Мудрый Юрист

Особенности одностороннего отказа от исполнения договора как односторонней сделки

Егорова Мария Александровна, кандидат юридических наук.

"Pacta sunt servanta" - "Договоры должны исполняться". Этот принцип римского права воспринят современным гражданским законодательством и является основой стабильности гражданского оборота. Однако исключения подтверждают правило, и односторонний отказ от исполнения договора представляет собой такое исключение из принципа стабильности обязательств.

Предусмотренные законом случаи одностороннего отказа от исполнения договора дают возможность совершить такое действие без посредства контрагента, о чем свидетельствует и само наименование отказа: односторонний. В связи с этим в отечественной науке сложилось практически единодушное суждение об одностороннем отказе как односторонней сделке <1>.

<1> См., напр.: Черепахин Б.Б. Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву // Труды по гражданскому праву. М., 2001 (серия "Классика российской цивилистики"). С. 55; Шахматов В.П. К вопросу об юридических поступках, односторонних сделках и преобразовательных исках // Труды Томского государственного университета им. В.В. Куйбышева: Сборник работ юридического факультета. Т. 159. 1965. С. 38; Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Сборник ученых трудов. Выпуск 13. Теоретические проблемы гражданского права. Свердловск, 1970. С. 46 - 63; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений: Учебное пособие. Свердловск, 1972. С. 97 - 98.

Необходимо обратить внимание на различие в терминологии, используемой законодателем при формулировке понятия односторонней сделки. Если ст. 153 ГК РФ определяет сделку как действие, то ст. 154 ГК РФ рассматривает одностороннюю сделку как выражение воли, т.е. волеизъявление. Е.М. Денисевич подчеркивает, что правильным и юридически точным является указание ст. 154 ГК РФ на то, что односторонней считается сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны <2>. По мнению большинства авторов, термин "волеизъявление" выступает синонимом действия. Так, М.И. Брагинский отмечает, что "традиционное представление о сделке... сводится к указанию: "Сделка - это действие, то есть результат воли, или, иначе, волеизъявление" <3>. По мнению Ф.С. Хейфец, волеизъявление тождественно односторонней сделке <4>.

<2> Денисевич Е.М. Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации: понятие, виды и значение. Дис. ... канд. юрид. наук. 2004. С. 57.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<3> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: В 4 кн. 2-е изд., стер. М.: Статут, 2003. Кн. 1: Общие положения. С. 171.
<4> Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. Изд. второе, доп. М., 1999. С. 11.

Б.Б. Черепахин отмечал, что, для того "чтобы кто-либо мог своей односторонней волей произвести правовые изменения, связывающие другое лицо: возложить на него обязанности... прекратить или умалить право другого лица, необходимо обладать особым правомочием, основанным на правовой норме или на правоотношении, в котором субъект одностороннего волеизъявления уже состоит с лицом, по отношению к которому он вправе осуществить свою одностороннюю волю" <5>. Это положение находит поддержку в работах С.С. Алексеева <6> и М.И. Брагинского <7>. В современных работах, посвященных односторонним сделкам, указывается на необходимость закрепления на законодательном уровне возможности совершения односторонних сделок <8>.

<5> Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С. 30.
<6> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 57.
<7> Брагинский М.И. Сделки. Представительство. Сроки. Исковая давность // Хозяйство и право. 1995. N 6. С. 4.
<8> См., напр.: Денисевич Е.М. Указ. соч. С. 38.

Норма права об одностороннем отказе от исполнения договора, содержащаяся в законе или ином правовом акте, или указание в договоре, сделанное сторонами в предусмотренных законом случаях, выступают общей предпосылкой совершения этой гражданско-правовой сделки, создающей обязанности для других лиц в случаях, установленных законом или соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК РФ). При одностороннем отказе от исполнения договора волеизъявление предстает в виде действия управомоченной на отказ стороны и направлено на прекращение (или изменение) договорного правоотношения. Другие обстоятельства (правосубъектность стороны, совпадение воли и волеизъявления и пр.) необходимы для обеспечения действительности сделки и создания правомерных правовых последствий ее совершения.

Особенностью сделки по одностороннему отказу от исполнения договора является односторонний характер волеизъявления. Односторонний отказ представляет собой правомерное целенаправленное действие, основанное на нормах права. Это действие активно и носит ярко выраженный юридический характер, поэтому оно представляет собой юридический акт реализации субъективного права на односторонний отказ от исполнения договора.

Таким образом, односторонний отказ, являясь целенаправленным правомерным действием стороны, совершаемым ради достижения юридических последствий, порождает эти последствия не только для стороны, отказывающейся от договора, но и для ее контрагента. Нет сомнений в том, что односторонний отказ от исполнения договора как юридический факт является односторонней сделкой.

Наиболее существенное значение для одностороннего отказа от исполнения договора как сделки имеют вызываемые им правовые последствия.

Профессор Б.Б. Черепахин выделял среди односторонних сделок односторонне обязывающие и односторонне управомочивающие. Односторонне управомочивающие сделки порождаются, как указывал Б.Б. Черепахин, "...волеизъявлением активного субъекта, а не пассивного, как это имеет место в случаях выдачи векселя, публичного обещания награды, креации бумаг на предъявителя и других односторонне управомочивающих сделках" <9>. Под односторонне обязывающими юридическими сделками Б.Б. Черепахин понимал как случаи одностороннего обязывания (возложения обязанности), так и случаи одностороннего лишения права (например, случаи одностороннего прекращения договорных отношений) или модификации чужого права (заявление о зачете и др.). Кроме этого односторонне обязывающие сделки разделялись ученым по признаку вторжения в чужую правовую сферу ("Eingreifen in die fremde Rechtssphare"): "Односторонне обязывающие сделки, возлагающие обязанности отрицательного содержания на всякого и каждого, не содержат непосредственного воздействия на правовую сферу определенных других лиц. Так, например, при оккупации ничьих вещей имеется лишь косвенное вторжение в правовую сферу неопределенного круга других лиц, на которых возлагается обязанность не нарушать права собственника, не посягать на его правомочия владения, пользования и распоряжения. Наряду с этим существуют односторонне обязывающие сделки с непосредственным воздействием на правовую сферу других лиц, которое проявляется в возложении на другое лицо определенной положительной обязанности (например, при деятельности в чужом интересе без поручения) или же в лишении его определенного права" <10>.

<9> Черепахин Б.Б. Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву // Труды по гражданскому праву. М., 2001 (серия "Классика российской цивилистики"). С. 55.
<10> Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М.: Госюриздат, 1962. С. 30.

Односторонний отказ от исполнения договора, вне всякого сомнения, следует относить к односторонне обязывающим сделкам, оказывающим непосредственное воздействие на правовую сферу других лиц.

Порождаемые односторонним отказом правовые последствия зависят от того, полностью или в части сторона отказывается от договора. Частичный отказ влечет изменение договора, а полный - его прекращение (п. 3 ст. 450 ГК РФ). Дополнительные правовые последствия, которые предусматриваются в отдельных случаях одностороннего отказа (отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг, отмена комиссионного поручения комитентом и пр.), связаны с защитой интересов контрагента.

С точки зрения правовых последствий односторонний отказ от исполнения договора следует также рассматривать как обязательственную сделку, которая порождает последствия в сфере обязательства, изменяя или прекращая обязательственное правоотношение <11>.

<11> О такого рода сделках см.: Шахматов В.П. Указ. соч. С. 38.

Односторонний отказ от исполнения договора как односторонняя сделка заслуживает рассмотрения с точки зрения восприятия контрагентом договора. Под восприятием односторонней сделки понимается ее доведение до сознания другого лица (или других лиц) <12>. С этой точки зрения односторонние сделки по принятому немецкой юриспруденцией предложению Цительмана могут быть нуждающимися или не нуждающимися в восприятии <13>.

<12> Черепахин Б.Б. Указ. соч. С. 31.
<13> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М., 2003. С. 693 (серия "Русское юридическое наследие").

Всякий односторонний отказ от исполнения договора нуждается в восприятии противоположной стороной договора. Невозможно представить себе договорное обязательство прекращенным, если об одностороннем отказе контрагенту так и не стало известно. Некоторые нормы об одностороннем отказе содержат условие о восприятии в качестве позитивного обязывания управомоченной на отказ стороны. Например, в случае отказа от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону. Такая формулировка нормы свидетельствует не только о том, что намерение отказаться от исполнения договора должно быть воспринято контрагентом договора, но и устанавливает соответствующий срок для отправки предупреждения.

Германское право выделяет группу волеизъявлений, требующих принятия по признаку присутствия ответчика, и признает волеизъявление поступившим, когда оно находится в зоне досягаемости для получателя заявления и тот при обычных обстоятельствах сможет понять по содержанию, что от него ожидается <14>. По этому признаку односторонний отказ от исполнения договора можно отнести к волеизъявлениям, требующим принятия, но не требующим присутствия другой стороны договора. С субъективным правом на односторонний отказ корреспондирует пассивная обязанность не препятствовать совершению такого действия. Следовательно, принятие отказа заключается, как правило, в несовершении действий по препятствованию отказу, а отказ вступает в силу с момента доведения информации о нем контрагенту.

<14> Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 318 - 320.

Приведем в качестве примера одно из судебных дел. С индивидуальным предпринимателем был заключен договор аренды торгового киоска. Однако в период действия этого договора аренды арендодатель и другое лицо составляют соглашение о внесении изменений и дополнений в другой договор аренды, заключенный в отношении другого помещения, и включают в предмет аренды также спорный киоск, ранее переданный в аренду индивидуальному предпринимателю <15>. Кассационная инстанция в своем Постановлении указала: "В силу ст. ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства по договору должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от его исполнения недопустим. Заключение другого договора аренды с ответчиком на то же имущество фактически является отказом арендодателя от исполнения им обязанностей по договору с истцом".

<15> Дело N А65-3929/04-СГ3-13, рассмотренное ФАС Поволжского округа.

Непонятно, что привело суд к такому выводу. Каким образом заключение договора с третьим лицом по поводу аренды того же предмета может рассматриваться в качестве одностороннего отказа от исполнения договора? Далее ФАС Поволжского округа указывает: "Поскольку истцом доказано наличие у него вещного права владения на спорное имущество, основанного на договоре аренды, неправомерность использования его ответчиком и факт владения ответчиком этим имуществом", иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения подлежит удовлетворению. Не комментируя мнения суда по поводу вещного характера прав арендатора, отметим, что односторонний отказ от исполнения договора - действие всегда правомерное, одностороннее и воспринятое контрагентом. В противном случае это не отказ от исполнения договора. Попытка в одностороннем порядке прекратить договорное обязательство может быть (как видно из примера) предпринята разными способами. Однако в данном конкретном случае односторонний отказ от исполнения договора в смысле п. 3 ст. 450 ГК не совершался. Имело место заключение второго договора аренды по поводу одного и того же предмета, а также неуведомление нового арендатора о наличии прав третьих лиц на сдаваемое в аренду имущество (ст. 613 ГК РФ).

Важно подчеркнуть, что односторонний отказ от исполнения договора представляет собой вспомогательную сделку, которая, по мнению Е.А. Флейшиц, "совершается для реализации другого, уже ранее существующего между сторонами правоотношения, для исполнения обязательств, возникающих из заказа, из административного акта, из ранее совершенной сделки" <16>.

<16> Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М.: Госюриздат, 1961. С. 217.

При одностороннем отказе от исполнения договора важное значение имеет способ изъявления воли. Для правильного понимания сущности одностороннего отказа от исполнения договора как односторонней сделки необходимо уяснить те конкретные формы, в которых может быть выражена воля стороны.

Очевидно, что для выражения воли при одностороннем отказе необходимо наличие положительного, а не отрицательного волеизъявления. Как отмечал О.А. Красавчиков, положительное волеизъявление как проявление воли, которое может быть непосредственно воспринятым, может быть выражено посредством языка и посредством конклюдентных действий <17>.

<17> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 94.

При совершении одностороннего отказа от исполнения договора формой выражения волеизъявления управомоченной на отказ стороны договора выступает уведомление контрагента. Гражданскому законодательству известны и другие равнозначные термины: известить, поставить в известность, сообщить, заявить, предварить, предупредить. В.В. Витрянский пишет, что "при расторжении (изменении) договора вследствие одностороннего отказа одной из сторон от договора необходимо обязательное письменное уведомление кредитора" <18>. По нашему мнению, это утверждение является спорным и не вытекает из действующего законодательства. Представляется, что для решения вопроса о форме такого извещения (уведомления) необходимо, отталкиваясь от природы одностороннего отказа как сделки, применять положения ст. ст. 158 - 165 ГК РФ о форме сделки.

<18> Гражданское право. Учебник: В 2 т. Том II. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 190.

Не исключено, что для одностороннего отказа как односторонней сделки будет достаточно и устного волеизъявления стороны. Так, на основании ст. 904 ГК РФ хранитель обязан вернуть вещь поклажедателю по первому требованию. Если гражданин передал другому гражданину предмет, стоимость которого менее десяти минимальных размеров оплаты труда, то договор хранения не требует письменной формы. В соответствии со ст. 161 ГК РФ не требуется письменной формы и для такой односторонней сделки, как отказ от исполнения договора.

На основании п. 1 ст. 452 ГК РФ соглашение об изменении или расторжении договора заключается в той же форме, что и договор. Однако односторонний отказ от исполнения договора этому правилу не подчиняется.

Мысль о необходимости выражения воли на отказ от исполнения договора в той же форме, что и на его заключение, была выражена В.С. Толстым, предлагавшим изменить редакцию ст. 44 ГК РСФСР 1964 г. <19>. Эта же идея встречается в работе С.А. Соменкова <20>. Е.М. Денисевич отмечает также, что если основной договор не требовал нотариального удостоверения, но был удостоверен по желанию сторон (пп. 2 п. 2 ст. 163 ГК РФ), то отказ от такого договора тоже должен быть нотариально удостоверен <21>.

<19> См.: Толстой В.С. Понятие и значение односторонних сделок в советском гражданском праве // Автореферат дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 6.
<20> Соменков С.А. Расторжение договора в гражданском обороте: теория и практика. М.: МЗ-Пресс, 2002. С. 100.
<21> Денисевич Е.М. Указ. соч. С. 29.

Присоединяясь к высказанному предложению, следует добавить, что односторонний отказ от исполнения договора должен подлежать и государственной регистрации, если основной договор, повлекший возникновение обязательства, требовал государственной регистрации. Это уточнение необходимо в связи с тем, что, как известно, государственная регистрация не является формой сделки.

Так, например, не вызывает сомнения, что односторонний отказ от исполнения договора аренды предприятия подлежит государственной регистрации. Сведения о договоре аренды на основании ст. 12 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" вносятся в реестр как запись об ограничении (обременении) права собственности. Принцип достоверности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав, требует исключения этой записи в случае одностороннего отказа от исполнения договора.

После того как один из арендодателей (Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга) обоснованно отказался от исполнения договора аренды земельного участка, направив арендатору уведомление о расторжении договора, он предъявил это уведомление также и в орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, который, в свою очередь, зарегистрировал прекращение аренды <22>. При этом арендатор возражал против расторжения договора, полагая, что отказ заявлен неправомерно. Однако сам факт одностороннего волеизъявления арендодателя послужил для регистрирующего органа основанием для снятия ограничения (обременения) с объекта недвижимости. Думается, что такой шаг регистрирующего органа надо признать верным. Арендатор всегда вправе в судебном порядке оспорить односторонний отказ и восстановить государственную регистрацию ограничения (обременения) права собственности в виде аренды.

<22> Дело N А56-48649/03, рассмотренное ФАС Северо-Западного округа.

Завершая рассмотрение одностороннего отказа от исполнения договора как односторонней сделки, подчеркнем, что его наиболее важная отличительная черта состоит в специфических правовых последствиях, порождаемых односторонним волеизъявлением.

В целом односторонний отказ от исполнения договора следует признать, безусловно, прогрессивным и перспективным способом изменения и расторжения договора, активно используемым в современном гражданском обороте.