактор развития и становления цивилизации, как фактор развития и самого языка, и высшей системы образования, идеологическим языком, языком умственного и интеллектуального прогресса, требующим уже иного определения и иных норм и правил современного общения и становления, общего цивилизационного, коммуникационного и нормативного пространства, общей теории эволюции и прогресса, общей идеологии как междисциплинарного и наддисциплинарного логического языка высшей согласованности и упорядоченности, как языка рационально-логического мышления.

Именно ввиду прогресса самого познания и научной деятельности, ввиду прогресса интеллектуального развития людей и необходима упорядоченность достижений прогресса и сброса противоречий первоначального накопления недостоверных, т.е. экспериментально не проверенных данных, сброса метода проб и ошибок предварительного познания, познания, в котором еще не обозначились моменты прихода к общему знаменателю, к общей, всеобщей и конкретной истине, введенной к настоящему времени в состав языка и обязывающей научное сообщество вывести из состава языка все то, что противоречит достигнутому результату, полученному доказательству или опровержению предшествующих предположений, заблуждений и ошибок, и поэтому необходимо привести язык к истинному смыслу полученных научных знаний и избавиться от ложных суждений и выводов периодов до получения достоверных, экспериментально проверяемых знаний.

Человек не может быть свободен не только от рационально-созидательного Труда, от совместной жизни и деятельности, но и от познания, а значит, и от самообразования на основе изучения познанного, доказанного и действующего, от понимания и осознания необходимости соблюдения современных норм и правил, так как при их несоблюдении нарушаются права других людей, права общества и государства, права науки и знания, нормы и правила воспитания и обучения, и поэтому у человека не может быть права нарушать нормы и правила не только социального уложения, но и нормы и правила современного языка, притом не имеет значения, каких установлений, личных мотивов, взглядов, воззрений и убеждений не придерживался индивид, понимая, что может ошибаться и быть неправым, а также и то, что его личное мнение не может быть приоритетным по отношению к правам общества и государства, но может противоречить научным доказательствам, критериям и определениям права, что не может личное мнение служить оправданием незнания того, что установило человечество, когда осуществляло познание, и того, что оно назвало наукой, научным знанием, и что уже само появление научного знания требует отказа от личного, возможно, ложного, ошибочного мнения и от изучения полученного наукой истинного знания и языка науки, и, конечно, когда литературный язык нельзя считать научным и образовательным языком для современности.

Общество и государство не может себе позволить свободу мнения там, где решаются проблемы сохранения жизни, проблемы жизнеобеспечения, проблемы эволюции, социальной коммуникации, прогресса и развития. Общество и государство не может наделить себя правом оставить детей вне умственного и образовательного развития, не может присвоить себе право сокрытия истины и право научить детей непроверенным суждениям и ложным выводам личного мнения, оставаться вне морали и ответственности за настоящее и будущее.

И более того, когда в обществе начинают действовать такие произвольные свободы, то необходимо применить санкции к тем, кто противоречит, действует против эволюции и прогресса, к тем, кто противоречит, действует против интеллектуального закона, так же как общество применяет санкции по отношению к заразным болезням, ставящим под угрозу общего заражения само его существование, к тем, кто нарушает нормы языка и общенаучной логики, когда заражение имеет определение не только в инфекционном смысле, но и в смысле перенятия и подражания языковым отклонениям и отклонениям в нормах поведения.

Научно-образовательное равенство не достигнуто даже на высшем уровне управления и при решении задач общественного прогресса и развития мировой цивилизации, и потому именно высшая система научных знаний и обладает правом на обучение и правом на власть, правом на юрисдикцию, а не мнение, в каком бы количественном измерении оно ни преобладало, но зачастую находится в противоречии с законами Знания.

И именно ввиду того, что образовательного равенства не достигнуто, и невозможна прямая интеграция народов, когда в мире происходят естественное международное разделение труда и интеграция научных знаний, хотя и сохраняется при этом статус-кво народонаселения, но пока еще не устранены существенные препятствия для интеграции и вхождения разных народов в мировое сообщество, потому что нет у народов ориентации на высшую систему научного знания и образования, на соблюдение установленных наукой норм и правил сохранения человека, его интеллекта. Отсюда следует, что невозможна интеграция народов на условиях непризнания научного кодекса мировым сообществом и при условии отсутствия у мирового сообщества современного образовательного языка общения, понимания и взаимопонимания.

Россия не может согласиться на такую интеграцию, на условиях мирового сообщества вхождения в мировое сообщество, именно потому, что мировое сообщество не приняло и не применяет на государственном уровне современный научный кодекс знаний, а Россия не может отказаться от постулата научного развития, от научной организации общественных отношений, не может согласиться с требованием мирового сообщества о ликвидации научной идеологии, о ликвидации логической грамотности, достигнутой в России, отказаться от кодекса научных принципов и законов, не может отказаться от пока ведущего положения в мире, ибо не могут быть ведущими другие страны, лишенные научно-идеологического обеспечения, страны, не достигшие даже понимания значимости познания, сути и смысла созданной Россией идеологии, идеологии сохранения человека и развития, значимости и предназначения кодекса знаний, метода и методологии познания и научной деятельности, значимости самого научного знания как основы сохранения жизни и жизнеспособности самого человека.

Мировое сообщество не несет никакой ответственности за сохранение исторических архаизмов, опасных в распространении на весь мир традиций и обычаев, но информационно произвело в России замещение и вытеснение достоверных и проверяемых знаний, действуя посредством подмены понятий, критериев и определений, притом обладая энергетическими мощностями распространения информации, но информации, не обеспеченной высшим уровнем образования и образованности ее распространителей, не обеспеченной критериями истинности или ложности суждений, и потому вся поставляемая информация превращается в дезинформацию и является обстоятельством дезорганизации общественных отношений в самой России, где также не все благополучно с понятием об информации и дезинформации, где такое же образовательное неблагополучие и у тех, кто занят не только распространением информации, и у тех, кто причисляет себя к деятелям и носителям культуры, которые, не имея высшего научного и логического образования, утратили идеологические основы оправдания своей деятельности и превратили эту деятельность из социально-интеллектуальной в асоциальную, в деятельность, направленную против науки, на дискредитацию науки и ее идеологии, осуществляемую против общества и человека.

Россия еще в начале XX в. не только провела ликвидацию всеобщей начальной неграмотности и, естественно, могла осуществлять это только на русском языке, ибо не могла изучить более ста языков населявших ее народов, не только ввела всеобщее и обязательное образование, но и приняла к исполнению на государственном уровне кодекс науки, допустила к управлению, в частности и на высшие государственные посты, людей без высшего научного образования, когда само принятие такого кодекса требовало проведения конкурсного назначения на должности, предварительной аттестации, но именно это требование не выполнялось, и ни один государственный деятель не подвергался экзаменационной проверке на усвоение научных знаний, что являлось и является обстоятельством персонификации власти, ее волюнтаризма и полной безответственности.

Проблема состоит и в том, что не осуществлялись дифференциация, различение статуса образования вообще, на специальное и научное, и все образование стало пониматься как научное даже тогда, когда к научному было отнесено и музыкальное образование, и диплом выдавался не за изучение знаний науки и ее теории, не за изучение научной логики, а, например, за умение играть на музыкальных инструментах, за умение лицедействовать на театральной сцене, за артистизм, который мог и может позволять себе извращать основы жизнеустройства общества и общественных отношений, не соблюдать нормы, правила и требования научного знания и даже не помогать образовательной системе дополнять ее средствами искусства в деле воспитания, обучения и социализации человека.

Диплом не может, не должен являться пропуском к власти, так как диплом дает право только на индивидуальную деятельность в рамках обозначенной специализации и профессионализации именно потому, что всей полнотой власти должна обладать только вся система научных знаний и не может обладать ни один ее фрагмент, как и не может служить допуском к власти научное или воинское звание, когда как предписание государственной деятельности должно задаваться общенаучной системой знаний и обобщающей систему научных знаний научной идеологией, и это значит, что к государственной деятельности могут быть допущены только люди, умеющие читать, понимать и знать и правильно применять научную идеологию, понимать ее обобщающую ценность и значимость для прогресса и благополучия общества, и не могут привлекаться к управлению государством и обществом, в частности, люди, обладающие только литературным образованием, так как литературный язык непригоден для адекватного отображения реальной действительности и практической рационально-созидательной деятельности.

Формальная логика, как и диалектическая логика, как и логика познания, эксперимента, моделирования и экстраполяции, в сочетании с логикой созерцания и повседневности не исключают, а дополняют друг друга и в целом образуют общенаучную логику, ее метод и методологию, учитывающую и факт недостаточности уровня образованности общества, что в какой-то мере может и должно возмещаться централизованным научным идеологическим обеспечением всего общества.

И потому защита научной идеологии и научного мировоззрения есть непременное условие научного сообщества, потому что защита научной идеологии есть интеллектуальная защита России, и если этого не происходит, то к ответственности, в особенности, должна быть привлечена Академия наук за допущение такой вседозволенности, за утрату контроля над научной деятельностью и научным обеспечением общества, потому что идеология есть научная дисциплина, есть предмет преподавания, обучающий рационально-логическому мышлению и его высшему проявлению - аксиоматическому методу мышления и развивающий интеллект человека и общества.

Без научного обучения нет и не может быть и научного знания, а произвольное мнение не может заменить научное знание и быть поставлено на его место, как это и было в прошлом и незаконно имеет место быть в настоящем.

Свобода и равенство не означают, что любой народ может идти в Россию, покидая свои уделы, но это означает, что любой народ должен жить на своей земле, но учиться у России, так как Россия исторически является научно-идеологическим центром и единственной страной в мире, пока обладающей именно интеллектуальной идеологией, пока осуществляет задачу просвещения, и именно поэтому надо учиться у России, получать у нее научные знания и распространять их в своем народе. Но для самой России становится опасным, когда происходит приход в Россию людей с другой системой ценностей, нравов, суеверий и привычек, с другой системой понятий и традиций, который уничтожает не только приоритет и право России в деле просвещения, но и уничтожает русский народ, лишая его своей идеологии, своей цели и своей деятельности, так как не Россия в данном случае посягает на другие народы и страны мира, а другие народы и страны мира совершают агрессию против России, требуя от нее себе равных прав без отказа от своих традиций на территории России, что и вступает в противоречие с принятым в России и кодексом научных знаний.

Россия с начала XX в. эффективно и интенсивно несла научные знания другим народам и странам, и понятно, что на протяжении этого периода ни один другой народ не мог нести обобщенные научные знания в Россию. И притом надо помнить, что научные знания не бывают разными, плюралистическими, а разными бывают культовые обычаи, традиции и суеверия, тогда как система научных знаний всеобща, интернациональна, наднациональна, что и требует всеобщего приобщения к научным знаниям, и только тогда можно заявлять о своих требованиях и претензиях, когда научные знания будут хорошо изучены, усвоены и правильно и своевременно применены.

Россия, ориентируясь на научные законы и установления, сможет обезопасить себя от внутренней обвиняющей Россию информации и от иностранного негативного информационного влияния, учитывая при этом, что в странах мира не осуществлен переход на общенаучную систему законов научного знания и на общенаучную междисциплинарную логику, на язык научного знания, и учитывая то, что страны мира в целом сохраняют привычки, нравы, обычаи и традиции донаучного периода истории и оценочную произвольность критики и право внесудебных обвинений России, право субъективизма при описании событий, сохраняют историческую предвзятость и тенденциозность интерпретаций и при этом нарушают правила логического счисления и вывода, правила формулирования суждений и учета причинности и детерминизма.

Для современности необходимо строгое разграничение языка на символический, мифологический, конвенционный, литературный, религиозный, этнический и нормативный язык науки и научного знания, нормативный не только в определении правописания, произношения и ударения, но нормативный в определении логической дисциплины мышления, в определении адекватности и соответствия обозначаемому и обнаружимому, описываемому логическим дисциплинарным языком науки.

Вопрос в том, что все особенности и разновидности языка и его применимости и функционирования в обществе и повседневности должны быть дифференцированы, разграничены и должно быть объяснено правоприменение и полномочие языка, так как вопрос касается сохранения адекватности восприятия, понимания и критичности, касается проблемы мышления и здравомыслия, проблемы эмоционального и умственного развития, проблемы воспитания, обучения и критериев расстройства сознания и мышления, социальной и медико-биологической клинической вменяемости и невменяемости, а значит, и необходимости синхронизации и централизации общесоциального, общеобразовательного и общегосударственного языка, как и языка управления, языка правосудия и определения языка мнимого, иллюзорного и неадекватного.

Обществу необходимы критерии разграничения и дифференциации языка, критерии распознавания нормы и анормальности для сохранения и поддержания разумности, так как наукой установлена не только информационная зависимость людей, но и возможность влияния на людей анормальности, прямой преднамеренной дезинформации, как и анормальной агитации, пропаганды, как и политической, экономической, религиозной, публицистической и литературной, о чем не осведомлено общество, и поэтому оно часто и попадает в информационную зависимость.

Для таких дифференциации, разграничения и демаркации и необходимы научные критерии и определения, нужны законы и принципы научного знания, с помощью которых и можно определять границы соответствия и несоответствия, правильного и неправильного, границы истинности и ложности, добросовестного или недобросовестного заблуждения и лжесвидетельства, которыми переполнено информационное пространство современности, которые ответственны за чрезвычайное неблагополучие в России и других странах мира и которые представляют непосредственную и реальную угрозу не только от индивидуальной и организованной преступности, от действий и деятельности экстремистов, сепаратистов и террористов, от вооруженных конфликтов и войн, но и происходят утрата адекватности восприятия и потеря критичности и здравомыслия людей.

Ложность, противоречивость информации как от смешения разграничений языков разного уровня и жанра, языка повседневности и логического языка науки, так и от ложности оценок и мнений, без наличия и применения критериев их определения и выделения, приводит к всеобщей дезорганизации отношений уже не к локальной, как это было в прошлом, а к всеобщей дезорганизации и к антагонизму отношений, к деятельности на ложных посылках и неправильных психологических установках, при воздействии противоречий и разногласий на уровне государственных и региональных различий власти, ее дискреционного и религиозного определения, на уровне бесконтрольной и безответственной авторитарности и волюнтаризма субъективной свободы слова и мнения.

Исторически первоначальные языки религий и литературы не являются языками дисциплинарного познания, научного знания и мышления, языками адекватности и ответственности за сохранение жизнеспособности, жизнедеятельности и жизнеобеспечения, языками, на которых возможно осуществление прогрессивного развития, прогнозирования и реальной предсказуемости, и поэтому для современности необходим переход на общий единый язык и определение права, прав и полномочий законов научного знания, на образовательную, а не жанровую, религиозную, литературную и должностную иерархию и субординацию, на определение гениальности знаний и гениальности людей, способных изучать и реализовывать знания науки и отказаться от определения одаренности и гениальности артистизма и якобы негениальности, отсталости и недостойности людей любой другой профессиональной деятельности, и притом именно эти люди и производят все реальное и обеспечивают все необходимое для поддержания, сохранения и развития жизни.

Интернационализм означает не соединение и объединение народов на любых условиях, а признание разумности людей, а значит, и возможности приобщения людей к научному знанию, распространение научных знаний, системы научных знаний на все народы, ликвидацию необразованности, что и обеспечивает снятие умственной заторможенности, психологической запущенности, задержки умственного развития и активизации развития, сознания и мышления через обязательное обучение, потому что иного способа интеллектуальной активизации и получения образования нет, поэтому в современных условиях и должны выделяться и выноситься в образовательную систему и в идеологическое обеспечение необходимые для умственного развития и интеллектуальной активизации научные знания, предопределяющие и осуществление интеллектуального развития на основе научного изучения свойств и особенностей, присущих человеку.

Научные знания не только интернациональны, наднациональны, но и интерсубъективны, что и определяет возможность эволюционного исторического перехода на объективность, на интеллектуальные, но не ритуальные отношения и дает возможность определения ложности или истинности суждений, ложности или истинности правовых отношений, общественных, национальных и международных отношений, т.е. вопрос общественных отношений может и должен решаться с позиций современной системы научных знаний, потому что система научных знаний и есть достигнутый высший современный интеллектуальный уровень мировой цивилизации, и другого определения интеллектуальности человечество пока просто не выработало.

P.S. Согласно п. 5 ст. 29: Конституции Российской Федерации "гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается". И это в принципе правильно, но нельзя и чтобы в обществе бесконтрольно распространялась информация, приносящая вред здоровью людей с точки зрения психофизиологических и медико-биологических свойств и особенностей человека. Необходимы соответствующий юридический закон или законы, согласованный или согласованные с законами научного знания, регламентирующий или регламентирующие распространение информации и которые бы отсекали вредные для здоровья людей информационные потоки, что необходимо и для безопасности, сохранения и интеллектуального развития как отдельного человека, так и всего общества в целом.

Литература

  1. Симкин В.С., Люксембург А.В. К вопросу об образовании и образовательном языке // Время. 2003. 5 июня.
  2. Конституция Российской Федерации. М.: Кодекс, 2002.