Мудрый Юрист

Развитие цензурного законодательства и его влияние на формирование авторского права в России

Пашин В.П., профессор, заведующий кафедрой истории государства и права Курского государственного технического университета, доктор исторических наук.

Отрохова Е.Ф., преподаватель Курского государственного технического университета, соискатель кафедры истории государства и права Курского государственного технического университета.

Содержательное наполнение цензуры как государственно-правового института формировалось в России на протяжении почти целого столетия, особое влияние она всегда оказывала на авторское право. Обзор развития отечественной печати и характер ее взаимоотношений с цензурой в различные периоды существования нашего государства позволяют определить, что у истоков цензуры стоит переход от книгописания к книгопечатанию. По свидетельству ряда исследователей, редактированию, корректуре и, возможно, цензуре подвергались рукописные тексты времен Ивана Грозного и даже более ранние работы, например "Повесть временных лет" <1>.

<1> См.: Тихомиров Л. Законы о печати. СПб.: Сенатская типография, 1909. С. 20; Канторович А.Я. Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения. Петроград, 1916. С. 45; Табашников И.Г. Литературная, музыкальная и художественная собственность... СПб., 1878. С. 314.

Точкой отсчета духовной цензуры принято считать Стоглавый собор 1551 г., принявший 100 глав (решений), составивших сборник "Стоглав". Это связано с тем, что именно в этом документе были впервые предложены решения целого ряда жизненно важных проблем, и в первую очередь связанных с реформой церковно-монастырского уклада <2>. По форме контроля и способу осуществления цензура подразделялась на предварительную и карательную. Такая классификация сохранялась вплоть до XX в.

<2> См.: Жирков Г.В. История цензуры в России XIX - XX вв. М.: Аспект Пресс, 2001. С. 36.

Анализ главы "О книжных писцах" позволяет нам сделать вывод о том, что впервые давалось право духовным властям конфисковывать неисправленные рукописи, вводилась предварительная цензура рукописных книг перед их продажей. Кроме того, Собор предложил духовной власти провести ревизию существующих книг и изъять из употребления неисправленные. Эту меру, думается, можно считать последующей (карательной) цензурой. Таким образом, Стоглав представляет собой первый цензурный документ на Руси.

Важной вехой на пути дальнейшего развития законодательства о печати и цензуре стал переход от духовной к светской цензуре. И конечно, это связано с просветительской деятельностью Петра I. Свидетельством этому является Духовный регламент от 21 января 1721 г. Проанализировав этот документ, можно отметить следующее: в нем устанавливалось, что богословские сочинения до печати должны быть представлены в коллегиум, который был обязан рассмотреть письмо, чтобы выяснить, "нет ли в... оном погрешения, учению православному противного" <3>.

<3> Шеймин П.Н. Полицейское право. Одесса, 1897. С. 382.

Дальнейшее развитие правоотношений в сфере печати и цензуры наиболее рельефно прослеживается в утвержденных Уставе о цезуре (9 июля 1804 г.), Уставе о духовной цензуре (22 апреля 1828 г.). Именно эти законодательные акты и повлияли на особенности формирования авторского права в России.

В первые годы XIX в. в условиях становления литературного процесса и журналистики назрела необходимость официальной организации цензурного аппарата. Первым цензурным уставом стал Устав 9 июля 1804 г., собственноручно утвержденный Александром I, который в годы своего правления провел определенные реформы, разработанные Негласным комитетом и М.М. Сперанским.

Важно заметить, что государственная власть в лице императора и его окружения не только представляла двигательную силу общества, но и была таковой на самом деле. Так, на поднесенном императору экземпляре первого российского устава о цезуре уже стояли подписи членов Неофициального (Негласного) комитета, непосредственно участвовавших в его подготовке, - М. Муравьева, графа Н. Новосильцева, графа П. Строганова, князя А. Чарторыжского и других.

Устав о цензуре 1804 г. предваряло принятие целого ряда указов. Указ 31 марта 1801 г. обеспечил поступательное развитие литературного и художественного творчества. Разрешался ввоз иностранных книг, журналов, а также их печатание внутри государства. По Указу 9 февраля 1802 г. "наука и художества" ставятся вне зависимости от полиции <4>. Деятельность цензоров была частично прекращена, предварительная цензура отменена. Правительственные, учебные, ученые и другие учреждения осуществляли цензуру продукции своих типографий самостоятельно. В каждом университете создавался цензурный комитет, состоявший из деканов. Обязанность цензоров выполняли профессора, адъюнкты и магистры. Совет университета выступал в качестве арбитра при цензурных конфликтах. Так о чем же свидетельствуют эти факты?

<4> См.: Исторические сведения о цензуре в России. СПб.: Сенатская типография, 1862. С. 14.

Немного поразмыслив, нетрудно догадаться, что все эти правовые акты просто-напросто подготовили питательную среду для создания документа, решающего проблемы с учетом интересов и общества, и правления.

Именно таким и стал Устав о цензуре 1804 г., который можно смело назвать одним из самых либеральных документов времени правления Александра I. Министр народного просвещения граф П.В. Заводонский в своем докладе Александру I отмечал: "Цензурный устав служит не для стеснения сочинителей и издателей книг, а для ограничения, напротив, произвола цензоров..." <5>.

<5> Якушкин В.Я. Из истории русской цензуры // Русская печать и цензура в прошлом и настоящем. М.: Издательство Ив. Блинова, 1905. С. 68.

Таким образом, Устав стал главным документом и практическим руководством не только для цензоров, но и для сочинителей, переводчиков, издателей книг и содержателей типографий, и в целом оказал существенное влияние на развитие авторских правоотношений. Документ состоял из трех отделений и содержал 47 статей.

В первых статьях Отделения I "О цензуре вообще" определялись обязанности и предмет цензуры: "...рассматривать всякого рода книги и сочинения, назначаемые к общественному употреблению. Главный предмет сего рассматривания есть доставить обществу книги и сочинения, способствующие к истинному просвещению ума и образованию нравов, и удалить книги и сочинения, противные сему намерению". Здесь же сказано об учреждении цензурных комитетов при университетах и осуществлении цензуры книг и сочинений, издаваемых другими заведениями - академиями, кадетскими корпусами, медицинской управой и т.д. Устанавливался порядок рассмотрения цензуры духовной (под ведением Святейшего Синода и епархиальных архиереев) и иностранной (особенно учрежденной при почтамтах), а также рассмотрение и позволение к напечатанию пьес (цензурными комитетами и директорами народных училищ), театральных афиш и объявлений (с разрешения гражданского начальства).

Отделение II определяло статус цензурных комитетов и обязанности цензоров. Цензурный комитет имел "в положенное время заседание", цензоры разделяли между собой книги и сочинения, по прочтении которых представляли письменные донесения, "за верность коих сами и ответствовали". Цензоры были уполномочены наблюдать, чтобы "ничего противного закону Божию, правлению, нравственности и личной чести гражданина в книгах и сочинениях не содержалось". Цензор, нарушивший данное предписание, как нарушитель закона подвергался ответственности "по мере важности вины". При обнаружении в рукописях мыслей и выражений, оскорбляющих личную честь гражданина, благопристойность и нравственность, цензурный комитет, отказав в напечатании такого сочинения, указывал мотивы решения и удерживал текст у себя. В случае поступления рукописи, "исполненной мыслей и выражений, явно отвергающих бытие Божие, направленных против веры и законов Отечества, оскорбляющих верховную власть или совершенно противную духу общественного устройства и тишины", комитет немедленно предпринимал меры для "отыскания сочинителя и поступления с ним по законам".

В ст. ст. 33 - 36 устанавливались координационные принципы деятельности, в частности, предписывающие обязательное уведомление других государственных учреждений о запрещенных сочинениях. Порядок отчетности цензурных комитетов выражался в предоставлении попечителям университетов ежемесячных выписок из журналов с последующим направлением их в главное правление училищ.

В Отделении III содержались положения для сочинителей, переводчиков, издателей книг с подробной инструкцией о порядке представления сочинений для цензуры и издания. Обязательным условием было напечатание имени содержателя типографии на заглавном листе сочинения. В ст. 40 определялся порядок обжалования в главное правление училищ в случае неодобрения или задержания сочинений, запрещения продажи напечатанных книг, а также других притеснений <6>.

<6> См.: Законы о печати. Собрание действующих законодательных постановлений о печати. СПб.: Сенатская типография, 1873. С. 17 - 18.

Устав также предусматривал ответственность содержателей типографий за нарушения цензурных правил, выражавшихся в напечатании неодобренных книг. За подобные отступления от правил предусматривалась конфискация тиража с взысканием затрат на издание.

Безусловно, первый цензурный устав получил позитивные отзывы современников. Однако некоторые историки <7> отмечали эфемерный характер целого ряда положений цензурного устава. Многие предписания Устава на практике обходились стороной, авторы при издании своих произведений так и смогли прочувствовать либерального характера этого законодательного акта <8>.

<7> См.: Латкин В.Н. Учебник истории русского права периода империи (XVIII и XIX ст.). 2-е изд. СПб., 1909. С. 37.
<8> См.: Розенберг В.А. Из истории печати. Организация общественного мнения в России и независимая беспартийная газета "Русские ведомости" (1863 - 1918) / Под общ. ред. Е.А. Ляцкого. Прага, 1924. С. 144.

На фоне сложной внешнеполитической обстановки (1805 - 1807 гг. - участие в военных действиях антифранцузской коалиции; 1806 - 1812 гг. - война с Турцией; 1808 - 1809 гг. - со Швецией; 1812 г. - Отечественная война) наблюдается усиление цензурного режима. Во второй половине царствования Александра I военная цензура получила расширительное толкование и взяла под опеку в первую очередь политическую и иностранную цензуру.

После восстания декабристов на Сенатской площади открывается новая страница истории цензурного законодательства России. В июне 1826 г. император Николай I утвердил новый крайне реакционный устав на сложившуюся ситуацию в стране.

У нового Цензурного устава было два творца-создателя: А.С. Шишков и князь П.А. Ширинский-Шихматов. Его разработка началась еще в 1815 г. Анализу был подвержен ранее действовавший документ. Так, Шишков утверждал, что главные пороки Цензурного устава 1804 г. - "недостаточность руководящих правил", "отсутствие у цензуры довольного доступа и голоса к защите или одобрению хорошей и к остановке или обличению худой книги" <9>.

<9> Жирков Г.В. История цензуры в России XIX - XX вв. М.: Аспект Пресс, 2001. С. 36.

Новый Цензурный устав был принят 10 июня 1826 г. и лег в основу осуществленной цензурной реформы. В отличие от Устава 1804 г. он был крайне обширен - состоял из 19 глав и 230 параграфов. Более половины глав Устава освещали концептуальные вопросы, организационные основы и структуру цензурного аппарата. Остальные главы были пронизаны стремлением раскрыть способы и методы цензуры разных типов произведений печати.

Но вот парадокс, уже 22 апреля 1828 г. император утверждает третий Цензурный устав, ознаменовавший собой, как показывает практика <10>, крутой поворот в развитии законодательства о печати и цензуре.

<10> См.: Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 908. Оп. 1. Д. 168. Л. 48 об., 49.

Новый документ являл собой как бы антипод Устава 1826 г. Проводя аналогию между двумя актами, выявляется их полная противоположность, а иногда и противоречивость. Устав о цензуре 1828 г. был более компактным: в нем было всего 117 параграфов, причем 40 из них - об иностранной цензуре, о чем вообще не было сказано в Уставе 1826 г.

По Уставу 1828 г. не допускалось произвольное толкование текста, в то время как Устав 1826 г. значительно расширял возможности цензоров, наделяя их правом видеть внутренний, имманентный смысл произведений. Цензоры по новому документу не могли выступать в качестве редакторов, "исправлять слог или заменять ошибки автора в литературном отношении" <11>.

<11> Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Т. VI. 1830. N 3718. С. 56.

Таким образом, целый ряд положений третьего Цензурного устава был направлен на ограничение пристрастности и коррупции в действиях цензора, введение цензуры в законные рамки.

По Уставу 1826 г. цензура вверялась Министерству народного просвещения, а руководило всею ее деятельностью Главное управление цензуры, также утверждался Верховный цензурный комитет, который осуществлял руководство разветвленной сетью местных цензурных комитетов. Право на цензуру закреплялось за духовным ведомством, академией и университетами.

По Цензурному уставу 1828 г. структура цензурных учреждений была подвергнута существенным изменениям. Высшим цензурным органом стало Главное управление цензуры при Министерстве народного просвещения. Было сокращено число местных цензурных комитетов. Основные функции духовной цензуры выполнял Святейший Синод.

Цензурный устав расширял перечень возможных нарушений и видов ответственности чиновников цензурных комитетов и ведомств. Устав допускал такой вид наказания, как отрешение цензора от должности и предание его суду. В последующем нормы об ответственности цензоров получили развитие в ряде поправок к Цензурному уставу, а также в новой редакции Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в 1866 г. <12>. Так, цензор мог быть подвергнут суровому наказанию, если он "с намерением пропустит к изданию в свет книгу, эстамп, рисунок, ноты со словами или же что-либо иное, или дозволит представить на сцене сочинения, по содержанию клонящиеся к нарушению постановлений, ограждающих святость веры или права верховной власти, или же ничто оскорбительное для лица государя императора или членов императорского дома". Тем не менее карательные меры в первую очередь были направлены на сочинителей, издателей и распространителей печатной литературы, что, в свою очередь, тормозило процесс развития авторского права.

<12> См.: Министерство внутренних дел России: 1802 - 2002. Исторический очерк: В 2 т. / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 2002. Т. 1. С. 40 - 42.

Таким образом, была открыта новая страница истории цензурного законодательства России.

Со временем были ниспровержены все либеральные установления Николая I. Перманентно росла тенденция увеличения числа ведомств, наделенных цензурными полномочиями.

Несмотря на половинчатый характер Устава, он являлся на протяжении более 40 лет практически единственным документом, регулирующим правоотношения в сфере печати и цензуры. Развитие журналистики и литературного дела вызвало к жизни необходимость принятия нового документа, отвечающего запросам времени. Таким документом стали Временные правила о цензуре и печати 1865 г.

Во многом переход старого законодательства был обусловлен карательной функцией цензуры. Вне всякого сомнения, новый закон был шагом вперед во взаимоотношениях власти и журналистики. Временные правила о цензуре и печати ознаменовали дальнейший путь развития более прогрессивному виду цензуры - последующей (карательной) с привлечением к ответственности за нарушение цензурных правил по суду.

Император Александр II ясно представлял себе всю значимость периодической литературы для полнокровного осуществления всех его либеральных преобразований. Именно поэтому всячески стимулировалось налаживание газетно-журнального производства. Почти полностью была снята цензура с периодических изданий. От предварительной цензуры освобождалось большинство газет и журналов страны.

Временные правила 6 апреля 1865 г. не касались духовной и иностранной цензуры, а также цензуры изобразительной продукции.

Вместе с тем создатели Временных правил специально ввели ряд хитроумных бюрократических формулировок, открывавших большой простор административному творчеству по наведению при необходимости порядка в журналистике и литературе. Например, при одновременном ослаблении цензурного гнета Временные правила предусматривали внесение денежного залога под возможные штрафы, что противоречило цивилистской природе вещного права, поскольку залог в гражданском праве предусматривался за имущество. Внесенный залог должен был служить напоминанием, что над содержателями типографий, сочинителями, издателями висит своего рода дамоклов меч, и опасение потерять заложенную сумму служило побуждением точно исполнять свои обязанности и не преступать предписаний закона.

В деятельности цензуры этого периода принято выделять три направления.

Во-первых, приспособление цензуры к судебной практике. Оно было сопряжено с возвратом к старым репрессивным мерам, подменой судебной практики административной.

Во-вторых, усложнение задач, стоящих перед цензурой, что связано с развитием периодики, введением карательной цензуры.

В-третьих, цензурное ведомство впервые стало применять экономические рычаги давления на журналистику.

В начале XX в. наблюдается невиданное ранее ослабление цензурного режима. Трагические события Русско-японской войны, Кровавое воскресенье 9 января 1905 г., события Первой русской революции - все это находило отклики в периодической литературе. Критика власти в печати коснулась даже императора. Цензурное ведомство было в панике, но руководящие структуры государства не могли найти устраивающего их решения.

Власть попыталась взять под контроль продолжавшийся процесс освобождения журналистики от цензуры. 17 октября 1905 г. был обнародован Высочайший манифест, по которому населению "даровались незыблемые свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний, союзов". Манифест послужил основой для выработки "Временных правил". Ситуация тем более вышла из-под контроля, о чем свидетельствует ряд исторических фактов.

Например, 19 октября 1905 г. собрание представителей печати и книгоиздательств решило выпускать газеты и журналы без цензуры. Новая политическая сила - Совет рабочих депутатов подошел к вопросу еще более радикально, заявив: только те газеты могут выходить в свет, редакторы которых игнорируют цензурный комитет.

С 19 октября по 24 ноября 1905 г., когда вышли Временные правила о периодических изданиях, господствовала бесцензурность, издания выходили без всяких разрешений.

Тем не менее власть попыталась шаг за шагом восстановить давший трещины механизм цезуры.

С 1 сентября 1906 г. создается Осведомительное бюро, действующее в угоду правительству, обслуживающее прессу "достоверными сведениями" о его действиях, важнейших событиях в государстве. Позднее в 1915 г. Осведомительное бюро было переименовано в Бюро печати.

Но все эти меры уже не могли остановить необратимый процесс освобождения авторского права от цензурного гнета.

Как видим, цензура в рассмотренный период с типично российскими традициями запретов и ограничений, носящих административно-бюрократический характер, явно тормозила процесс развития авторского права.