Мудрый Юрист

Конфискация имущества как иная мера уголовно-правового характера: pro et contra

Волков К.А., доцент Дальневосточного филиала Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, доцент.

Семикина М.С., студентка 4-го курса Дальневосточного филиала Российской академии правосудия.

Прошел ровно год с того момента, когда в уголовном законе были произведены наиболее ожидаемые изменения - Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153 <1> восстановлен институт конфискации имущества. Принятие данного Закона вполне прогнозировалось, поскольку ни одно изменение в рамках гуманизации отечественного уголовного законодательства Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ не вызвало столь острых дискуссий на страницах юридической литературы, как отмена конфискации имущества. Еще до обсуждения во втором чтении данного законопроекта ряд ученых-правоведов из Москвы, Санкт-Петербурга, Владивостока направили письмо на имя Президента РФ, председателей Совета Федерации РФ и Госдумы РФ с выражением своего несогласия с исключением конфискации имущества из отечественной системы наказаний. В нем, в частности, говорилось: "Убеждены, что таким решением защищены многомиллионные преступные доходы, что будет способствовать лишь дальнейшему безнаказанному ограблению страны. Это усилит социальную напряженность в обществе и еще более подорвет доверие населения к власти, что особенно опасно в период избирательной кампании". Далее ученые обращали внимание на ратификацию Россией международных и европейских конвенций о борьбе с терроризмом, коррупцией, отмыванием преступных доходов, незаконным оборотом наркотиков, транснациональной организованной преступностью, в которых конфискация имущества рассматривается как санкция, наказание или уголовно-правовая мера <2>.

<1> См.: Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму" // Российская газета. 2006. 29 июня.
<2> См.: Кузнецова Н. Мнение ученых о реформе УК (или QUI PRODEST?) // Уголовное право. 2004. N 1.

В обновленной редакции конфискация имущества определяется как мера уголовно-правового характера, заключающаяся в принудительном безвозмездном обращении по решению суда в собственность государства имущества, предусмотренного п. п. "а" - "г" ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

За истекший год в юридической литературе уголовно-правового профиля появилось немало статей, посвященных новой мере уголовно-правового характера. Во взглядах авторов статей на правовую природу конфискации имущества можно выделить две точки зрения, у каждой из которых немало сторонников. Согласно первой из них, новое место конфискации имущества среди мер уголовно-правового воздействия оправданно. Так, В.Н. Кудрявцев и Н.Ф. Кузнецова одними из первых предложили модифицировать конфискацию имущества согласно международно-правовым актам путем введения в УК РФ раздела "Иные меры уголовно-правового характера", в которой предусмотреть конфискацию имущества, реституцию, взнос в фонд лиц, пострадавших от преступлений <3>. Сторонники противоположной точки зрения высказываются за исключение из системы мер уголовно-правового характера конфискации имущества, так как считают, что по своей правовой природе конфискация имущества остается видом уголовного наказания.

<3> См.: Там же.

Подобные дискуссии свидетельствуют, что проблемы института уголовно-правовой конфискации еще далеки от их окончательного разрешения. Однако подавляющее число авторов сходятся в одном: сам факт восстановления института конфискации имущества в системе форм реализации уголовной ответственности является, безусловно, положительным.

Вместе с тем задачей любого научного исследования является познание общего, типичного в многообразии изучаемых явлений. На наш взгляд, проблемы правового регулирования конфискации имущества коренятся не столько в формально-юридическом осмыслении данного института, сколько в исследовании социальных предпосылок, обусловливающих необходимость использования данного института как важного средства противодействия преступности. Представляется, что всестороннее изучение института конфискации имущества в уголовном праве предполагает исследования мнений общества и правоприменителей по вопросам ее места, роли и правовой регламентации. Такой опрос позволит приблизиться к реальной оценке современных проблем конфискации имущества в уголовном праве и указать возможные пути их решения.

Поэтому нами было проведено выборочное изучение мнения по данной проблеме среди 274 граждан и 37 судей Хабаровского края. Граждане, принявшие участие в анкетировании, - это молодые люди, не достигшие возраста 30 лет; в основном опрошенные представляли собой население, имеющее высокий уровень образования (незаконченное высшее и высшее). Две трети опрошенных судей имели стаж работы более пяти лет, одна треть - более десяти.

Результаты анкетирования свидетельствуют, что большинство опрошенных респондентов считают целесообразным сохранение института конфискации имущества в уголовном праве. Так, на вопрос "Считаете ли Вы необходимым наличие конфискации имущества в уголовном законе?" 88% граждан ответили утвердительно. Особо следует обратить внимание, что среди судей нет ни одного противника данной меры. Можно сделать вывод, что в настоящее время нет достаточных оснований для исключения конфискации имущества из мер уголовной репрессии. Отказ от конфискации имущества в период с декабря 2004 по июль 2005 г. скорее продиктован не уголовно-правовыми, а политическими предпосылками. Экономическая элита современного российского общества потребовала от государства сохранить итоги приватизации государственного имущества, которая проводилась зачастую с нарушением уголовного законодательства. Поэтому возвращение через полтора года к институту конфискации имущества уже не сможет повлиять на результаты приватизации государственного имущества, поскольку будет действовать правило обратной силы уголовного закона для "промежуточного" уголовного закона.

Оценивая место конфискации имущества в системе мер уголовно-правового воздействия, мнение судей и граждан совпало. Так, две трети судей полагают, что конфискация имущества должна рассматриваться как дополнительный вид наказания, а среди граждан - каждый второй. В то же время нет ни одного судьи, который считает, что конфискация имущества должна являться основным видом наказания либо иной мерой уголовно-правового характера. Последнее обстоятельство особо следует отметить, поскольку именно такую оценку дают граждане.

В силу изложенного становится очевидным, что необходимо пересмотреть место конфискации имущества в системе мер уголовно-правового воздействия на преступность. Очевидно, что институт конфискации имущества необходимо восстановить в рамках дополнительного вида наказания. В поддержку этой позиции свидетельствуют следующие доводы.

Во-первых, как справедливо отмечают некоторые авторы, карательно-репрессивный характер мер уголовно-правового характера несравненно меньше, нежели уголовных наказаний <4>. В то же время сравнительный анализ конфискации имущества в системе форм реализации уголовной ответственности показывает, что степень карательно-репрессивного воздействия конфискации имущества всегда являлась наиболее высокой. Именно высокий уровень репрессивности этого наказания с рядом других аргументов обусловили выдвижение в доктрине уголовного права требований об исключении его из системы наказаний. Однако современное правовое регулирование конфискации имущества свидетельствует о значительном расширении границ ограничения имущественных прав субъекта уголовной ответственности.

<4> См.: Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М.: ИКД Зерцало-М, 2002. С. 12.

Во-вторых, в отличие от принудительных мер медицинского характера (ст. 98 УК РФ) законодатель умолчал о целях конфискации имущества. В связи с этим некоторые исследователи делают небезосновательный вывод о совпадении целей применения конфискации и уголовного наказания <5>.

<5> См.: Сабитов Р.А., Зотов Е.Л. Юридическая природа и проблемы уголовно-правовой регламентации конфискации имущества // Юридическая теория и практика. 2007. N 1 (3). С. 77.

В-третьих, формулировка понятия конфискации имущества не претерпела существенного изменения. Более того, можно говорить о ее расширении в контексте карательно-репрессивного воздействия. Ранее конфискация имущества применялась только за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и могла назначаться судом только в случаях, когда санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривала данный вид наказания. Большинство преступлений, по которым могла применяться конфискация имущества, относилось к преступлениям против собственности, сферы экономической деятельности и общественной безопасности (всего в отношении тридцати одной статьи УК РФ).

Новая редакция конфискации имущества согласно ст. 104.1 УК РФ определяет четыре основания применения данной меры уголовно-правового характера более чем к сорока статьям Уголовного кодекса. При этом конфискацию имущества можно применить к 19 посягательствам средней тяжести и 9 преступлениям небольшой тяжести. Представляется, что расширение рамок применения конфискации имущества до указанных пределов неоправданно, а на фоне неоднократных попыток либерализации уголовного законодательства такое изменение правовой регламентации конфискации имущества по крайней мере непоследовательно. Кроме того, ранее УК РФ исходил из того, что не подлежало конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, согласно перечню, предусмотренному УИК РФ. Таким образом, на законодательном уровне были определены пределы конфискации имущества. С учетом соразмерности наказания суд не подвергал осужденного имущественным лишениям, явно несоизмеримым цели восстановления социальной справедливости. Сегодня подобные пределы отсутствуют.

В-четвертых, исследования ученых в области сравнительного правоведения показывают, что институт уголовно-правовой конфискация имущества в большинстве стран рассматривается исключительно как дополнительный вид наказания <6>.

<6> См.: Капинус Н.И., Капинус О.С. Конфискация имущества в уголовном праве современных стран // Закон. 2004. N 6. С. 63.

При оценке правовой регламентации конфискации имущества результаты опроса показали, что большинство граждан (каждый второй) и судей (две трети) полагают, что предметом конфискации имущества должно являться имущество, приобретенное преступным путем. Таким образом, речь идет о необходимости следования международному опыту практики применения конфискации имущества. Так, Международная конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма 1999 г., Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г., Конвенция ООН против коррупции 2003 г. (и это лишь часть международных документов, ратифицированных Россией, по этому вопросу) отмечают конфискацию имущества важным средством противодействия наиболее опасным формам транснациональной преступности. В то же время каждый пятый опрошенный посчитал, что конфискация может быть полной, т.е. в отношении всего имущества, принадлежащего обвиняемому.

Результаты опроса респондентов о правовых границах применения конфискации стали неожиданностью. Все судьи указали, что конфискация имущества должна применяться к отдельным преступлениям, и нет ни одного респондента, который возложил рассмотрение вопроса о конфискации на усмотрение суда. В то же время граждане посчитали, что такой вариант возможен (31%). Можно предположить, что судьи, учитывая высокое карательное воздействие конфискации имущества, обратили внимание на необходимость применение конфискации имущества только на основании норм уголовного закона.

Поскольку важным фактором, определяющим целесообразность применения любого института уголовного права, выступает оценка данного института с позиции принципа справедливости (ст. 6 УК РФ), мы обратили внимание на оценку института конфискации имущества сквозь призму данного принципа. По мнению большинства граждан (79%), конфискация имущества соответствует принципу справедливости в уголовном праве. Особо следует подчеркнуть, что все судьи посчитали, что конфискация имущества обеспечивает реализацию принципа справедливости в уголовном праве. В то же время следует заметить, что каждый пятый из числа опрошенных граждан (21%) посчитал, что конфискация имущества все же нарушает принцип справедливости в уголовном праве.

Итоги мониторинга мнения судей и студентов Хабаровского края по вопросу правового регулирования конфискации имущества показывают, что наличие данного уголовно-правового института оправданно с позиции как общества, так и правоприменения. Значительная часть населения и правоприменителей считают, что нет объективных предпосылок для исключения конфискации имущества из действующего арсенала средств борьбы с преступностью. Однако правовое регулирование конфискации имущества требует существенных изменений, поскольку многие вопросы законодательного регулирования и правоприменения носят спорный характер. Результаты опроса показывают, что конфискация имущества должна применяться строго в рамках уголовного закона, в отношении отдельных составов тяжких и особо тяжких преступлений. В этой связи необходимо пересмотреть перечень составов преступлений, за которые возможно применение конфискации имущества.

На наш взгляд, существенные проблемы правоприменения конфискации имущества связаны с некорректным изложением многих признаков данного института в нормах главы 15.1 УК РФ, поэтому их толкование в правоприменительной практике далеко не всегда будет признаваться адекватным. В свою очередь, это говорит о необходимости принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам практики применения конфискации имущества, в котором должны даваться конкретные разъяснения по проблемным вопросам института конфискации имущества.