Мудрый Юрист

Информация как нематериальное благо

Ситдикова Л.Б., профессор кафедры гражданского права и процесса Академии труда и социальных отношений г. Москвы, кандидат юридических наук.

Процесс становления и развития научных понятий, познания свойств и отношений реальности в философском анализе предстает в форме всеобщих характеристик познавательного процесса. Познавательный процесс здесь рассматривается как выражение закономерных форм деятельности в связи с потребностями изучения природы материальных систем. Эти потребности реализуются в конечном счете в создании новых и изменении содержания уже существующих понятийных средств. Основным понятием настоящего исследования, безусловно, является понятие "информация", которая находится в гражданском обороте и по поводу которой возникают общественные отношения, подлежащие правовому регулированию.

Ряд ученых допускают возможность признания документированной информации в качестве объекта вещных прав <1>, другие считают, что информация - объект только исключительных прав <2>. В связи с этим представляет интерес вывод, сделанный Л.В. Санниковой: "...результатом информационных услуг является предоставление определенного рода информации, которая может либо передаваться устно, либо фиксироваться на материальных носителях (бумажных или электронных). Неразрывная связь информации с ее материальным носителем не дает оснований для вывода о том, что результат такого рода информационных услуг носит овеществленный характер" <3>.

<1> Бачило И.Л. О праве собственности на информационные ресурсы // Информационные ресурсы России. 1997. N 4. С. 23; Белевская Ю.А. Указ. соч. С. 34; Копылов В.А. Информационное право: Учебник. М., 2005. С. 168 и др.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.А. Северина "Правовое регулирование информационных отношений" включена в информационный банк согласно публикации - "Юрист", 2001, N 7.

<2> Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 224 - 237; Дозорцев В.А., Волчинская Е. Невеселый юбилей // Дело и право. 1996. N 32. С. 29; Северин В.А. Правовое регулирование информационных отношений // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 2000. N 5. С. 23; Щербак Н.В. Информация как объект гражданско-правового регулирования // Законодательство. 2004. N 7. С. 82 и др.
<3> Санникова Л.В. Обязательства об оказании услуг в Российском гражданском праве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2007. С. 31.

Реализация данного подхода к понятию "информация" свидетельствует о том, что в науке гражданского права существует еще одна точка зрения, в соответствии с которой информация не является ни вещью, ни результатом интеллектуальной деятельности, что позволяет говорить о ней как о самостоятельном явлении.

На самостоятельный характер информации указывает С.И. Семилетов: "...информация - феномен, который отличается от имущества, вещи по своей физической сути" <4>. О.А. Городов, анализируя объекты информационных правоотношений, приходит к выводу: "...под объектами информационных правоотношений мы понимаем блага, существующие в формах информации... при этом информация является благом особого рода, а документированная информация - благами материальными" <5>. Аналогичным образом характеризует информацию и В.А. Северин, считая, что информация является идеальным компонентом бытия, т.е. нематериальным благом. В связи с этим указанный автор приходит к выводу, что "информация в гражданско-правовом смысле характеризуется нематериальным характером, для включения ее в торговый оборот требует объективизации, т.е. закрепления на материальном носителе, имеет количественную определенность и возможность многократного использования" <6>.

<4> Семилетов С.И. Информация как особый объект нематериального права // Государство и право. 2000. N 5. С. 68.
<5> Городов О.А. Информационное право: Учебник. М., 2007. С. 49.
<6> Северин В.А. Регулирование коммерчески значимой информации в торговом обороте // Актуальные проблемы коммерческого права. Сборник статей / Под ред. Б.И. Пугинского. М., 2002. С. 103.

С учетом вышеизложенного требуются пояснения относительно того, почему информация является благом особого рода - нематериальным благом.

Объекты гражданского права подразделяются на два основных вида. Первым, самым обширным по содержанию видом объектов гражданских прав являются материальные блага. Особую группу объектов гражданских прав составляют нематериальные блага.

Под нематериальными благами ГК РФ понимает не имеющие экономического содержания и неотделимые от личности их носителей блага и свободы, признанные и охраняемые законодательством, в том числе жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места жительства, право на имя и др. Примерный перечень данных объектов определен в ст. 150 ГК РФ.

Вслед за ГК РФ эта характеристика часто повторяется в литературе <7>, и в доктрине гражданского права возникает вопрос о соотношении понятий "личное неимущественное право" и "нематериальное благо".

<7> См., например: Гражданское право. Том 1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. 2002. С. 378 - 382; Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 11; Сараев Д.В. О соотношении понятий нематериальные блага и личные неимущественные права // Юрист. 2002. N 7. С. 3; Чеговадзе Л.А. О сущности гражданского правоотношения // Законодательство. 2002. N 6. С. 27 - 28.

Так, М.Н. Малеина отмечает, что "нематериальный характер личных прав проявляется в том, что они лишены экономического содержания" <8>, при этом "указание на нематериальный характер неимущественных прав не следует понимать в том смысле, что они не имеют ценности; невозможна лишь их точная оценка" <9>. Автор допускает возможность употребления термина "личные неимущественные отношения" и тождество его с термином "неимущественные права".

<8> Малеина М.Н. Указ. соч. С. 12.
<9> Там же. С. 13.

Другие авторы <10> полагают, что существуют нематериальные блага первого уровня (жизнь, достоинство...) и нематериальные блага второго уровня (право авторства, право свободного передвижения), заключающиеся в личном неимущественном праве, корреспондирующем с нематериальным благом.

<10> Гражданское право. Том 1. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. 2002. С. 318.

В своем диссертационном исследовании А.Ф. Суржик, подвергая справедливой критике современное законодательство, указывает на то, что законодатель в ГК РФ фактически приравнял неимущественные блага, то есть отношение физического (юридического) лица и конкретного материального или нематериального объекта окружающего мира, с субъективным правом лица на такое нематериальное благо. Более того, исходя из содержания ст. 150, 151 ГК РФ неимущественное право само по себе рассматривается как некое нематериальное благо <11>.

<11> Суржик А.Ф. Проблема правового регулирования чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. ... дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 12.

Ю.З. Сахапов также обращает внимание на определенную неточность отдельных взглядов, в том числе законодателя в ст. 150 ГК РФ об отождествлении нематериальных благ с личными неимущественными правами. При этом автор утверждает, что личные неимущественные права являются субъективными гражданскими правами, а нематериальные блага - это объекты, по поводу которых возникают личные неимущественные отношения. Причем благо становится объектом гражданских правоотношений только в том случае, если таковым оно признается законом. Реализация данного подхода позволила Ю.З. Сахапову разграничить понятия "нематериальные блага" и "личные неимущественные права" <12>. По нашему мнению, данные понятия также не являются тождественными.

<12> Сахапов Ю.З. Деловая репутация субъектов предпринимательской деятельности в системе объектов гражданских прав и особенности ее гражданско-правовой защиты: Автореф. ... дис. канд. юрид. наук. Казань, 2007.

Так как информация по своей сути является нематериальным благом, то в этом случае представляет интерес рассмотрение соотношения таких понятий, как "информация" и "нематериальные блага", в том понимании, которое нам дает ст. 150 ГК РФ.

Следует признать, что к числу объектов гражданского права, имеющих информационное содержание, можно отнести и такие нематериальные блага, как доброе имя, честь, достоинство и деловая репутация (ст. 150 ГК РФ). Будучи оценочными моральными категориями, их информационный характер заключается в том, что они, с одной стороны, основаны на определенной информации о субъекте, а с другой - сами несут эту информацию.

При более детальном анализе правоотношений, направленных на обеспечение неимущественных интересов, информация, служащая их удовлетворению, предстает в правоотношении в форме нематериального блага. Именно нематериальные блага являются объектами в отношениях по поводу тайны частной жизни, персональных данных.

В данном случае неимущественная ценность информации должна быть связана с личностью. Удовлетворяя неимущественные интересы, информация должна быть объектом неимущественных правоотношений. Если презюмировать такую возможность, то следует признать, что на информацию должны возникать личные неимущественные права. Отсюда следует, что неимущественные интересы охраняются с помощью иного правового механизма, отличного от вещного или исключительного права - личных неимущественных прав, объектом которых является нематериальное благо - информация.

Ю.З. Сахапов, исследуя такой вид объектов гражданских прав, как нематериальные блага, отмечает, что "данная группа объектов по своему характеру является собирательной, а поэтому требует своего определенного уточнения" <13>. С целью наиболее точной системной характеристики нематериальных благ автор ставит их в зависимость от категории "интерес", разделяя их на три вида: нематериальные блага, связанные с имущественным интересом субъектов гражданского права (средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и т.д.); нематериальные блага, не связанные с имущественным интересом субъектов гражданского права (блага, определяющие физическую неприкосновенность субъекта права и др.); нематериальные блага, связанные с удовлетворением как имущественных, так и неимущественных интересов. К третьей группе нематериальных благ автор относит информацию как объект особого рода, поскольку она (информация. - Л.С.) по своему содержанию может быть как связанной с имущественным интересом, так и нет. При этом автор замечает, что исключение законодателем информации из перечня объектов гражданских прав ст. 128 ГК РФ не дает основания исключения ее из системы объектов.

<13> Сахапов Ю.З. Указ. соч. С. 22.

Соглашаясь в целом с выводами авторов, отметим, что указанное обстоятельство свидетельствует о некоторой противоречивости и недостаточной разработанности законодателем концепции "правового режима" нематериальных благ. На это обстоятельство обращает внимание и О.А. Пешкова: "В связи с неразработанностью и несистематизированностью неимущественных прав и благ проблема неимущественных субъективных прав еще долгое время может оставаться спорной в связи с тем, что сам законодатель допускает, на наш взгляд, определенные логические ошибки" <14>.

<14> Пешкова О.А. Ответственность и защита при причинении вреда имущественным правам и материальным благам граждан и юридических лиц: Автореф. ... дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 15.

Как выход из данного положения автором предлагается объединить все неимущественные права, перечисленные в ст. 128 ГК РФ, а именно: интеллектуальную собственность, информацию, право на товарный знак, право на фирменное наименование - в отдельную главу или раздел гл. 8, где выделить отдельные статьи - нематериальные блага и неимущественные права граждан, юридических лиц, указав некоторые специальные способы защиты этих прав и благ.

Соглашаясь в целом с изложенной позицией О.А. Пешковой, по нашему мнению, правильнее было бы считать нематериальные блага, перечисленные в ст. 150 ГК РФ, личными нематериальными благами.

Учитывая вышеизложенное, представляется допустимым отнести информацию как гражданско-правовую категорию к нематериальным благам, имеющим свой правовой режим и требующим законодательного закрепления.

Предлагается ст. 150 ГК РФ "Нематериальные блага" назвать "Личные нематериальные блага", дополнить гл. 8 ГК РФ "Нематериальные блага и их защита" ст. 150.1 "Информация" и дать ей определение как объекта гражданского права:

"Информацией признается нематериальное благо, под которым понимаются сведения (сообщения, данные), существующие в той или иной форме выражения, способные удовлетворять интересы субъекта информационного обмена и быть объектом гражданско-правовых предоставлений, за исключением случаев, установленных законом или в определенном законом порядке".

Данный подход позволит, по нашему мнению, учесть специфику информации как объекта гражданских прав и в ст. 2 ГК РФ, определяющей отношения, регулируемые гражданским законодательством. Именно такое понимание информации позволяет построить систему видов информации и соответствующих форм ее правовой охраны. Имея одинаковое содержание, информация может принимать различные правовые формы в зависимости от того, какое удовлетворение какого интереса и каким способом осуществляет право.

Подводя итог исследованию, отметим, что справедливой представляется точка зрения В.А. Дозорцева, считавшего, что "кодекс, как бы его ни обновляли, останется архаичным, не охватывающим отношения, знаменующие самые характерные черты современного этапа развития общества, именуемого информационным" <15>. Сказанное свидетельствует, что в век информационных технологий таким объектом становится информация и все, что с ней связано.

<15> Петровский С.В. Интернет-услуги в правовом поле России // Серия "Закон и общество". Ростов-на-Дону: Феникс; М.: Агентство "Издательский сервис", 2003. С. 63.