Мудрый Юрист

Особое мнение судьи при постановлении приговора

Суханова Н.Н., председатель Ангарского городского суда Иркутской области.

Приговор постановляется в сложной обстановке совещательной комнаты, в условиях, когда выясняются точки зрения судей по поводу принимаемых решений и возможного столкновения мнений, когда решение необходимо принимать безотлагательно.

Судья, мнение которого не было принято в ходе голосования, может, невзирая на результаты голосования, сохранить и выразить свою точку зрения в форме так называемого особого мнения.

Особое мнение судьи - это уголовно-процессуальный документ, в котором судья в письменной форме мотивированно выражает свое несогласие с мнением других судей относительно вопросов, разрешаемых при постановлении приговора <1>.

<1> Россинский С.Б. Уголовный процесс России: Курс лекций. М.: Эксмо, 2007. С. 422.

Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате (ч. 5 ст. 301 УПК РФ). Из этого следует, что судья может писать особое мнение, а может, как и раньше, его не писать, ограничившись только устным изложением своего мнения в совещательной комнате.

В этой связи в свое время С.И. Прокопьева предлагала закрепить в законе обязанность председательствующего вносить в особый бланк, прилагающийся к приговору, устное заявление народного заседателя о несогласии с мнением двух других судей. Это, по ее мнению, практически позволило бы заседателю подавать его во всех случаях разногласия с судьей <2>. Думается, данное предложение не потеряло своей актуальности и в настоящее время.

<2> Прокопьева С.И. Гносеологические, процессуальные и социально-психологические проблемы постановления приговора: Учебное пособие. Калининград: Изд-е КГУ, 1981. С. 50.

Право судьи на особое мнение является гарантией, ограждающей свободу и независимость проявления внутреннего убеждения субъекта, оценивающего доказательства. Предположим, что судья, оставшийся в меньшинстве, не воспользовался правом изложить в письменном виде свое особое мнение. В этом случае никакого следа в деле особое мнение судьи, изложенное им устно в совещательной комнате, не оставит.

Считаю целесообразным изменить формулировку ч. 5 ст. 301 УПК РФ, установив обязанность судьи письменно изложить особое мнение, и сформулировать первое предложение ч. 5 ст. 301 УПК РФ в следующей редакции: "Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, обязан письменно изложить его в совещательной комнате".

Наличие в деле особого мнения судьи в известной мере повысит ответственность судей, постановивших приговор, за его законность, обоснованность и справедливость. В данном случае приговору противопоставляется другой процессуальный документ, его оспаривающий. Этот документ всегда будет находиться в поле зрения судей вышестоящего суда, которые тем самым получают возможность сопоставить две иногда взаимоисключающие друг друга позиции в решении данного дела, сравнивать их и выбрать наиболее обоснованную. Это не может не побудить судей еще раз сопоставить мотивы приговора с мотивами особого мнения судьи, критически оценить свою позицию по делу. Не исключены случаи, когда судьи, постановившие приговор, ознакомившись в совещательной комнате (до оглашения приговора) с особым мнением, изложенным в письменном виде, могут отказаться от принятого решения и присоединиться к мнению судьи, оставшегося в меньшинстве <3>.

<3> Бунина А.В. Приговор как акт правосудия. Его свойства: Монография. Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2006. С. 57.

В соответствии со ст. 301 УПК РФ особое мнение при провозглашении приговора не объявляется, но в обязательном порядке приобщается к приговору.

В юридической литературе нет единства мнений относительно круга лиц, имеющих право на ознакомление с особым мнением.

Одни авторы считают, что с особым мнением вправе знакомиться судьи вышестоящих судов при рассмотрении дела в кассационной инстанции или при проверке законности и обоснованности приговора в порядке надзора. Кроме них с особым мнением могут знакомиться работники прокуратуры, осуществляющие надзор, а также адвокаты с разрешения председателя суда и после вступления приговора в законную силу <4>. Другие полагают, что с особым мнением судьи могут знакомиться все лица, имеющие право и соответствующие полномочия на ознакомление с делом <5>.

<4> Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 1997. С. 479.
<5> Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. С. 457; Смолькова И.В. Тайна совещания судей и особое мнение судьи // Вестник Оренбург. гос. ун-та, 2006. N 3. С. 174.

В поддержку последней позиции Л.С. Халдеев высказывает следующие аргументы: во-первых, судья, оставшийся в меньшинстве (изложивший особое мнение), убежден в своей правоте и должен иметь гарантии, что его несогласие будет проверено другими профессионалами, имеющими право на исправление ошибки. Иначе его особое мнение, как указывает автор, "пустое и никому не нужное сотрясение воздуха". Во-вторых, лицо, осужденное двумя голосами из трех, должно знать о наличии особого мнения, так как "это не только моральное удовлетворение тем фактом, что кто-то из судей ему поверил, но и серьезная заявка на проверку дела вышестоящей судебной инстанцией". В-третьих, особое мнение содержит аргументы и мотивы несогласия, которые обязательно должны быть проверены лицами, имеющими полномочия принимать решения. В-четвертых, в уголовно-процессуальном законе закреплено, что особое мнение не оглашается, но приобщается к делу. При этом "не упоминается ни о его тайне, ни о запечатанных конвертах или каких-либо других условиях, призванных обеспечить соблюдение "тайны" особого мнения... что автоматически переводит его в разряд одного из процессуальных документов" <6>.

<6> Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе: практическое пособие. М.: Юрайт, 2000. С. 281.

С.И. Прокопьева полагала, что "особое мнение должно играть роль материала дела, с которым могли бы знакомиться участники процесса" <7>.

<7> Прокопьева С.И. Гносеологические, процессуальные и социально-психологические проблемы постановления приговора: Учебное пособие. Калининград: Изд-е КГУ, 1981. С. 49.

В современной уголовно-процессуальной литературе высказывается позиция о необходимости объявлять о том, что по делу имеется особое мнение, и указывать об этом в протоколе судебного заседания, вместе с тем само особое мнение оглашению не подлежит <8>.

<8> Бунина А.В. Приговор как акт правосудия. Его свойства: Монография. Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2006. С. 62 - 63.

При расхождении судей во мнениях вряд ли следует скрывать от общественности, что приговор принят не единогласно. В этой связи И.Л. Петрухин совершенно справедливо заметил, что "престиж правосудия и законная сила приговора от этого не пострадают" <9>.

<9> Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Часть II. М.: ТК Велби, 2005. С. 115.

Некоторые процессуалисты полагают, что особое мнение не может быть оглашено потому, что судья не вправе согласно ч. 2 ст. 298 УПК РФ разглашать суждения, имевшие место во время совещания <10>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Уголовный процесс" (под ред. В.И. Радченко) включен в информационный банк согласно публикации - Юстицинформ, 2006 (издание второе, переработанное и дополненное).

<10> Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1960. С. 74; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2003. С. 571.

Думается, особое мнение судьи не является предметом тайны совещания судей. Следует согласиться с позицией З.В. Макаровой, полагающей, что особое мнение судьи - "это не его суждения, которые он высказывал во время совещания; это - окончательные выводы судьи и решение по делу в целом... выводы, сформулированные в процессе судебного разбирательства и на основе исследованных в нем материалов, выражающие внутреннее убеждение судьи, изложенные в совещательной комнате в виде отдельного акта, приобщенного к уголовному делу" <11>.

<11> Макарова З.В. Гласность уголовного процесса: Монография. Челябинск: ЧГТУ, 1993. С. 150 - 160.

Полагаю, что особое мнение должно быть мотивированным, изложено в письменной форме в совещательной комнате, приобщено к материалам уголовного дела и оглашено после провозглашения приговора. Как верно отмечает С.А. Ворожцов, "обоснованная аргументация особого мнения еще больше укрепляет уверенность судьи в занятой им позиции" <12>.

<12> Ворожцов С.А. Приговор в уголовном процессе: Учебно-практическое пособие. М.: Юрайт-Издат, 2003. С. 19.

Представляется, что право на ознакомление с особым мнением должны иметь все участники процесса. В ряде случаев законодатель предусматривает возможность оглашения особого мнения. Так, например, подлежит опубликованию особое мнение судьи Конституционного Суда РФ (ст. 76 Федерального конституционного закона РФ от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном суде Российской Федерации") <13>.

<13> Собрание законодательства РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Думается, что и особое мнение судьи при постановлении приговора по уголовному делу также должно быть оглашено. В этой связи небезынтересной представляется позиция практических работников. При анкетировании судей и работников аппарата судов им предлагалось ответить на следующий вопрос: "Может ли предъявляться для ознакомления всем участникам процесса, имеющим право на кассационное обжалование, особое мнение судьи?". 59,2% судей считают, что особое мнение может предъявляться для ознакомления всем участникам процесса, имеющим право на кассационное обжалование; 32,1% - отрицательно ответили на данный вопрос; 8,7% - затруднились ответить.

Кроме того, результаты эмпирического исследования показали, что большинство судей (59,2%) считают, что особое мнение судьи не может быть предметом тайны совещания судей. Иначе с особым мнением судьи не могли бы знакомиться судьи вышестоящего суда и прокурор, так как закон не делает для них каких-либо изъятий, и они сами не вправе нарушить тайну совещания судей (в нижестоящем суде).

В данном случае речь идет об официальном процессуальном документе, составленном и подписанном судьей, который подтверждает спорность принятого решения. На основании изложенного предлагаю последнее предложение ч. 5 ст. 301 УПК РФ изложить в следующей редакции: "Особое мнение приобщается к приговору и оглашается в зале судебного заседания".

В юридической литературе советского периода критической оценке подвергалось положение, в соответствии с которым судья, высказавшийся за оправдание подсудимого, обязан принять участие в разрешении других вопросов. Обязанный участвовать в обсуждении и голосовании последующих вопросов судья вынужден действовать вопреки своему внутреннему убеждению <14>.

<14> Мотовиловкер Я.О. Вопросы теории и практики советского уголовного процесса: Автореф. дис. ... доктора юрид. наук. Москва, 1966. С. 24 - 25.

В современном уголовно-процессуальном законодательстве по общему правилу ни один судья не вправе воздержаться от голосования (ч. 2 ст. 303 УПК РФ). Особый порядок совещания судей предусмотрен тогда, когда судья, голосовавший за оправдание подсудимого, остается в меньшинстве. При такой ситуации этому судье предоставляется право воздержаться от голосования только по вопросам применения уголовного закона (ч. 3 ст. 301 УПК РФ). Считаю необходимым в ч. 3 ст. 301 УПК РФ предусмотреть возможность судье, голосовавшему за оправдание подсудимого, воздержаться от голосования по всем другим вопросам.

Исходя из положений ч. 2 ст. 303 УПК РФ, приговор подписывается всеми судьями, в том числе и судьей, оставшимся при особом мнении. Указанный судья не вправе уклониться от подписания приговора. На мой взгляд, данная норма не согласуется с принципом свободы оценки доказательств, в соответствии с которым доказательства судьей оцениваются по внутреннему убеждению, руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ). Подписывая приговор, судья, выразивший свое несогласие с выводами большинства судей, вынужден поступиться своим внутренним убеждением. В этой связи представляется возможным привести следующую аналогию. При производстве комиссионной судебной экспертизы в случае возникновения разногласий каждый из экспертов дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие (ст. 200 УПК РФ). Почему же тогда приговор, являясь, по сути, "экспертным заключением о виновности или невиновности подсудимого", должен подписываться и судьей, имеющим противоположное мнение? Думается, следует законодательно закрепить возможность судьи, оставшегося при особом мнении, воздержаться от подписания приговора, поскольку у него имеется возможность изложить мотивированные выводы в самостоятельном процессуальном документе - особом мнении, которое он и должен подписать, поэтому целесообразно внести изменения в ч. 2 ст. 303 УПК РФ следующего содержания: "Приговор подписывается всеми судьями, за исключением судьи, оставшегося при особом мнении. Судья, оставшийся в меньшинстве, подписывает свое особое мнение".