Мудрый Юрист

Некоторые проблемы возмещения вреда жертвам преступлений

Селиверстов В.И., ректор Московского института права, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Бесхитростная статистика свидетельствует: каждый год в России появляется свыше 2 млн. потерпевших. Если же учесть близких родственников пострадавших, их иждивенцев, то количество жертв преступлений составит более 10 млн. человек. Как полагает профессор В.В. Лунеев, от фактического совершения 12 - 15 млн. преступлений в России непосредственно и ежегодно страдает около 10 - 12 млн. добропорядочных людей. Права примерно 2 млн. людей, официально признанных потерпевшими, хотя и плохо, но формально как-то соблюдаются, а 7 - 8 млн. реально пострадавших от незарегистрированных преступлений не получают никакой правовой помощи и защиты от государства (Государство и право. 2003. N 6. С. 112).

Следует признать, что помощь общества и государства официально признанным потерпевшим не так уж велика. На протяжении последних лет суммы ущерба, причиненного преступной деятельностью, существенно превышают суммы, изъятые для его возмещения. Изъятые у преступников средства не могут в полной мере компенсировать даже десятой части нанесенного преступлениями вреда.

После совершения преступления внимание общественности чаще всего сосредоточивается на преступнике. Вместе с тем о жертве и ее близких, которым в результате преступления причиняется вред, забывают. Прибегая к помощи потерпевшего, органы уголовного преследования решают главным образом свои служебные задачи. Не учитывается то, что после преступления жертва находится в состоянии острых психических и социальных переживаний и потому нуждается в повышенном внимании и заботе. Как констатируется в специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации "Защита прав жертв террористических актов и иных преступлений" (М.: Юриспруденция, 2003), поднимая вопрос о конституционных правах обвиняемых и осужденных преступников, явно недостаточно предпринимается для восстановления нарушенных конституционных прав жертв преступлений.

Самый серьезный вред наносится жертвам насильственных преступлений, что проявляется в психическом, социальном и моральном плане. Жертвы грабежа, разбойного нападения, изнасилования, похищения, захвата в качестве заложников, терроризма переживают очень глубокий психический шок. При первом осознании понесенного ущерба у жертвы преступления наблюдаются симптомы, обнаруживаемые у людей, которым приходится сталкиваться с неожиданной и тяжелой в моральном отношении потерей. У потерпевших развивается депрессия, наблюдается упадок духа, случаются приступы дикого гнева. Исчезает уважение к себе, обостряется чувство ранимости, теряется доверие к окружающим.

На этом фоне и в условиях снижения эффективности правоохранительной деятельности, как отмечают криминологи, формируется практика внеправового реагирования граждан на преступность.

Она включает:

а) спонтанную расправу с конкретными преступниками, в том числе путем совершения ответных преступлений;

б) создание не основанных на законе обычаев и стандартов реагирования на преступления и возмещения материального или иного вреда;

в) формирование системы теневой, в том числе и криминальной юстиции.

Одним из показателей внеправового реагирования на преступные действия является латентная преступность. Социологические опросы свидетельствуют, что значительная часть граждан, пострадавших от преступлений, не обращается за помощью в милицию, хотя до 30% взрослого населения ежегодно подвергается преступным посягательствам. В среднем только 20% граждан считают себя в той или иной мере защищенными со стороны милиции от преступников, более 60% не ощущают эту защищенность в достаточной мере, треть из них отмечает, что милиция не защищает их вовсе. В массовом сознании существует устойчивый стереотип личной незащищенности от одной из наиболее значительных социальных опасностей - криминальной. Доля граждан, подвергшихся преступным посягательствам, но не обратившихся за помощью в милицию, на протяжении последних трех лет продолжает оставаться неизменной, в интервале 44 - 45%. Основной мотив необращения - неверие в реальную помощь - отмечают 38% пострадавших от преступлений граждан.

Рост преступности, в том числе терроризма, незащищенность ее жертв как в России, так и в других государствах мира обусловливают необходимость международного сотрудничества в этой области. Все чаще внутригосударственные проблемы, возникающие в связи с выплатами компенсации потерпевшим за нанесенный им преступлением ущерб, перерастают в международные. Для их решения принят ряд документов, ключевыми из которых являются Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятая 29 ноября 1985 г. Генеральной Ассамблеей ООН, и Европейская конвенция по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений (Страсбург, 24 ноября 1983 г.).

По состоянию на 1 января 2006 г. 28 государств подписали и 19 из них ратифицировали Европейскую конвенцию. Как правило, это достаточно развитые в экономическом плане государства (Германия, Дания, Франция, Испания и т.д.). Однако есть среди них и страны новой демократии, а также страны СНГ.

Список подписаний и ратификаций Европейской конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений (ETS N 116) (Страсбург, 24 ноября 1983 г.)

Государства
- члены
Совета
Европы
   Дата   
подписания
  Дата     
ратификации
   Дата   
вступления
в силу
При- 
меча-
ния
R.
D.
A.
T 
C.
Австрия    
Азербайджан
28.03.2000 
01.07.2000
X 
Албания    
09.10.2003
26.11.2004 
01.03.2005
X 
X 
Андорра    
Армения    
08.11.2001
Болгария   
Бельгия    
19.02.1998
23.03.2004 
01.07.2004
X 
Босния и   
Герцеговина
30.04.2004
25.04.2005 
01.08.2005
Бывшая     
югославская
Республика
Македония
Венгрия    
08.11.2001
Германия   
24.11.1983
27.11.1996 
01.03.1997
X 
X 
Греция     
24.11.1983
Грузия     
Дания      
24.11.1983
09.10.1987 
01.02.1988
X 
X 
Ирландия   
Исландия   
30.11.2001
Испания    
08.06.2000
31.10.2001 
01.02.2002
X 
Италия     
Кипр       
09.01.1991
17.01.2001 
01.05.2001
X 
X 
Латвия     
Литва      
14.01.2004
Лихтенштейн
07.04.2005
Люксембург 
24.11.1983
21.05.1985 
01.02.1988
X 
Мальта     
Молдова    
Монако     
Нидерланды 
24.11.1983
16.07.1984 
01.02.1988
X 
X 
Норвегия   
24.11.1983
22.06.1992 
01.10.1992
X 
Польша     
Португалия 
06.03.1997
13.08.2001 
01.12.2001
X 
Россия     
Румыния    
08.04.2005
Сан-Марино 
Сербия и   
Черногория
Словакия   
Словения   
Соединенное
Королевство
24.11.1983
07.02.1990 
01.06.1990
X 
X 
Турция     
24.04.1985
Украина    
08.04.2005
Финляндия  
11.09.1990
15.11.1990 
01.03.1991
X 
Франция    
24.11.1983
01.02.1990 
01.06.1990
X 
X 
Хорватия   
07.04.2005
Чешская    
Республика
15.10.1999
08.09.2000 
01.01.2001
X 
X 
Швейцария  
15.05.1990
07.09.1992 
01.01.1993
X 
Швеция     
24.11.1983
30.09.1988 
01.01.1989
X 
Эстония    
22.10.2003
26.01.2006 
01.05.2006
X 

Общее количество подписаний без ратификаций: 9

Общее количество ратификаций/присоединений: 19

Примечания: а - присоединение;

s - подписание без оговорок о ратификации;

su - правопреемство;

r - подписание "ad referendum".

R - оговорки; D - заявления; A - государственные органы;

T - территориальное применение; C - уведомление; O - возражения.

Статья 2 Европейской конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений устанавливает, что в случае, когда возмещение убытков не может быть обеспечено из других источников, государство должно это взять на себя для следующих категорий:

а) для тех, которым в результате умышленных насильственных преступлений был нанесен серьезный урон физическому состоянию или здоровью;

б) для тех, которые находились на иждивении погибших в результате такого преступления.

При этом возмещение ущерба осуществляется государством, если преступник не может быть подвергнут уголовному преследованию (например, не установлен) или быть наказан. В последнем случае это предусмотренное законодательством освобождение от наказания в связи с актами амнистии и помилования, тяжелой болезнью осужденного и т.п.

Компенсационная ответственность государства перед потерпевшими (хотя и ограниченная насильственными преступлениями) является основным положением данного международного договора. Принятие этого положения и присоединение к Конвенции важно как для стран с развитой экономической и правовой системой, так и для государств, стремящихся стать социальными и правовыми. Более того, например, для Российской Федерации присоединение к Европейской конвенции и ее выполнение позволило бы восстановить права значительно большего числа пострадавших от преступлений. Дело в том, что по действующему в России законодательству возмещение ущерба производится только при наличии приговора суда, вступившего в законную силу, то есть после раскрытия преступления и изобличения виновного. Учитывая, что уровень раскрываемости, к примеру, насильственных и корыстно-насильственных преступлений не превышает 70%, более трети потерпевших от такого рода посягательств лишены возможности возмещения причиненного им ущерба, поскольку виновные в их совершении лица не установлены.

Практически невозможно получить возмещение ущерба и в случаях, когда преступники установлены и осуждены. Причиной тому все та же российская беда - бедность.

Даже в тех условиях, когда преступник отбывает длительный срок лишения свободы, нет никаких гарантий того, что нанесенный им ущерб будет возмещен потерпевшему. На протяжении последних десяти лет более половины осужденных не работают в местах лишения свободы из-за отсутствия работы. Если же осужденный работает, то заработанные им деньги распределяются не в интересах потерпевшего. Согласно ст. 107 УИК РФ из заработка осужденного вначале удерживает налоги государство, затем удерживаются алименты на детей осужденного, следом идет покрытие государству его расходов по содержанию осужденного (стоимость питания, одежды, обуви и т.д.). Кроме того, осужденному закон гарантирует зачисление на лицевой счет 25% его заработка, в колониях-поселениях - 50%. В итоге на возмещение ущерба жертвам преступления практически ничего не остается.

В соответствии со ст. 4 Европейской конвенции компенсация должна покрывать в зависимости от случая по крайней мере следующие части ущерба: потерю заработка, затраты на лекарства и госпитализацию, затраты на похороны и в случаях, касающихся иждивенцев, - содержание. Исходя из смысла данного положения можно сделать вывод, что это минимальный перечень возмещений, который государства, присоединившиеся к Европейской конвенции, должны обеспечить. Кроме того, речь идет о возмещении ущерба, а не о выплате пенсий и пособий, например, в связи с потерей кормильца, инвалидностью и т.д.

Большое число пострадавших от насильственных преступлений, которым не возмещен ущерб лицами, совершившими преступление, необходимость возмещения ущерба, как правило, в реальном и полном его исчислении, что повлечет большие материальные затраты, являются главными препятствиями для подписания и ратификации Российской Федерацией данного документа. Очень трудно считать деньги в чужом кармане, особенно в государственной казне, однако представляется, что у России есть возможности получения денежных доходов, в том числе от естественных монополий на природные ресурсы, а также экономии государственных расходов. Указанные материальные ресурсы можно было бы направить на благородное дело компенсации ущерба пострадавшим от преступлений. Как нам представляется, требуется учет мнения потерпевших при решении вопросов о досрочном освобождении осужденных от отбывания наказания.

В 1992 г. в России появилось пожизненное лишение свободы. С тех пор прошло 15 лет, с учетом срока предварительного заключения, который по данным делам доходил до 5 лет, некоторые "пожизненники" отбыли уже 20 лет лишения свободы. Через 5 лет наступит установленный УК РФ срок для решения вопроса об условно-досрочном освобождении. Как свидетельствует личный опыт посещения исправительных колоний особого режима для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы (Пермская область, Вологодская область), осужденные надеются на положительное решение вопроса об их условно-досрочном освобождении. При решении этого вопроса как раз следовало бы запросить и учесть мнения потерпевших о целесообразности данного шага. На совести осужденных к пожизненному лишению свободы в своем большинстве несколько убийств, причем, как правило, с особой жестокостью. Именно поэтому необходимо взвешенное решение, учитывающее позицию потерпевших.

Речь также может идти об учете интересов потерпевших от преступлений при решении вопроса о помиловании. Необходимость учета в той или иной форме мнения потерпевшего при решении вопроса досрочного освобождения, в том числе при применении акта помилования или амнистии, отмечалась в работах юристов, в том числе автора данной статьи. Поставлена эта проблема и в специальном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации "О защите прав жертв террористических актов и иных преступлений", и в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

На необходимость учета при рассмотрении ходатайств о помиловании мнений потерпевших от преступлений указали 82,2% проанкетированных экспертов (в их числе были руководители территориальных комиссий по вопросам помилования в 34 субъектах РФ). Причем 12,5% считают необходимым при решении вопроса иметь письменное согласие потерпевшего (потерпевших) на применение помилования, 39,4% - иметь письменное мнение о целесообразности (нецелесообразности) помилования, 10,7% считают целесообразным посылать потерпевшим письменное уведомление о принятии акта помилования, 19,6% предложили свои формы учета интересов потерпевшего при применении помилования, например направление письма - раскаяния осужденного потерпевшему от преступления.

Прилагать к ходатайству осужденного о помиловании мнение потерпевших или их родственников предложила комиссия по вопросам помилования на территории Воронежской области, а также председатели комиссий на территории Томской области, Краснодарского края, Рязанской области на Всероссийском совещании председателей комиссий по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации. Оригинальную конструкцию учета мнения потерпевшего при применении помилования предложили авторы проекта федерального закона "О помиловании" (опубликован в журнале "Закон". 2002. N 4). В ст. 27 данного законопроекта определены гарантии прав потерпевших при решении вопроса о помиловании, которые заключаются в том, что территориальная комиссия субъекта Российской Федерации, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации либо центральная комиссия при Президенте Российской Федерации может запросить мнение потерпевшего (потерпевших) о целесообразности применения помилования к осужденному. При этом мнение потерпевшего (потерпевших) учитывается в числе иных обстоятельств, влияющих на применение помилования.

Как нам представляется, необходим дифференцированный учет мнения потерпевших при осуществлении помилования. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает три вида уголовного преследования. В ч. 1 ст. 20 УПК РФ установлено, что в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета), ст. 130 (оскорбление) УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения. Они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Потерпевший по данным делам вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а также выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 43 УПК РФ в этом случае потерпевший является частным обвинителем. Он наделяется правами, предоставленными ст. 246 УПК РФ государственному обвинителю - прокурору. В частности, потерпевший как частный обвинитель в соответствии с п. 5 ст. 246 УПК РФ может высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

Учитывая характер дел, по которым возможно уголовное преследование в порядке частного обвинения, как нам представляется, помилование лиц, привлеченных к уголовной ответственности по данным делам, может быть лишь с письменного согласия потерпевшего. Иначе теряется весь смысл существования данного вида уголовного преследования. По делам, уголовное преследование по которым осуществляется в частно-публичном порядке, помилование должно иметь место с учетом мнения потерпевшего о возможности применения данного гуманного акта к осужденному. При этом целесообразность или нецелесообразность помилования, выраженная потерпевшим, не является безусловным основанием для принятия акта помилования или отказа в нем. Однако мнение потерпевшего должно обязательно быть запрошено и учтено в числе других обстоятельств, влияющих на применение помилования.

По делам публичного обвинения, особенно там, где потерпевшему причинены телесные повреждения либо нанесен существенный материальный ущерб или моральный вред, о поступлении ходатайства осужденного о помиловании должен ставиться в известность потерпевший. В случае его заинтересованности потерпевший в инициативном порядке может направить в комиссию по помилованию свое мнение, которое учитывается в числе других обстоятельств, влияющих на применение помилования.