Мудрый Юрист

Организация мирового суда в симбирской губернии по уставам 1864 г.

Ведяхин Владимир Михайлович - доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, директор Института права, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Самарского государственного экономического университета.

Боева Галина Александровна - старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права филиала Самарской гуманитарной академии в г. Димитровграде.

В результате судебной реформы 1864 года судебная система России в целом представляла собой две самостоятельные ветви, соединяющиеся в одной точке - Правительствующем Сенате. Одну ветвь составляли общие судебные места, вторую - мировые судьи и их съезды. Такая структура просматривается при анализе статей 1 и 2 Учреждения судебных установлений <1>.

<1> Российское законодательство X - XX в. / Под ред. О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит. Т. 8. С. 30.

Целью выделения мировой юстиции в самостоятельную подсистему было создание противоположности общим судам, рассматривающим дела более важные и сложные, состоящим из назначенных Правительством профессионалов <2>. Мировые суды выделялись их общей судебной системы не просто как обычные местные суды ограниченной юриспруденции, то есть по малозначительным делам, а как примирители спорящих сторон, судьи совести, хранители мира и спокойствия среди обывателей.

<2> Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1879. Т. 3. С. 20.

Принцип обособленности нашел и формально-юридическое закрепление: мировая и общая юстиции получили раздельное правовое регулирование. Структура основных правовых документов судебной реформы - Учреждения судебных установлений, Устав гражданского судопроизводства и Устав уголовного судопроизводства - включала в себя отдельные разделы о мировых судьях и мировом судоустройстве. Примечателен тот факт, что они помещались в самом начале уставов, предваряя нормы об общих судах (аналогично французскому законодательству о суде и процессе). Попытка создать "мировой кодекс" была обречена на неудачу, поскольку нормы, регулирующие деятельность мировых судов, носили специальный характер по отношению к нормам, регулирующим деятельность судов общей юрисдикции, и поэтому ссылки на последние были неизбежны.

Система мировых судов повторяла схему мировых посредников. В статьях 3 и 5 УСУ говорилось: "Мировой судья есть власть единоличная; съезды мировых судей суть установления коллегиальные". Рассмотрение дел, таким образом, сочетало оба принципа. Единолично дела рассматривались в первой инстанции (мировой судья), коллегиально - в апелляционной и кассационной (мировой съезд).

Учреждая мировой суд, Правительство ставило пред собой цель создать авторитетного посредника для разрешения мелких споров, возникающих у населения, дать суд скорый, доступный, не связанный особыми формальностями и облеченный доверием местных жителей. Кроме того, перед местным судом были поставлены и особые задачи, свойственные иным судебным инстанциям в значительно меньшей степени: достижение примирения, а также охранение общественного порядка и спокойствия "посредством разбора дел о маловажных преступлениях и проступках, которые... требуют скорого решения именно в этих местах, где они возникают" <3>. Эти задачи и определили порядок замещения и условия, необходимые для получения права быть мировым судьей.

<3> Анциферов К. К вопросу о реформе нашего мирового суда // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. N 2. С. 13.

В законодательстве дается перечень цензов, необходимых для замещения должности мирового судьи. Так, в соответствии с нормами главы второй "О порядке избрания и утверждения мировых судей" Учреждений судебных установлений претендовать на избрание мировыми судьями могли местные жители, которые удовлетворяли указанным в законе цензам: возрастному, образовательному, имущественному и нравственному.

Анализ требований, предъявляемых к мировому судье и кандидату на эту должность, позволяет сделать вывод, что найти контингент людей, которые соответствовали бы всем установленным цензам, было очень сложно.

Что касается образовательного ценза, достаточно было закончить курс в среднем учебном заведении. Но и это требование не являлось необходимым в случае, если кандидат на пост мирового судьи не менее трех лет занимал должность, при исполнении которой мог приобрести практические сведения в производстве судебных дел. Таки образом, даже среднее образование было необязательным, не говоря уже о высшем и тем более специальном юридическом. Анализ состава мирового суда Симбирской губернии показывает, что половина судей имели высшее образование и среди них преобладали бывшие военные. Например, мировые судьи Ардатовского мирового округа Симбирской губернии в основном избирались из выпускников Николаевского кавалерийского, инженерного, артиллерийского и других военных училищ <4>. Однако также встречаются выпускники Санкт-Петербургского, Московского и Казанского университетов, Императорского училища правоведения, Императорского Александровского лицея <5>.

<4> ГАУО. Ф. 454. Оп. 12. Д. 21.
<5> ГАУО. Ф. 629. Оп. 1. Д. 22, 23, 25. Оп. 2. Д. 19. Оп. 7. Д. 16. Оп. 16. Д. 17, 29.

Имущественный ценз вызывал многочисленные нарекания со стороны практиков и общественности, по единогласному мнению которых он был слишком высок. Преодолеть поставленную планку было нелегко даже обеспеченным кандидатам в мировые судьи. Примечательно, что подобные сомнения возникали еще при обсуждении проектов Судебных уставов <6>. Имущественный ценз настолько сужал круг избираемых лиц, что не у дел оказывались даже те редкие юристы-профессионалы, которые были, а ведь землевладельцы в основном получали общее, как правило, домашнее или военное образование <7>.

<6> См.: Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России: сущность и социально-правовой механизм формирования. Воронеж, 1994. С. 148.
<7> Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1879. Т. 3. С. 30.

В отличие от судей общих судебных учреждений, назначавшихся на должность Правительством, мировые судьи избирались населением. Для достижения столь высокой цели, как водворитель мира среди тяжущихся, законодатель, стремясь обеспечить судье уважение и доверие со стороны населения, сохранил для замещения должности мирового судьи выборное начало, которое до тех пор применялось в назначениях членов почти всех судебных учреждений <8>. Такова была официальная версия выборного порядка наделения мирового судьи полномочиями. Однако при этом преследовалась чисто утилитарная цель: найти сразу огромный контингент людей, с уверенностью в их способностях и добросовестности, было практически невыполнимой задачей для Правительства, и оно предпочло возложить это на самих местных жителей. Земским учреждениям было проще найти достаточное количество уважаемых кандидатов на эту службу, которые к тому же соответствовали бы всем установленным цензам.

<8> Подробно об этом см.: Джаншиев Г. Основы судебной реформы. М.: Тип. М.П. Щепкина, 1891.

О том, насколько сложно было бы это сделать Правительству в 60-х годах XIX века, может свидетельствовать тот факт, что и пятьдесят лет спустя, при повторном введении в России мировых судов, тогдашний Министр юстиции П.Г. Щегловитов указывал на заседании Государственного совета: "Выборное начало будет принято и защищаемо Правительством не по теоретическим соображениям, а, наоборот, из необходимости чисто практической, сводящейся, с одной стороны, к невозможности будущих правительственных судей, а с другой - к невозможности дать им несменяемость" <9>. Причем Министр отмечал, что Правительству тем труднее будет найти подходящие кандидатуры, чем дальше от центра будут удалены участки.

<9> Васильев А.А. Закон о преобразовании местного суда 15 июня 1912 г. СПб.: Издание юридического книжного магазина В.П. Анисимова, 1913.

Думается, что не последнюю роль сыграло и еще одно соображение: возложить все траты и хлопоты на местные бюджеты, чтобы не обременять казну избранием тысяч мировых судей.

Вопрос выборности являлся предметом острой полемики. Противники приводили доводы, что "назначение мировых судей по выбору населения - это такая радикальная реформа, которую только коммунары вносят в свою программу" <10>. Но "отцы реформы" отнюдь не были коммунарами, а просто подошли к этому вопросу "по-деловому", как говорил Г.А. Джаншиев <11>. Совершенно очевидно, что самодержавие никогда бы не допустило и духа выборного начала, если бы не было уверено в своей способности контролировать ситуацию.

<10> Джаншиев Г.А. Из эпохи великих реформ. 4-е изд. М., 1893. С. 452. Со ссылкой на: Русский вестник. 1886. N 8.
<11> Джаншиев Г.А. Из эпохи великих реформ. 4-е изд. М., 1893. С. 451 - 452.

Выборы мировых судей производились уездным земским собранием, на котором должно было присутствовать не менее двенадцати гласных, в противном случае выборы осуществлялись губернскими земствами. Таким образом, в отличие от дореформенных судей, этот выборный судья являлся избранником не от сословий, а от всесословного земства.

Список лиц, имеющих право быть избранными в мировые судьи, составлялся за три месяца до выборов по каждому мировому округу отдельно. В список вносились все лица, имеющие право на занятие должности мирового судьи. Составленный список сообщался губернатору и публиковался в "Симбирских губернских ведомостях" за два месяца до выборов. В течение этих двух месяцев в уездное земское собрание губернатором или другими лицами подавались жалобы и заявления на неправильное внесение в список лиц или на сделанные в нем пропуски, а также заявления тех, кто внесен в списки, но не желает баллотироваться.

В Государственном архиве Ульяновской области имеется Указ Правящего Сената Председателю Сенгилеевского уездного земского собрания, в котором говорится, что при слушании дела об утверждении мировых судей на следующее трехлетие с 1875 г. выяснилось, что в рапорте Председателя от 25.01.1875 за N 107 отсутствуют сведения о том, был ли список лиц, избранных 22.08.1875 в участковые и почетные мировые судьи опубликован в местных губернских ведомостях и сообщены ли на просмотр губернатору. И лишь после того, как Председатель Сенгилеевского уездного земского собрания сообщил Сенату, что список был опубликован в N 31 от 8 мая, последний утвердил мировых судей на следующее трехлетие <12>.

<12> ГАУО. Ф. 690. Оп. 1. Д. 7. Л. 47 - 49.

Процедура выборов и начиналась с рассмотрения и разрешения собранием этих жалоб, заявлений и губернаторских замечаний. Затем председательствующий объявлял, какое число участковых мировых судей должно было быть избрано на очередной срок, и оглашал список, причем почетных мировых судей избирали в любом количестве. Голосовали тайно. Избранными считались те из кандидатов, кто получил наибольшее количество голосов, с последующим утверждением их Первым департаментом Правительствующего Сената.

По окончании процедуры избрания и утверждения мировые судьи приглашались на распределение мировых участков. За каждым из них закреплялся участок из нескольких волостей, в пределах которого он должен был не только рассматривать дела, но и поселиться для постоянного проживания на весь срок его деятельности.

Материальное содержание мирового суда полностью ложилось на местные земства. Минимальное жалование участковых мировых судей составляло 1500 рублей серебром. Однако в соответствии с законом, который разрешал увеличивать жалование, но не выше 2200 рублей, оклада члена окружного суда, земства нередко устанавливали и большую сумму, как правило, в 2000 рублей. Не была исключением и Симбирская губерния. Так, уже для мировых судей первого трехлетья ряд земских собраний установил жалование в размере 2000 рублей годовых, объясняя это тем, что "по местным соображениям назначенная на содержание их нормальная сумма признается недостаточною" <13>. Симбирское земское собрание установило для городских судей Симбирского мирового округа 2000 рублей, уездным - 2100 рублей, а с 1879 г. - 2500 и 2100 рублей соответственно <14>. Эта сумма предусматривалась на содержание, разъезды, наем письмовыводителя и рассыльного, а также на канцелярские расходы.

<13> Симбирские губернские ведомости. 1869. N 7. 25 янв.
<14> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 11.

Последствием недобора лиц, удовлетворяющих требованиям закона, явилось широкое применение избирательными собраниями ст. 34 Учреждений судебных установлений, которая давала им право, по единогласному мнению, предоставлять звание мирового судьи из числа лиц, которые не соответствуют требованиям закона, но "приобрели общественное доверие и уважение своими заслугами и полезной деятельностью" <15>.

<15> Российское законодательство X - XX веков. Т. 8. Судебная реформа. М., 1991. С. 35 - 36.

Когда административная власть в лице губернатора выступала против избрания того или иного кандидата в мировые судьи, то в соответствии со ст. 37 УСУ этот вопрос передавался для решения в Сенат. Однако архивные данные о такого рода конфликтах отсутствуют по Симбирской губернии. Из чего можно сделать вывод, что недостаток кандидатов на должности мировых судей сам по себе снимал подобные противоречия.

О недостатке кандидатов на должности мировых судей также свидетельствует факт сокращения количества мировых участков. Так, с открытия в 1869 г. Мировых учреждений в Симбирской губернии в Сенгилеевском уезде образовано было пять мировых участков, но уже в 1871 г. Уездным земским собранием пятый участок был закрыт, а имеющиеся в производстве дела переданы тем участковым мировым судьям, к участкам которых были присоединены селения, входившие в его состав. Аналогичное сокращение мировых участков произошло в Буинском мировом округе. По Постановлению Земского собрания сессии 1872 г. четвертый участок был упразднен <16>. В Карсунском уезде также произошло сокращение в октябре 1872 г., и до конца существования мировых учреждений оставалось пять <17>.

<16> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 319.
<17> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 136.

Практически все мировые судьи в Симбирской губернии относились к дворянскому сословию. Исключение составляет участковый судья Сенгилеевского судебного округа С.И. Виноградов - "из купеческих детей" <18>. В архивных материалах не имеется других данных, подтверждающих наличие мировых судей недворянского происхождения. Таким образом, элита уездного общества российской провинции не претерпела в своем составе существенных изменений. Динамика движения элиты была весьма незначительной, что затрудняло ее мобильность и увеличивало и без того значительный разрыв с основной массой уездного населения.

<18> ГАУО. Ф. 690. Оп. 1. Д. 13. Л. 74.

Россия делилась на мировые округа, каждый округ представлял собой уезд. Таким образом, судебно-территориальное деление полностью совпадало с административным. Отсюда Симбирская губерния состояла из 8 мировых округов, которые, в свою очередь, делились на мировые участки: Симбирский судебно-мировой округ делился на 6 участков, Сенгилеевский на 4, Сызранский - 6, Карсунский - 5, Алатырьский - 4, Ардатовский - 3 (в 1889 г. - 4), Курмышский - 3, Буинский - 3.

При формировании мировых участков учитывались два принципа: площадь и численность населения. Так, Курмышское земское собрание, учитывая эти принципы, сформировало 3 участка. Первый участок занимал площадь около 1360 кв. верст, что составляло 36% всей территории уезда с населением 41299 человек, т.е. 1/3 населения уезда. Отдаленнейшие пункты участка находились от г. Курмыша, где располагалась камера мирового судьи, на 70 верст. Второй - 1442 кв. версты (38%) с населением 43306 человек. И если в первом участке камера мирового судьи находилась на большом расстоянии от ряда населенных пунктов, то "...2-ой участок представляет собой то материальное удобство, что все входящие в его район селения сгруппированы на близком расстоянии от судебной камеры" <19>. Третий участок составлял наименьшую часть уезда, около 984 кв. версты, но при этом с населением 43412 человек <20>.

<19> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 250.
<20> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 249 - 251.

В архиве сохранилась объяснительная записка мирового судьи 1 участка Курмышского судебного округа от 9 сентября 1878 г. за N 479 на замечание ревизора о медлительности разрешения дел. В этом документе судья отмечает: "Громадное протяжение моего участка (более 110 верст), где кроме города находится масса разбросанных деревень (преимущественно чуваш) с населением более 40000, представляет крайнее неудобство для сосредоточения разбирательства по всем делам моего участка в одной постоянной камере, назначенной мне земством в г. Курмыше". Далее судья замечает, что такое положение неудобно, прежде всего, тяжущимся, т.к. явка их на суд из дальних мест кроме личных затруднений вызывает увеличение их судебных издержек. Кроме того, "в рабочее летнее время явка крестьянина издалека может иногда грозить ему конечным разорением, т.к. иногда один день отвлечения от работы может служить тому причиной", - продолжает автор объяснительной записки <21>.

<21> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 247.

Большая протяженность уездных участков, количество которых преобладало над городскими, является одной из особенностей не только организации, но и деятельности мирового суда в провинции.

Кроме того, необходимо учитывать национально-конфессиональный состав населения. В Симбирской губернии помимо русского населения проживали преимущественно чуваши, татары, мордва. Примечателен тот факт, что одни мировые округа отличались мононациональностью, другие - многонациональным составом, кроме того, внутри мирового округа в разных мировых участках национальный состав был различным. Это хорошо видно из анализа состава уездных участков N 4, 5, 6 Симбирского мирового округа. (Сведения по данным ревизии за время с 01.01.1871 по 01.01.1878) <22>.

<22> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 8, 9, 25.
    N    
участка
 Русских 
 Мордвы 
 Чуваш 
 Татар 
 Эстонцев 
 Всего 
    4    
   6889  
 2854   
 1016  
 5528  
     -    
 16287 
    5    
  14493  
   514  
 3692  
   326 
     -    
 19025 
    6    
  37502  
    -   
   502 
    40 
    118   
 38162 

В таких мировых округах, как Симбирский, Сенгилеевский, Карсунский, Сызранский, преобладало русское население, в других - представители иных национальностей <23>.

<23> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 74 - 77, 136 - 137, 188, 216 - 220, 249 - 251.
 Мировой округ 
 Русских 
 Мордвы 
 Чуваш 
 Татар 
  Всего 
Алатырский     
 102800  
 26778  
   -   
   -   
 129578 
Ардатовский    
  96520  
 71860  
   -   
  2040 
 170420 
Курмышский     
  70420  
  5271  
 30543 
 21783 
 138017 
Карсунский     
  68108  
  6634  
  1620 
  2298 
  78660 

В пределах каждого мирового участка правосудие осуществлял участковый мировой судья. С согласия мирового съезда он избирал постоянное местопребывание в своем участке, где и рассматривал основную массу подсудных дел. В случае перемены места он обязан был об этом поставить в известность Мировой съезд, который публиковал о том в "Симбирских губернских ведомостях". Камера не должна была находиться в помещении, где проживал мировой судья. Однако в связи с тем, что в уездах очень сложно было найти помещение, пригодное для размещения камеры, так как должно было быть не менее трех комнат и прихожей, делалось исключение с оговоркой, что мировой судья "не должен занимать комнаты, входящие в состав присутственного помещения" <24>.

<24> Особый наказ судебным установлениям Симбирского мирового округа. С. 3.

Мировой судья должен был присутствовать в камере ежедневно, за исключением праздничных дней и дней присутствия на заседаниях Мирового съезда. Присутствие городских участковых мировых судей открывалось не позже 11 часов, а уездных - 10 часов утра; закрывалось же присутствие по окончании рассмотрения всех дел, назначенных к рассмотрению, и принятия прошений и жалоб от лиц, находившихся в камере. По мере необходимости мировой судья мог назначить заседание в вечернее время и даже в неприсутственные дни.

Участковый мировой судья не имел права совмещать свою должность с какой-либо другой должностью по государственной или общественной службе, за исключением лишь почетных должностей "в богоугодных и учебных заведениях" (ст. 42 УСУ). В случае отвода, отсутствия, болезни, смерти его обязанности исполнялись одним из почетных или одним из соседних участковых мировых судей, по заранее установленной ими очереди <25>.

<25> ГАУО. Ф. 690. Оп. 1. Д. 12. Л. 8.

Участковый мировой судья, как было сказано выше, получал от земства определенное содержание, судья, отказавшийся от назначенного ему содержания, именовался почетным участковым мировым судьей. Своеобразный, играющий на самолюбии, моральный стимул, не дающий никаких привилегий, кроме титула "почетный", но весьма выгодный для государства, ибо оно избавлялось от лишних забот и трат, представляя своим служащим искать средства к существованию где угодно, только не в казне.

Не следует путать должность почетных участковых судей с другой - почетного мирового судьи, по мнению С.В. Лонской, "самой одиозной фигурой не только в мировой юстиции, но и во всей российской судебной системе" <26>.

<26> Лонская С.В. Мировая юстиция в России: Монография. Калининград, 2000. С. 53.

Должность почетного мирового судьи вводилась, как утверждалось, для того, "...чтобы по возможности усилить деятельность мирового института лучшими людьми, желающими посвятить обществу свои услуги безвозмездно, дабы, с одной стороны, облегчить земство в содержании большого числа мировых судей, которые по своим домашним или служебным отношениям не могут принять на себя обязанности участковых мировых судей" <27>. Таким образом, общий порок всех преобразований того времени - компромисс власти и помещичьей аристократии - проявился достаточно ясно.

<27> Журнал Государственного совета. 1864. N 48. С. 6 - 7.

Почетному мировому судье была подсудна территория всего округа, однако закон не обязывал его проживать там, несмотря на то что по цензу почетный мировой судья и был "местный житель". Почетный мировой судья не имел камеры, не принимал, в виде общего правила, участия в судебном разбирательстве первой степени.

Участие почетного мирового судьи в судебном разбирательстве основывалось на началах добровольной юрисдикции, то есть только в тех случаях, когда обе стороны находили нужным обратиться к его посредничеству. Русский ученый-правовед В.К. Случевский сводил причины обращения к почетному мировому судье к трем случаям: болезнь участкового мирового судьи; совместная просьба тяжущихся; просьба потерпевшего, при условии, что обвиняемый не возражает в гражданском процессе по просьбе истца <28>.

<28> Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1913. С. 107.

Почетный мировой судья разбирал дело на тех же основаниях, что и участковый, его решение для сторон было обязательным, и они не могли заново возбуждать дело по тому же предмету и основаниям у другого мирового судьи.

Как видим, процессуальное положение почетного мирового судьи полностью совпадало с участковым. Серьезные отличия состояли в другом. Почетный мировой судья мог занимать любую другую должность по государственной или общественной службе, за исключением должностей прокуроров, их товарищей, местных чиновников казенных управлений и полиции и волостного старшины (ст. 49 УСУ). Даже такое робкое ограничение неприемлемо для исправления судебных полномочий. Примеры такого "совместительства" имеются в архивных делах. Были случаи, когда Правительствующий Сенат утверждал в звании почетного мирового судьи предводителей Сенгилеевского уездного дворянства Симбирской губернии А.С. Волкова <29> и князя Александра Урусова <30>.

<29> ГАУО. Ф. 454. Оп. 15. Д. 15. Л. 27.
<30> ГАУО. Ф. 690. Оп. 1. Д. 1. Л. 6 - 7.

Анализ соотношения мировых, участковых и почетных судей позволяет сделать вывод, что на уездных земских собраниях почетных мировых судей избиралось больше, чем участковых, почти в два-три раза, что видно из следующей таблицы. В других мировых округах картина практически такая же <31>.

<31> ГАУО. Ф. 454. Оп. 9. Д. 7. Л. 139 - 142, 255, 322 - 323.
----------------T---------------T----------T---------¬
¦ Мировой ¦ Периоды ¦Участковых¦ Мировых ¦
¦ округ ¦ (трехлетья) ¦ судей ¦ судей ¦
+---------------+---------------+----------+---------+
¦Буинский ¦1869 - 1871 гг.¦ 4 ¦ 8 ¦
¦ ¦1872 - 1874 гг.¦ 3 ¦ 6 ¦
¦ ¦1875 - 1878 гг.¦ 3 ¦ 5 ¦
+---------------+---------------+----------+---------+
¦Карсунский ¦1869 - 1871 гг.¦ 5 ¦ 17 ¦
¦ ¦1872 - 1874 гг.¦ 5 ¦ 13 ¦
¦ ¦1875 - 1878 гг.¦ 5 ¦ 12 ¦
+---------------+---------------+----------+---------+
¦Курмышский ¦1869 - 1871 гг.¦ 3 ¦ 5 ¦
¦ ¦1872 - 1874 гг.¦ 3 ¦ 6 ¦
¦ ¦1875 - 1878 гг.¦ 3 ¦ 9 ¦
L---------------+---------------+----------+----------

Анализ правового положения почетного мирового судьи показывает, что он лишний в этой системе, и судьей его можно назвать лишь условно: только по признаку дублирования функций участкового, и то в зависимости от волеизъявления. Поэтому почетные мировые судьи стали предметом широкой и острой дискуссии в научной литературе, и особенно - в публицистике.

Вторым звеном мировых судов являлся мировой съезд - собрание почетных, участковых и добавочных судей мирового округа, которое составляло высшую мировую апелляционную и кассационную инстанцию.

Основными его функциями были окончательное решение дел, подлежащих апелляционному разбирательству, и рассмотрение в кассационном порядке просьб и протестов об отмене окончательных решений мировых судей (ст. 51 УСУ). Кроме того, рассматривались съездом и так называемые пререкания о подсудности (ст. ст. 40 - 42 УГС, 37 - 40 УУС). Еще одной функцией съезда мировых судей было управление корпусом мировых судей: проводил ревизии, рассматривал ежегодные отчеты судей о движение дел и др. (ст. 75 УСУ).

Законодатель последовательно проводил принцип обособленности мировой юстиции, а потому предложение учредить вместо съездов в крупных городах постоянные городские суды было отвергнуто <32>.

<32> Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1879. С. 21.

Мировой съезд задумывался как периодический орган, так как состоял из тех же судей, которые работали в первой инстанции в своих участках. УСУ предполагало, что все мировые судьи будут съезжаться, для того чтобы самим же поработать во второй и третьей инстанциях, в том месте и в то время, которые укажут земские собрания. Особенностью в данном случае было то, что в состав суда второй инстанции входили те же лица, которые отправляли правосудие в суде первой инстанции, а единоличное разбирательство у участкового судьи в мировом съезде сменялось коллегиальным слушанием дела. При этом участия всех мировых судей в заседаниях съезда не требовалось - по закону для разрешения каждого дела достаточно было трех судей, включая председателя съезда. В заседаниях съезда не мог принимать участие судья, решение которого было предметом рассмотрения мирового съезда. Несмотря на то, что прокуратура не входила в состав мирового съезда, присутствие на заседаниях прокурора для предъявления заключений по делам было обязательным.

Мировые судьи призывались на съезд в порядке заранее установленной между ними очередности. В Государственном архиве Ульяновской области имеются материалы распорядительного заседания Сенгилеевского съезда мировых судей, в котором рассматривался вопрос об установлении очередности присутствия в очередных и экстренных заседаниях съезда <33>.

<33> ГАУО. Ф. 690. Оп. 1. Д. 12. Л. 8.

При значительном скоплении дел закон разрешал мировому съезду образовать несколько составов во главе с временным председательствующим из числа мировых судей.

В структуре мирового съезда создавались отделения, как правило, их было два - гражданское и уголовное, однако данных о такого рода практики нет. Из чего можно заключить, что во всех восьми съездах мировых судей Симбирской губернии отделений не было.

Законодатель пытался спасти свой замысел - мировой съезд как периодический орган - но тщетно: мировые съезды постепенно, но уверенно продвигались по пути превращения в постоянно действующий судебный орган. Одной из причин стал огромный наплыв дел, который требовал безостановочной судейской работы, что и влияло на превращение мирового съезда в постоянный орган.

В 1879 г. в своем "Курсе гражданского судопроизводства" доцент Санкт-Петербургского университета К.И. Малышев отметил, что есть все основания "смотреть на мировые съезды как на особые мировые отделения окружных судов" <34>. Такой вывод основывался и на анализе нормативной базы: участие почетных судей в работе окружных судов (ст. 48 УСУ), участие товарища прокурора окружного суда в разбирательстве как гражданских, так и уголовных дел (ст. 58 УСУ), уравнение мировых судей и членов окружных судов в Табели о рангах (ст. 71 УСУ), аналогичный порядок увольнения и ответственности - создавали основу для указанного сближения.

<34> Малышев К.И. Указ. соч. С. 21.

Съезд возглавлялся председателем, который, как правило, избирался судьями на первом же собрании сроком на три года (ст. 53 УСУ). В его обязанности входили: общий надзор за делами и составом мирового округа, наем и увольнение чинов канцелярии и судебных приставов, надзор за делопроизводством и отчетностью, за исполнением решений и приговоров, заведование хозяйственной частью. Он председательствовал в заседаниях съезда, проводил ревизии и давал инструкции, просматривал все входящие бумаги и подписывал исходящие, созывал съезд на сессии, как очередные, так и дополнительные.

Заместителей у председателя законом не предусматривалось, на время его отсутствия, ввиду болезни, отъезда, выбирался временный председатель. Мировой судья, которому по общему соглашению поручались подготовительные распоряжения по делам, подлежащим рассмотрению съезда, и исполнение других обязанностей, возложенных на него уставами гражданского и уголовного производства, именовался непременным членом мирового съезда (ст. 57 УСУ). Круг его обязанностей был достаточно широк: управление текущими делами съезда и канцелярии, хранение документов и вещественных доказательств, заведование кассой, денежной отчетностью. Как правило, он принимал все прошения, жалобы и другие бумаги, поступающие на имя съезда, делал по ним предварительные распоряжения и передавал в нужное отделение канцелярии, где осуществлялось подшивание бумаг, отметки в многочисленных реестрах, книгах, рассылка повесток и многое другое. Исполнительные листы, копии решений и приговоров - все проходило через руки непременного члена. Под его наблюдением проводились торги на недвижимые имения, продаваемые при съезде, он часто докладывал разбираемые дела в заседаниях съезда.

Бесспорно, осуществлять все свои многочисленные обязанности по совместительству, оставаясь при этом участковым мировым судьей, ни председателю, ни непременному члену было невозможно. Поэтому они избирались на постоянной основе. Как правило, ими становились почетные мировые судьи, ведь при этом не возникало проблемы кому передать участок, а если выбирали участковых - их участки передавались другим.

Высший надзор сосредотачивался в департаментах Правительствующего Сената, а также в лице Министра юстиции. Сенат - верховный кассационный суд - не только обладал правом отменять или оставлять в силе решения мирового съезда, но и проводил свои ревизии, имел и другие организационные полномочия в отношении мировых судей.

Министр юстиции держал в руках большую власть над прокурорскими и судейскими чинами. Им утверждались кандидатуры непременных членов мирового съезда, "особые наказы", формы отчетности о движение дел за прошедший год. Такие отчеты ежегодно, к 1 мая, представлялись судьями и мировыми съездами. В них указывалось множество сведений: количество дел (гражданских и уголовных), поступивших за отчетный год (по родам проступков и исков); количество решенных дел (по категориям: решенных окончательно, с правом отзыва, примирением и т.д.); количество прекращенных и переданных в другие установления дел; количество оставшихся нерешенных дел (и причины этого); количество поданных апелляционных, кассационных и частных жалоб; количество подсудимых, осужденных и оправданных, свидетелей и экспертов и т.д.

Высшим судебным начальством для мировых установлений признавался Сенат, являвшийся органом кассационного производства по делам мирового разбора, а в некоторых случаях и апелляционной инстанцией для рассмотрения уголовных дел о мировых судьях. В российской судебной системе Сенат был единой для мировых и общих судов кассационной инстанцией.

Окружной суд судебного надзора за мировыми судами не осуществлял. Это аргументировалось необходимостью обеспечения независимости мировых судей, а также тем, что надзор за ними лишь со стороны высшего органа судебной власти будет способствовать повышению уважения к ним со стороны населения. Немаловажным было и то, что мировой суд по своему предназначению должен решать дела, не только и не сколько руководствуясь законом, но и с точки зрения наглядного знания местных отношений и обстоятельств.

Суду же профессиональных юристов, каким является окружной суд, такой взгляд на дело чужд, он руководствуется не собственными знаниями местных обстоятельств, а представленными доказательствами, которые оценивает в строгом соответствии с законом. И поэтому подчинить мировую юстицию общим судебным местам значило бы упразднить ее как таковую <35>.

<35> Анциферов К. К вопросу о реформе нашего мирового суда // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. N 2. С. 11.

Следует отметить, что хотя некоторыми учеными и практиками и указывалось на определенные недостатки съезда мировых судей как второй инстанции (в частности, на семейственность и взаимную снисходительность к коллегам при пересмотре дел) и обсуждался неоднократно вопрос об изменении порядка обжалования приговоров и решений мировых съездов (предполагалось, в частности, установить в качестве кассационной, а то и апелляционной инстанции окружной суд), эти предложения принятыми не были, так как интересы охраны независимости и самостоятельности мировых судей пользовались несомненным приоритетом перед интересами унификации судебной системы.

Однако независимость и самостоятельность мировых судов все же нарушалась постановлениями Сената по конкретным делам, тем самым загоняя в общие рамки и практику деятельности мировых судов, не взирая на особенности их роли и места в судебной системе, а также функций. В результате С.П. Мокринский писал: "Как в порядке производства дел, так и в своих решениях мировые судьи оказались связаны законом не менее, чем общие судебные места" <36>.

<36> Мокринский С.П. Выборный мировой суд. Пгр.: Сенатская тип., 1914. С. 7.

Кроме того, необходимо отметить, что правило, в соответствии с которым окружные суды не осуществляли надзора за деятельностью мировых судей, действовало только для центральных областей России. В Сибири же и в ряде других "окраин" России обязанности съезда мировых судей возлагались на окружные суды.

Различные недостатки в деятельности мировых судебных учреждений европейской части Российской империи вынуждали Министерство юстиции обращаться на места с просьбой высказать предложения по улучшению функционирования этого института. Нужно отметить, что председатели мировых съездов высказывали по этому поводу весьма противоречивые мнения.

Особо обсуждался вопрос об увеличении срока службы участковых мировых судей. Большинство определили трехлетний срок оптимальным для приобретения необходимых знаний и навыков. Например, Председатель Сызранского мирового съезда отмечал, что "при продолжительности замещения должностей между ними укореняется разного рода злоупотребления, которые потом войдут в обычай... Дурной состав мировых судей в течение долгого времени создаст судебную практику вовсе нежелательного качества. Чем чаще возобновляются мировые установления, тем они более застрахованы от опасности сблизиться с прежними выборными учреждениями, вроде уездных судов, от которых под конец никто не требовал ни знания, ни бескорыстия. Выборы, повторяющиеся через недолгое время, есть, в сущности, единственное средство контроля за мировыми судьями. Ревизии, как бы часто они не были, откроют только главнейшие злоупотребления. При малом количестве кандидатов нельзя опасаться, что судьи при частых выборах становились в излишнюю зависимость от избирателей. При этом условии не выбирается вновь только такое лицо, о котором составилось общее дурное мнение" <37>.

<37> ГАУО. Ф. 454. Оп. 4. Д. 2. Л. 22 - 23.

Однако среди председателей мировых съездов были сторонники увеличения срока службы мировых судей до пяти-шести лет.

В мировых судебных учреждениях встречались и явные противники выборных начал. Например, председатель Карсунского мирового съезда отмечал, "что участие крестьян и других сословий в выборах на должности не только не улучшило дела, но в значительной степени ухудшило его. Нельзя не видеть также, что зависимость мировых судей от выборов не может быть допущена в интересах правосудия... Если выборное начало нельзя устранить, срок службы увеличить хотя бы до девяти лет. Конечно, при этом общество будет серьезнее смотреть на выборы мировых судей" <38>. Анализ материалов ревизии мировых судебных учреждений на территории Среднего Поволжья явно свидетельствует об ошибочности этой точки зрения. Недостаток кандидатур на должности участковых мировых судей скорее стеснял свободное волеизъявление земских собраний, чем ставил судей в зависимое от них положение.

<38> ГАУО. Ф. 454. Оп. 4. Д. 2. Л. 41 - 43.

Однако дальнейшее реформирование этого судебного института стало проходить именно в направлении ограничения его демократических начал в сторону объединения и сращивания судебных учреждений с административными.

Из вышесказанного можно выделить ряд особенностей, характерных для организации провинциального мирового суда в Среднем Поволжье.

Симбирское общество, как и все русское общество, не располагало достаточным контингентом лиц, которые бы, с одной стороны, имели по закону право быть избранными мировыми судьями и, с другой стороны, пожелали воспользоваться этим правом. Это привело к сокращению числа мировых участков и назначению на должность мировых судей лиц, не удовлетворяющих требованиям закона.

Большая протяженность уездных участков, число которых преобладало над городскими, является одной из особенностей не только организации, но и деятельности мирового суда в провинции.

При организации мировой юстиции учитывался и такой фактор, как национально-конфессиональный состав населения в Симбирской губернии, где помимо русского населения проживали преимущественно чуваши, татары, мордва. Это приходилось учитывать и потому, что закон (ст. 130 Устава гражданского судопроизводства) разрешал мировым судьям при разрешении дел применять обычай, несмотря на то что существуют законодательные нормы, на основании которых дело может быть разрешено или нет.

Судебная реформа 1864 г. довольно удачно вошла в провинциальную жизнь, новые судебные установления значительно повлияли на элитарное и массовое сознание во второй трети XIX века и вызвали к жизни целый ряд необратимых процессов. Изменился характер взаимоотношения между государством и обществом, между различными ветвями власти. Произошел сдвиг ценностей, жизненных ориентиров в массовом сознании, повысился уровень правовой грамотности и культуры, упрочилась сфера частной жизни.