Мудрый Юрист

Практика применения правовых норм об административной ответственности в сфере лесосбережения нуждается в серьезной корректировке (по материалам судебной практики амурской области)

Семенов С.Н., председатель Амурского областного суда, кандидат юридических наук.

Леса вполне заслуженно признаны гордостью Приамурья. Поэтому большинство амурчан, получая со страниц газет и с экранов телевизоров информацию о лесных пожарах, уничтожающих каждый год немалые, а порой и огромные площади лесных угодий, воспринимают такие известия весьма болезненно.

Огонь, однако, не единственный враг леса.

Незаконные рубки человеком лесных насаждений в последние годы принимают угрожающие масштабы, а ущерб, причиненный в результате таких действий, можно смело сравнивать с последствиями стихийного бедствия.

По данным администрации Амурской области, в ходе проведенных в 2006 г. на территории области проверок выявлено 333 факта незаконных рубок древесины, общая сумма причиненного лесному хозяйству ущерба оценивается в 65,7 млн. рублей. По результатам проверок возбуждено 198 уголовных дел.

Как справедливо отметил в своем обращении к главам муниципальных образований и руководителям территориальных органов исполнительной власти губернатор Амурской области, сложившаяся в настоящее время ситуация в сфере лесопользования вызывает особую озабоченность <1>.

<1> См.: Обращение губернатора Амурской области к главам муниципальных образований области, руководителям территориальных органов федеральных органов исполнительной власти "Об активизации работы по борьбе с лесонарушениями на территории области" от 09.03.2007 N 01-14-840.

Во многом это связано с неадекватностью принимаемых контролирующими и правоохранительными органами мер характеру и масштабам совершаемых лесонарушений. Заместитель Генерального прокурора РФ Ю. Гулягин заявил, что в Дальневосточном федеральном округе более справедливо говорить об отсутствии результатов в сфере противодействия преступности в лесной отрасли, нежели о каких-либо достижениях <2>.

<2> См.: Тайга в законе, что мешает снизить криминализованность лесной отрасли? // Российская газета. 2007. 14 июня.

Низкая эффективность деятельности правоохранительных органов, в свою очередь, является следствием недостатков в области применения законодательства об административной ответственности.

По замыслу законодателя, меры административного воздействия должны были стать основным средством борьбы с правонарушениями в области природопользования. Допускаемые же судами и иными органами ошибки и недостатки при применении норм об административной ответственности значительно снижают действенность и профилактическую направленность этой работы.

Изучение судебных дел об административных правонарушениях, выражающихся в незаконной рубке, повреждении лесных насаждений или самовольном выкапывании в лесах деревьев, кустарников, лиан, позволяет сделать вывод о том, что механизм производства по делам данной категории должным образом не отработан и нуждается в серьезной корректировке.

Проведенный анализ рассмотренных мировыми судьями Амурской области в период с начала 2005 г. по 1 марта 2007 г. административных материалов лесосберегающей направленности свидетельствует о следующем <3>.

<3> Все статистические данные приводятся на основании обобщения "О судебной практике судов Амурской области по применению норм об административной ответственности лесосберегающей направленности" // Наряд обобщений судебной практики Амурского областного суда за 2006 - 2007 гг. Архив Амурского областного суда за 2007 год.<4> Наряд статистических отчетов мировых судей и районных (городских) судов Амурской области за 2005 - 2007 гг. // Архив Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Амурской области.

Статья 8.28 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за незаконную рубку, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан.

В соответствии с частью 1 данной статьи незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц - от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц - от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей (в ред. Федерального закона от 22 июня 2007 г. N 116-ФЗ).

В силу ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ перечисленные выше действия, совершенные с применением механизмов, автомототранспортных средств, самоходных машин и других видов техники, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией орудия совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования; на должностных лиц - от трех тысяч до четырех тысяч рублей с конфискацией орудия совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования; на юридических лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией орудия совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования (в ред. Федерального закона от 22 июня 2007 г. N 116-ФЗ).

Таким образом, по смыслу закона объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ, представляют действия, выражающиеся в незаконной рубке, повреждении лесных насаждений, совершенные с использованием механизмов (то есть бензопил, электропил и т.п.), автомототранспортных средств, самоходных машин и других видов техники, которые используются виновными лицами для вывоза и транспортировки срубленных лесных насаждений.

Установление обстоятельств, при которых была произведена незаконная рубка лесных насаждений, имеет определяющее значение именно на стадии составления протокола об административном правонарушении, поскольку от этого зависит не только качество рассмотрения дела об административном правонарушении, но и определение его подведомственности.

Так, в силу ст. 23.24 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ, правомочны рассматривать органы, уполномоченные в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов (перечисленные в ч. 2 ст. 23.24 КоАП РФ).

Рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ, на основании ст. 23.1 КоАП РФ отнесено к компетенции мировых судей (за исключением случаев, когда по делам производилось административное расследование, поскольку в этих случаях такие дела рассматриваются судьями районных судов).

Изучение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.28 КоАП РФ, рассмотренных мировыми судьями Амурской области, показывает, что лишь в некоторых случаях должностными лицами в протоколах об административном правонарушении указывается, по какой из двух частей ст. 8.28 КоАП РФ следует квалифицировать действия правонарушителя. При этом дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ, направляются для рассмотрения мировым судьям.

В подавляющем же большинстве случаев должностные лица, составлявшие протоколы об административных правонарушениях, ограничивались ссылкой на статью 8.28 КоАП РФ без указания какой-либо ее части.

Данное обстоятельство в силу п. 5 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ и пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" является основанием для возвращения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которым составлен протокол.

Отсутствие в протоколе об административном правонарушении указания на то, по какой из двух частей ст. 8.28 КоАП РФ органы, осуществляющие контроль в области использования лесов, квалифицируют действия правонарушителя, по существу, исключает возможность вынесения судом постановления о привлечении виновного лица к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ (даже если фактические обстоятельства свидетельствуют о совершении правонарушения, предусмотренного именно названной нормой закона), поскольку суд при наличии подобного рода неопределенности в правовой оценке деяния со стороны органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, не вправе ухудшить положение лица, в отношении которого ведется производство по административному делу.

Вследствие этого в настоящее время сложилась такая ситуация, когда и в отношении лиц, срубивших одно дерево, и в отношении лиц, осуществляющих незаконную порубку в значительных размерах с использованием бензопил и автомобилей для вывоза спиленных деревьев, выносятся постановления о привлечении их к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ. Практически всегда нарушителям назначается одинаковое наказание - в виде штрафа в размере 10 МРОТ, что составляет 1000 рублей.

Приведем два характерных примера.

В протоколе об административном правонарушении в отношении Т., составленном 8 января 2006 г. старшим оперуполномоченным БЭП ОВД Архаринского района <5>, значится, что Т., не имея лесорубочного билета, соответствующего разрешения, а также выписки на дрова и перевозимый груз, в районе карьера Известковый, используя бензопилу, совершил незаконную рубку деревьев березы в количестве 4 штук, диаметром 30 см, после чего распилил деревья на чурки и перевозил на автомобиле.

<5> Дело N 5-7-2006 // Архив мирового судьи Архаринского районного судебного участка Амурской области.

15 декабря 2006 г. старшим оперуполномоченным Тамбовского РОВД составлен протокол об административном правонарушении в отношении П. <6>, согласно которому она произвела незаконную порубку саженца дерева сосны на территории с. Лермонтовка.

<6> Дело N 5-57-2007 // Архив мирового судьи Тамбовского районного судебного участка Амурской области.

В отношении обоих названных выше лиц составлены протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ст. 8.28 КоАП РФ (без указания какой-либо ее части), тогда как объективно в действиях Т. усматриваются признаки правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ. Другой же нарушитель П., исходя из фактических данных, изложенных в протоколе об административном правонарушении, совершила административный проступок, ответственность за который установлена ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ.

Оба дела рассмотрены мировыми судьями, где указанные лица признаны виновными в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.28 КоАП РФ, по которой каждому из них назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 10 МРОТ, что составляет 1000 рублей.

Такое положение, на наш взгляд, не может не вызывать недоумения.

Наряду с неуказанием части статьи 8.28 КоАП РФ в протоколах об административных правонарушениях зачастую не приводятся обстоятельства, при которых была произведена незаконная рубка (применялись ли при этом бензопилы, автомототранспортные средства), хотя, исходя из объема спиленной древесины, во многих случаях имеются достаточные основания полагать, что это было сделано с использованием специальных механизмов.

Все это, безусловно, негативным образом сказывается на качестве рассмотрения дел данной категории. Следует признать, что сложившаяся в настоящее время обстановка способствует уходу виновных лиц от ответственности за фактически совершенные ими действия.

Некачественная работа должностных лиц на досудебной стадии производства по делам об административных правонарушениях не позволяет мировым судьям применять к правонарушителям дополнительное наказание, предусмотренное санкцией ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ, - конфискацию орудия совершения административного правонарушения и продукции незаконного природопользования.

Однако наряду с этим и мировыми судьями также допускаются явные недоработки при рассмотрении административных дел данной категории.

В частности, по ряду дел в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении произведено изъятие заготовленных дров, которые переданы на хранение лицу, совершившему административное правонарушение, под сохранную расписку до принятия решения по делу.

Ни в одном случае мировыми судьями в нарушение требований ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ при вынесении постановлений по делам об административных правонарушениях вопрос о судьбе предметов административных правонарушений, находящихся в незаконном владении лиц, совершивших такие правонарушения, не был разрешен.

Говоря обычными словами, в рассматриваемых случаях лицо, незаконно срубившее в лесу деревья, попросту "купило" их за сумму, наложенную на него мировым судьей в качестве штрафа (во всех случаях - 1000 рублей).

Необходимость усиления деятельности, направленной на борьбу с правонарушителями в области лесопользования, не вызывает сомнений. Однако эффективность предпринимаемых в этой сфере мер целиком зависит от неукоснительного соблюдения правоохранительными и соответствующими федеральными органами исполнительной и судебной власти требований закона. Именно это условие должно стать тем связующим звеном, которое побудило бы вышеперечисленные государственные органы действовать как единый слаженный механизм. Этого от нас ждут граждане, этого требует реальность и далеко не лучшим образом сложившаяся обстановка в деле охраны нашего национального достояния - лесов Приамурья!