Мудрый Юрист

Правовое регулирование азартных игр в XIX веке в России

Азартные игры появились в России еще с древних времен. Так, на одной из миниатюр Кенигсбергской летописи 983 г. рассказывается, как князь Владимир мечет жребий с помощью игральных костей <1>. Многие ученые полагают, что игры были занесены к нам из скандинавских стран. В Древней Руси стеклянные шашки появляются тоже только в X в., причем не ранее второй его половины, т.е. одновременно с костяными шашками той же формы и в сопровождении большого количества других вещей скандинавского происхождения. О том, что игра в шашки была занесена к нам с севера, свидетельствует и топография находок на Руси. Они найдены либо на трассе великого водного пути "из варяг в греки", либо в некрополях при крупных городах, где сосредоточивались русские наемные княжеские дружины.

<1> Корзухина Г.Ф. Из истории игр на Руси // Советская археология. 1963. N 4. С. 101.

Азартные игры хорошо прижились на русской земле и стали быстро распространяться во все слои общества. Дальнейшее отношение к играм определялось отношением к ним первого государственного лица. В 1801 г. император Александр I своим указом запретил все карточные азартные игры. Некоторые положения указа были включены в Устав предупреждения к пресечению преступлений, изданный в 1842 г. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г. с дополнениями в 1857 г.) предусматривается ответственность за открытие игорных домов и за принятие участия в запрещенной игре. Николай I в 1832 г. также обращал внимание на необходимость бороться с "пагубной страстью к запрещенной игре" <2>, которая теперь была весьма распространена.

<2> Павлюкова Т. Бизнес-казино. Крупье. Ростов-на-Дону, 2000. С. 16.

В XIX в. в России увлечение картами разрасталось в невероятных масштабах, проникло во все слои общества. Мы находим отражение того времени в произведениях А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.М. Достоевского, многие творения даже целиком посвящены азартным играм. Особенных гражданско-правовых предписаний в отношении игр как таковых не было. Свод Законов гражданских (т. X, ч. I), который действовал вплоть до Октябрьской революции, не содержал специальных норм, регулирующих отношения, непосредственно возникающие из игр и пари. Упоминание об играх содержалось лишь в двух статьях Свода, которые непосредственно затрагивали отношения между одной из сторон такового договора и третьим лицом, возникавшие по поводу займа, предоставляемого последним в непосредственной связи с играми и пари. Одна из этих статей (ст. 2014) предусматривала признание судом ничтожным займа "по игре или для игры" при условии, что такой заем имел место с ведома заимодавца. Другая (ст. 2019), отправляясь от нормы, содержавшейся в ст. 2014, устанавливала: "Заем, учиненный хотя и для игры, но при отсутствии сведений об этом у займодавца, сохраняет полностью силу" <3>. Ю.В. Шилова считает, что "под "займом по игре" все русские цивилисты единодушно понимали не заем как таковой, а долг, произошедший от игры, ссылаясь при этом на ч. 1 ст. 2019 Свода законов Российской империи (т. Х)" <4>. Д.И. Мейер так определял данную ситуацию: "Заем по игре законодательство признает ничтожным. Под займом по игре разумеются два вида займа: 1) долг проигравшего выигравшему: тут, собственно, нет займа, а долговое обязательство; но так как заемное письмо составляет форму, удобную для каждого долгового обязательства, то в практике обязательство по игре встречается именно под формой заемного письма; 2) заем по игре - действительно заем, произведенный для того, чтобы употребить занятие денег на игру и заплатить долг по игре. В том и другом случаях заемное письмо считается безденежным, разве в последнем случае будет доказано, что заем произведен для игры без ведома о том займодавца" <5>.

<3> Брагинский М.И. Договоры об играх и пари: понятие, виды, правовое регулирование. М., 2004. С. 17.
<4> Шилова Ю.В. Правовое регулирование предпринимательской деятельности по организации игр и пари // Кодекс-инфо. 2003. N 7 - 8. С. 97.
<5> Мейер Д.И. Русское гражданское право. СПб., 1897. С. 487.

В решении N 368 Сената за 1879 г. уточнялось также, что "ничтожен лишь долг по игре; но деньги, выплаченные по игре, возвращению не подлежат" <6>. Гражданский кассационный департамент Правительствующего сената в решениях N 969 за 1869 г. и N 368 за 1879 г. было указано, что под термином "заем по игре" понимается случай, "когда обе стороны участвовали в игре, и одна из них требует с другой деньги в качестве проигрыша" <7>. Правовой режим пари был аналогичен правовому режиму игры. Сенат полагал, что "признание долга из пари долгом по игре не противоречит закону" (решение N 414 от 1868 г.) <8>. "Пари как игра, основанная для лиц, в игре не участвующих, исключительно на случае, не может создать права, пользующегося защитою законов" (решение N 110 от 1881 г.) <9>. Статья 1401 Свода законов предусмотрела запрет продажи всякого рода частных промессов на какие-либо лотереи, а также промессов на билеты займов с выигрышами <10>.

<6> Тютрюмов И.М. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. 2-е изд. СПб., 1908. С. 472.
<7> Исаченко В.Л. Свод кассационных положений по вопросам русского гражданского материального права за 1866 - 1905 годы. СПб., 1906. С. 359 - 360.
<8> Тютрюмов И.М. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. 2-е изд. СПб., 1908. С. 1081.
<9> Исаченко В.Л. Свод кассационных положений по вопросам русского гражданского материального права за 1866 - 1905 годы. СПб., 1906. С. 585 - 586.
<10> Брагинский М.И. Договоры об играх и пари: понятие, виды, правовое регулирование. М., 2004. С. 19.

28 июня 1902 г. было утверждено Постановление Комитета Министров "О предоставлении генерал-губернаторам и губернаторам права разрешения лотереи" <11>. 28 марта 1907 г. градоначальником Санкт-Петербурга издан Приказ "О прекращении азарта в клубах". Градоначальник генерал-майор Д.В. Драчевский вновь подтверждает приставам иметь самое тщательное наблюдение за производящимися в клубах играми в карты и другими <12>. Власти начали принимать решения о закрытии того или иного игорного клуба.

<11> Собрание узаконений. СПб., 1902. Ст. 1006.
<12> Азарт. 1907. N 2. С. 24.

Проект Гражданского уложения исключал судебную защиту требований, вытекающих из игр и пари. В главе "Игра и пари" проекта предусматривалось, что обязательств, пользующихся судебной защитой, из игры и пари не возникает. Одновременно было особо предусмотрено, что долг, который произошел по игре и пари, даже облекаемый в форму долгового акта, не подлежит ни взысканию, ни зачету. При этом специально оговаривалось, что те же правила в полном объеме распространяются на сделки на разницу. Имелись в виду срочные сделки, предметом которых являлись товары или процентные либо иные ценные бумаги, если по намерению обеих сторон сделка совершается не с целью действительной покупки или продажи указанных предметов, а лишь для получения или уплаты разницы между условленной и рыночной или биржевой ценами, существующей к сроку исполнения сделки. К такого рода срочным сделкам должны были приравниваться сделки, при заключении которых лишь одна из сторон имела намерение требовать не действительного исполнения сделки, а лишь расчета за разницу в ценах (если только о таком ее намерении было известно или должно было быть известно другой стороне). Проект Гражданского уложения исходил из невозможности принудить должника к исполнению обязательства (погашению долга) через суд. При этом не признавал добровольно выплаченный выигрыш неосновательным обогащением. В этой связи проектом было предусмотрено, что сторона могла требовать обратно добровольно выплаченный ею проигрыш только тогда, когда другая сторона действовала недобросовестно.

Одной из особенностей проекта должна была стать выделенная в нем в качестве отдельной наряду с главой "Игра и пари" глава "Лотерея". Для лотереи устанавливался специальный правовой режим. Так, в отличие от игр и пари одной из сторон в договоре лотереи должен был выступать наряду с участниками и предприниматель с тем, что между предпринимателем и участниками возникали обычные обязательственные отношения, т.е. такие, которые подлежали судебной защите. Однако непременным условием для этого должна была служить выдача предпринимателю надлежащею правительственной властью разрешения на проведение лотереи. В виде исключения в случае, если розыгрыш по какой-либо причине не состоялся, участник мог потребовать уплаченные им деньги обратно, независимо от того, производилась лотерея по разрешению Правительствующего сената или нет. Обязанность предпринимателя, организовавшего лотерею, составляло проведение в назначенное время розыгрыша с немедленной выплатой выигрыша. Особо оговаривалось то обстоятельство, что указанное обязательство возникало независимо от того, были ли разобраны все выпущенные лотерейные билеты или нет <13>.

<13> Брагинский М.И. Договоры об играх и пари: понятие, виды, правовое регулирование. М., 2004. С. 21 - 23.

После революции 1917 г. азартные игры практически исчезли из общественной жизни. Возможно, это объясняет, почему так мало материалов, касающихся истории и правового положения игр в этот период. Авторы обычно указывают на искоренение, запрет игр или же упоминают только "Спортлото". Несмотря на то что игры и лотереи в послереволюционный период были не так обширно представлены, как до революции, но они были, так же как и правовые отношения, складывающиеся в игровой сфере. Этот период важен для нас прежде всего тем, что те отношения, которые возникли и сложились в тот период, заложили основу игровых отношений в настоящее время.