Мудрый Юрист

Криминалистическое исследование патронов к огнестрельному оружию (анализ экспертной практики)

Яровенко Василий Васильевич - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой криминалистики Юридического института Дальневосточного государственного университета.

Полещук Оксана Владимировна - кандидат юридических наук, доцент, заместитель директора по научной работе Тихоокеанского института политики и права Дальневосточного государственного технического университета.

Часть 1 ст. 222 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение боеприпасов. В статье не раскрывается содержание понятия "боеприпасы". Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" к боеприпасам отнес все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленных промышленным или самодельным способом.

В следственной и экспертной деятельности отнесение патронов к боеприпасам порой представляет большую сложность, поэтому в указанном Постановлении рекомендуется назначать судебно-баллистическую экспертизу для определения тактико-технических характеристик (является ли патрон боеприпасом, пригодность его к производству выстрела, убойная сила, к какому виду оружия относится, скорострельность, прицельная дальность и др.).

Уголовно-правовая характеристика требует, чтобы патроны как заводские, так и самодельные, были подвергнуты криминалистическому исследованию на отнесение их к боеприпасам, на пригодность к выстрелу, а затем на достаточную убойную силу. Этим самым криминалистическая экспертиза дает ответы на вопросы, позволяющие отнести исследуемые объекты к предметам преступления. Так, следователь направил на судебно-баллистическую экспертизу 27 патронов 12 калибра. На разрешение эксперта были поставлены вопросы: являются ли представленные патроны боеприпасами, если да, то к какому типу и виду относятся, каким способом изготовлены, для стрельбы из какого вида оружия они предназначены, пригодны ли к производству выстрелов.

В ходе исследования эксперт установил, что все патроны покрыты зеленым и серым налетом. Для проверки пригодности патронов к стрельбе была произведена стрельба из ружья Иж-27 М 12 калибра, во время которой все патроны дали осечки. Результаты исследования позволили сделать вывод: данные патроны, представленные на исследование, боеприпасами не являются и для производства выстрелов непригодны <1>.

<1> Заключение эксперта N 673-674 от 18 апреля 2003 года // Архив ЭКЦ УВД Приморского края за 2003 год.

Полагаем, что данный вывод эксперта является не совсем точным, так как первоначально решается вопрос о признании объекта боеприпасом, а затем пригодность его для выстрела. Исследуемые патроны имели все необходимые компоненты боеприпаса: капсюль, инициирующий заряд, поражающие элементы - дробь и картечь. Следовательно, они являются боеприпасами, но для производства выстрелов не пригодны.

Эксперты исследуют боеприпасы на пригодность к выстрелу, во-первых, путем экспериментальной стрельбы, если в распоряжении эксперта имеется технически исправное оружие. В результате может быть установлена осечка, слабый выстрел, выстрел с задержкой, так как порох и капсюль потеряли со временем свои качества. Например, на экспертизу был представлен патрон 7.62 мм к пистолету обр. 1930 - 33 гг. конструкции Токарева "ТТ" и относится к боеприпасам для нарезного огнестрельного оружия. Данный патрон не пригоден к стрельбе, так как при производстве стрельбы из исправного пистолета "ТТ" произошла осечка. Для установления причины осечки патрон был разобран. При этом установлено: пороховой заряд воспламеняется нормально и причина осечки заключается в разложении инициирующего состава капсюля <2>.

<2> Заключение эксперта N 127 от 6 февраля 2003 года // Архив ЭКУ УВД Приморского края за 2003 год.

Во-вторых, путем разборки патрона при отсутствии оружия нужного калибра и модели: иностранного производства, выпуска XIX - XX веков, самодельного изготовления др. Так, на исследование эксперту были представлены два патрона калибра 45 АСР, предназначенные для стрельбы из пистолетов "Colt" мод. 1911 (1911 А) и его вариантов, пистолета "Star", револьверов "Colt", "Smith & Wesson" - с применением специальных обойм, пистолетов-пулеметов "Thompson" М., 1921; М., 1923; М., 1928 А1, М.1, М.1А1, "Ingram" MAC11 и др.

Ввиду отсутствия в распоряжении эксперта оружия калибра 11,43 мм им был проведен демонтаж двух представленных патронов 45 АСР с целью изучения качественного состояния инициирующего состава и метательного заряда патронов. В результате установлено, что в одном патроне отсутствует пороховой заряд, при "накалывании" капсюля патрона инициирующий состав сработал без пламени и характерного звука выстрела. В другом патроне пороховой заряд при сжигании над пламенем спиртовки сгорел полностью, со вспышкой, капсюль патрона не сработал. Результаты исследования двух патронов 45 АСР позволили заключить, что данные патроны неисправны и непригодны для стрельбы по причине разложения капсюльного состава патронов и отсутствия в одном из патронов метательного заряда. В соответствии со своим целевым назначением один из патронов относится к категории боеприпасов, второй патрон к категории боеприпасов не относится ввиду отсутствия у него полного комплекса элементов (отсутствия порохового заряда), необходимых для производства выстрела <3>.

<3> Заключение эксперта N 766/17, 767/18 от 4 августа 2006 года // Архив Государственного учреждения Приморской лаборатории судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации г. Владивосток за 2006 год.

Существенным уголовно-правовым признаком патронов является способность к поражению живых объектов. Определение убойной силы боеприпасов зависит не только от конструкции огнестрельного оружия, но и применяемой в экспертной практике методики исследования. Проведенный нами анализ показал, что эксперты применяют различные методики, в частности, одни производят экспериментальные выстрелы с различных дистанций и в различные преграды, а затем делают вывод; другие используют технические устройства; третьи исходят из личного опыта и устоявшейся практики.

Причем дистанция экспертом берется произвольно от 10 см до 1 м. Характерным примером, в частности, является установление пробивной способности пистолета МР-461 N Е0346107 477 в тире ЭКЦ при УВД Приморского края, с расстояния около 50-ти см от дульного среза до преграды, было произведено поочередно три выстрела. Первый в фанеру толщиной 3,5 мм, второй в ДСП толщиной 10 мм, третий в ДСП толщиной 20 мм. В первых двух случаях пули пробивали преграду навылет, в третьем застряла боком на глубине 13 мм <4>.

<4> Заключение дополнительной судебно-баллистической экспертизы N 470 от 29 марта 2004 года // Архив ЭКУ УВД Приморского края г. Владивостока за 2004 год.

Экспертная практика свидетельствует о том, что если снаряд внедряется в древесину на глубину не менее своего калибра, то он обладает пробивным действием, достаточным для причинения проникающего ранения человеку. С учетом вышеизложенного делается вывод, что снаряд, выстрелянный из исследуемого пистолета либо револьвера на близких дистанциях стрельбы, обладает достаточным поражающим действием. На наш взгляд, такая разнообразная практика вряд ли является правильной.

Еще больше расхождений наблюдается в экспертной практике, когда на исследование представлены патроны специального травматического воздействия (травматические патроны 18 x 45Т) для решения вопроса об отнесении их к боеприпасам. Данные патроны входят в комплекс <5> бесствольного огнестрельного гражданского оружия самообороны, например пистолеты МР-461 "Стражник", ПБ-4 "Оса", ПБ-4М "Оса", ПБ-4-1 "Оса".

<5> Правильно отметил Д. Корецкий, что термин "комплекс" применительно к системе "оружие-боеприпасы" отражает суть того обстоятельства, что по отдельности элементы этой системы не могут использоваться ни в боевых, ни в спортивных, ни в охотничьих, ни в других целях. См.: Корецкий Д. Проблема правовой и экспертной оценки боеприпасов // Законность. 2003. N 8. С. 23.

Приведем пример из экспертной практики. 30 ноября 2003 года примерно в 00.30 минут в районе "Автовокзала", расположенного по ул. Русская в г. Владивостоке, М. выстрелил в лицо С., что повлекло потерю зрения на один глаз. При личном досмотре М. был обнаружен и изъят пистолет с магазином. Следователь назначил судебно-баллистическую экспертизу, представив в качестве объектов на исследование пистолет "Стражник МР 461 N Е0346107 477" и пулю, извлеченную в глазном отделении у потерпевшего С.

На разрешение эксперта были поставлены, в частности, такие вопросы:

Данную экспертизу проводили два эксперта-криминалиста, которые пришли к следующим выводам:

<6> Заключение эксперта N 1176/1177 от 17 декабря 2003 года // Архив ЭКЦ при УВД Приморского края с дислокацией в УВД Советского района г. Владивостока за 2003 год.

Однако встречаются экспертные заключения, в которых травматические патроны 18 x 45Т экспертами не признаются в качестве боеприпасов. Так, в ночное время в подъезде одного из домов, расположенных в г. Владивостоке, было совершено нападение на З., с места происшествия была изъята резиновая пуля. А в ходе проведения следственных действий был изъят пистолет "Оса" и три патрона у И. Следователь по данному делу назначил судебно-баллистическую экспертизу, поставил перед экспертом следующие вопросы:

Изучив представленные объекты, эксперт дал следующие ответы:

<7> Заключение эксперта N 1737 от 12 декабря 2005 года // Архив ЭКО с дислокацией в УВД Первореченского района г. Владивостока за 2005 год.

Эксперты данный вывод объясняют тем, что такие патроны, во-первых, не имеют поражающего элемента (снаряда, пули, дроби, картечи), а во-вторых, не предназначены для поражения цели, следовательно, их нельзя относить к боеприпасам.

На наш взгляд, данный вывод эксперта является ошибочным. Общественная опасность патронов определяется исходя из совокупности составляющих моментом: а) имеет ли патрон поражающий элемент - пулю, картечь, дробь; б) пригоден ли он к выстрелу; в) обладает ли оружие достаточной убойной силой для поражения тела человека.

Закон указывает на наличие поражающего элемента, а в травматическом патроне им является резиновая пуля, состоящая из резины и имеющая внутренний сердечник, изготовленный из металла. Длина пули 24,7 мм, диаметр ведущей части 15,3 мм, длина хвостовика 9 мм, толщина хвостовика 13,1 мм, диаметр стебля хвостовика 6,7 мм. Масса пули составляет 12 гр. В соответствии со ст. 3 Федерального закона "Об оружии" к гражданскому оружию самообороны относится огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического действия.

Отдельные виды огнестрельного гражданского оружия самообороны предназначены для стрельбы газово-дробовыми патронами. Согласно ст. 6 Закона "Об оружии" от 13.11.96 оборот патронов с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов на территории Российской Федерации запрещен.

На судебно-баллистическую экспертизу было предоставлено 6 патронов, на которых имелись маркировочные обозначения: "G.F.L.-35 - "GREEN" (2), снаряженные дробью диаметром 2 мм. Эксперт сделал вывод, что патроны предназначены для газово-дробовых пистолетов калибра 35, они пригодны к стрельбе. А вот вопрос об отнесении их к боеприпасам остался без ответа <8>.

<8> Заключение эксперта N 662/663 от 26 сентября 2001 года // Архив ЭКУ УВД Приморского края г. Владивостока за 2001 год.

Наряду с патронами заводского изготовления по отдельным уголовным делам на экспертизу направлялись самодельные патроны калибра 6,0 мм и самодельное оружие. В частности, гильзы для таких патронов могут быть использованы от патронов кольцевого воспламенения к строительно-монтажному пистолету МЦ-52-1, а пули патронов - стальные безоболочечные с заостренным кончиком представляют собой обрезанный наконечник гвоздя. В качестве метательного зарядка использовался бездымный сферический порох. Данные патроны, с учетом их изготовления на основе элементов патронов, не имеющих боевого назначения, предназначены для стрельбы из самодельного пистолета калибра 7,4 мм. Из представленного пистолета была проведена экспериментальная стрельба в деревянный брус толщиной 30 мм с дистанции 10 см. Выстрелы произошли нормально без осечек и задержек. Разрушения конструкции пистолета не наблюдалось. Глубина проникновения пуль в деревянный брус составила 9 и 12 мм, что указывает на наличие у данных пуль пробивной способности, достаточной для поражения живой силы. Данные патроны относятся к боеприпасам самодельного изготовления <9>.

<9> Заключение эксперта N 307/04 от 14 мая 2001 года // Архив Государственного учреждения Приморской лаборатории судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации г. Владивостока за 2001 год.

Для изготовления самодельных патронов, предназначенных для переделанных или редких экземпляров оружия, в ряде случаев используются гильзы от винтовочных патронов калибра 7,62 мм. Например, на экспертизу был представлен переделанный пистолет специального назначения модели "СП 81" N КД 686, выпуска 1990 (предназначенный для отстрела световых сигнальных патронов), путем установки вовнутрь основного ствола самодельного безнарезного ствола-вставки калибра 11 мм с патронами, изготовленными под гильзу винтовочного патрона 7,62 мм, образца 1908 года. В качестве боеприпасов использовались самодельные патроны, переделанные из винтовочного патрона калибра 7,62 мм образца 1908 года путем удаления пули, а также ската и дульца гильзы, с последующим снаряжением остатка гильзы свинцовой пулей диаметра 11 мм <10>.

<10> Заключение эксперта N 1204 от 28 октября 2000 года // Архив ЭКО Партизанского ГОВД Приморского края за 2000 год.

Аналогичным образом был изготовлен патрон 10,67 мм к винтовке "Бердан-2" образца 1870 года. Для решения вопроса о самодельном или заводском способе снаряжения патрон был разобран. Патрон снаряжен: заливка парафином на пулю; пуля свинцовая диаметром 10,67 мм, высота 11,0 мм, вес 7,52 гр.; картонный пыж на порох; порох бездымный, винтовочный марки "Т" весом 1,52 гр.; капсюль центробой. На основании перечисленных компонентов сделан вывод, что патрон снаряжен самодельным способом, изготовлен он из гильзы патрона трехлинейной винтовки С.И. Мосина. Исследуемым патроном был произведен экспериментальный выстрел, который произошел без каких-либо задержек и осечек <11>.

<11> Заключение эксперта N 128 от 18 ноября 2005 года // Архив отдела ЭКЦ при УВД Приморского края с дислокацией в Хорольском РОВД за 2005 год.

Как в первом, так и во втором случаях эксперты признали самодельно изготовленные патроны не только боеприпасами, но и установили их пригодность для производства выстрелов и достаточную убойную силу.

Криминалистическое исследование патронов является полным, а выводы достаточно убедительными, когда эксперт имеет возможность произвести экспериментальную стрельбу представленными патронами. Однако анализ экспертной практики показал, что возможность производства экспертного эксперимента, к сожалению, имеется не всегда. Можно допустить такую экспертную ситуацию при условии, когда оружие является уникальным, редким экземпляром, не имеет широкого распространения либо требует специальных условий. В частности, на исследование был представлен патрон, на гильзе которого имелось маркировочное обозначение "К DWM Карлсруз". Исходя из формы, размеров, технических данных и конструктивных особенностей, исследуемый патрон является боевым припасом к огнестрельному оружию иностранного производства. Тип оружия не установлен по причине отсутствия коллекций и справочной литературы <12>.

<12> Заключение эксперта N 19 от 19 января 2004 года // Архив ЭКУ УВД Приморского края за 2004 год.

Другой пример, на судебно-баллистическую экспертизу был представлен артиллерийский выстрел (в постановлении о назначении экспертизы - патрон). Необходимо было дать ответы на вопросы:

Исследовав данный объект, эксперт сделал выводы:

<13> Заключение эксперта N 6598 от 6 апреля 2004 года // Архив Государственного учреждения "Северо-Западный региональный центр судебных экспертиз Министерства юстиции Российской Федерации" за 2004 год.

Но если на экспертизу представлен стандартный экземпляр без патронов, то экспертное учреждение для проведения полного исследования должно располагать коллекцией различных патронов, что никак не может повлиять на тактико-технические свойство оружия, но позволит дать ответ на поставленный вопрос.

О необходимости коллекций свидетельствует, например, исследование гильзы, отстрелянной из автоматического пистолета калибра 6,35 мм. Установить конкретную модель пистолета не представляется возможным, в связи с отсутствием полных, справочных данных по этим пистолетам в распоряжении эксперта, а также по причине слабого отображения следа отражателя <14>.

<14> Заключение эксперта N 91 от 4 февраля 2003 года // Архив ЭКУ УВД Приморского края за 2003 год.

На судебно-баллистическую экспертизу часто поступают газобаллонные пистолеты марки МП-654К калибра 4,5 мм. Например, эксперт установил, что представленный пистолет является пневматическим калибра 4,5 мм, действие которого основано на использовании сжатого газа из баллона, размещенного в магазине пистолета и порционно подающегося через систему клапанов. Данный пистолет к огнестрельному оружию не относится. Решить вопрос о пригодности пистолета к стрельбе не представляется возможным по причине отсутствия у эксперта магазина с баллончиком со сжатым газом <15>.

<15> Заключение эксперта N 1038 от 1 сентября 2005 года // Архив ЭКО с дислокацией во Фрунзенском РУВД г. Владивостока за 2005 год.

К сожалению, мы вынуждены констатировать, что такие коллекции, необходимые для проведения криминалистических исследований, отсутствуют не только в экспертных подразделениях МВД РФ Приморского края, но и в экспертных учреждениях других ведомств. Подтверждением сказанному является исследование газобаллонного пистолета модели МР-654 калибра 4,5 мм без номеров. Данный пистолет предназначен для начального обучения стрельбе и к огнестрельному оружию не относится. В связи с отсутствием газового баллончика и пуль экспериментальная стрельба из данного пистолета не проводилась и вопрос о пригодности и исправности пистолета к стрельбе не решался <16>.

<16> Заключение эксперта N 1007/04 от 25 ноября 2003 года // Архив Государственного учреждения Приморской лаборатории судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации г. Владивостока за 2003 год.