Мудрый Юрист

Криминологическая и структурно-функциональная характеристика деятельности "смотрящих" в иу - сизо

Кутякин С.А., доцент кафедры административного и финансового права юридического факультета Академии ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент.

Характеризуя современное состояние деятельности "воров" <1> в уголовно-исполнительной системе России, следует отметить не только все возрастающую их активность, но и стремление к созданию в местах лишения свободы организованных структур неформальной власти. В первую очередь сюда следует отнести созданный и управляемый "ворами" институт "смотрящих" <2>.

<1> Здесь и дальше под "ворами" понимаются лидеры преступного мира, именуемые отдельными авторами как "воры в законе".
<2> "Смотрящий" - (жарг.) осужденный или заключенный под стражу, который от имени и по поручению "воров" осуществляет неформальное руководство тюремным сообществом в местах лишения свободы.

По своему социальному статусу в преступной среде кандидат на должность "смотрящего" в исправительном учреждении обычно относится к высшим слоям криминальной иерархии. В уголовном мире эта категория осужденных именуется "бродяги", "босота", "путевые парни", "братва", "арестанты", "пацаны". Возраст кандидата должен быть, как правило, не менее 25 лет. Обязательным требованием к кандидатуре "смотрящего" за зоной является наличие у него тюремного опыта. В основном эти лица судимы за кражи, разбойные нападения, преступления против личности. То есть статья Уголовного кодекса, по которой отбывает наказание потенциальный "смотрящий", должна быть уважаемой в преступном мире. По крайней мере, она не должна являться препятствием к занятию им высокого положения в криминальной среде. Как правило, "смотрящий" за зоной обязан иметь не порочащее его социальное и криминальное прошлое. Служба в армии, участие в общественных организациях, работа в государственных структурах, ведение на воле законопослушного образа жизни являются серьезным препятствием к "назначению" его на эту "должность". Более того, ведение на свободе "босяцкого" (т.е. преступного) образа жизни рассматривается в криминальной среде как одно из необходимых качеств кандидатуры "смотрящего" за зоной. Биография кандидата должна быть "прозрачной" и незапятнанной фактами, вызывающими сомнение в его преступном авторитете. Как правило, его хорошо знают "по прошлой жизни" <3> как порядочного, строго придерживающегося "воровских" понятий и преступных традиций арестанта. Этот человек пользуется заслуженным уважением среди всех лиц, содержащихся в исправительном учреждении. Он умеет вести себя как в обществе осужденных, так и в общении с представителями администрации. Его поведение всегда построено таким образом, чтобы исключить всякую возможность ущемления чувства его собственного достоинства, принижения его авторитета перед другими людьми. Испугаться, потерять свое лицо, уступить обидчику - нет ничего страшнее для этой категории осужденных. Впрочем, и вне мест лишения свободы "воры" и преступные авторитеты стараются не допустить случаев, способных стать причиной понижения их статуса в криминальной иерархии. За это они будут бороться всеми силами, используя любые средства.

<3> "По прошлой жизни" (жарг.) - т.е. по жизни на свободе, в СИЗО, других исправительных учреждениях.

Потеря статуса в криминальной среде, особенно среди содержащихся в местах лишения свободы осужденных, неизбежно влечет за собой потерю всех привилегий, связанных с этим статусом. В свою очередь, понижение неформального статуса очень сильно ухудшает жизненный уровень осужденного и без того в нелегких условиях выживания в исправительном учреждении. Поэтому одним из отличительных качеств лидера является умение обходить острые углы и сглаживать конфликты как среди осужденных, так и в отношениях с администрацией исправительного учреждения. Особое значение придается способностям будущего "смотрящего" за зоной грамотно, аргументировано и логично отстаивать свою точку зрения перед оппонентами. Ценится также умение находить компромиссные, взаимоприемлемые и взаимовыгодные варианты разрешения различных конфликтных ситуаций, в том числе и с участием представителей администрации. Причем конфликтные ситуации "разруливаются" <4> "смотрящим" за зоной исключительно на основе норм неформального права, именуемых "понятия" <5>. Особенно сложно этого достичь, когда "понятия", по которым живет большинство осужденных, вступают в противоречие с нормами позитивного права или с требованиями администрации исправительного учреждения. В этих случаях "смотрящему" за зоной важно уметь путем переговоров минимализировать последствия таких конфликтов и обеспечить сохранность имеющихся у осужденных различных неформальных привилегий и послаблений режима отбывания наказания. Ведь чем больше привилегий и послаблений режима в исправительном учреждении, тем меньше карательного воздействия на осужденных со стороны администрации учреждения. Жизнь в таком учреждении становится для осужденных более комфортной как с физиологической, так и с психологической точки зрения. Умение "смотрящего" добиться ослабления карательного воздействия закона на осужденных неизбежно приводит к росту его авторитета в преступной среде. Кандидат на должность "смотрящего" за зоной должен иметь способности решать задачи и этого уровня.

<4> "Разрулить" (жарг.) - уладить конфликт, найти взаимоприемлемое, компромиссное решение возникшей проблемы.
<5> "Понятия" (жарг.) - принципы и нормы неформального права, действующие в преступной среде.

Небезынтересен тот факт, что, попав в так называемую красную зону, "воры" и иные авторитеты зачастую не хотят в нее "подниматься" <6>. Как правило, они требуют от администрации их отправки в другую колонию. Объясняется это тем, что в "красных зонах" администрация не желает "делиться" властью с неформальными структурами самоуправления осужденных. "Воры" и авторитеты осознают, что, "поднявшись" в "красную зону", они обязаны "сломать" <7> ее и добиться утверждения в ней неформальной власти криминальной оппозиции параллельной власти администрации. Однако в случае фиаско "воры" рискуют своим авторитетом. За свою неспособность установить в зоне власть криминальной оппозиции "вор" отвечает перед сходкой и даже может быть исключен из "воровского" сообщества. В "красной зоне" жизнь "по понятиям" практически невозможна. Единственной территорией, где действуют неформальные законы, являются ШИЗО и ПКТ. Там и предпочитают содержаться наиболее активные представители криминальной оппозиции, не желая выполнять унизительные для них требования: ходить строем; питаться за общим столом; носить единую форму одежды; осуществлять уборку территории и т.п. Для сохранения собственного авторитета "ворам" и "смотрящим" иногда выгоднее "закрыться" <8> в ШИЗО, нежели уравняться в своем поведении и образе жизни с другими, более низкими категориями осужденных. Таким образом, даже вынужденный "подняться" в "красную зону" авторитет практически сразу вольно или невольно оказывается в условиях изоляции, что позволяет ему сохранить свою честь и достоинство перед окружающими. Здесь он всеми правдами и неправдами начинает добиваться своей отправки в другое учреждение. Следует сказать о том, что в данном случае интересы администрации и авторитета по его этапированию из зоны, как правило, совпадают. Администрация не хочет, чтобы "вор" "мутил в зоне воду" и устанавливал криминальные порядки. "Вор" же не желает рисковать своим статусом и осложнять себе жизнь "бесславным" прозябанием в условиях ШИЗО и ПКТ. Обычно во избежание волнений и беспорядков его этапируют из такой колонии в другое исправительное учреждение. Несмотря на это, способность к самопожертвованию ради общего блага обязательно должна присутствовать у кандидата на должность "смотрящего" за зоной.

<6> "Подняться в зону" (жарг.) - фактически согласиться отбывать наказание в конкретном исправительном учреждении.
<7> "Сломать зону" (жарг.) - утвердить в ИУ, СИЗО неформальную власть криминальной оппозиции и добиться превалирования "понятий" над формальными нормами позитивного права.
<8> "Закрыться в ШИЗО" (жарг.) - прием, применяемый осужденными в целях собственной изоляции в ШИЗО, ПКТ от других осужденных, содержащихся в исправительном учреждении. Заключается в умышленном, грубом и демонстративном нарушении режима отбывания наказания, совершаемом на виду у администрации учреждения. Мотивы такой самоизоляции могут быть различными: бегство от расправы со стороны других осужденных; нежелание отбывать наказание в данном учреждении и т.п.

Следует сказать, что обязанности "смотрящего" за зоной может выполнять "вор" или "положенец" <9>, находящийся в данный момент в исправительном учреждении. Такое право ему дает высокое статусное положение в криминальной иерархии. Однако его деятельность в этом качестве принципиально не отличается от деятельности обычного, рядового "смотрящего" за зоной. Все различия между ними сводятся лишь к разнице в их преступных "званиях".

<9> "Положенец" (жарг.) - кандидат на должность вора; лицо, оставленное вором вместо себя для исполнения обязанностей по управлению криминальным сообществом на воле и в местах лишения свободы.

"Смотрящие" за зоной (тюрьмой, следственным изолятором) несут ответственность перед "ворами", утвердившими их на эту должность, за положение дел в учреждении в целом. Необходимо сказать о том, что кандидатура "смотрящего" за зоной должна устраивать руководство учреждения и, как правило, согласовывается с ним в негласном порядке. Делается это путем проведения приватных переговоров между представителями криминальной оппозиции и высшими чинами администрации, отвечающими за безопасность и оперативно-розыскную деятельность. Это подтверждается и результатами проведенных нами исследований. Подавляющее большинство (82%) опрошенных сотрудников ФСИН ответили, что кандидатура "смотрящего" за зоной согласовывается с заместителем начальника учреждения по безопасности и оперативной работе. Вопрос этот достаточно деликатный, а потому сам факт проведения переговоров и их содержание ни той ни другой стороной, как правило, не афишируются. Администрация исправительного учреждения предпочитает видеть на должности "смотрящего" за зоной лояльного, умного и склонного к компромиссам человека. Зачастую оперативными подразделениями учреждений предпринимаются попытки установить с ним отношения конфиденциального характера. Как правило, от "смотрящего" за зоной требуют гарантий недопущения в зоне преступлений, грубых нарушений режима отбывания наказания, выполнения производственных планов, соблюдения порядка в жилых секциях, в местах общего пользования, недопущения притеснений со стороны "блатных" осужденных, гласно сотрудничающих с администрацией и выполняющих низовые административно-хозяйственные должности (нарядчик, бригадир, дневальный и т.п.). В свою очередь, "смотрящий" получает возможность относительно свободно управлять тюремной общиной, и администрация ему в этом не препятствует. Однако следует помнить о том, что такое "взаимовыгодное" сотрудничество таит в себе немало опасностей для администрации исправительного учреждения. Необходимо учитывать тот факт, что суть политики "блатных" по отношению к "ментам" <10> по их "понятиям" сводится к одному - "мента" можно купить или обмануть. "Воевать" же с "ментами" контрпродуктивно. От этого страдает все тюремное сообщество, включая и его правящую верхушку. Поэтому "воры" и преступные авторитеты, находясь в состоянии непрерывной идеологической войны с администрацией, стараются не доводить эту войну до открытых столкновений. Тем не менее лояльная политика "смотрящего" за зоной по отношению к администрации исправительного учреждения действует лишь до тех пор, пока это выгодно криминальной оппозиции.

<10> "Мент" (жарг.) - сотрудник милиции, представитель администрации исправительного учреждения, следственного изолятора.

Криминальная оппозиция под руководством "воров" и иных преступных авторитетов использует структуру тюремной общины как саморегулирующейся социальной системы. Она пронизывает ее сверху донизу, проникает во все ее элементы и "перенастраивает" систему в соответствии с собственными целями и задачами. Идеологически криминальная оппозиция находится в состоянии антагонизма не только с администрацией мест лишения свободы, но и с государством в целом. Существует определенный антагонизм между криминальной оппозицией и обществом. В значительной степени это обусловлено тем, что общество, используя властно-силовой ресурс государства, исторгло из своей среды преступников, объявив их персоной non grata, нежелательными элементами существующей социальной системы. В ответ на это преступники создали свою социальную систему криминального характера, находящуюся в оппозиции к отвергнувшему их обществу. Этой социальной системе присущи иная культура, язык, образ и стиль жизни, манеры поведения, иные представления о должном и допустимом, иные системы запретов и табу, механизмы социального контроля. Сконцентрировав в местах лишения свободы изгнанных из своей среды людей, общество породило "антиобщество", именуемое нами как криминальная оппозиция.

Говоря о структуре криминальной оппозиции, мы можем представить себе ее в виде некой общей универсальной схемы, присущей практически всем исправительным учреждениям, независимо от их вида, которые относятся к так называемым черным зонам.

Как уже говорилось ранее, главенствующее положение в этой структуре занимает "вор", "положенец" или "смотрящий" за зоной. Несмотря на их относительно разный криминальный статус, выполняя обязанности "смотрящего" за зоной, эти лица обладают равнозначными правами и обязанностями, обусловленными прежде всего своей должностью. В свою очередь, "смотрящий" за зоной назначает "смотрящих" нижестоящего уровня. Нижестоящие "смотрящие" курируют определенные объекты внутри учреждения: производственную зону, отряды, ШИЗО и ПКТ, локально-профилактические участки, пищеблок, комнату свиданий и передач, банно-прачечный комплекс, медицинскую часть, церковь, если она имеется. Также "смотрящий" за зоной назначает "смотрящих", отвечающих за определенные направления нелегальной коммерческой деятельности криминального сообщества внутри исправительного учреждения. К ним в первую очередь относится "смотрящий" за "общаком". Далее по криминальной иерархии следуют "смотрящий" за игрой и "смотрящий" за "барыжничеством" <11> в исправительном учреждении. В некоторых случаях, в зависимости от специфики учреждения и нахождения в нем особых объектов, в структуру криминальной оппозиции могут быть включены "смотрящие" за этими объектами. Например, "смотрящий" за локальным участком для содержания осужденных-инвалидов, "смотрящий" за цехом по производству мебели, "смотрящий" за авторемонтными мастерскими и т.п.

<11> "Барыжничество" (жарг.) - скупка краденного, занятие бизнесом, организация нелегальной торговли, в том числе и в исправительных учреждениях.

Похожая схема организационно-структурного построения криминальной оппозиции действует в следственных изоляторах и тюрьмах. Причем специфика этих учреждений отражается и на структуре их неформального управленческого аппарата.

"Смотрящий" за СИЗО или тюрьмой назначает "смотрящих" за корпусными отделениями и "смотрящего" за "общаком". В свою очередь, "смотрящие" за корпусными отделениями назначают "смотрящих" за камерами. В отличие от тюрем и других исправительных учреждений специфика СИЗО обусловливает содержание в них весьма разнообразного сообщества людей. Заключенные под стражу различаются по половому, возрастному, уголовно-правовому, криминологическому и целому ряду других признаков как формального, так и неформального характера. "Воры" обращают пристальное внимание на эти учреждения, так как там содержатся будущие "кадры" криминальной оппозиции - впервые арестованные и осужденные преступники. Образно говоря, СИЗО являются огромными "форсунками", впрыскивающими в уголовно-исполнительную систему России "человеческое топливо", необходимое для формирования и успешного функционирования криминальной оппозиции в исправительных учреждениях. От того, насколько это "топливо" окажется качественным и заранее подготовленным, зависит эффективность деятельности криминальных структур власти.

На "смотрящих" в СИЗО возлагается ответственность за привитие заключенными "правильных" <12> взглядов и поступков в тюремной среде, обучение их арестантской этике, морали и нравственности. Однако не все камеры СИЗО являются "общаковыми" <13>. Существуют камеры, которые считаются "красными" или "обиженками" в силу специфики содержащегося в них контингента. Содержащиеся в "красных камерах" лица, заключенные под стражу и осужденные, формально выключены из системы криминальной оппозиции. Камеры, где содержатся "обиженные", хотя и не являются "общаковыми", тем не менее имеют своего "смотрящего", который подчиняется "смотрящему" за корпусом или за СИЗО в целом.

<12> "Правильные взгляды" (жарг.) - мировоззрение, основанное на понятиях.
<13> "Общаковые камеры" (жарг.) - камеры, в которых заключенные придерживаются понятий и поддерживают криминальную оппозицию.
                  ------------------------------------¬
---------------+ "Смотрящий" за зоной ¦
¦ -------------+(также эту должность может занимать+-----¬
¦ ¦ ¦ "вор" или "положенец") назначает +--¬ ¦
¦ ¦ -----------+ "смотрящих" нижестоящего уровня +--+--+-------¬
¦ ¦ ¦ LT-T--T----------T----T--T-T--------- ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ / ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦--+---------------+--+-+-----¬ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦¦ "Смотрящий" за общаком ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦¦(подчиняется непосредственно¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦¦ "смотрящему" за зоной) ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦L-T---------------T--T-T------ ¦ ¦ ¦
¦/ ¦ / ¦ ¦ ¦ / ¦ ¦ / ¦
---+---+-----¬ ------+--+--¬ -----------+----+¬ ---------+----¬ ¦
¦ "Смотрящий"¦ ¦"Смотрящий"¦ ¦ "Смотрящий" за ¦ ¦ "Смотрящий" ¦ ¦
¦за промзоной¦ ¦ за игрой ¦ ¦"барыжничеством"¦ ¦за пищеблоком¦ ¦
L--T---T------ L-----T--T--- L----------T----T- L--------T----- ¦
¦ / ¦ / / ¦ / ¦
---+---------¬ ------+------¬ -------------+-------¬ ------------¬¦
¦"Смотрящий" ¦ ¦ "Смотрящий"¦ ¦ "Смотрящий" за ¦ ¦"Смотрящие"++-¬
¦ за комнатой¦ ¦за ШИЗО, ПКТ¦ ¦ банно-прачечным ¦ ¦за отрядами++-+-¬
¦ свиданий и ¦ L-----T------- ¦ комплексом ¦ LT-T-T-T-T-T-¦ ¦ ¦
¦ передач ¦ / ¦ (по своему ¦ / ¦/ ¦/ ¦ ¦/ ¦
L--T---------- ---------------¬ ¦ неформальному ¦ --¬¦--¬¦--¬¦ ¦--¬¦
/ ¦ "Смотрящий" ¦ ¦ статусу относится к¦ L--¦L--¦L--¦ ¦L--¦
-------------¬ ¦ за локальным ¦ ¦ категории "козлов")¦ / / / ¦ /
¦ "Смотрящий"¦ ¦ участком для ¦ L------------T-------- --¬ --¬ --¬¦ --¬
¦ за церковью¦ ¦ содержания ¦ / L-- L-- L--¦ L--
L------------- ¦ ВИЧ- ¦ ---------------¬ /
¦инфицированных¦ ¦"Смотрящий" за¦ ---------------¬
¦ или туб. ¦ ¦ карантином ¦ ¦"Смотрящий" за¦
¦ больных ¦ L--------------- ¦ мед. частью ¦
¦ осужденных ¦ L---------------
L---------------

В каждой "общаковой камере" назначается "смотрящий", ответственный за положение дел в камере. На него возлагается обязанность вести пропаганду криминального образа жизни в СИЗО, давать наставления по дальнейшему поведению сокамерников в исправительном учреждении. По большей части эта работа проводится среди молодежи и "первоходочников". "Общаковые камеры" подразделяются по выполняемым функциям: одни обязаны "греть" <14> больничные камеры; другие "греют" карцеры; третьи обеспечивают деньгами, одеждой, продуктами питания, табачными изделиями и другими необходимыми вещами "путевых арестантов", этапируемых в "крытую" <15> и другие исправительные учреждения, находящиеся за пределами региона. Особое внимание, в плане материального обеспечения, уделяется авторитетам и лицам, направляемым в лесные исправительные учреждения.

<14> "Греть" (жарг.) - оказывать материальную помощь.
<15> "Крытая", "крытка" (жарг.) - тюремный режим, тюрьма как вид исправительного учреждения.

В камерах СИЗО начинается и процесс стратификации осужденных, выясняется, "кто есть кто". Отсюда уходят на этап уже с определившимся "статусом", который имеет, как правило, пожизненное значение для осужденного. Примечателен тот факт, что в камерах, где лица, заключенные под стражу, содержатся более длительный период, их самоорганизация принимает ярко выраженные структурированные формы, с четким распределением прав и обязанностей, возникновением в арестантской среде "начальников" и "подчиненных". К таким камерам относятся в первую очередь камеры для лиц, в отношении которых ведется следствие и судебное разбирательство. В камерах, где находятся осужденные, ждущие отправки на этап, и в карантинных камерах, где содержатся вновь прибывшие новички, самоорганизация выражена слабо. Это обусловлено небольшими сроками содержания лиц в этих камерах. Вот, что пишет по этому поводу очевидец: "В карантинной камере, поскольку сами заключенные не особенно стремятся к поддержанию порядка, администрация пыталась назначить дежурных. В общем, это происходило не без успеха, потому что уборка была весьма примитивной, с помощью веника, без всякого мытья. А вот в камере, где сидят подследственные, уже после карантина, самоорганизация заключенных происходит гораздо лучше. То есть вырабатывается пирамида взаимоотношений: кто-то находится наверху этой пирамиды, кто-то в середине, кто-то внизу. И поэтому рамки самостоятельности там уже гораздо в большей степени сужены. Кто-то диктует, посвящает новичков, идет распределение мест, дележ посылок и прочее..." <16>. Основанный на "понятиях" неписаный "арестантский кодекс чести" повседневно и ежечасно довлеет над заключенными, регламентирует их внутреннюю жизнь, межличностные отношения. За всем этим обязан постоянно наблюдать "вор" или "смотрящий".

<16> См.: Уголовная Россия. Тюрьмы и лагеря. Серия сборников документов и материалов с социологическим комментарием. Выпуск первый. Тюремный мир глазами политзаключенных. М.: Общественный центр "Содействие", 1993. С. 131.

В обязанности "смотрящего" за СИЗО также входит организация связи с женскими камерами и камерами, в которых содержатся несовершеннолетние. Он ответственен за оказание находящимся там лицам материальной помощи, моральной поддержки. Путем межкамерной переписки, перекрикивания, личных встреч во время судебно-следственных действий он и другие представители криминальной оппозиции дают наставления и обучают несовершеннолетних "законам и правилам", по которым живет криминальная тюремная община.

Криминальная оппозиция и администрация мест лишения свободы осуществляют свою деятельность в рамках единого социального феномена, каковым является тюрьма в общем понимании этого слова. В связи с этим законы диалектики обусловливают единство и борьбу противоположностей указанных субъектов, существующих в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Каждая из этих управленческих структур хочет власти и порядка, но уже по своим правилам, которые продиктованы с одной стороны, законом, а с другой стороны, "понятиями". Поэтому нередки случаи, когда "смотрящие" за зоной используют свои властные полномочия для поддержания дисциплины среди основной массы осужденных. Зачастую с их стороны принимаются решительные меры к тем лицам, которые ведут себя грубо по отношению к администрации. Тем не менее следует сказать, что подобная практика поддержания порядка "смотрящими" за зоной при всей ее внешней привлекательности является одной из разновидностей их борьбы за фактическую власть в учреждении.

          ------------------------------¬
¦"Смотрящий" за СИЗО (тюрьмой)¦
L-T------------T-------------T-
¦ ¦ ¦
/ / /
---------------¬ --------------¬ ---------------¬
¦"Смотрящий" за¦ ¦ "Смотрящий" ¦ ¦"Смотрящий" за¦
¦ корпусом N 1 ¦ ¦ за "общаком"¦ ¦ корпусом N 2 ¦
L----T----T---T- L-------------- L----T----T----+
/ ¦ ¦ / ¦ ¦
--------+---+-¬ --------+----+¬
¦ -----/---+-+¬ ¦ -----/----++¬
¦ ¦ -------/--+¬ ¦ ¦ --------/-+¬
L-+ ¦"Смотрящий"¦ L-+ ¦"Смотрящий"¦
L-+ за камерой¦ L-+ за камерой¦
L------------ L------------

Известны случаи, когда администрация исправительного учреждения делегировала функцию обеспечения режима отбывания наказания преступным авторитетам. Обычно это влекло за собой ослабление власти администрации, что, в свою очередь, приводило к ее неспособности управлять осужденными. Последствиями такого "самоуправления" были массовые беспорядки, групповые неповиновения, побеги.

Между лидерами криминальной оппозиции отдельных учреждений и лидерами криминальной оппозиции, находящимися на воле, существует постоянная связь. Этим достигается информационное обеспечение управленческой функции лидеров, а также информационное обеспечение устойчивой деятельности криминальной оппозиции в целом. При всем многообразии передаваемой и получаемой информации суть ее сводиться к одному - обеспечение безопасности, эффективного функционирования и дальнейшего развития криминальной оппозиции как управленческой структуры.

Таким образом, вышеизложенное позволяет нам сделать вывод о том, что в местах лишения свободы России существует возглавляемая "ворами" неформальная структура управления сообществом осужденных. В силу того что эта структура носит криминальный характер и составляет реальную конкуренцию власти администрации, ее можно охарактеризовать как криминальную оппозицию. Криминальная оппозиция располагает не только административным, но и регулярно пополняемым финансовым ресурсом ("общаком"). Указанная структура обладает всеми признаками преступной организации и имеет одной из своих целей оказание противодействия уголовно-исполнительному процессу в местах лишения свободы Российской Федерации.