Мудрый Юрист

Отрешение президента от должности как форма парламентского контроля

Коровникова Е.А., аспирантка кафедры конституционного и муниципального права России МГЮА.

Принцип разделения властей в любом государстве предполагает взаимодействие и взаимозависимость органов, составляющих различные ветви государственной власти. Общепринятым средством воздействия органов одной ветви государственной власти на органы другой ветви является предоставление права распускать орган либо отрешать от должности его должностных лиц.

В системе сдержек и противовесов в нашей стране такое право предоставлено и Президенту, и парламенту. Рассмотрим возможности реализации этого права по отношению к главе государства.

Конституционная акция отрешения Президента от должности вошла в словарный обиход россиян под названием "импичмент". Импичмент - процедура привлечения к ответственности и отстранения от должности ряда должностных лиц. Термин пришел из практики и законодательства США <1>. В Российской Федерации импичментом именуется отрешение Президента Российской Федерации от должности Федеральным Собранием Российской Федерации, которое регулируется нормами Конституции Российской Федерации <2>.

<1> См.: Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. ред. и рук. авторского коллектива С.А. Авакьян. М.: Изд-во НОРМА-ИНФРА-М, 2001. С. 255.
<2> См.: Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. М.: Книжный мир, 2005. С. 206.

Эта специфичная форма парламентского контроля предполагает особый порядок реализации ответственности высших должностных лиц государства. В основном применяются два способа решения вопроса об отрешении главы государства от должности: возбуждение обвинения в отношении президента парламентом и разрешение дела по существу особым судом (например, конституционным в ФРГ, Италии); возбуждение обвинения нижней палатой парламента и принятие решения верхней палатой (например, Россия, США) <3>.

<3> Парламенты мира. М., 1991. С. 378.

Важное значение правовому институту отрешения Президента РФ от должности в конституционном праве России придает ряд обстоятельств. Его особое положение обусловлено тем, что он призван решить задачу, имеющую для конституционного права принципиальное значение, - синтезировать содержащиеся в нем два противостоящих друг другу начала: с одной стороны, большие властные полномочия, которыми по Конституции РФ наделен Президент РФ, обладающий к тому же правом на неприкосновенность, с другой стороны, закрепленный в ст. 19 Конституции РФ принцип "Все равны перед законом и судом". Решить эту задачу очень важно потому, что закрепление в Конституции РФ правил, регулирующих ответственность Президента РФ за допущенные им нарушения, - залог соблюдения законности во всех других эшелонах государственной власти.

Правовыми основаниями для отрешения Президента Российской Федерации от должности являются положения Конституции Российской Федерации (ст. 92, 93, 102, 103, 109, 125), Федерального закона от 10 января 2003 г. N 19-ФЗ "О выборах Президента Российской Федерации", Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации". Порядок реализации указанных законодательных актов урегулирован Регламентом (статьи 176 - 180) Государственной Думы от 22 января 1998 г. (с изм. и доп.); Регламентом (статьи 167 - 171) Совета Федерации от 30 января 2002 г. (с изм. и доп.), а также Положением о Специальной комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по оценке соблюдения процедурных правил и фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации (утверждено Постановлением Государственной Думы от 19 июня 1998 г. N 2636-II ГД) и Постановлением Государственной Думы от 12 мая 1999 г. N 3937-II ГД "О процедуре обсуждения предложения о выдвижении обвинения против Президента Российской Федерации".

Серьезные коррективы в трактовку положений Конституции внесло Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 1999 года N 10-П "По делу о толковании положений статьи 92 (ч. 2 и 3) Конституции Российской Федерации".

Нормативно установлено, что согласно Конституции РФ (ст. 93) Президент РФ может быть отрешен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или в совершении иного тяжкого преступления. Решение Государственной Думы о выдвижении такого обвинения должно быть принято двумя третями голосов от их общего числа в палате при наличии заключения образованной Государственной Думой специальной комиссии. В соответствии со ст. 176 Регламента Государственной Думы 1998 г. такое предложение может быть внесено по инициативе не менее 1/3 депутатов Государственной Думы и содержать конкретные указания на признаки преступления, предусмотренного ст. 93 Конституции РФ, которое вменяется в вину Президенту РФ. Прежний Регламент 1994 г. требовал также представить обоснование его причастности к этому преступлению, действующий акт этого условия не содержит. Выдвижение обвинения затем должно быть подтверждено заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков преступления и заключением Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения. Решение об отрешении Президента от должности принимает Совет Федерации также двумя третями голосов от их общего числа в палате. При этом оно должно быть принято не позднее чем в трехмесячный срок после выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента.

О.Г. Румянцев считает, что главная отличительная особенность прописанного в нынешней российской Конституции института импичмента (отрешения от должности) Президента состоит в том, что этот институт смешивает два независимых друг от друга понятия - политической ответственности главы государства и его уголовно-правовой, судебной ответственности <4>. В связи с этим он предлагает исключить из числа субъектов, участвующих в процедуре импичмента, Верховный Суд РФ, так как его участие делает процедуру отрешения еще более сложной и неосуществимой на практике. Верховный Суд РФ должен рассматривать дело об уголовной ответственности бывшего Президента РФ за совершение преступления, которое уже послужило основанием его отрешения от должности. Не случайно в Государственной Думе уже рассматривался проект Закона Российской Федерации "О поправках к статьям 93, 103, 109, 125 Конституции Российской Федерации", который бы исключал Верховный Суд из числа участников процедуры отрешения Президента РФ от должности.

<4> Румянцев О.Г. Отрешение Президента России от должности: конституционно-правовые проблемы. 1998 // http://www.rumiantsev.ru/works/58/.

В официальном проекте Конституции Российской Федерации, подготовленном Конституционной комиссией Съезда народных депутатов в 1990 - 1993 гг. и незаконным образом отвергнутом Б.Н. Ельциным, содержалась более простая версия института отрешения Президента РФ от должности. По мнению Конституционной комиссии (ст. 96 проекта Конституции), Президент Российской Федерации мог быть отрешен от должности в случае умышленного грубого нарушения им Конституции Российской Федерации или умышленного совершения тяжкого преступления. Как полагает О.Г. Румянцев, импичмент за умышленное грубое нарушение Конституции РФ - это в чистом виде мера политической ответственности Президента РФ <5>.

<5> Румянцев О.Г. Там же.

Нарочитая усложненность существующей сегодня процедуры, кстати, разработанной под нажимом самого Ельцина, практически заранее обрекала инициативу импичмента на провал. Кроме того, Конституция РФ 1993 г. допускает отрешение Президента РФ от должности только по обвинению в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Небезынтересно, что в момент принятия Конституции в уголовном законодательстве такой состав преступления, как государственная измена (ст. 93 Конституции РФ), отсутствовал - он появился лишь в 1996 г. с принятием нового УК РФ. В итоге у многих сложилось мнение, что якобы для отрешения Президента РФ от должности Государственная Дума должна доказать наличие в его действиях не только признаков преступления, но определить сам состав преступления. Процедура импичмента, таким образом, неправомерно отождествлялась с процедурой следствия и суда; хотя, по сути дела, речь шла только о мнении Государственной Думы по поводу наличия признаков преступления для возбуждения уголовного дела, которое мог санкционировать лишь Верховный Суд РФ.

Ранее в Конституции СССР 1977 г. в главе 15.1 содержались положения о том, что Президент СССР обладает правом неприкосновенности и может быть смещен только Съездом народных депутатов СССР в случае нарушения им Конституции СССР и законов СССР (ст. 127.8). Таким образом, Президент СССР не был полностью безответствен, он нес ответственность не за все свои действия, а только за нарушение им Конституции и законов СССР. Например, когда на IV Съезде народных депутатов СССР при обсуждении его повестки дня депутат С. Умалатова предложила рассмотреть вопрос о недоверии Президенту СССР М.С. Горбачеву, на которого она возложила всю ответственность за кризисное положение в стране, Съезд отклонил ее предложение, поскольку она не выдвинула в адрес Президента никаких обвинений в нарушении Конституции и законов СССР, хотя сам М.С. Горбачев признал свою ответственность за то, что в ходе перестройки были допущены крупные ошибки и просчеты, непродуманные и поспешные решения <6>. При введении поста Президента РСФСР в 1991 г. в Конституции РСФСР предусматривалась возможность его отрешения от должности в случае нарушения им Конституции РСФСР, законов РСФСР, а также данной им присяги.

<6> См.: Четвертый Съезд народных депутатов СССР. Стенографический отчет // Известия. 1990. 17 декабря; Кутафин О.Е. Неприкосновенность в конституционном праве Российской Федерации. М.: Юристъ, 2004. С. 265.

По мнению Л.А. Окунькова, существовавший до принятия Конституции РФ 1993 г. механизм отрешения Президента от должности в случае нарушения Конституции, законов, а также данной им присяги, как показала отечественная практика, не стал реальной мерой ответственности Президента, а предусмотренный действующей Конституцией механизм отрешения Президента от должности делает "российский импичмент гораздо более сложным, чем в США и других зарубежных странах" <7>.

<7> См.: Окуньков Л.А. Президент Российской Федерации. М., 1996. С. 15.

"Президент, - пишет С.А. Авакьян, - в целом не зависит от других органов государственной власти. Парламентские и судебные сдержки и противовесы в отношении президентской власти, а тем более контроль существуют в самых минимальных размерах. В сущности, можно говорить об отсутствии конституционной ответственности Президента. Практически невозможно представить, что Президент РФ совершит государственную измену или иное тяжкое преступление, служащие основанием для его отрешения от должности (ст. 93 Конституции). А других оснований, например, грубое нарушение Конституции, законов, присяги, теперь не предусмотрено" <8>.

<8> См.: Авакьян С.А. Президент Российской Федерации: эволюция конституционно-правового статуса // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1998. N 1. С. 27.

"Получается чудовищный вывод: совершать другие преступления Президенту РФ не возбраняется и заниматься этим он может безнаказанно..." - считает С.Э. Жилинский <9>. По его мнению, более правильным было бы установить в качестве основания для отрешения Президента РФ от должности нарушение данной им присяги, приносимой Президентом РФ народу при вступлении в должность. Сейчас текст присяги не несет в себе должной правовой нагрузки, а ее нарушение не влечет юридической ответственности Президента РФ.

<9> См.: Жилинский С.Э. Наш Президент. Как он правит и как его избирают. М.: Норма, 2004. С. 97.

С.Э. Жилинский присоединяется к мнению о необходимости упростить процесс отрешения Президента РФ от должности и сделать его более прозрачным, что повысит имидж главы государства и ответственность Президента за свою деятельность. Он полагает, что к процедуре отрешения Президента РФ от должности целесообразно привлекать лишь палаты Федерального Собрания, депутаты (члены) которых, как и Президент РФ, прямо или косвенно избираются всеми гражданами. Участие в процедуре Конституционного и Верховного Судов РФ, судьи которых назначаются по представлению Президента РФ, некорректно и не вполне гармонирует с демократическими принципами организации и деятельности нашего государства <10>.

<10> Там же. С. 98.

Так, Д.Л. Златопольский еще критичнее подходил к критериям оценки правовых оснований отрешения президента от должности. Опираясь на исследование опыта государств Восточной Европы, он полагал, что закрепление в конституции возможности привлечения президента к ответственности в случае нарушения конституции или закона является существенным пробелом в конституционном регулировании, поскольку при этом не решается главный вопрос об ответственности президента - за всю его текущую, повседневную государственную работу, когда президент не нарушает конституции или законов, но тем не менее все его действия фактически наносят ущерб интересам государства и народа, его благосостоянию и в силу этого находятся в существенном противоречии со всей законодательной и иной деятельностью парламента. Таким образом, речь идет о полной безответственности президента за осуществляемую им государственную деятельность <11>.

<11> См.: Златопольский Д.Л. Институт Президента в Восточной Европе: порядок выборов и ответственность // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1994. N 5. С. 19.

При анализе ст. 93 Конституции РФ обращает на себя внимание прежде всего неудачное определение юридического основания отрешения Президента РФ от должности. Оно ограничено государственной изменой или совершением иного тяжкого преступления. Таким образом, по действующему законодательству за совершение других преступлений Президент не может быть отрешен от должности и, следовательно, привлечен к уголовной ответственности. Это находится в прямом противоречии с принципом равенства всех граждан перед законом, который закреплен в ст. 19 Конституции Российской Федерации. Что же касается государственной измены, то квалифицировать действия Президента в данном случае представляется весьма затруднительно по двум причинам. Во-первых, негативные последствия, выражающиеся в ущербе целостности, территориальной неприкосновенности, государственной безопасности или обороноспособности Российской Федерации, могут значительно отставать по времени от момента совершения Президентом деяния, их повлекшего. Во-вторых, несмотря на персонификацию должности Президента как единоличного главы государства, трудно предположить, что решения, содержащие признаки такого состава преступления, как государственная измена, подготавливаются и принимаются им в одиночку <12>. Очевидно, в период грядущих конституционных реформ в России придется более четко решить вопрос об основаниях отрешения Президента от должности <13>.

<12> См.: Дегтев Г.В. Становление и развитие института президентства в России: теоретико-правовые и конституционные основы. М.: Юристъ, 2006. С. 154.
<13> См.: Авакьян С.А. Досрочное прекращение полномочий Президента России: проблемы, требующие юридического решения // Законодательство. 1999. N 3.

Недостатками правовых норм, закрепленных в ст. 93 Конституции, являются также предусмотренное ими требование считать выдвижение обвинения против Президента состоявшимся лишь при условии, что за него будет подано не менее двух третей голосов от их общего числа в палате, и закрепленное в них предписание, ограничивающее срок рассмотрения обвинения, выдвинутого Государственной Думой, в Верховном Суде, Конституционном Суде и в Совете Федерации всего тремя месяцами.

Первое требование не может быть признано обоснованным потому, что по действующей Конституции Государственная Дума решает вопрос не об отрешении Президента от должности, а лишь о выдвижении против него обвинения. Если за выдвижение обвинения проголосовали более половины депутатов палаты, то есть большинство, то ни государство, ни общество не вправе его игнорировать.

Очевидной представляется необоснованность и предусмотренного в ст. 93 Конституции ограничения тремя месяцами срока рассмотрения выдвинутого Государственной Думой обвинения. Нельзя согласиться с тем, чтобы Президент, обвиненный, например, в государственной измене в форме шпионажа, имел возможность и дальше заниматься своей деятельностью, если рассмотрение обвинения вышло за пределы установленного законом срока <14>.

<14> См.: Линьков А., Трусевич С. Импичмент не прошел, но стал серьезным предупреждением власти // Парламентская газета. 1999. 18 мая.

Хотелось бы обратить внимание на то, что в Регламенте 1998 г. Государственная Дума существенно изменила процедуру выдвижения обвинения против Президента. По прежней редакции Регламента полагалось, что предложение о выдвижении обвинения Государственная Дума направляет на заключение не только Специальной комиссии - для оценки соблюдения процедурных правил и фактической обоснованности обвинения, но и в Верховный Суд РФ - для дачи заключения о наличии в действиях Президента РФ признаков состава преступления. Теперь же, как видим, Государственная Дума обсуждает вопрос, не обращаясь в Верховный Суд. Юридическое основание такого изменения Регламента можно видеть в ч. 2 ст. 93 Конституции РФ, где говорится, что решение Государственной Думы о выдвижении обвинения и решение Совета Федерации об отрешении Президента от должности должны быть приняты двумя третями голосов от общего числа соответственно депутатов, членов палаты по инициативе не менее одной трети депутатов Государственной Думы и при наличии заключения Специальной комиссии, образованной Государственной Думой. Здесь не говорится, что Государственная Дума перед принятием своего решения должна получить заключение Верховного Суда РФ.

Заключение этого органа надо иметь, об этом сказано в ч. 1 ст. 93 Конституции: Совет Федерации отрешает Президента от должности только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения, подтвержденного заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков преступления и заключением Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка обвинения.

Следовательно, заключение Верховного Суда обязательно должно быть у Совета Федерации. И не случайно в Регламенте Государственной Думы указано, что постановление Государственной Думы о выдвижении обвинения направляется не только в Совет Федерации, но и Конституционный и Верховный Суд для дачи их заключений.

Правда, с новыми правилами Регламента Государственной Думы надо согласовать дальнейшие шаги соответствующих органов и положения Регламента Совета Федерации. Было бы логично, если бы Верховный Суд (наряду с постановлением Государственной Думы) получил позже и запрос от Совета Федерации, которому он представил бы свое заключение. Это и следует отразить в Регламенте Совета Федерации.

Вопрос о сроках, отводимых на дачу заключений обоих судов, предопределяется ст. 109 Федерального конституционного закона 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации". Запрос о даче заключения Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против Президента направляется в Конституционный Суд РФ не позднее месяца со дня принятия Государственной Думой решения о выдвижении обвинения; к запросу прилагается текст решения Государственной Думы о выдвижении обвинения, протокол или стенограмма обсуждения этого вопроса на заседании Государственной Думы и тексты всех связанных с этим обсуждением документов, а также заключение Верховного Суда РФ. Заключение должно быть дано Конституционным Судом РФ не позднее 10 дней после регистрации запроса.

Таким образом, очевидно, что заключение Верховного Суда РФ дается в рамках месячного срока со дня принятия решения Государственной Думой, поскольку текст заключения также направляется Конституционному Суду. Очевидно, следовало бы соответствующие сроки воспроизвести в Регламентах обеих палат Федерального Собрания.

И если участие в этом процессе Конституционного Суда урегулировано упомянутым выше Федеральным конституционным законом, то закона, регулирующего участие Верховного Суда в рассмотрении вопроса об отрешении Президента от должности, не существует.

В ходе рассмотрения обвинений, выдвинутых против Президента, выявлен еще один существенный пробел в российском законодательстве - отсутствие правовых норм, обеспечивающих явку на заседания Специальной комиссии и Государственной Думы приглашаемых ими лиц. Специальная комиссия, тем более Государственная Дума, являются конституционными органами. Уже по этой причине их требования о явке на заседания должны считаться обязательными для всех граждан и должностных лиц. Но юридической ответственности за их невыполнение в законе не предусмотрено. Это обстоятельство оказало негативное влияние на рассмотрение вопроса об отрешении Президента РФ Б.Н. Ельцина от должности в Государственной Думе. Многие лица, приглашенные на заседания Специальной комиссии и Государственной Думы, по разным причинам от явки уклонились. И даже никто из представителей президентской стороны в заседаниях комиссии участия не принял и в печати длительное время не выступал.

Полагаем, что отмеченные недостатки и пробелы в российском законодательстве должны быть устранены путем внесения изменений и дополнений в Конституцию Российской Федерации, а также путем издания правовых актов, развивающих и конкретизирующих содержащиеся в ней положения.

В связи с этим некоторые юристы и политики высказывают предложение о подготовке и принятии специального федерального конституционного закона, который бы определял суть, рамки и процедуру отрешения Президента РФ от должности, регулировал бы практику его применения. Причем высказываются предложения включить в число лиц, подвергаемых при необходимости импичменту, не только Президента РФ, но и избираемых народом руководителей регионов - президентов республик, входящих в Российскую Федерацию, глав администраций других субъектов Федерации, мэров городов, ставших самостоятельными субъектами Федерации <15> (теперь, как известно, эти лица не избираются).

О большом внимании законодателей к проблемам досрочного прекращения исполнения полномочий Президента Российской Федерации, о порядке временного исполнения этих полномочий и об обеспечении непрерывности полномочий главы государства говорит тот факт, что за короткий период с февраля 1997 г. по октябрь 1998 г. было внесено по этой теме десять законопроектов, подготовленных депутатами Государственной Думы <16>.

<15> См.: Сборник документов и материалов Специальной комиссии Государственной Думы Российской Федерации. С. 995.
<16> См.: Российское законодательство. 1927 - 2000. Справочник / Сост.: Р.К. Надеев, Т.Р. Надеев, А.И. Королев, под научн. ред. В.А. Рощина. М.: Издание Федерального Собрания, 2000. С. 124 - 126.

Пока были предприняты только две попытки начать процедуру отрешения Президента РФ от должности (хотя призывы к этому звучали неоднократно). 12 июля 1995 г. Государственная Дума рассмотрела вопрос о создании специальной комиссии Государственной Думы в связи с предложением депутатов Государственной Думы о выдвижении обвинений против Президента Российской Федерации в связи с событиями в г. Буденновске во время военных действий в Чеченской Республике. "За" проголосовали 166 человек, "против" - 43 человека, "воздержались" - 3 человека, не голосовали - 238 человек. Таким образом, по результатам голосования постановление принято не было.

В Государственной Думе второго созыва процедура отрешения Президента РФ от должности была начата по инициативе левых фракций и дошла до голосования палаты по выдвижению обвинения, которое состоялось 13 - 15 мая 1999 г. 207 депутатов Государственной Думы, прежде всего из числа членов парламентской фракции Коммунистической партии Российской Федерации, инициировали вопрос об отрешении Президента от должности.

По состоянию на 15 февраля 1999 г. специальная комиссия завершила проверку выдвинутых против Президента Российской Федерации обвинений. Однако ни один из пяти пунктов обвинения не получил в Государственной Думе необходимых 2/3 голосов депутатов для продолжения процедуры.

Таким образом, мы видим, что процедура отрешения Президента от должности очень непроста. Единственная на сегодняшний день попытка парламентариев выдвинуть обвинение высшему должностному лицу государства не вышла даже за пределы Государственной Думы. Смещение Президента с должности - чрезвычайное событие, и оно должно быть всесторонне обосновано, но, видимо, указанные сложности связаны, в частности, с предыдущими попытками более легкой процедуры импичмента со стороны Съезда народных депутатов в 1993 г.

И хотя в нашей стране нет практики отрешения Президента от должности (попытка сделать это в 1999 г. не удалась), нельзя недооценивать этот важный рычаг системы сдержек и противовесов.

Прежде всего, важнейший итог состоявшейся акции состоит в том, что процесс отрешения Президента от должности как особый демократический институт защиты государства и народа от произвола правителей, действующий во многих странах мира, вошел, пусть даже только своей начальной стадией, в жизнь российского общества. И не только в теоретическом и конституционно-правовом смысле, но и как исторический прецедент, элемент реальной практики. Такой способ взаимодействия власти и общества позитивно воспринят народом, одобрен обществом, и при соответствующей законодательной и практической доработке данный институт может привиться в России и способен стать эффективным средством совершенствования деятельности государственных органов, становления и развития демократической системы власти <17>.

<17> См.: Независимая газета. 1999. 22 мая.

Хотя импичмент не был принят Государственной Думой в 1999 г., тем не менее сама постановка вопроса, скрупулезная годичная работа Специальной комиссии Государственной Думы, всестороннее рассмотрение и оценка деятельности Б.Н. Ельцина на пленарных заседаниях Думы, горячая общественная полемика по основным проблемам жизни страны и общего политического процесса, обсуждение импичмента в средствах массовой информации, на собраниях и митингах - все это возымело огромное влияние на страну и формирование национального воззрения на суть и смысл правового государства в современном мире, роль и ответственность Президента РФ как гаранта Конституции РФ и высшего руководителя государства.