Мудрый Юрист

О праве истца привлекать третьих лиц

Моисеев С., доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, кандидат юридических наук.

В арбитражных судах нам не раз приходилось сталкиваться с привлечением судьями третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, только по той причине, что они указаны в исковом заявлении, принятом к производству. Любые замечания ответчика относительно участия в деле таких лиц, как правило, купировались судьей в ходе подготовки дела к судебному разбирательству или судом при рассмотрении дела по существу тезисом о привлечении таких третьих лиц истцом посредством указания в исковом заявлении.

В судах общей юрисдикции судьи вообще нередко оставляют исковое заявление без движения, предписывая истцу указать в тексте искового заявления третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, и представить для них копии заявления и прилагаемых документов. Невыполнение подобных предписаний судьи зачастую влечет возвращение искового заявления.

По причине убежденности в неправильности приведенного подхода и по существу, и по форме мы и решились написать несколько строк.

Под третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора <1>, в процессуальной науке понимают материально заинтересованных в исходе дела лиц, на права и обязанности которых по отношению к одной из сторон может повлиять решение суда. Материально-правовая заинтересованность в исходе дела объясняется наличием материальных правоотношений между одной из сторон и третьим лицом. Участие в деле третьих лиц, без сомнения, отягощающее процесс, тем не менее помогает суду скорее разобраться в хитросплетениях материальных правоотношений и вынести законное и обоснованное решение, зачастую предрешающее исход возможного спора между стороной и третьим лицом.

<1> Далее по тексту в целях экономии мы будем употреблять термин "третьи лица", подразумевая третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Наличие материальной заинтересованности и отсутствие самостоятельных требований обусловили возможность как самостоятельного вступления третьих лиц в процесс (по их волеизъявлению), что является проявлением принципа диспозитивности, так и привлечения их к участию в деле судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле, т.е. помимо волеизъявления третьего лица, что является скорее проявлением принципа законности. Именно такое регулирование возникновения процессуальных правоотношений между судом и третьими лицами мы находим в действующем гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве (ст. 43 ГПК РФ <2>, ст. 51 АПК РФ <3>).

<2> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.
<3> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Российская газета. 2002. 27 июля.

Вступление в процесс третьего лица происходит, таким образом, при условии совершения судом (судьей при подготовке дела к судебному разбирательству) активного действия - допущения третьего лица к участию в деле, оформляемого определением (ч. 1 ст. 43 ГПК РФ, ч. 3 ст. 51 АПК РФ), являющимся обязательным юридическим фактом для участия в деле третьего лица. При этом необходимо иметь в виду, что судом (судьей) может быть вынесено и обратное определение - об отказе в удовлетворении заявления о вступлении (ходатайства о привлечении) третьего лица.

В этой связи возникают вопросы: может ли истец в исковом заявлении указать третьих лиц и насколько обязательно такое указание истца для суда (судьи)?

В соответствии с п. п. 2 и 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем, наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения.

На основании п. п. 2 и 3 ч. 2 ст. 125 АПК РФ в исковом заявлении указываются наименование истца, его место нахождения; если истцом является гражданин - его место жительства, дата и место его рождения, место его работы или дата и место его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а также наименование ответчика, его место нахождения или место жительства.

Как видим, действующее процессуальное законодательство возлагает на истца обязанность указывать в исковом заявлении только себя и ответчика (по ГПК еще представителя истца, при его наличии). Приведенные нормы, регламентирующие содержание искового заявления в части указания истцом только сторон, вполне логичны, так как истцом является лицо, обращающееся в суд в защиту своих интересов (или в интересах которого дело инициировано уполномоченным органом) (ч. ч. 1 и 2 ст. 38 ГПК РФ, ч. 2 ст. 44 АПК РФ) <4>, а ответчиком - лицо, привлекаемое к участию в деле помимо воли вследствие указания его таковым (ответчиком) истцом (ч. 3 ст. 44 АПК РФ) <5>. Определение истцом сторон в силу принципа диспозитивности обязательно для суда.

<4> То есть лицо, чье право на момент обращения в суд предположительно нарушено или оспаривается.
<5> То есть предполагаемый нарушитель права или охраняемого законом интереса истца. При этом исключительное право определения своего "обидчика" принадлежит истцу, который, впрочем, может и заблуждаться как относительно личности ответчика, так и неправомерности его поведения.

По этой причине указание в исковом заявлении иных лиц, участвующих в деле (в том числе третьих, прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов), для суда (судьи) неважно, обязанность суда (судьи) привлекать к участию в деле третьих лиц, указанных истцом в таком качестве в исковом заявлении, отсутствует <6>, так как правом определения состава лиц, участвующих в деле, наделен исключительно суд (судья) (ст. 43, п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ, ст. 50, п. 5 ч. 1 ст. 135 АПК РФ).

<6> Шерстюк В.М. О применении норм АПК РФ 2002 г. // Арбитражная практика. 2003. N 9. С. 74.

Вместе с тем нормы, содержащиеся в последних абзацах ч. 2 ст. 131 ГПК РФ и ч. 2 ст. 125 АПК РФ, позволяют истцу привести в исковом заявлении иные сведения, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, а также изложить ходатайства истца.

На этом основании, полагаем, истец вправе указать в исковом заявлении наименование и место нахождения (место жительства) третьих лиц, однако, по существу, это будет лишь ходатайством истца о привлечении к участию в деле третьих лиц, изложенным в тексте искового заявления. Данное ходатайство обязательно для суда только в смысле необходимости его разрешения, как и всякого иного ходатайства, с вынесением соответствующего определения. Причем поскольку любые ходатайства разрешаются с учетом мнения лиц, участвующих в деле (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ч. 1 ст. 41 АПК РФ), постольку ответчику принадлежит право высказаться относительно данного ходатайства истца, только после чего, по нашему мнению, суд своим определением может привлечь третьих лиц к участию в деле или отказать в удовлетворении ходатайства.

По этой причине представляются глубоко неправильными практика отечественных судов, привлекающих третьих лиц к участию в деле лишь в силу указания этих лиц в качестве третьих в исковом заявлении, без выяснения мнения ответчика на этот счет и без вынесения соответствующего определения, а также практика судей, оставляющих исковые заявления без движения по причине неуказания истцом третьих лиц с предписанием исправить допущенные нарушения.

Право привлечения третьих лиц принадлежит исключительно суду и судье, но никак не истцу. Следование же вышеозначенному подходу приводит к привлечению к участию в деле незаинтересованных лиц, на права и обязанности которых решение суда никак не влияет. Получается, судьи сами отягощают процесс, хотя имеют предоставленную процессуальным законодательством возможность уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству рассмотреть ходатайство истца о привлечении к участию в деле третьих лиц и положительно или отрицательно разрешить его, освободив себя в последнем случае от совершения массы ненужных процессуальных действий.

В этой связи нельзя не отметить некоторую несогласованность норм ч. 2 и ч. 3 ст. 125 АПК РФ, последняя из которых предусматривает обязанность истца направить копию искового заявления и прилагаемых к нему документов ДРУГИМ ЛИЦАМ, УЧАСТВУЮЩИМ В ДЕЛЕ (выделено мной. - С.М.), что позволяет предположить обязанность направления истцом копий третьим лицам.

Думается, однако, что подобное толкование ч. 3 ст. 125 АПК РФ является неверным, так как в момент направления истцом копий документов, которое, как известно, предшествует предъявлению иска, обязательными (но до момента принятия искового заявления к производству суда потенциальными) участниками процесса являются лишь стороны, без которых процесс не может возникнуть. Лица, указанные истцом в исковом заявлении в качестве третьих, в этот момент еще не являются участниками процесса, соответственно и копии искового заявления им не должны направляться.

Обязанность направления копии искового заявления с прилагаемыми документами третьему лицу возникает у истца только после вынесения определения о привлечении такого лица к участию в деле. В случае вынесения судом (судьей) определения об отказе в удовлетворении ходатайства о привлечении третьих лиц они не приобретают процессуального статуса, а предшествующее направление им копии искового заявления не имеет никакого процессуального значения.

По причине изложенного хотелось бы призвать прежде всего судей и практикующих юристов к вдумчивому применению норм процессуального законодательства, позволяющему, с одной стороны, соблюдать процессуальные права участников судопроизводства, а с другой - освободить суды от совершения лишних действий, загромождающих процесс и затрудняющих рассмотрение дела по существу.