Мудрый Юрист

Установление истины в уголовном судопроизводстве РФ как способ борьбы с преступностью

Пальчикова Н.В., соискатель Воронежского государственного университета, следователь РУВД (2003 - 2005 гг.), старший лейтенант внутренней службы.

Судебная деятельность всегда занимала центральное место в уголовном судопроизводстве и находилась в центре внимания ученых и практиков. Как и любая человеческая деятельность, судебная деятельность должна отвечать определенным целям. На наш взгляд, судебная деятельность, как и предшествующая ей деятельность органов дознания и следствия, имеет своей целью достижение истины, т.е. установление судом фактов и обстоятельств рассматриваемого дела в полном и точном соответствии с действительностью, что является обязательным условием справедливого разрешения уголовного дела. Достижение истины по рассматриваемым судами делам является важнейшим требованием законности, обязательным условием борьбы с преступностью и необходимой гарантией прав граждан, которые могут быть осуждены и подвергнуты наказанию за совершение преступления только при полной и несомненной достоверности их виновности. В противном случае, когда правосудие ошибается, это становится самым большим позором тех, кто его вершит.

В.А. Рязановский, разделяя подобную точку зрения, сделал более точное утверждение: "Интересы публичные, интересы правильного отправления правосудия требуют достижения материальной истины, которая является целью процесса".

Однако обязанность суда по установлению истины не нашла прямого закрепления в УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР. На наш взгляд, органы следствия и суда могут и должны установить по делу истину, прийти к единственно правильному, достоверному выводу об обстоятельствах, подлежащих доказыванию.

Истину в уголовном процессе целесообразно рассматривать как результат судебного разбирательства по уголовному делу. Если же на досудебных стадиях следователь, дознаватель либо прокурор выносит постановление, например, о прекращении уголовного преследования в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 3 ст. 27 УПК РФ), то, на наш взгляд, истина остается неустановленной и недостигнутой. Поскольку все обстоятельства совершенного преступления имеют место быть, то по не зависящим от кого-либо обстоятельствам к лицу, совершившему преступление, не будет применена мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда и предусмотренная УК РФ.

Специфика поиска истины в уголовном процессе состоит в том, что не только предмет, но и средства ее обнаружения формализованы, т.е. в самом законе указаны источники доказательств и следственные действия, необходимые для их обнаружения. Таким образом, соблюдение процессуальной формы должно являться гарантией достижения истины. В то же время процессуальная форма является также гарантией защиты личности от излишнего принуждения и произвола при поисках истины. Охраняя права человека, процессуальная форма создает трудности для отыскания истины. В ряде ситуаций закон расценивает права и интересы человека как большее социальное благо, чем достижение истины по уголовному делу (дела частного обвинения, возбуждаемые не иначе как по жалобе потерпевшего, запрет "поворота к худшему", признание недопустимости доказательств, хотя и изобличающих обвиняемого, но собранных с нарушением закона, и др.). Но, с другой стороны, уголовно-процессуальное принуждение направлено на отыскание истины ценой ограничения на законных основаниях некоторых прав и свобод граждан (задержание, арест, обыск и т.п.).

Сотрудники правоохранительных органов принимают меры для установления истины еще до возбуждения уголовного дела, а заканчивается процесс установления истины вынесением справедливого приговора суда.

На наш взгляд, в уголовном процессе можно выделить четыре этапа установления истины:

1-й этап начинается с момента поступления информации о совершенном преступлении и заканчивается вынесением постановления о возбуждении уголовного дела;

2-й этап начинается с возбуждения уголовного дела, включает в себя предварительное расследование и заканчивается вынесением обвинительного заключения в отношении лица, совершившего преступление;

3-й этап установления истины - это стадия подготовки уголовного дела к судебному разбирательству;

4-й этап - само судебное разбирательство, это центральная стадия уголовного процесса и наиболее важный этап в установлении истины.

С момента получения информации о совершенном преступлении сотрудники правоохранительных органов начинают ее тщательную проверку, кроме того, проверке в обязательном порядке подвергается и оперативная информация, полученная в ходе проведения различных оперативно-розыскных мероприятий, направленных как на раскрытие уже совершенных, так и на предупреждение готовящихся преступлений. Сведения, полученные в результате проведенной проверки и неотложных следственных действий, дают нам знание истинности того или иного предположения. По результатам проведенной проверки, при наличии повода и основания, орган дознания, дознаватель или следователь в пределах компетенции, установленной УПК РФ, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

Далее следует проведение предварительного расследования, в процессе которого посредством проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий получают доказательства. Доказательства, в свою очередь, не создают истину, ибо она существует независимо от того, доказана она или нет, полученные доказательства дают нам знание об истинности того или иного положения. И как результат установления истины в ходе предварительного расследования компетентные органы составляют обвинительное заключение. Напомним, что предварительное расследование существует до суда и для суда, во многом от него зависит процесс установления истины на последующих этапах.

В зависимости от этапа, на котором устанавливается истина, изменяется ее содержание в уголовном процессе.

Содержание включает в себя не только обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу, но и правильную (истинную) квалификацию преступного действия (бездействия), а также истинные выводы суда о мере наказания. Так, например, на стадии судебного разбирательства понятием истины охватываются юридическая оценка деяния и наказание, соответствующее общественной опасности деяния.

Совокупность обстоятельств дела, составляющих предмет доказывания, представляет собой ту объективную реальность, которая познается в ходе уголовного судопроизводства в целях установления истины.

М.С. Строгович писал, что предмет доказывания составляют те факты, обстоятельства уголовного дела, которые для правильного разрешения дела подлежат установлению при помощи доказательств. Все факты и обстоятельства, имеющие значение для дела, должны быть установлены только с помощью доказательств, доказаны, т.е. включены в предмет доказывания. Такой подход ориентирует следователя и суд на всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела и способствует достижению цели доказывания - установлению объективной ("материальной" по терминологии М.С. Строговича) истины по уголовному делу.

Говоря о содержании истины, необходимо остановиться на следующем вопросе: "А сводится ли установление истины лишь к выяснению фактических обстоятельств дела, или оно охватывает и правильную квалификацию преступления? Другими словами, устанавливается ли при квалификации преступления объективная истина?"

В процессе квалификации осуществляется работа по соотнесению уже имеющихся фактов с составом преступления, устанавливается точное соответствие между фактическими признаками и признаками состава преступления. Исходя из вышесказанного, можно предположить, что при предоставлении неточных или элементарно неполных сведений, данных о совершенном противоправном деянии, квалификация уже никак не может соответствовать объективной истине.

На основании всего сказанного можно вывести следующие варианты соотношения квалификации и объективной истины:

а) квалификация полностью соответствует объективной истине;

б) квалификация частично соответствует объективной истине;

в) квалификация вообще не соответствует объективной истине.

Не трудно догадаться, что эти варианты возникают в следующих ситуациях:

а) если факты совершенного деяния раскрыты достаточно полно и точно;

б) если в силу каких-либо обстоятельств (отсутствие свидетелей, малое количество вещественных доказательств и т.д.) факты раскрыты:

в) если произошла фальсификация фактов:

Но есть еще одно "но". А именно: нельзя не учитывать, что при наличии точных данных о совершенном деянии разные специалисты дают разные оценки, т.е. соответствие квалификации объективной истине зависит также от субъективной оценки отдельных лиц, осуществляющих квалификацию, от относительной самостоятельности в выборе логических путей обоснования, интерпретации фактов.

Из всего вышесказанного, а также с учетом мнения профессора А.В. Наумова можно подвести итоги: "В полное содержание объективной истины по делам, связанным с преступлениями, устанавливаемой в ходе уголовного процесса, должны входить достоверное познание фактов, их правильная квалификация и правильное определение меры наказания". Следует согласиться с В.Н. Кудрявцевым в том, что установление истины по уголовному делу включает и решение вопроса о квалификации содеянного. Только при условии, что отношение между деянием и нормой уголовного закона познано правильно, можно заключить, что при квалификации установлена объективная истина.

К сказанному необходимо добавить, что истина в уголовном процессе наделена свойством "конкретного факта", верно отражающим явление, событие и др. в определенный период времени. Так, например, ранее деяние "скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы" (спекуляция - ст. 154 УК РСФСР) рассматривалось как преступление и влекло применение строгого наказания. Впоследствии с развитием рыночных отношений, в период перестройки, это деяние декриминализировалось и перестало быть преступлением. Аналогично и деяние, предусмотренное ст. 209 УК РСФСР, - систематическое занятие бродяжничеством и попрошайничеством. Таким образом, приговоры, вынесенные в соответствии с существующими законами за совершение декриминализированных преступлений, в настоящее время не являются истинными, хотя на момент их вынесения они соответствовали существовавшим нормам права и являлись на тот момент истинными.

В заключение хотелось бы сказать, что установить истину в рамках уголовного процесса достаточно сложно, да и не требуется, а вот достичь истины в уголовном судопроизводстве - цель достаточно реальная. При этом достижение такой цели будет не только обеспечивать отправление справедливого правосудия, но и решать задачи борьбы с преступностью, от чего прямо зависит доверие граждан правоохранительным органам.

Литература

  1. Банин В.А. Гносеологическая и правовая природа предмета доказывания в советском уголовном процессе. Вып. 2. Уфа, 1975.
  2. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. М., 2001.
  3. Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2 т. Т. 1. Общая часть. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. литература, 2004.
  4. Рязановский В.А. Единство процесса. М.: Изд-во "Городец", 2005.
  5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1.
  6. Трусов А.И. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  7. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М.: ТК Велби, Изд-во "Проспект", 2006.