Мудрый Юрист

Народ, гражданское общество, общественность как субъекты конституционно-правовых отношений

Матейкович Максим Станиславович - доктор юридических наук, профессор Тюменского государственного университета, первый проректор.

Воронин Валерий Викторович - аспирант кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета.

Конституционное право активно использует понятия "народ", "гражданское общество", "общественность". По сути, речь идет о важнейших субъектах конституционно-правовых отношений, участвующих в осуществлении государственной власти в стране. Однако, будучи терминами собирательными, приведенные понятия сложны для исследователя определением даже примерного перечня более или менее индивидуализированных субъектов, которые образуют нужный коллективный субъект. В результате законодательство, оперируя словами "народ", "гражданское общество", "общественность", не позволяет гражданам и их объединениям воспользоваться в полном объеме предоставляемыми правами или выполнить обязанности, а лишь запутывает их правовой статус.

Даже народ, рассматриваемый как единственный субъект народовластия, не получил однозначного определения своего содержания. Так, в определении, данном французским правоведом М. Прело, народ отождествляется с "коллективом, образуемым избирательным корпусом" <1>. При таком подходе народный суверенитет сводится исключительно к организации выборов и референдумов, а состав народа ставится в жесткую зависимость от установленных национальным законодательством цензов. Так, во Франции, которую, собственно, описывает М. Прело, нельзя будет признать частью народа граждан, проживших в своей коммуне менее шести месяцев, в то же время в Кот д'Ивуар народом придется считать всех проживающих в стране совершеннолетних граждан африканских государств.

<1> Прело М. Конституционное право Франции. М., 1957. С. 375. Аналогичной позиции придерживается и А.А. Безуглов, судя по выработанной им формуле: "Все избиратели, т.е. советский народ в целом" (Безуглов А.А. Суверенитет советского народа. М., 1975. С. 117).

Нельзя включать в содержание категории "народ" и все население государства, тем более что недопустимость такого отождествления была убедительно доказана еще в 1969 году В.Т. Кабышевым и О.О. Мироновым <2>. Население есть совокупность людей, постоянно проживающих на определенной территории, оно может быть субъектом муниципальной власти, но не народовластия в целом. Иначе рассматриваемая категория теряет какие-либо качественные характеристики, сводится сугубо к территории, а в состав народа попадает достаточно большое количество лиц, связанных устойчивыми политико-правовыми отношениями с зарубежными государствами, что создает угрозу для государственного суверенитета России.

<2> Кабышев В.Т., Миронов О.О. Категория "народ" в советском конституционном законодательстве // Правоведение. 1969. N 4. С. 36.

Еще в глубокой древности, рассуждая о пределах демократии, Аристотель писал о народе как о "массе свободнорожденных граждан" и тем самым указал на более важный критерий, объединяющий людей, - гражданство <3>. Действительно, именно гражданство предполагает полный объем взаимных прав и ответственности между личностью и соответствующим государством, признание и уважение достоинства человека, его стремление к совместному с другими гражданами социальному и политическому развитию во имя собственного и коллективного блага. Поэтому как "совокупность граждан... устроенных в государство", определял категорию "народ" русский правовед и общественный деятель Б.Н. Чичерин <4>. Другой отечественный философ и правовед И.А. Ильин народом называл то, что в целом образует "множество подданных граждан", входящих в состав государства <5>. Русский конституционалист В.М. Гессен в своих работах, по существу, повторил высказывание Аристотеля, определив народ как "совокупность полноправных граждан государства" <6>.

<3> Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997. С. 91.
<4> Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1866. С. 19.
<5> Ильин И.А. Теория права и государства. М., 2003. С. 49.
<6> Гессен В.М. Основы конституционного права. Издание второе. Петроград, 1918. С. 10.

Данную точку зрения разделяют и многие современные отечественные авторы <7>.

<7> См., в частности: Кабышев В.Т. Прямое народовластие в Советском государстве. Саратов, 1974. С. 25 - 26.

В отечественном законодательстве наметилась тенденция определения народа как совокупности народов (национальных общностей), проживающих на соответствующей территории.

Так, в соответствии с пунктами 3 и 4 Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года многонациональный народ был признан носителем суверенитета и источником государственной власти в РСФСР. При этом в качестве одной из высших целей, во имя которых провозглашался государственный суверенитет, признавалось обеспечение каждому народу права на самоопределение в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах <8>.

<8> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990. N 2. Ст. 22.

Согласно части 1 статьи 9 Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда, выраженной в Постановлении от 23 апреля 2004 года N 8-П, народы, проживающие на территории Российской Федерации, и образуют весь ее многонациональный народ <9>.

<9> Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 18. Ст. 1833.

Аналогичный подход отражен в Законе Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-1 "О недрах" (часть 2 статьи 2 актуальной редакции), где предусматривается, что "владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории Российской Федерации в интересах народов, проживающих на соответствующих территориях, и всех народов Российской Федерации осуществляются совместно Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации" <10>.

<10> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 16. Ст. 834.

Приведенная концепция представляется не вполне убедительной, поскольку отражает только одну качественную сторону российского народа - его многонациональный характер. Определение народа только как совокупности национальных общностей (народов), проживающих внутри России, стирает грань между гражданами и иностранцами, выводит за грань народа граждан страны, проживающих за рубежом. Ставится под сомнение идея единого суверенитета народа, что дает повод заинтересованным лицам ставить вопрос о суверенитете республик, о необходимости восстановления республиканского гражданства. По данной проблеме в связи с запросом Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан Конституционный Суд России даже сформулировал правовую позицию: "Тот очевидный факт, на который ссылается заявитель, - что население (народ) Российской Федерации "распределено" по территориям ее субъектов, в том числе республик (в этом смысле, судя по терминологии запроса, можно говорить о "населении" или "народе республики"), - не дает оснований говорить о наличии конституционных оснований для установления республикой (государством) как субъектом Российской Федерации своего гражданства" (Определение от 6 декабря 2001 года N 250-О).

Очевидно, что для определения категории "народ", помимо гражданства, полиэтничности, необходима иная качественная характеристика, позволяющая считать совокупность граждан различных национальностей единым целым - народом страны. Таким объединяющим началом выступают общие, публичные интересы. Еще в I веке до н.э. римский философ и политический деятель Цицерон указывал, что народ есть "не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов" <11>.

<11> Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. М., 1966. С. 20.

Понимание общих интересов подвержено трансформации по мере развития цивилизации, укрепления суверенитета народа, демократизации юридического статуса личности на основе принципов свободы, равноправия, гуманизма. Так, М.М. Сперанским во введении к Уложению государственных законов 1809 года проводилось жесткое разграничение интересов людей, имеющих собственность (люди с "правильным усмотрением"), и лиц, собственности не имеющих и не допускаемых к осуществлению политической власти в силу их многочисленности и неспособности к "правильному" выбору. Отсюда и отсутствие общности населения, разделяемого М.М. Сперанским на три сословия: 1) дворянство; 2) люди среднего сословия; 3) народ рабочий <12>.

<12> Сперанский М.М. План государственного преобразования (введение к уложению государственных законов 1809 г.). М., 1905. С. 12 - 13.

В современной Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 10 января 2000 года N 24, под национальными (общенародными) интересами России понимается "совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства. Национальные интересы обеспечиваются институтами государственной власти, осуществляющими свои функции в том числе во взаимодействии с действующими на основе Конституции и законодательства общественными организациями" <13>.

<13> Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 2. Ст. 170.

Нельзя забывать и о духовных, нравственных началах, объединяющих людей в суверенную общность, отличающуюся особой культурной самоидентификацией. Как справедливо отметил в Послании Федеральному Собранию от 26 апреля 2007 года Президент Российской Федерации В.В. Путин, "духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности - это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность... Общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи - когда у него есть общая система нравственных ориентиров. Когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории" <14>.

<14> Российская газета. N 90. 2007. 27 апреля.

Таким образом, под народом следует понимать совокупность граждан государства, связанных общими интересами долгосрочного характера в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах.

В условиях федеративного государства уместна постановка вопроса не только о многонациональном народе Федерации, но и составляющих его народах субъектов Федерации. Однако в отечественном региональном конституционном законодательстве не существует универсального термина, характеризующего территориальные публичные коллективы республик, краев, областей и т.д. В 20 субъектах Российской Федерации (18 республик, Краснодарский край и Ненецкий автономный округ) конституции (уставы) содержат категорию "народ республики (края, автономного округа)", причем в Конституции Республики Тыва (часть 1 статьи 3) содержится и соответствующая дефиниция: "Граждане всех национальностей, проживающих на территории Республики Тыва, составляют народ Республики Тыва".

Еще в 6 субъектах Российской Федерации (Карачаево-Черкесская Республика, Республика Карелия, Мурманская, Пензенская, Свердловская, Челябинская области) источником власти выступает народ без обозначения его территориальной принадлежности, причем лишь в Уставе Мурманской области дается не вполне удачное определение данного абстрактного термина: "Народ - граждане Российской Федерации, проживающие на территории Мурманской области, составляющие население Мурманской области".

Наиболее распространенным участником властеотношений на региональном уровне является население субъекта Российской Федерации (Пермский край, Омская, Ростовская, Саратовская области, Еврейская автономная область, Чукотский автономный округ и др. - всего 39 субъектов).

В Уставе города Москвы (статьи 3 и 4) проводится разграничение между жителями города Москвы (граждане Российской Федерации, имеющие место жительства в городе Москве, независимо от сроков проживания, места рождения и национальности, образующие городское сообщество) и населением, куда помимо жителей включаются иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно или временно проживающие на территории города. При этом только жители Москвы (москвичи) вовлечены законодателем в сферу народовластия.

Остальные субъекты Федерации в своих конституциях (уставах) ушли от однословного определения соответствующих территориальных публичных коллективов, используя обтекаемые формулировки о принадлежности власти гражданам Российской Федерации, проживающим на территории области, автономного округа и т.д.

Однозначной правовой позиции по рассматриваемой проблеме не выражено и в решениях Конституционного Суда России. В Постановлении от 14 июля 1997 года N 12-П в контексте властеотношений говорится о населении, которое к тому же признается элементом статуса субъекта Федерации <15>. В Определении от 5 октября 2000 года N 201-О дифференцированно рассматриваются "народ Российской Федерации" и его часть - "население... субъекта Российской Федерации". Однако позднее Конституционный Суд, рассматривая вопросы народного представительства, уже называет региональные парламенты "выразителями интересов и воли... народа субъекта Российской Федерации" (Постановление от 12 апреля 2002 года N 9-П) <16>. Указанная правовая позиция, на наш взгляд, имеет наиболее убедительную научную аргументацию.

<15> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 29. Ст. 3581.
<16> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 16. Ст. 1601.

Народ субъекта Федерации не тождествен населению, которое объединяет лишь один общий критерий - проживание на территории субъекта, причем в редких нормах-дефинициях региональное конституционное (уставное) законодательство отнюдь не универсально даже по характеру проживания: в Брянской области к населению относятся лица, постоянно проживающие или временно пребывающие на территории области (статья 3 Устава), а в Ярославской области требуется законное нахождение на территории области и регистрация по месту постоянного или преимущественного пребывания. Население объединяет не только граждан России, но также иностранцев и апатридов.

Народ России и народы субъектов Федерации обладают разной степенью устойчивости своего состава: чтобы "поменять" один "региональный народ" на другой, как правило, достаточно сменить соответствующим образом место жительства, тогда как российское гражданство - основной критерий принадлежности к народу - не теряется даже при постоянном проживании за рубежом. При этом место жительства как критерий принадлежности к народу субъекта Федерации нельзя абсолютизировать. Не случайно в настоящее время в России отсутствует ценз оседлости для реализации пассивного избирательного права. Важнейшим связующим звеном между жителями субъекта Федерации опять же выступают их общие интересы как комплекс общественных потребностей, на удовлетворение которых направлена совместная деятельность органов публичной власти. Эти региональные общие интересы не противоречат интересам всей Федерации, более того, основы организации региональных коллективов, пределы их полномочий определяются властью всего народа, что находит свое выражение в конституциях <17>.

<17> Чиркин В.Е. Территориальный публичный коллектив и власть народа // Гражданин и право. 2006. N 5. С. 7.

Общие интересы жителей субъекта Федерации состоят в создании дополнительных гарантий реализации прав и свобод личности, в организации собственных государственных органов, позволяющих расширить спектр возможностей для участия граждан в управлении государственными и общественными делами (демократизация государства через децентрализацию власти), в сохранении языка, традиций и обычаев коренных этнических общностей и т.д.

Таким образом, народ субъекта Российской Федерации есть публичный коллектив граждан России, проживающих на территории субъекта Российской Федерации, объединяемых общими интересами и осуществляющих государственную власть как непосредственно, так и через органы государственной власти субъекта Российской Федерации.

Ни народ субъекта Российской Федерации, ни тем более его население не могут признаваться единственными и вообще какими-либо источниками власти на территории субъекта Федерации. Любая власть в стране в силу части 1 статьи 3 Конституции производна только от воли всего многонационального российского народа, который через принятие Основного Закона страны учреждает государственную власть в субъектах Федерации, устанавливает государственные гарантии местного самоуправления. Аналогичная позиция отражена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 года N 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" <18>. В этой связи нормы о "единственном источнике власти" должны быть исключены из конституций (уставов) субъектов Российской Федерации.

<18> Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 25. Ст. 2728.

Если категория "народ" рассматривается в детерминирующем аспекте достаточно фрагментарно, то категория "гражданское общество", начиная с "Философии права" Гегеля и заканчивая современными исследованиями, получила более детальную характеристику.

Становление и развитие гражданского общества является особым периодом истории человечества, государства и права. Гражданское общество возникает в процессе и в результате отделения государства от социальных структур, обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и одновременно разгосударствления ряда общественных отношений <19>.

<19> Общая теория государства и права. Акад. курс / Под ред. М.Н. Марченко. Т. 1. Теория государства. М., 1998. С. 335.

Гегель определял гражданское общество как связь (общение) лиц через систему потребностей и разделение труда, правосудие (правовые учреждения и правопорядок), внешний порядок (полицию и корпорации). К правовым основам гражданского общества он относил равенство людей как субъектов права, их юридическую свободу, индивидуальную частную собственность, незыблемость договоров, охрану права от нарушений, а также упорядоченное законодательство и авторитетный суд, в том числе суд присяжных <20>.

<20> Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 227 - 228.

К. Маркс и Ф. Энгельс обоснованно связывали возникновение выражения "гражданское общество" с высвобождением отношений собственности из-под жесткого государственного контроля античных времен и Средневековья. Укрепление частной собственности, развитие горизонтальных связей между людьми на основе договоров и соглашений привело к тому, что "государство приобрело самостоятельное существование наряду с гражданским обществом и вне его" <21>.

<21> Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 35, 62.

Термин "гражданское общество" как более высокая степень в развитии социума, "мера его зрелости, разумности, справедливости, человечности" <22> получил широкое распространение в отечественной литературе с начала 90-х годов двадцатого столетия.

<22> Матузов Н.И. Гражданское общество: сущность и основные принципы // Правоведение. 1995. N 3. С. 84.

Ранее в СССР термин "общество" чаще всего употреблялся при описании существовавшего в СССР политического строя в контексте с определениями "советское" и "социалистическое". В преамбуле Конституции РСФСР 1978 года провозглашалось построение "развитого социалистического общества - общества подлинной свободы труда, в котором созданы могучие производительные силы, неуклонно повышается благосостояние и культура народа, укрепляется нерушимый союз рабочего класса, колхозного крестьянства и народной интеллигенции" <23>.

<23> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1978. N 15. Ст. 407.

Следует заметить, что, если подходить к определению гражданского общества формально ("гражданское общество" - общество граждан), ничто не препятствовало употреблению понятий "советское гражданское общество" или "социалистическое гражданское общество": в СССР провозглашались и гражданское равноправие, и основные гражданские свободы. Однако формальный подход отнюдь не позволяет увидеть сущность рассматриваемого явления. Как не всякое общество, населенное гражданами, является гражданским, так и не любое государство, где действует право, можно признать правовым. Гражданское общество как абстракция, особое качество социума, идеальное состояние взаимодействия человеческого коллектива требует высочайшего уровня правовой культуры, неукоснительного соблюдения закона, гарантированности основных прав и свобод, уважительного к ним отношения, прежде всего со стороны самих людей. Поэтому "советское общество никогда не было и не могло быть ни правовым, ни гражданским, равно как и российское еще не стало таковым" <24>. Данный процесс не завершен ни в одной другой стране мира.

<24> Матузов Н.И. Указ. соч. С. 84.

Говоря об идеале, ученые не выработали стержневой линии в определении понятия гражданского общества, хотя в основном едины во взглядах на признаки рассматриваемого явления.

Г.Н. Чеботарев определяет гражданское общество как "целостную общественную систему, характеризующуюся развитостью рыночных отношений, наличием социальных классов и слоев, имеющих собственные, независимые от государства источники существования; экономической свободой производителей, демократичностью политических, социальных и личных свобод граждан, демократизмом политической власти, верховенством права во всех областях общественной деятельности, включая государственную" <25>.

<25> Чеботарев Г.Н. Принцип разделения властей в государственном устройстве Российской Федерации. Тюмень, 1997. С. 103.

М.В. Баглай и В.А. Туманов считают, что понятие "гражданское общество" охватывает "совокупность неполитических отношений в обществе, т.е. отношения в сфере экономики, духовной жизни, образа жизни... это сфера реализации экономических, социальных и культурных прав человека и гражданина, его личных свобод и интересов" <26>.

<26> Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М.: БЕК, 1998. С. 99.

Цитируемые исследователи абсолютно солидаризируются в оценке сферы существования гражданского общества (неполитические отношения) и его главного предназначения - реализации частных интересов. Эти и другие признаки нацелены на объяснение известного рода условности, поскольку гражданское общество с успехом можно назвать и цивилизованным обществом, и идеальным, современным, правовым. В.Е. Чиркин обоснованно обращает внимание на неудачность самого термина "гражданское общество", которым, однако, приходится пользоваться, т.к. "до сих пор замены ему не найдено" <27>.

<27> Чиркин В.Е. Государство и общество // Гражданин и право. 2007. N 4. С. 4. Аналогичной позиции придерживается Н.И. Матузов, считающий, что словосочетание "гражданское общество" условно, поскольку "негражданского", а тем более "антигражданского" общества не существует. Любое общество состоит из граждан и без них немыслимо. (Матузов Н.И. Указ. соч. С. 89.)

Между тем при описании прилагательного из сферы внимания выпадает существительное - общество как таковое. За перечислением институтов (партии, профсоюзы, средства массовой информации, семьи и т.д.) теряется главный "строительный" элемент - человек. Создается иллюзия, будто гражданское общество - это уже не люди, а только структуры, отношения. Хотя именно система частных лиц, групп и социальных институтов, взаимодействующих на основе права, заложена в основу гегелевской концепции гражданского общества <28>, которая расходится с марксизмом в том, что если Гегель представлял себе гражданское общество в виде достаточно широкого спектра потребностей, отношений и институтов, то К. Маркс практически сводил его к более узкой, чисто экономической сфере <29>.

<28> Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.-Л., 1934. С. 31.
<29> Витюк В.В. Становление идеи гражданского общества и ее историческая эволюция. М., 1995. С. 14 - 15.

В современной литературе первичный элемент построения гражданского общества заметнее всего виден в определении, сформулированном С.В. Калашниковым, пишущим о "саморегулирующей системе взаимосвязей и отношений, объединяющей граждан, а также состоящие из них материальные и материализованные образования негосударственного характера, основанные на принципах конституционного строя" <30>. Однако и здесь во главу угла ставится "система взаимосвязей и отношений", что опять же не лишено тавтологии <31>, кроме того, словосочетание "материальные и материализованные образования негосударственного характера" само по себе нуждается в подробных дополнительных комментариях. Гражданское общество не надо жестко увязывать и с институтом гражданства, поскольку во многих саморегулирующих сферах (местное самоуправление, экономические связи, семейные отношения и т.д.) гражданство субъектов уже не носит принципиального значения.

<30> Калашников С.В. Конституционные основы формирования гражданского общества в Российской Федерации. Дис. доктора юрид. наук. М., 2001. С. 10.
<31> В философском смысле система есть объективное единство закономерно связанных между собой элементов, предметов, явлений.

Искомая дефиниция должна базироваться на гегелевской концепции, в центре которой частные лица и их объединения, быть удобной не только для исследователей, но и для студентов, поэтому с учетом современных реалий гражданское общество можно определить как саморегулирующую систему индивидов и их объединений, связанных необходимостью реализации частных интересов в личной, экономической, политической, культурной, духовной и иных сферах.

Г.Н. Мановым, а позднее С.В. Калашниковым выдвинут тезис о соотношении категорий "общество" и "гражданское общество": между ними нельзя ставить знак равенства. Второе значительно уже первого и "моложе" на много сотен лет, оно возможно лишь тогда, когда складываются отношения, предполагающие активное проявление творческих возможностей личности во всех сферах социальных связей <32>. Гражданское общество - это "часть общества, его ядро или сердцевина и те сферы его функционирования, в которых личность и организации свободных и равноправных граждан защищены правом от прямого вмешательства государственной политической власти" <33>. Однако при таком представлении остается неясным, кто образует остальную, "негражданскую" часть общества. Можно только догадываться, что за рамками гражданского общества остается "государственная политическая власть", от которой "личность и организации свободных и равноправных граждан защищены правом" <34>.

<32> Гражданское общество и правовое государство: предпосылки формирования / Под ред. Г.Н. Манова. М., 1991. С. 4 - 6.
<33> Калашников С.В. Указ. соч. С. 10.
<34> Там же.

Такой подход надо признать весьма спорным. Государство как организация политической власти является частью любого общества, в том числе и гражданского. Усиление государства, если оно происходит на основе верховенства Конституции и закона, создания надежных гарантий реализации прав и свобод личности, развития инструментов прямой и представительной демократии, только укрепляет гражданское общество. В.Е. Чиркин справедливо указывает, что "общество - это внутренне противоречивое единство, где, имея частные интересы, люди, их объединения связаны, как правило, более значимыми общественными интересами", которые "имеют постоянный характер и выдвигаются на первый план (например, стремление различных слоев не допустить анархии и распада общества)". И далее: "современное общество - государственно организованное общество. Государство является теперь его неотъемлемой составной частью" <35>.

<35> Чиркин В.Е. Государство и общество. С. 4.

Важнейшим признаком государства является распространение его власти на все население в пределах собственной территории, жители которой получают статус граждан. Поэтому в литературе высказано суждение о том, что "только догосударственное, нецивилизованное (родовое) общество нельзя было назвать гражданским: во-первых, в силу незрелости, примитивности, неразвитости; во-вторых, потому, что в то время не было самих понятий "гражданин", "гражданство" <36>. Но эта позиция - ничто иное как возврат к концепции Аристотеля, для которого государство есть совокупность граждан, гражданское общество <37>.

<36> Матузов Н.И. Указ. соч. С. 89.
<37> Аристотель. Политика. М., 1965. Ч. III. С. 5.

Как уже отмечалось, прилагательное "гражданское" для характеристики общества подходит весьма условно. Это дань традиции, подобно тому, как личные права и свободы тоже нередко именуют гражданскими, хотя в основной своей массе они от гражданства никак не зависят. При родоплеменном устройстве также происходит объединение людей для реализации частных интересов (добыча средств к существованию, обеспечение личной безопасности, исполнение обрядов и т.д.), и удовлетворяются эти интересы без участия государственной власти. Первобытное общество является достаточно ярким примером абсолютно саморегулирующей системы, со всеми ее достоинствами и недостатками. Даже в современном мире, почти полностью разделенном между государствами, остаются территории, где господствуют родоплеменные отношения, демонстрирующие удивительные способности к самосохранению на протяжении многих веков.

Отдельные элементы гражданского общества присутствовали в рабовладельческих, феодальных государствах. Интенсивное же развитие его институтов начинается при становлении буржуазных отношений, отличающихся высокой степенью экономической свободы. Пожалуй, лишь советская и подобные ей модели социализма отличались практически тотальным контролем над сферой частных интересов. Современные же коммунистические государства (Китай, Вьетнам, Лаос и др.), как правило, допускают "мирное" сосуществование тоталитарного политического режима и свободы предпринимательства.

Гражданское общество независимо от государства, но не противопоставлено ему. Гражданское общество диктует государству свои интересы, второе зависимо от первого и его потребностей. Именно из представителей гражданского общества формируются органы государства; за осуществление государственной власти борются добровольно создаваемые гражданами объединения - политические партии. Однако если в сферы социально-экономических, лично-семейных, культурных, межнациональных и некоторых других отношений, где удовлетворяются частные интересы, вовлечено гражданское общество, объединяющее все постоянное и временное население страны (включая законно проживающих иностранцев), то во взаимоотношения с государством, реализующим интересы публичные, вступает только та часть гражданского общества, которая связана с ним особой политико-правовой связью - гражданством. Данная часть гражданского общества именуется народом.

В отечественной Конституции словосочетание "гражданское общество" не представлено, хотя в проекте Основного Закона, подготовленном в 1990 году Конституционной комиссией Съезда народных депутатов, присутствовал соответствующий раздел. Идею включения в Основной Закон страны норм о гражданском обществе активно отстаивал ответственный секретарь Конституционной комиссии О.Г. Румянцев. Отсутствие подобных норм, писал он, "препятствует формированию зрелого гражданского общества, в социальном пространстве которого только и реализуется справедливый конституционный строй" <38>. Данная позиция подвергалась обоснованной критике. Так, по мнению А.В. Мицкевича, вектор конституционного регулирования должен склоняться в сторону регламентации государственной, а не общественной жизни; основная же сфера устройства общества должна быть предоставлена саморегулированию <39>. В итоге раздела и термина "гражданское общество" в действующей Конституции нет, а соответствующие нормы распределены между ее первой и второй главами.

<38> Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). М., 1994. С. 73.
<39> Мицкевич А.В. Становление основ нового конституционного строя в Российской Федерации // Государство и право. 1992. N 8. С. 13 - 14.

Аналогичная позиция характерна для всего европейского конституционализма. Среди стран континента только в Конституции Болгарии 1991 г. (часть 2 статьи 4) говорится о том, что государство "создает условия для свободного развития человека и гражданского общества" <40>. В статье I-2 Конституции Европы 2004 г., которая не вступила в силу из-за отказа отдельных стран ратифицировать ее, говорится об "обществе, в котором плюрализм, отсутствие дискриминации, толерантность, справедливость, солидарность и равенство между женщиной и мужчиной превалируют" ("society in which pluralism, non-discrimination, tolerance, justice, solidarity and equality between women and men prevail") <41>, но сам термин "гражданское общество" не используется.

<40> Конституции государств Европы. Т. 1. М., 2001.
<41> Treaty establishing a Constitution for Europe // Oficial Journal of the European Union. 2004. C. 310/11.

Отчасти это связано с получившей распространение в западной литературе мыслью о том, что гражданское общество в постиндустриальный период утратило актуальность, уступив место "массовому обществу", в котором общение между людьми заменяют информационные технологии, производство монополизируется крупнейшими корпорациями и становится практически "безлюдным", стирается этническая самобытность народов. В этих условиях права человека обеспечиваются стремительно интегрирующимися государствами, и проблема становления гражданского общества имеет остроту только для посткоммунистических и развивающихся стран <42>. Данный подход отчасти оправдывает и сверхэксплуатацию трудовых ресурсов стран третьего мира, и финансирование различных неправительственных организаций, сеющих идеологическую смуту среди населения этих стран. Не разделяют в основной своей массе глобалистские ценности и жители континента, отклонившие на референдумах проект Европейской конституции.

<42> Seligman A. The idea of civil society. New York: Free press, 1992. P. 23 - 28.

На уровне российских регионов категория "гражданское общество" присутствует в преамбулах к Уставам восьми субъектов Федерации (Краснодарский край, Тамбовская, Магаданская, Московская и др. области), а также в статье 7 Конституции Республики Саха (Якутия), которая гласит: "Настоящая Конституция устанавливает основы гражданского общества и государственного устройства Республики Саха (Якутия)". Такую норму-принцип нельзя признать точной, ибо общество возникает само по себе и становится гражданским отнюдь не по воле законодателя, да и сфера частного права не относится к ведению регионального законодателя.

Текущее федеральное законодательство использует рассматриваемую категорию главным образом применительно к деятельности некоммерческих организаций. В частности, Федеральным законом от 19 декабря 2006 г. N 238-ФЗ "О федеральном бюджете на 2007 год" предусмотрено выделение 1250000 тыс. руб. на государственную поддержку "некоммерческих неправительственных организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества" <43>. Распоряжением Президента Российской Федерации от 30 июня 2007 г. N 367-рп данные средства практически в полном объеме (99,7%) распределены между шестью некоммерческими организациями, которые, в свою очередь, обязаны предоставить гранты другим некоммерческим организациям. Бюджетные средства будут использованы на проведение социологических исследований и мониторинга состояния гражданского общества, реализацию проектов в области образования, искусства, культуры и общественной дипломатии, правовое просвещение населения и т.д. <44>.

<43> Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 52 (часть 2). Ст. 5504.
<44> Российская газета. N 142(4405). 2007. 5 июля.

Вместе с тем некоммерческие неправительственные организации составляют лишь один сегмент саморегулирующей системы индивидов и коллективов. Другое дело, что их активность, принципиальность, а главное, полезность - самый видимый фактор развитости гражданского общества. Однако монополизация сферы частных интересов неправительственными организациями так же плоха, как и тотальный контроль государства над обществом. Поэтому в практике нормотворчества и правоприменения в данном случае целесообразно использовать еще одну широко распространенную категорию - "общественность".

Под общественностью мы понимаем граждан России, иностранных граждан, лиц без гражданства, участвующих в деятельности общественных объединений и иных некоммерческих неправительственных организаций, трудовые, научно-педагогические коллективы. При этом иностранные граждане и лица без гражданства не могут представлять общественность, если она привлекается к деятельности государственных органов (такое привлечение производно от права исключительно граждан России участвовать в управлении делами государства).

Участие общественности во властеотношениях ограничено формами, установленными федеральным законом. В частности, она не может осуществлять власть как таковую - это делает весь народ: непосредственно либо через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Однако институты прямой демократии не годны для повседневного использования, а представительная демократия имеет существенный недостаток - опасность утраты связи представителей народа с самим народом, а значит, и подмены публичных интересов личными потребностями государственных и муниципальных служащих. В этой связи в механизме государства необходимы инструменты, позволяющие обеспечить повседневное сотрудничество публичной власти с населением через общественный контроль, независимое консультирование, правотворческую инициативу и т.д. В этих процедурах объективно может принять участие только наиболее активная часть народа - общественность.

Из представителей общественности формируется Общественная палата России и общественные палаты субъектов Федерации, создаваемые для выдвижения и поддержки гражданских инициатив, проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов, выработки рекомендаций государственным органам. Перспективной задачей является формирование общественных советов при исполнительных органах государственной власти Российской Федерации и ее субъектов.

В соответствии с Федеральным законом от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" представители общественности включаются в состав квалификационных коллегий судей, обладающих широкими полномочиями в отношении судей в части назначения, оценки профессиональной деятельности и наложения взысканий <45>.

<45> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 11. Ст. 1022.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. сохранил существующую с советских времен возможность участия общественности (представителей общественных организаций и трудовых коллективов) в судебном разбирательстве, причем с очень широкими полномочиями.

В дальнейшем вектор регулирования статуса общественности должен быть направлен на противодействие попыткам отдельных некоммерческих организаций монополизировать институты взаимодействия с органами публичной власти, а также на вовлечение в некоммерческие неправительственные организации самых широких слоев российского общества.