Мудрый Юрист

Криминологический анализ правовых причин политической преступности

Кабанов П.А., декан юридического факультета Набережночелнинского филиала Института экономики, управления и права (г. Казань), кандидат юридических наук, доцент.

Причинное объяснение политической преступности специалистами различных областей знаний имеет множество аспектов, исследует различные стороны, вызывающие это явление. Без внимания не остается и правовая сфера деятельности современного государства, его институтов и должностных лиц, а также недостатки и издержки этой деятельности, которые порождают, трансформируют под новые условия жизни преступность и ее отдельные виды, в том числе и политическую преступность.

Правовые причины политической преступности многие отечественные специалисты, как правило, классифицируют на две большие взаимосвязанные группы: ненадлежащее правовое регулирование политической сферы жизнедеятельности и недостатки различных отраслей действующего российского законодательства <1>, - каждая из которых самостоятельно не в состоянии ее воспроизвести. Для анализа правовых причин политической преступности необходимо обратиться к мировоззренческим позициям различных авторов по этой проблеме, чтобы увидеть в реальной жизни, где и как они, взаимодействуя между собой и другими группами факторов, ее воспроизводят.

<1> Иншаков С.М. Криминология: Учебник. М., 2000. С. 227.

Наиболее общей правовой причиной политической преступности считаются недостатки федерального и регионального избирательного законодательства, которые способствуют проявлению и распространению политической преступности, поскольку именно эти недостатки, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, не обеспечивают свободного волеизъявления избирателей <2> и, по мнению специалистов, нуждаются в постоянной и последовательной модернизации <3>.

<2> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности части второй статьи 69, части второй статьи 70 и статьи 90 Конституции Республики Татарстан, а также пункта 2 статьи 4 и пункта 8 статьи 21 Закона Республики Татарстан "О выборах народных депутатов Республики Татарстан" в связи с жалобой гражданина М.М. Салямова от 22 января 2002 года N 2-П // Российская газета. 2002. 31 янв.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья М.К. Треушникова "Судебная защита избирательного права" включена в информационный банк согласно публикации - "Журнал российского права", 2000, N 3.

<3> Митюков М. Со ссылкой на федеральные законы // Российская юстиция. 2002. N 7. С. 12 - 14; Треушников М.К. Судебная защита избирательных прав в России // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2000. N 1. С. 16; Постников А.Е. Избирательное законодательство: необходимо четкое разделение полномочий между различными уровнями власти при проведении выборов // Журнал российского права. 2002. N 5. С. 21 - 22.

В качестве одной из правовых причин нарушения прав избирателей, а следовательно, и одной из причин электоральных политических преступлений, может выступать ненадлежащая правовая регламентация служебных полномочий должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, участвующих в политической деятельности, в том числе и в формировании избирательных комиссий и комиссий по проведению референдума <4>. Это обусловлено тем, что ненадлежащая регламентация деятельности руководителей органов исполнительной власти при назначении членов избирательных комиссий и других участников избирательных процессов создает реальные возможности для проявления политической преступности и может привести к совершению электоральных преступлений.

<4> Суворина Е.В., Климова Ю.Н. Злоупотребление должностными полномочиями в избирательном процессе // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 8: Политическая криминология. Нижнекамск, 2005. С. 107 - 108.

Несомненно, к правовым причинам нарушения прав избирателей, в том числе и сопряженных с совершением электоральных преступлений, может выступать и ненадлежащее правовое регулирование финансирования избирательных кампаний в органы государственной власти и местного самоуправления <5>, порождающие электоральную коррупцию. Это происходит, как правило, в тех случаях, когда финансовые пожертвования проходят мимо избирательных фондов кандидатов, претендующих на тот или иной государственный пост.

<5> Постников А.Е. Избирательное право России. М., 1996. С. 63, 124; Груздева А.П. Факторы, детерминирующие электоральную преступность в современной России // Следователь. 2002. N 2. С. 43 - 52; Фарукшин М. Избирательное законодательство и выборы в Татарстане: опыт регионального правового сепаратизма // Особая зона: выборы в Татарстане. Ульяновск, 2000. С. 23.

Безусловно, важной правовой причиной отдельных видов политической преступности является несовершенство российского (федерального и регионального) избирательного законодательства <6>, которое не обеспечивает реальной зависимости избираемых на выборные государственные должности лиц от своих избирателей.

<6> Сатаров Г.А., Левин М.И., Цирик М.Л. Россия и коррупция: кто кого? // Российская газета. 1998. 19 февр.; Киреев Н. Для суда - преступник, для Думы - заслуженный человек // Российская газета. 1999. 16 октяб.; Неугодов Р. Почему россияне не довольны Госдумой? // Российская газета. 1999. 23 нояб.; От выборов-99 к выборам-2000: юридические проблемы и практика их применения // Российская юстиция. 2000. N 1. С. 63; Борисов С.В., Дакин А.В., Макарычев А.С. Без победителя: выборы мэра Нижнего Новгорода // Политические исследования. 2002. N 6. С. 93 и др.

По мнению В.В. Лапаевой, действующее российское избирательное законодательство не способно противодействовать продвижению криминалитета в законодательные (федеральные и региональные) органы страны <7>.

<7> Лапаева В.В. Новеллы избирательного законодательства на стадии регистрации кандидатов: достоинства и недостатки // Адвокат. 2000. N 5. С. 73.

Такое положение в законодательстве приводит к отсутствию надлежащих форм эффективного социального контроля над политической сферой жизни современного российского общества <8>, деятельностью представителей органов государственной власти и местного самоуправления, а также претендентов на эти должности как со стороны государства, так и общества. Этому, в свою очередь, способствует отсутствие в российском конституционном законодательстве правового механизма юридической или политической ответственности лиц, избранных на высшие государственные должности в форме досрочного прекращения полномочий выборных лиц органов государственной власти и местного самоуправления по инициативе тех, кто наделил их соответствующими полномочиями. Здесь речь идет о досрочном прекращении полномочий избранными лицами в форме их отзыва избирателями. Конституция России и действующее федеральное законодательство не предусматривают возможность отзыва Президента Российской Федерации и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания России. Кроме того, российское федеральное законодательство не предусматривает возможности отзыва избирателями депутата законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации. Отзыв выборных лиц органов местного самоуправления возможен только в том случае, если это положение указано в уставе муниципального образования <9>.

<8> Скакунов Э.И. Природа политического насилия. Проблемы объяснения // Социологические исследования. 2001. N 12. С. 25.
<9> Сергеев А.А. Прекращение полномочий выборных лиц публичной власти как мера юридической ответственности // Журнал российского права. 2002. N 7. С. 29.

По мнению С.В. Бородина и В.В. Лунеева, действующее российское федеральное конституционное и избирательное законодательство имеет массу криминогенных пробелов и положений, позволяющих региональным лидерам вести себя как удельные князья, оно освобождает высших должностных лиц категории "А" от какого-либо государственного контроля, что способствует организованной политической коррупции, использованию "грязных денег" на проведение избирательных кампаний, криминальному использованию административного ресурса на выборах различных уровней <10>.

<10> Бородин С.В., Лунеев В.В. О криминологической экспертизе законов и иных нормативных актов // Государство и право. 2002. N 6. С. 41.

Другие ученые подчеркивают, что одной из правовых причин политической преступности может выступать недостаточная эффективность действующего российского и международного уголовного законодательства об ответственности за конкретные формы проявления политической преступности. Здесь в первую очередь они указывают на необходимость совершенствования норм об уголовной ответственности за различные формы проявления терроризма и коррупции, в том числе и политически мотивированные <11>. Тем более, по мнению С.В. Бородина, ныне действующее уголовное законодательство отстает от реальной жизни и постоянно нуждается в дальнейшем совершенствовании <12>. На наш взгляд, данное положение в полной мере относится к правовым нормам, регулирующим уголовную ответственность за конкретные виды и формы проявления политической преступности.

<11> См.: Хлобустов О.М. Организованная преступность и терроризм в России // Проблемы борьбы с организованной преступностью. Материалы международной научно-практической конференции. М., 1998. С. 93; Мальцев В.В. Терроризм: проблема уголовно-правового урегулирования // Государство и право. 1998. N 8. С. 104 - 107; Он же. Ответственность за терроризм // Российская юстиция. 1997. N 11. С. 35 - 36; Качмазов О. Уголовная ответственность за терроризм // Законность. 1998. N 8. С. 29 - 31; Хлебников И. Терроризм в современном мире // Юридическая газета. 1998. N 22. С. 6; Трунцевский Ю., Упоров И. Преступность границ не признает // Юридический вестник. 1998. N 4. Февраль. С. 12; Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление // Законность. 2000. N 6. С. 2 - 6; Денисов А. Стандарты для террора // Российская газета. 2005. 14 сент. и др.
<12> Цит. по: Тогонадзе Н.В. Глобализация общей, организованной и коррупционной преступности (материалы "круглого стола") // Государство и право. 2001. N 12. С. 101.

Другой не менее важной правовой причиной существования в подобных масштабах политической преступности в современном российском обществе может выступать и отсутствие комплексной правовой базы по предупреждению преступности в Российской Федерации и борьбе с ней, в том числе и преступности политической. На это обстоятельство криминологи указывают давно, но, к сожалению, до настоящего времени комплексных законодательных нормативных актов по предупреждению преступности в России не существует. Действуют лишь отдельные федеральные законодательные акты о противодействии отдельным видам криминального политического экстремизма <13>.

<13> Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3031; Федеральный закон от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" // Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3808; Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" // Российская газета. 2006. 10 марта.

Наиболее дискуссионной правовой причиной политической преступности является наличие иммунитета от уголовного преследования определенных субъектов политики, как представителей государственной власти, так и претендентов на эти должности. По их мнению, любое освобождение от юридической и политической ответственности порождает нарушение существующих норм поведения и противно цели борьбы с преступностью, выражающейся в неотвратимости применения уголовного закона за каждое преступление и к любому лицу независимо от его политического и правового статуса либо служебного положения. Кроме того, нарушение общепризнанного принципа справедливости в области правосудия приносит обществу дополнительно моральный вред, поскольку влияет на психику гражданина, деформирует его правосознание, вызывает неуважение к действующему законодательству и политической деятельности. Поэтому не случайно в российском обществе сложилось и длительное время бытует мнение, что политика - "дело грязное", а участившиеся случаи совершения преступлений в отношении депутатов и государственных служащих различных уровней свидетельствуют о том, что это дело в настоящее время в нашей стране еще и опасное.

О необходимости отмены иммунитетов от уголовного преследования должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления говорится отечественными юристами уже давно <14>. Они (иммунитеты) в свое время компетентными на то государственными органами России отменялись <15>, однако в последующем вновь восстанавливались, но уже для другой категории должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления или претендентов на эти должности либо для членов находящейся у власти политической партии <16>.

<14> Борьба с лихоимством (редакционный материал) // Вестник полиции. 1916. N 13. С. 375; Каминский. Искоренение лихоимства // Вестник полиции. 1916. N 19. С. 536; О внесении в Государственную Думу законопроектов (редакционный материал) // Право. 1916. N 7. С. 477; Ждамиров В.А. К вопросу о предании суду должностных лиц (Пререкания между прокурором и административным начальством) // Вопросы права. 1911. Кн. VIII (4). С. 190 - 231.
<15> Право. 1916. N 13. С. 822; Право. 1916. N 14. С. 872.
<16> Епихин А.Ю., Мазохин О.Б. О "касте неприкасаемых" и "государственной воле" в борьбе с коррупцией в период НЭПа // Реагирование на преступность: концепция, закон, практика. М., 2002. С. 169 - 170.

Довольно часто проблема отмены либо существенного ограничения иммунитетов от уголовного преследования обсуждалась и в условиях реформирования политической системы Российской Федерации <17>. Особенно часто эта проблема поднималась в предвыборных кампаниях кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания России третьего созыва. Однако реальных нормативно-правовых актов со стороны законодателей в этом направлении до момента написания настоящей работы не принято, за исключением частичной законодательной отмены иммунитета от юридической ответственности у представителей судейского сообщества и частичной судебной отмены неприкосновенности депутатов законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации <18>.

<17> См., например: Кантор Ю. Каста неприкосновенных // Известия. 1999. 5 октяб.; Королева М.В. Коррупция в сфере правоохранительной деятельности // Коррупция и борьба с ней. М., 2000. С. 94 - 95; Долгова А.И. Власть как криминологическая проблема // Преступность и власть. Материалы конференции. М., 2000. С. 6; Майоров А.А., Мещерский А.С. Иммунитет как способ избежания наказания за совершение преступления // Там же. С. 53 - 55; Васильченко А.А. О механизме реализации уголовной ответственности лиц, наделенных уголовно-процессуальными иммунитетами, и ответственности президента // Там же. С. 55 - 57; Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление // Законность. 2000. N 6. С. 5; Астанин В.В. Совершенствование борьбы с коррупцией в России (уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты, криминологическое обоснование) // Государство и право. 2004. N 4. С. 94 и др.
<18> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений статей 13 и 14 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина А.П. Быкова, а также запросами Верховного Суда Российской Федерации и Законодательного Собрания Красноярского края от 12 апреля 2002 года N 9-П // Российская газета. 2002. 25 апр.

Пожалуй, специфичной правовой причиной политической преступности является слишком частое применение российскими органами законодательной власти амнистий в отношении политических преступников, что практически приводит к их безнаказанности. Ведь в большинстве случаев амнистия применяется к лицам, еще не признанным судом виновными в совершении политического преступления, как правило, по делам, находящимся на стадии предварительного расследования, где виновность подозреваемого или обвиняемого в совершении политического преступления еще не доказана. Это обстоятельство становится более заметным и значимым в условиях реформирования политической системы современной России, поскольку такие нормативные акты на протяжении последнего десятилетия XX в. принимались и применялись неоднократно.

В качестве правовой причины политической преступности в современном мире может выступать отсутствие единого общего для всех государств понятия "политическое преступление" или конкретной формы его проявления, позволяющее отличить его от других, некриминализированных, политических явлений и процессов, например освободительной или национально-освободительной борьбы. Решение этой проблемы имеет значение не только для уточнения границ данного явления, но и для других юридико-прикладных явлений, например для регулирования вопросов предоставления политического убежища или выдачи преступников для экстрадиции. Хотя самым простым и очевидным решением данного вопроса, предлагавшимся еще в конце XIX в. итальянскими учеными <19>, является отказ от использования термина "политическое преступление" в международном экстрадиционном праве, сохранив его для других отраслей права.

<19> Ломброзо Ч., Ляски Р. Политическая преступность и революция по отношению к праву, уголовной антропологии и государственной науке / В пер. К.К. Толстого. В двух частях. СПб., 1906. С. 221.

Завершая рассмотрение правовых факторов, детерминирующих политическую преступность, необходимо еще раз отметить, что они в чистом виде не могут воспроизвести это негативное социально-правовое явление, необходимо одновременное их сочетание с другими группами факторов, находящимися в различных сферах жизнедеятельности.