Мудрый Юрист

Гражданско-правовая ответственность за незаконное разглашение банковской тайны как гарантия прав клиента кредитной организации

Конюшко Евгений Владимирович - аспирант Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, преподаватель кафедры финансового и административного права МЭСИ.

Одним из элементов правового статуса банковской тайны как объекта правового регулирования являются юридические гарантии соответствующего права клиентов и корреспондентов кредитной организации. Юридические гарантии банковской тайны можно определить как совокупность закрепленных в законодательстве средств, направленных на беспрепятственное осуществление и защиту данного права.

По мнению автора, все виды гарантий банковской тайны возможно дифференцировать на две группы: юридическая ответственность субъектов банковской тайны и иные виды гарантий. Так, иные виды гарантий составляют:

<1> Перечисленные три способа обеспечения конфиденциальности сведений в кредитной организации в равной мере применимы и для государственных органов, имеющих в связи с осуществлением своей профессиональной деятельности доступ к банковской тайне.<2> Этот порядок состоит из правовых норм, регулирующих четыре направления правоотношений между банками и органами государства: а) устанавливающие материально-правовые и процессуальные основания для направления запроса в банк; б) определяющие круг должностных лиц, уполномоченных от имени того или иного органа совершать этот запрос; в) устанавливающие требования к форме запроса; г) о сроках и форме ответа банка.

К первой же группе гарантий относятся предусмотренные российским законодательством меры гражданско-правовой, уголовной и административной ответственности субъектов банковской тайны за разглашение сведений, составляющих банковскую тайну. Так, статья 183 Уголовного кодекса РФ определяет уголовную ответственность физических лиц за "собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений" <3>. Статьей 13.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность за разглашение конфиденциальной информации, в том числе банковской тайны, лицами, "получившими доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей" <4>.

<3> Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
<4> Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ // РГ. 2001. 31 декабря.

Нас же в рамках данной статьи будет прежде всего интересовать гражданско-правовая ответственность, т.е. совокупность охранительных правоотношений, возникающих по поводу нарушения правового режима банковской тайны, в части имущественной ответственности и денежной компенсации морального вреда физическим и юридическим лицам, являющимся клиентами банка.

В настоящее время правовой статус банковской тайны определен ст. 857 Гражданского кодекса РФ <5> и ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" <6> (далее - Закон о банках). Указанные статьи, помимо прочего, закрепляют ответственность субъектов банковской тайны за разглашение соответствующих конфиденциальных сведений. Необходимо, однако, сразу отметить, что в данных статьях не раскрывается термин "разглашение банковской тайны" и не определяются действия, не считающиеся таковыми. Иными словами, при буквальном толковании п. 3 ст. 857 ГК РФ и ч. 10 ст. 26 Закона о банках, мы приходим к выводу, что банк будет нести ответственность за любое разглашение банковской тайны, в том числе в случае и в порядке, которые предусмотрены Законом. Дабы избежать подобного некорректного толкования законодательства, автор считает целесообразным использовать в перечисленных статьях словосочетание "незаконное разглашение банковской тайны". Аналогичные изменения необходимо внести и в нормы ст. 13.14 КоАП РФ, в которой также отсутствует упоминание о незаконном характере разглашения конфиденциальной информации.

<5> Часть вторая Гражданского кодекса РФ от 26.01.1996 N 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
<6> Ведомости СНД РСФСР. 1990. N 27. Ст. 357.

Предметом многочисленных споров среди исследователей является сегодня вопрос определения круга субъектов, подлежащих привлечению к ответственности за разглашение банковской тайны.

Так, согласно п. 3 ст. 857 ГК РФ "в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков". Из приведенной формулировки Гражданского кодекса можно сделать вывод, что субъектом гражданско-правовой ответственности является банк или иная кредитная организация. Иной подход к определению круга субъектов ответственности за разглашение банковской тайны мы находим в ст. 26 Закона о банках: кроме непосредственно кредитных организаций к числу таких субъектов здесь также отнесены Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, аудиторские и иные организации, уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. При этом под иными организациями в данном случае понимаются все организации, имеющие право на получение справок, содержащих сведения, составляющие банковскую тайну, а именно: суды и арбитражные суды (судьи), Счетная палата РФ, налоговые и таможенные органы, органы внутренних дел, а также нотариальные конторы по находящимся в их производстве наследственным делам о вкладах умерших вкладчиков (иностранные консульские учреждения - в отношении счетов иностранных граждан).

Для ответа на данный вопрос представляется логичным разделить всех перечисленных выше субъектов на кредитные организации и иные субъекты гражданско-правовой ответственности за разглашение банковской тайны. Критерием же разграничения для нас будет выступать сама природа гражданско-правовой ответственности: в первом случае это будет нарушение норм заключенного между банком и клиентом договора; во втором же будет иметь место внедоговорная ответственность.

Действительно, законная охрана права клиента (корреспондента) кредитной организации на банковскую тайну начинается с момента заключения им договора с банком. В соответствии с заключенным договором банк будет обязан установить такой правовой режим банковской тайны, который обеспечит сохранность конфиденциальных сведений от разглашения, уничтожения и т.п. И именно как сторона договора он будет нести ответственность за обеспечение правового режима банковской тайны. При этом под договором в данном случае мы будем понимать не любой договор, одной из сторон которого будет являться кредитная организация, а те виды договоров, заключение которых предусматривает открытие клиентам кредитной организации соответствующих банковских счетов. Таковыми являются:

<7> Вопрос правомерности включения в указанный список кредитных договоров будет рассмотрен далее в рамках анализа правового статуса бюро кредитных историй как субъектов банковской тайны.

Банковская тайна основана на контрактном обязательстве банка не разглашать информацию об открытых клиенту счетах, операциях по данным счетам, финансовом положении клиента и др. Контрактные отношения между клиентом и банком порождают обязанность последнего соблюдать конфиденциальность - естественное последствие доверия клиента. Необходимо, однако, помнить, что действия, влекущие за собой разглашение банковской тайны, совершаются, как правило, сотрудниками кредитной организации, то есть лицами, которым подобная информация стала известна в рамках их профессиональной деятельности. В связи с этим представляется логичным рассмотреть вопрос о возможности привлечения к гражданско-правовой ответственности за незаконное разглашение банковской тайны работников кредитных организаций.

В списке субъектов ответственности за незаконное разглашение банковской тайны, приведенном в ч. 10 ст. 26 Закона о банках, упоминаются работники кредитных организаций. На основе анализа данной нормы ряд специалистов делает вывод о возможности наложения ответственности в форме возмещения убытков как на саму кредитную организацию, так и на конкретного ее сотрудника, допустившего нарушение правового режима банковской тайны <8>. Указанный вывод представляется достаточно спорным.

<8> См., например: Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. М., 1999. С. 149 - 150.

Как уже было упомянуто, сохранение банковской тайны является одной из обязанностей кредитной организации по договору с клиентом. В соответствии со ст. 402 ГК РФ "действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника". Должник (кредитная организация) отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. При этом для наступления ответственности банка за незаконное разглашение банковской тайны не требуется наличия вины конкретного его работника. Неисполнение или ненадлежащее исполнение кредитной организацией своей обязанности по обеспечению сохранности банковской тайны может заключаться в неудовлетворительной организации хозяйственной деятельности, отсутствии должного контроля, что повлекло нарушение сотрудником банка правового режима банковской тайны. При этом кредитная организация, на которую возложена ответственность за незаконное разглашение конфиденциальных сведений, вправе предъявить регрессное требование к своему работнику на основании норм трудового законодательства.

Так, статьей 37 Трудового кодекса РФ <9> предусмотрена возможность привлечения к ответственности участников коллективных переговоров, других лиц, связанных с ведением коллективных переговоров, за разглашение полученных сведений, относимых к охраняемой законом тайне. Согласно ч. 1 ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. При этом под прямым действительным ущербом в настоящее время понимают не только реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества, но и необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ч. 2 ст. 238) <10>. Кроме того, разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, согласно ч. 7 ст. 243 ТК РФ, является основанием привлечения сотрудника к полной материальной ответственности.

<9> РГ. 2001. 31 декабря.
<10> В редакции Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" // РГ. 2006. 7 июля.

Очевидно, однако, что сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть доступны не только сотрудникам банка, но и лицам, трудящимся в кредитной организации на основании договора подряда, оказания услуг. Для возможности реализации банком права регрессного требования в случаях незаконного разглашения банковской тайны такими лицами считаем необходимым включать нормы об ответственности за незаконное разглашение конфиденциальных сведений в соответствующие соглашения.

На основе изложенного выше мы можем сделать вывод, что именно банк (как сторона банковского договора), а не его работники являются субъектами гражданско-правовой ответственности. Норма же ч. 10 ст. 26 Закона о банках должна трактоваться как дающая право кредитной организации предъявить регрессное требование к работнику, фактически разгласившему сведения, составляющие банковскую тайну.

Иные субъекты гражданско-правовой ответственности за разглашение банковской тайны, как уже было сказано, перечислены в ст. 26 Закона о банках. К иным субъектам относятся как коммерческие организации (аудиторские организации, нотариальные конторы), так и государственные органы (Банк России, Агентство по страхованию вкладов, Федеральная служба по финансовому мониторингу, а также суды и арбитражные суды (судьи), Счетная палата РФ, налоговые и таможенные органы, органы внутренних дел, государственные нотариальные конторы). С указанными субъектами клиент кредитной организации не состоит в договорных отношениях, поэтому при незаконном разглашении банковской тайны будет иметь место внедоговорная ответственность. Так, согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ "юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, трудовых) обязанностей". Статьей же 1069 ГК РФ определено, что подлежит возмещению вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов. Вред при этом подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Нормы о гражданско-правовой ответственности перечисленных субъектов содержатся также в законодательных актах о деятельности данных субъектов. К примеру, ст. 35 Налогового кодекса РФ <11> установлено, что налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей.

<11> Часть первая Налогового кодекса РФ от 31.07.1998 N 146-ФЗ // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824.

В рамках норм законодательства о деятельности государственных органов - субъектов банковской тайны несколько нелогичной представляется норма статьи 28 Федерального закона от 11.01.1995 N 4-ФЗ "О Счетной палате РФ" <12>. Согласно данной статье ответственность за разглашение охраняемой законом тайны несет не Счетная палата, а инспекторы Счетной палаты, т.е. ее должностные лица. Автор считает целесообразным внести соответствующие изменения в ст. 28 Закона N 4-ФЗ, указав именно Счетную палату РФ в качестве субъекта ответственности за незаконное разглашение ее инспекторами конфиденциальных сведений.

<12> РГ. 1995. 14 января.

Вопрос, который, по мнению автора, требует отдельного рассмотрения в рамках данной статьи, связан с гражданско-правовой ответственностью такого субъекта банковской тайны, как бюро кредитных историй. В настоящее время правовой статус данного субъекта определен Федеральным законом от 30.12.2004 N 218-ФЗ "О кредитных историях" <13> (далее - Закон N 218-ФЗ). Согласно ст. 3 указанного Закона бюро кредитных историй является юридическим лицом, зарегистрированным в соответствии с законодательством Российской Федерации, являющимся коммерческой организацией и оказывающим услуги по формированию, обработке и хранению кредитных историй, а также по предоставлению кредитных отчетов и сопутствующих услуг. Другими словами, задачами данных организаций является сбор, обработка и предоставление банкам информации о неплатежеспособных клиентах, непогашенных кредитах и т.п., в целях минимизации кредитных рисков последних.

<13> РГ. 2005. 13 января.

Представление информации в бюро кредитных историй осуществляется согласно ст. 5 Закона N 218-ФЗ на основании договора об оказании информационных услуг, заключенного соответствующим бюро с источником формирования кредитной истории, то есть организацией, являющейся заимодавцем (кредитором) по ранее заключенному договору займа (кредита). При этом п. 3 статьи 5 устанавливает обязанность кредитной организации представлять соответствующую информацию в отношении всех заемщиков хотя бы в одно бюро кредитных историй, включенное в государственный реестр бюро кредитных историй. Представление сведений, содержащихся в кредитных историях, согласно п. 6 этой же статьи не является нарушением служебной, банковской, налоговой или коммерческой тайны. Однако данное правило применимо только при соблюдении одного условия: для представления такой информации в бюро нужно в обязательном порядке получить письменное или иным способом документально зафиксированное согласие на передачу информации от самого заемщика - физического или юридического лица.

С принятием Закона N 218-ФЗ соответствующие дополнения были внесены и в ст. 26 Закона о банках <14>: "Информация по операциям юридических лиц, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц с их согласия представляется кредитными организациями в целях формирования кредитных историй в бюро кредитных историй..." Таким образом, бюро кредитных историй были включены в состав субъектов банковской тайны. При этом, однако, законодателем не были внесены изменения в ст. 26 Закона о банках в части включения данных организаций и их сотрудников в перечень субъектов гражданско-правовой ответственности за незаконное разглашение банковской тайны. В связи с этим сложилась несколько парадоксальная ситуация: бюро кредитных историй, являясь по закону субъектами банковской тайны, не могут быть привлечены к материальной ответственности за незаконное разглашение сведений, переданных им кредитными организациями. Для возмещения же убытков, нанесенных субъекту кредитной истории, пострадавшему придется основываться на общих положениях гражданского права (ст. 1068 ГК РФ), "что представляется достаточно сложным и проблематичным" <15>.

<14> Часть 12 ст. 26 Закона о банках введена Федеральным законом от 30.12.2004 N 219-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О кредитных историях".
<15> Селивановский А.С. Банковская тайна: состояние и проблемы // Бухгалтерия и банки. 2006. NN 8, 9.

Для оценки действий законодателя в данном случае представляется необходимым ответить на следующий вопрос: являются ли сведения, представляемые в бюро кредитных историй, банковской тайной.

Согласно ст. 4, 6 Закона N 218-ФЗ кредитный отчет, предоставляемый кредитным бюро по запросу банка, содержит информацию, касающуюся обязательств лица, обратившегося в банк за получением кредита, в том числе:

В соответствии с п. 1 ст. 857 ГК РФ сведения, составляющие банковскую тайну, включают:

Таким образом, согласно ГК РФ сведения, содержащие кредитную историю лица, в состав банковской тайны не входят.

Однако в п. 1 ст. 26 Закона о банках содержится иное определение банковской тайны: кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов. Сравнительный анализ показывает, что в отличие от ГК РФ в Законе о банках в состав банковской тайны включена не тайна об операциях по счету, а тайна об операциях клиентов кредитной организации.

Правомерно предположить, что в Законе о банках имеются в виду не только операции по счету, но и иные совершаемые клиентами операции, в том числе и операции, связанные с получением кредитов.

В условиях действующего законодательства однозначно ответить на вопрос об объеме банковской тайны не представляется возможным, однако следует учитывать, что в банковской практике Российской Федерации обычно применяется расширительное толкование банковской тайны <16>.

<16> Викулин А.Ю., Бачило И.Л. Заключение о правомерности предоставления банками сведений, содержащих кредитные истории их клиентов - физических лиц, в бюро кредитных историй // Материалы АРБ. http://www.arb.ru/site/docs/nbki/nbki3.doc.

На основе изложенного выше можно сделать вывод, что сведения, составляющие кредитную историю юридического лица, индивидуального предпринимателя или физического лица, являются банковской тайной. Следовательно, бюро кредитных историй как субъекты банковской тайны должны быть включены в список лиц ч. 10 ст. 26 Закона о банках, подлежащих привлечению к гражданско-правовой ответственности за незаконное разглашение данного вида конфиденциальной информации.

Еще одним видом организаций, с которыми в настоящее время взаимодействуют банки, представляя сведения о своих заемщиках, являются коллекторские агентства. Коллекторские (долговые) агентства являются организациями, оказывающими банкам услуги по возврату просроченной дебиторской задолженности последних или, иными словами, занимающимися сбором долгов с заемщиков кредитных организаций. На основе заключенного договора об оказании услуг коллекторские агентства получают от банков сведения об их должниках, которые, как правило, включают информацию о личности должника, размере долга, номере и дате кредитного договора, сроке просрочки, расчете неустойки и др.

Необходимо отметить, что в отличие от бюро кредитных историй правовой статус коллекторских агентств сегодня не определен ни одним нормативным правовым актом, равно как и отсутствует какое-либо упоминание о данных организациях в статье 26 Закона о банках. В связи с этим передача сведений о заемщиках в коллекторские агентства является нарушением банковской тайны.

Для защиты от возможных претензий со стороны своих заемщиков некоторые кредитные организации вносят в кредитные договоры условие о возможности разглашения информации при неисполнении должником своей обязанности по возврату кредита. Данный выход представляется сомнительным, так как ст. 857 ГК РФ и статья 26 Закона о банках являются императивными и не предоставляют банку возможности нарушать банковскую тайну, даже если это предусмотрено договором.

В результате получается ситуация, при которой закон защищает недобросовестного должника, который умышленно нарушает закон, не исполняя своих договорных обязательств, и препятствует банку, который действует строго в рамках закона, пытаясь получить свое имущество.

Во избежание злоупотребления должником своим правом и для минимизации кредитных рисков банков автор считает необходимым принять федеральный закон о коллекторской деятельности, в котором должен быть определен правовой статус коллекторских агентств, установлены их права и обязанности. Кроме этого, одновременно с принятием закона должны быть внесены изменения в ст. 26 Закона о банках: коллекторские агентства должны быть включены в список субъектов банковской тайны, а также в список лиц, подлежащих привлечению к ответственности за незаконное разглашение указанных сведений.

Следующий интересующий нас вопрос связан с определением размера гражданско-правовой ответственности субъектов банковской тайны за ее незаконное разглашение.

Сравнивая нормы ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках, мы можем видеть, что Гражданский кодекс РФ предусматривает возмещение всех убытков - то есть реального ущерба и упущенной выгоды, в то время как Закон о банках - только реального ущерба. Для российского гражданского права традиционным является принцип полного возмещения убытков. Он содержится в п. 1 ст. 15 ГК РФ: "Лицо, право которого нарушено, может потребовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере". Пунктом 3 ст. 857 ГК РФ не ограничивается право клиента банка на полное возмещение убытков в случае неправомерного разглашения банковской тайны. В соответствии с п. 2 ст. 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Следовательно, в случае противоречия норм об ответственности за незаконное разглашение банковской тайны, предусмотренных в ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках, должны применяться положения ГК РФ. Поэтому, если иное не предусмотрено договором клиента с кредитной организацией <17>, клиент вправе потребовать от банка возмещения как расходов, которые он произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, так и неполученных доходов, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право на банковскую тайну не было нарушено.

<17> Необходимо отметить, что согласно п. 2 ст. 400 ГК РФ соглашение об ограничении размера ответственности должника (в нашем случае кредитной организации) по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, является ничтожным, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Что касается размера гражданско-правовой ответственности иных субъектов, перечисленных в ст. 26 Закона о банках, то в данном случае необходимо применять нормы уже рассмотренной выше гл. 59 ГК РФ, регулирующие обязательства вследствие причинения вреда. Так, согласно ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме. Иными словами, в данном случае будут подлежать возмещению как реальный ущерб, так и упущенная выгода владельца банковской тайны. Ограничение объема возмещения убытков может быть установлено только законом, в то время как обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда может быть установлена не только законом, но и договором (п. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Следует, однако, признать, что в настоящее время существует ряд объективных препятствий для реализации клиентом банка права на защиту соответствующих конфиденциальных сведений в случае их незаконного разглашения. Так, по мнению большинства авторов <18>, представляется чрезвычайно сложным доказать в судебном процессе наличие причинно-следственной связи между незаконным разглашением банковской тайны и возникшими у клиента убытками. Подтверждением данного тезиса является отсутствие в российской судебной практике соответствующих прецедентов <19>.

<18> См., например: Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание третье, переработанное и дополненное / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2000. С. 457.
<19> По ряду судебных дел, по которым банки признавались виновными в разглашении банковской тайны, суды обязывали ответчиков компенсировать клиентам моральный вред. См., например: решение Куйбышевского федерального суда Санкт-Петербурга от 24.06.2003 о признании виновным ОАО "Промышленно-строительный банк" в разглашении сведений, составляющих банковскую тайну клиента.

Кроме того, реального ущерба и (или) упущенной выгоды у клиента банка вследствие разглашения банковской тайны может и не быть. Следовательно, нарушение права на банковскую тайну, возможно, и не повлечет какой-либо меры ответственности кредитной организации перед своим клиентом.

Незаконно разглашая банковскую тайну, сотрудник банка может предполагать, что это не повлечет для кредитной организации невыгодные последствия, так как речь идет о вероятности, но не о неизбежности убытков.

В связи с этим представляется логичным установить на законодательном уровне для банков штрафную неустойку за незаконное разглашение сведений, составляющих банковскую тайну клиента (корреспондента). Законодательное закрепление данного вида ответственности кредитных организаций позволит:

Однако штрафная неустойка как дополнительная мера гражданско-правовой ответственности применима только к кредитным организациям, находящимся в договорных отношениях с клиентом, права которого нарушены. В отношении же иных субъектов гражданско-правовой ответственности автор считает возможным применять норму п. 1 ст. 1064 ГК РФ, предполагающую возможность выплаты потерпевшему компенсации сверх компенсации вреда. Напомним, что к иным субъектам мы относим государственные органы и коммерческие организации, перечисленные в ст. 26 Закона о банках, с которыми владелец банковской тайны (клиент кредитной организации) не состоит в договорных отношениях. Для того чтобы указанные субъекты были обязаны не только возместить вред, причиненный незаконным разглашением банковской тайны, но и выплатить клиенту банка компенсацию сверх возмещения вреда, данную обязанность следует прямо предусмотреть в законе.

Наконец, по мнению ряда авторов <20>, в случае незаконного разглашения банковской тайны клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от нарушителя компенсацию морального вреда в порядке, предусмотренном ст. 151 и ст. 152 ГК РФ. В данном случае необходимо согласиться с точкой зрения С.В. Сарбаша, который полагает, что говорить о компенсации морального вреда возможно лишь в тех случаях, когда владелец банковского счета является физическим лицом и разглашение банковской тайны повлекло за собой физические или нравственные страдания <21>.

<20> См., например: Лопатин В.Н. Правовая охрана и защита права на тайну // Юридический мир. 1999. N 7. С. 35.
<21> См.: Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. М.: Статут, 1999. С. 152.

Напомним, что в соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" <22> под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др. Приведенный перечень не является исчерпывающим и, как видно, по аналогии должен включать в себя раскрытие банковской тайны, хотя бы потому, что часть сведений, составляющих банковскую тайну, представляет собой персональные данные.

<22> РГ. 1995. 8 февраля.

При определении размера, подлежащего компенсации морального вреда, автор считает целесообразным использовать критерии, предложенные М.Н. Малеиной, такие, как: количество осведомленных и (или) ареал распространения сведений, составляющих банковскую тайну; состав осведомленных; объем и характер раскрытой информации; личность нарушителя (специальный субъект, узнавший тайну в связи с исполнением профессиональных обязанностей, или другой субъект) <23>.

<23> Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление и защита). Дис. ... д.ю.н. М., 1997. С. 266.

Рассмотрев основные элементы гражданско-правовой ответственности за незаконное разглашение банковской тайны, мы можем сделать вывод, что данный правовой институт в настоящее время является недостаточно эффективным. Представляется необходимым детальное определение на законодательном уровне субъектов и мер гражданско-правовой ответственности за незаконное разглашение банковской тайны для того, чтобы указанный институт мог позволить в достаточной мере гарантировать право клиента кредитной организации на банковскую тайну.