Мудрый Юрист

Возможности интеграции зарубежного опыта в законодательство РФ в сфере защиты свидетелей

Ширитов А.Б., аспирант КБГУ.

Защита свидетеля - часто существенный инструмент в борьбе против преступления. В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации статус свидетеля определяется возложенной на него функцией оказания посильной помощи в расследовании преступлений, отказаться от выполнения которой он не имеет права (кроме случая, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ [1] и п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ [2]). Таким образом, свидетель вовлекается в уголовный процесс зачастую помимо своей воли. Также свидетели или их родственники могут подвергаться запугиванию, физическому насилию со стороны преступных элементов. Ответом на подобные действия со стороны преступников стало принятие законодателем Закона "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" [3].

Закон "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" является необходимым и долгожданным, однако в нем содержатся некоторые моменты, которые требуют более детальной проработки. В связи с чем изучение и использование опыта стран, занимающихся этой проблемой более длительное время, позволит повысить эффективность данного Закона.

В доказательство успешности Программы защиты свидетелей США, известной как "WitSek", был проведен первый международный симпозиум Безопасности Свидетеля американскими маршалами (USMS). На симпозиум были приглашены представители 17 государств, занимающиеся защитой свидетелей в своих странах. В докладе было отмечено, что с 1970 г. более 18000 и свидетелей и их семейств были переселены в различные штаты страны. Этим людям дали новые имена, возможность переобучения для получения новой профессии, оказали помощь в трудоустройстве и т.д.

В докладе также было отмечено, что вовлечение в программу защиты свидетеля не является несчастным случаем для них, а является возможностью начать новую жизнь и что немного людей получают в жизни такой шанс [4].

Однако для достижения таких результатов им пришлось не один год совершенствовать процессуальные гарантии программы защиты свидетелей.

Например, в Канаде Программа защиты потерпевших и свидетелей действует с 1984 г. Однако законодательная база разрабатывалась в течение десяти лет. Регулировался процесс обеспечения безопасности свидетелей внутренними приказами Канадской конной королевской полиции (КККП). Это привело к тому, что многие вопросы, возникавшие во время процедуры обеспечения защиты свидетелей, либо не могли быть решены оперативно, либо выходили за рамки полномочий КККП и создавали опасность раскрытия информации о защищаемых лицах.

Недоразумения возникли относительно характера соглашения между подзащитными и КККП. Некоторые члены программы были возмущены настолько, что расстались с анонимностью, чтобы привлечь внимание к их тяжелому положению. Ниже приведены примеры, повлиявшие на становление законодательной базы защиты свидетелей в Канаде.

Так, при обеспечении защиты Леонарду Митчеллу и его семье КККП никак не могла организовать замену документов, из-за чего Митчелл и его семья не могли начать полноценно обустраиваться на новом месте. Они не могли ни устроиться на работу, ни устроить детей в школу. В результате сотрудничества с полицией Митчелл пострадал и материально, и морально. До вступления в программу защиты свидетеля Митчелл имел свой бизнес, и представители организованной преступности в 1983 г. предложили ему транспортировать наркотики к восточным берегам Канады. Митчелл сообщил о предложении КККП, где его попросили сотрудничать с наркоторговцами. После 19 месяцев тайной работы Митчелла в 1985 г. было конфисковано наркотиков на 238 миллионов долларов, после чего Митчелл был включен в программу защиты свидетелей, он и семья получили новые имена и были переселены. Однако возникли проблемы с заменой документов и компенсацией потерянного бизнеса.

После полутора лет задержек КККП Митчелл решился нанять адвоката и выступить по национальному телевидению. Хотя на телевидении его показывали в тени, было очевидно, что человеком, сообщающим свои жалобы к КККП по национальному телевидению, был Леонард Митчелл. Из-за выступления Митчелла по национальному телевиденью он с семьей был еще раз переселен. В начале 1987 г. Митчелл, наконец, достиг согласия с КККП.

Дуглас Джаворский был канадцем, проживавшим во Флориде, и занимался воздушными перевозками наркотиков колумбийского наркокартеля Меделлина. Когда картель попросил его помочь в развитии безостановочного маршрута из Колумбии в Канаду, Джаворский, имея "некоторые проблемы" в теневом мире наркокартелей, решил выйти из этого бизнеса. Он решил, что самый безопасный выход из сложившейся ситуации - это стать осведомителем КККП. По словам Джаворского, он боялся не только за себя, но и за родителей и предупредил КККП о необходимости защитить их, и в КККП согласились оценить потребности защиты его родителей.

После того как Джаворский помог КККП захватить в Канаде наркотиков на 250 миллионов долларов, он вступил в программу защиты свидетелей и ожидал, что та же самая защита будет обеспечена его родителям. КККП, однако, отказалась обеспечивать какую-либо защиту родителям Джаворского. Возмущенный Джаворский отказался свидетельствовать в суде, пока его родителям не будет обеспечена защита, и добивался отмены договора, вынуждавшего его давать показания. Джаворский утверждал, что, если бы он был вынужден свидетельствовать в суде, это привело бы к смерти его родителей. Провинциальный суд отказался принять решение в пользу Джаворского, находя, во-первых, что условия договора выполнены и, во-вторых, что КККП не может осуществлять защиту родителей Джаворского, т.к. они живут вне Канады. После того как апелляционный суд отказался рассмотреть апелляцию, Джаворский обратился в Верховный Суд Канады. Верховный Суд заключил, что родители Джаворского проживали вне Канады из-за решения КККП не предлагать им защиту. Учитывая специальные обстоятельства, Верховный Суд приказал провинциальному суду повторно рассмотреть заявление Джаворского и определить, были ли его родители в опасности и должны ли они получить защиту от КККП. Провинциальный суд, пересмотрев вопрос, постановил, что КККП должна обеспечить защиту родителям Джаворского.

Другой случай касается Марселлы Гламбек, которая была осведомителем КККП между 1985 и 1986 г., после чего в мае 1986 г. вступила в программу защиты свидетелей. С течением времени Гламбек стала жаловаться на то, что КККП нарушила обещание заплатить ей 250000 долларов и переселить, чтобы гарантировать ее безопасность.

После рассмотрения жалоб Леонарда Митчелла по национальному телевидению Гламбек требовала письменные обязательства от КККП относительно ее вознаграждения за оказанную полиции помощь. В феврале 1987 г. КККП послала Гламбек документ для ее подписи. В документе были прописаны обязанности каждой стороны, но Гламбек возразила против некоторых из пунктов, особенно против пункта, где КККП могла расследовать и обвинять ее в преступлениях, совершенных до начала ее сотрудничества с КККП. Это несмотря на то, что офицеры КККП обещали Гламбек в 1985 г., что она не будет преследоваться по суду ни за какие преступления, совершенные ею до начала сотрудничества с полицией. В феврале 1988 г. адвокат Гламбек и КККП достигли соглашения, в котором она приняла награду в 40000 долларов, оставляя за ней право требовать 250000 долларов. Несмотря на достигнутые договоренности, недовольство Гламбек КККП росло. 5 января 1989 г., выступив по местному телевидению, она раскрыла себя, хотя личность ее была скрыта. В выступлении она высказывала свои претензии к КККП. Она также дала интервью журналистам перед зданием Парламента в Оттаве с бумажным мешком на голове.

В 1989 г. Гламбек подала жалобу против различных офицеров КККП в Общественную комиссию жалоб КККП, которая предназначена для обеспечения гражданского надзора за поведением КККП.

Комиссия начала рассмотрение жалобы Гламбек в 1991 г. и выпустила заключительное решение в 1993 г. Комиссия пришла к выводу, что никто не обещал заплатить Гламбек 250000 долларов и что КККП не нарушила обещание защитить ее. Комиссия, однако, пришла к выводу, что из-за готовности Гламбек предать свои жалобы гласности стало невозможно осуществлять ее защиту на должном уровне.

Даже при том, что Комиссия отклонила жалобу Гламбек, тем не менее она заключила, что программа защиты свидетеля во время вступления в нее Гламбек была в "стадии младенчества" и процессуальные действия были недостаточно отработаны. Комиссия отметила также, что никто не подготовил Гламбек к переходу от роли осведомителя к положению относительной анонимности для входа в программу. Комиссия также заключила, что изменение личности было необходимо для Гламбек и что КККП была не способна быстро обеспечить ее новыми документами. Без документов, удостоверяющих новую личность, Гламбек не могла искать работу. Гламбек и ее семейство не были проинформированы о том, как необходимо себя вести для обеспечения своей безопасности. Семья Гламбек была переселена дважды. При этом КККП обязали подобрать новое место жительства, соответствующее социальным и деловым потребностям семьи Гламбек.

После того как были рассмотрены эти и другие жалобы на программу защиты свидетелей от участников программы, Генеральный прокурор представил 23 марта 1995 г. от имени правительства на рассмотрение Палаты общин билль К-78, Акт Программы защиты свидетеля. Акт Программы защиты свидетеля был принят Парламентом и вступил в силу 20 июня 1996 г.

В соответствии с Актом Программы защиты свидетеля, если кандидата считают подходящим, то он или она должны подписать соглашение защиты со Специальным уполномоченным. Для каждого свидетеля подготавливается свое соглашение, в котором определяются обязательства обеих сторон.

Специальный уполномоченный в случае критического положения может начать обеспечение защиты до подписания соглашения. Кроме того, Специальный уполномоченный самостоятельно может принять решение о прекращении выделения денежных средств кандидату на участие в Программе защиты свидетелей. Основанием для такого решения могут быть следующие случаи: кандидат не подходит для участия в программе, уровень угрозы для него настолько низок, что не может оправдать затраты, или свидетель не желает поддерживать отношения с полицией.

Если свидетель в программе требует изменения имени, КККП должна принять меры и обеспечить свидетеля федеральными документами, отражающими новую личность.

Разглашение информации о местоположении или о новой личности свидетеля является преступлением, даже если свидетель более не состоит в Программе защиты свидетелей [5].

Также хотелось бы обратить внимание на то, что для увеличения прозрачности и избежания злоупотреблений согласно Акту Специальный уполномоченный обязан ежегодно представлять отчет Генеральному поверенному Канады, который должен выступить с этим отчетом перед Парламентом. Чтобы не подвергать опасности людей, состоящих в Программе, в годовом отчете указывается только общая статистика, без какой-либо детализации.

Годовые отчеты раскрывают некоторые интересные тенденции, связанные с Программой защиты свидетеля. Данные годового отчета за 1999 - 2000 гг. показывают, что на 67% уменьшилось количество просьб об изменении личности и почти на 50% уменьшилась общая стоимость программы по сравнению с предыдущим годом. В докладе сделано предположение, что уменьшение числа лиц, желающих изменить личность, связано с усовершенствованием выбора агентов для использования в расследованиях, использованием других методов расследования. Также аналитики считают, что КККП осуществляет в основном борьбу с организованными преступными группами и расследование против них осуществляется в основном в довольно продолжительный срок с использованием меньшего числа операций, а соответственно, привлекается меньшее число людей.

2000 - 2001 гг. были отмечены снижением числа лиц, вступивших в Программу защиты свидетелей, приблизительно на 50 человек. В отчете эти данные объясняются тем, что 23 свидетеля отказались от предлагаемой защиты, тогда как в предыдущем году от защиты отказались только 4 человека. Свидетели отказались от защиты потому, что они посчитали, что программа накладывает слишком много ограничений и не захотели расставаться со своими родственниками, друзьями и любимыми.

В то же время в отчете за 2002 - 2003 гг. отмечено существенное увеличение числа людей, желающих вступить в Программу защиты свидетелей. Число людей, изъявивших желание вступить в Программу защиты свидетелей, увеличилось с 29 до 61, соответственно, увеличились и расходы на содержание программы от 1,5 млн. до 3,4 млн. долларов. Увеличение бюджета было вызвано также желанием увеличить эффективность борьбы с организованной преступностью, обеспечить общественную безопасность и противодействовать терроризму [6].

В РФ программа защиты свидетелей уже начала применяться, но сразу же столкнулась с одним очень существенным недостатком, это неопределенность источника финансирования. Так, в Кабардино-Балкарской Республике свидетель, проходящий по программе государственной защиты, указал на то, что он в соответствии с Федеральным законом "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" имеет право на переселение и изменение личности. Свидетель требовал, чтобы его переселили в г. Москву с предоставлением квартиры, а с учетом размера его семьи это должна была быть как минимум 3-комнатная квартира. МВД КБР и МВД России не смогли решить вопрос о том, из какого бюджета должны быть выделены деньги на приобретение жилья, и вопрос о переселении свидетеля не рассматривался.

Также хотелось бы отметить, что по этому же делу для свидетеля была начата процедура замены документов, от которой в последующем свидетель отказался, сославшись на ее неэффективность в пределах такого маленького субъекта РФ, как КБР. Однако главная проблема заключалась в том, что сотрудники УБОП, на которых была возложена обязанность обеспечения безопасности свидетеля, не могли самостоятельно заменить документы, а вынуждены были делать это с помощью запроса в паспортный стол МВД КБР, что, естественно, не способствовало эффективности обеспечения государственной защиты.

Как видно из указанных выше примеров, практика применения данного Федерального закона выявляет существенные недоработки, которые необходимо исправить в кратчайшие сроки. Иначе, к сожалению, придется признать правоту сотрудников УБОП КБР, назвавших этот Федеральный закон мертворожденным.

Литература

  1. Конституция РФ.
  2. УПК РФ.
  3. Федеральный закон "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" // Российская газета. 2004. 25 августа.
  4. www.usmarshfs.gov/witsec <http://www.usmarshfs.gov/witsec>.
  5. http://www.canada-justice.ca/en/ps/inter/protect_witness.
  6. http://www.canada.gc.ca/main_e.html.