Мудрый Юрист

О природе судебного производства по пересмотру приговора в суде вышестоящей инстанции

Аширбекова М.Т., кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовно-правовых дисциплин Волжского института экономики, педагогики и права, представитель общественности в квалификационной коллегии судей Волгоградской области.

Стус Н.В., федеральный судья, председатель состава Краснодарского краевого суда, кандидат юридических наук.

Понятием "судебное производство" охватывается осуществляемое в вышестоящих судах производство по пересмотру судебных решений, вынесенных нижестоящими судами. В теории уголовного процесса нет единства по поводу определения природы такого производства. Является ли такое производство формой осуществления правосудия или же судебным контролем?

Анализ теоретических воззрений по поводу природы судебного производства в суде вышестоящей инстанции в современном уголовном процессе позволяет выделить три позиции.

Первая позиция авторов (В.А. Лазарева, Л.Ю. Реброва, А.В. Смирнов, Д.В. Тулянский), исследующих данную проблему, основывается на широком понимании правосудия как правоприменительной деятельности <1>. Потому и уголовно-процессуальная деятельность суда второй инстанции по проверке законности, обоснованности и справедливости приговоров судов нижестоящей инстанции понимается указанными авторами как правосудие. К примеру, Д.В. Тулянский обосновывает свою позицию тем, что в суде кассационной и надзорной инстанции анализируется "само уголовное дело", а следовательно, исследуются вопросы факта и права <2>.

<1> Лазарева В.А. Судебная защита в уголовном процессе Российской Федерации: проблемы теории и практики: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 33 - 34, 42 - 47; Смирнов А.В. Комментарий к УПК РФ. СПб., 2004. С. 7; Тулянский А.Д. Осуществляет ли суд правосудие в стадии исполнения приговора? // Журнал российского права. 2001. N 7 // СПС.
<2> Тулянский А.Д. Осуществляет ли суд правосудие в стадии исполнения приговора? // Журнал российского права. 2001. N 7 // СПС.

Вторая позиция - позиция авторов (Н.Н. Ковтун <3>, Е.Г. Мартынчик <4>, Н.М. Чепурнова <5>), полагающих, что деятельность суда по пересмотру решений судов нижестоящей инстанции, является судебным контролем, который выступает, в свою очередь, формой правосудия.

<3> Ковтун Н.Н. Нужен ли возврат к ревизионному началу в кассационном и надзорном производстве? // Журнал российского права. 2002. N 12 // СПС.
<4> Мартынчик Е.Г. Кассационное производство в российском уголовном процессе: некоторые особенности и основные черты // Российский судья. 2002. N 12. С. 11.
<5> Чепурнова Н.М. Судебный контроль в Российской Федерации: проблемы методологии, теории и государственно-правовой практики. Ростов-на-Дону, 1999. С. 3.

Так, Н.М. Чепурнова высказала мнение, что правосудие не является единственной формой реализации судебной власти. К правосудию относится и судебный надзор вышестоящих судов за нижестоящими судами, судебный контроль, судебное управление, судебный конституционный контроль <6>.

<6> Там же.

Н.Н. Ковтун также пишет, что считаются априори доказанными тезисы о том, что производство в суде апелляционной, кассационной и надзорной инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам есть самостоятельные формы отправления правосудия по уголовным делам или, что точнее, формы судебного контроля за правосудностью актов, вынесенных в суде нижестоящей инстанции <7>. Тем не менее Н.Н. Ковтун подчеркивает превалирование элементов судебного контроля при производстве по делу в суде вышестоящей инстанции. "Определившись в тождестве цели, задач и сути проверочной деятельности в судах вышестоящей инстанции, законодатель достаточно последовательно конструирует процессуальную форму института судебного контроля, где элементы проверки законности, обоснованности и справедливости вынесенных судебных решений составляют главное направление (стержень) осуществляемой деятельности" <8>.

<7> Ковтун Н.Н. Нужен ли возврат к ревизионному началу в кассационном и надзорном производстве? // Журнал российского права. 2002. N 12. СПС.
<8> Ковтун Н.Н. Там же.

Е.Г. Мартынчик определяет деятельность, осуществляемую судом второй инстанции как судебно-контрольную уголовно-процессуальную деятельность <9>.

<9> Мартынчик Е.Г. Указ. соч. С. 11.

Третья позиция - авторов (Н.С. Манова <10>, Л.Н. Масленникова <11>, Н.Г. Муратова <12>, Р.Ф. Зиннатов <13>), четко определяющих рассматриваемый вид деятельности суда вышестоящей инстанции как судебный контроль. Так, Л.Н. Масленникова рассматривает деятельность судов вышестоящей инстанции по пересмотру судебных решений судов нижестоящей инстанции как осуществление контроля за обеспечением правосудия <14>.

<10> Манова Н.С. Теоретические проблемы уголовно-процессуальных производств и дифференциация их форм: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 14.
<11> Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 407.
<12> Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве. Казань, 2004. С. 72, 191 - 259.
<13> Зиннатов Р.Ф. Реализация судебной власти на стадии подготовки к судебному заседанию в современном российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ижевск, 2006. С. 13.
<14> Масленникова Л.Н. Указ. соч. С. 407.

Полагаем, что деятельность суда вышестоящей инстанции, являясь формой осуществления судебной власти, ни правосудием, ни судебным контролем не является. Обоснование данного утверждения означает обоснование специализации в видах судебного производства, теоретическую правомерность использования понятия "процессуальное производство", а следовательно, и обоснование различия процессуальных режимов видов судебного производства.

Широкое понимание правосудия как формы рассмотрения и разрешения судами всех споров о праве в судебном заседании, независимо от того, разрешается ли вопрос о наличии основного уголовного спора или вопрос о законности, обоснованности и справедливости приговора не кажется оправданным. Представляется приемлемым традиционное понимание правосудия как деятельности, состоящей в разрешении уголовного дела только в суде первой инстанции <15>.

<15> Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальные функции. Ижевск, 1996. С. 61 - 62; Манова Н.С. Указ. соч. С. 43.

Думается, что под понятие правосудие подпадает только та деятельность, которая связана с исследованием обстоятельств уголовного дела, то есть с установлением судом обстоятельств обвинения в режиме судебного следствия (глава 37 УПК РФ), и разрешающаяся вынесением только приговора (обвинительного или оправдательного). Иными словами, осуществляется деятельность суда по установлению обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, которые представляют собой предмет и основания уголовного иска. В данном случае "уголовное дело" понимается как юридическое дело, т.е. спор между обвинительной властью и подсудимым о наличии между ними центрального уголовно-правового отношения. Если деятельность суда направлена на проверку уже состоявшихся приговоров, то она не может рассматриваться как правосудие, так как спор уже разрешен. Неслучайно, в русском уголовном процессе судебное разбирательство, завершаемое приговором, определялось как окончательное судебное разбирательство.

Основной довод в пользу этой позиции видится в том, что задачи деятельности суда в судебных стадиях изменяются, хотя общим предметом производства остается уголовное дело. В суде первой инстанции разрешается основной вопрос: о наличии или отсутствии основного уголовно-правового отношения, о наличии или отсутствии оснований для уголовной ответственности лица. Предметной же основой для решения этих вопросов выступает обвинение как утверждение о совершении подсудимым инкриминируемого преступления. Понятно, что обвинение обосновано материалами уголовного дела. Само же уголовное дело должно пониматься как юридическое дело в смысле предмета судебного правоприменения.

В суде вышестоящей инстанции задачей выступает также разрешение основного вопроса о наличии или отсутствии уголовно-правового отношения и оснований для уголовной ответственности осужденного. Но предметом уголовно-процессуальной деятельности выступают материалы уголовного дела и состоявшиеся правоприменительные акты суда нижестоящей инстанции. Иными словами, уже не устанавливается фактические и юридические основания юридического дела, а проверяется, установлены ли они, а если и установлены, то не допущены ли были нарушения требований норм материального и процессуального закона. Круг задач увеличивается. Изменяется и процессуальный режим в зависимости от того, вступили ли обжалуемые судебные решения в законную силу или нет. Все эти факторы позволяют сделать вывод о том, что производство суда вышестоящей инстанции являет собой один из видов судебного производства, которое регулируется нормами части 3 УПК РФ.

По своей природе, как нам думается, данный вид производства не может рассматриваться как судебный контроль. Проверочная деятельность со стороны вышестоящего суда своим предметом имеет судебные решения нижестоящего суда, т.е. органа, равного по общему статусу вышестоящему суду, поскольку он также представляет самостоятельную судебную власть. Поэтому, исходя из равного статуса судов в судебной системе как носителей судебной власти и независимости суда, полагаем, что между судами не могут быть отношения контроля. "В области судебной деятельности не применим термин "контроль" в силу самого характера правосудия и принципа независимости судей и подчинения их только закону" <16>.

<16> Познанский В.А. Кассационный пересмотр приговоров - форма руководства деятельностью судов первой инстанции // Ученые записки СЮИ им. Д.И. Курского. Вып. 6. Саратов, 1957. С. 329.

Деятельность вышестоящего суда по проверке законности и обоснованности судебных постановлений нижестоящего суда традиционно рассматривалась как "судебный надзор" <17>. Поскольку между понятиями "надзор" и "контроль" нет семантической разницы, то отличие "судебного контроля" от "судебного надзора" в литературе проводится по предметному и временному признаку.

<17> Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. С. 230 - 233.

Предметный признак - определенный круг следственных и процессуальных действий, хронологический признак - этап досудебного производства <18>. Но выделение таких признаков не кажется сущностным. Они не улавливают природу взаимоотношений судебных и несудебных органов, не отражают действия механизма системы "сдержек и противовесов". Думается, что ударным признаком судебного контроля является то, что ему подвержены действия и решения только несудебных органов, то есть федеральных органов исполнительной власти, не наделенных той мерой независимости и самостоятельности, которая свойственна судам.

<18> Назаров А.Д. Проблемы следственных ошибок в досудебных стадиях уголовного процесса. По материалам Средне-Сибирского региона. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 194 - 195.

Суды же, вне зависимости от отнесения их к определенному звену судебной системы, являются органами самостоятельной судебной власти.

Все виды пересмотра приговора осуществляются в отношении нижестоящих судов, т.е. внутри судебной системы. Равно все виды принимаемых в результате такой проверочной деятельности решений вышестоящего суда касаются также судов, так как направление на новое расследование исключено. Это свидетельствует о внутрисудебном назначении всех видов пересмотра приговора.

"Судебный надзор" и "судебный контроль" можно разграничить и по признакам, выводимым из действия принципа состязательности. В отличие от судебного контроля в досудебном производстве, деятельность суда вышестоящей инстанции направлена на защиту прав и интересов только тех субъектов, которые представляют стороны (обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и государства), т.е. субъектов, имеющих личный или представляемый интерес, связанный с исходом дела. Судебный же контроль в досудебном производстве имеет целью защиту интересов более широкого круга частных лиц, которые процессуально могут и не относиться ни к одной стороне. Например, при разрешении вопроса о правомерности осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, наложении ареста на корреспонденцию, ее осмотр и выемку в учреждениях связи, контроле и записи телефонных и иных переговоров в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми.

Приведенные соображения, как думается, позволяют предпослать производству в вышестоящем суде по проверке законности, обоснованности и справедливости приговора нижестоящего суда новое название - внутрисудебная проверка приговора.