Мудрый Юрист

Практика применения общепризнанных норм международного права судами Российской Федерации при рассмотрении гражданских дел

Воронцова И., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права.

Конституция 1993 г. признала частью правовой системы Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права. Таким образом, государство санкционировало непосредственное действие общепризнанных принципов и норм международного права. За прошедшее время пониманию содержания указанной конституционной нормы и осмыслению возможных путей ее практического применения было посвящено множество исследований отечественных ученых. Однако ситуация с описанной проблемой в достаточной степени не прояснилась до сих пор. Это в основном объясняется тем, что "среди наших ученых до сих пор не сложилось единое и четкое представление о месте и роли международно-правовых норм в российской правовой системе" <1>. Так, в научной литературе по сей день ведутся споры относительно места общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров среди источников гражданского процессуального права Российской Федерации. В науке гражданского процессуального права до сих пор практически отсутствует литература, посвященная исследованию этого вопроса, а также в целом проблеме соотношения и взаимодействия норм международного права и российского гражданского процессуального права. ГПК РФ не упомянул об общепризнанных принципах и нормах международного права, чем инициировал споры среди представителей науки. Я.Ф. Фархтдинов после изучения указанной проблемы все же пришел к выводу о том, что это скорее источники международного права, нежели национального <2>. А.А. Демичев, О.В. Исаенкова считают, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются источниками гражданского процессуального права Российской Федерации (как, впрочем, и любой другой отрасли права) независимо от того, закреплено данное положение в ГПК РФ или нет <3>. Несмотря на то что об общепризнанных принципах и нормах международного права в ГПК РФ ничего не сказано, а в ч. 2 ст. 1 ГПК РФ указано только то, что, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила гражданского судопроизводства, чем те, которые предусмотрены законом, применяются правила международного договора, по мнению В.В. Молчанова, тем не менее эти правовые акты также должны рассматриваться в качестве источников права <4>. Нетрудно заметить, что различие подходов указанных авторов определяет расхождение их представлений о месте общепризнанных принципов и норм международного права среди источников гражданского процессуального права Российской Федерации. На наш взгляд, общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры следует рассматривать в качестве важнейших источников гражданского процессуального права Российской Федерации. Это следует из ряда нормативных положений. Во-первых, источником права общепризнанные принципы и нормы международного права следует признавать согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации. А эта норма, как подчеркивает С.Ю. Марочкин, одна из основ конституционного строя страны, сформулированная в первой главе Конституции Российской Федерации. Данная глава имеет основополагающее значение <5>. То же положение следует из анализа ч. 2 ст. 1 и ч. 4 ст. 11 ГПК РФ. Согласно последнему положению, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, суд при разрешении гражданского дела применяет правила международного договора, а следовательно, и в этой норме законодатель также рассматривает международные договоры (в т.ч. общепризнанные принципы и нормы международного права) в качестве источника гражданского процессуального права.

<1> См.: Гаврилов В.В. Развитие концепции правовой системы в отечественной доктрине права: общетеоретический и международно-правовой подходы // Журнал российского права. 2004. N 1. С. 78.
<2> См.: Фархтдинов Я.Ф. Источники гражданского процессуального права Российской Федерации. Казань, 2001. С. 222.
<3> Демичев А.А., Исаенкова О.В. Принципы и источники гражданского процессуального права Российской Федерации. Нижний Новгород, 2005. С. 32; Демичев А.А., Исаенкова О.В. Источники российского гражданского процессуального права // Право. Законодательство. Личность / Под ред. О.Ю. Рыбакова. 2006. С. 85.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданский процесс" (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - Городец, 2007 (издание второе, переработанное и дополненное).

<4> Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2006. С. 38 (автор главы В.В. Молчанов).
<5> Марочкин С.Ю. Применение судами норм международного права при разрешении гражданских и арбитражных дел // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2005. N 4. С. 486.

Так, Р. Махмутов обратился в Верховный Суд Российской Федерации с требованием признать недействительным п. 5 Положения о порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. N 419, в части слов "в пределах территории Российской Федерации".

Заявитель утверждал, что указанное Положение в этой части ограничивает предусмотренное Законом Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" его право на бесплатный проезд только на территории России, так как такого ограничения указанный Закон не содержит.

Отказывая в удовлетворении его требований, Верховный Суд Российской Федерации, руководствуясь общепризнанным принципом международного права о суверенном равенстве государств, в решении от 2 февраля 2001 г. справедливо отметил, что действие законов Российской Федерации распространяется только на ее территорию и на территорию других суверенных государств, каковыми являются страны СНГ, не может распространяться. В данном случае названный выше Закон мог предусмотреть право реабилитированных лиц на бесплатный проезд только на территории Российской Федерации, поскольку такого рода вопросы между государствами могут разрешаться только путем заключения международных договоров или соглашений. На день рассмотрения настоящего дела таких международных актов не имелось <6>.

<6> Решение Верховного Суда РФ от 2 февраля 2001 г. (официально опубликовано не было) // Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

В других случаях практика показывает, что судами зачастую не устанавливается факт вступления договора в силу и обязательность его положений для России. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в двух постановлениях по различным делам отменил решения нижестоящих судов. Суды сослались на Женевскую конвенцию, которая, как было отмечено Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, на тот момент не вступила в силу, что и явилось одним из оснований отмены решения <7>. Во избежание подобной практики судам важно принимать во внимание то, что договор может применяться тогда, когда в нем участвует Россия, он должен вступить в силу, быть официально опубликованным, содержать самоисполнимые (непосредственно применимые) нормы, т.е. необходимо соблюдение общих и специальных условий действия норм международного права в правовой системе Российской Федерации. Перечисленные условия не отражены в действующем праве, выводятся путем толкования законодательства <8>.

<7> БВС РФ. 2000. N 4. С. 23 - 24; 2001. N 11. С. 1 - 2; 2003. N 1. С. 13 - 14.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья С.Ю. Марочкина "Какие международные нормы и договоры подлежат применению судами" включена в информационный банк согласно публикации - "Юридический мир", 2006, N 4.

<8> См.: Марочкин С.Ю. Какие международные нормы и договоры подлежат применению судами // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 1. С. 44; Марочкин С.Ю. Применение судами норм международного права при разрешении гражданских и арбитражных дел // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. N 4. 2005. С. 489; Марочкин С.Ю. Юридические условия действия норм международного права в правовой системе Российской Федерации // Московский журнал международного права. 1998. N 2. С. 52 - 53.

Еще один пример, наоборот, подтверждает применение судами общепризнанной нормы международного права.

При рассмотрении дела арбитражный суд применил общепризнанную норму, содержащуюся в Конвенции ООН о независимых гарантиях и резервных аккредитивах от 26 января 1996 г., рекомендованной Генеральной Ассамблеей ООН к подписанию. Согласно данной норме недобросовестное требование бенефициара о платеже по международному гарантийному обязательству в случае, когда основное обязательство было исполнено удовлетворительным для бенефициара образом, может являться формой злоупотребления правом и служить для добросовестного гаранта основанием к приостановлению платежа до принятия судебных мер. Руководствуясь указанным положением, а также ст. 10 ГК РФ, арбитражный суд отказал в удовлетворении бенефициару его исковых требований к гаранту <9>.

<9> информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 февраля 1998 г. N 29 (п. 3) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. N 4. С. 41 - 42.

Изложенное позволяет сформулировать суждение о том, что включение общепризнанных принципов и норм международного права в правовую систему Российской Федерации направлено на более тесное взаимодействие между национальной и международной правовыми системами. При этом, как указывает Л.В. Лазарев, с одной стороны, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации используются как один из критериев оценки Конституционным Судом Российской Федерации оспариваемых правоположений, с другой - своими решениями, выраженными в них правовыми позициями, опирающимися на эти международно-правовые принципы и нормы, Конституционный Суд Российской Федерации содействует их реальному включению в российскую правовую систему, в практику правотворчества и правоприменения, формированию уважения к ним и понимания необходимости добросовестного выполнения международных обязательств страны <10>.

<10> Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М.: Издательский дом "Городец"; "Формула права", 2003.

Нужно отметить, что если ранее суды с опаской относились к применению общепризнанных норм международного права, то на сегодняшний день можно отметить достаточно участившиеся случаи применения судами Российской Федерации при рассмотрении гражданских дел норм международного права. Гражданские дела рассматриваются со ссылкой на нормы международного права не только Верховным Судом Российской Федерации, но и судами субъектов Российской Федерации. При этом суды не только используют нормы международного права, что помогает в ряде случаев сформулировать, обогатить или усилить правовую позицию по рассматриваемому вопросу, позволяющую обосновать решение суда, но и непосредственно применяют. Так, примером применения общепризнанных норм международного права может служить практика Йошкар-Олинского городского суда. 14 марта 2005 г. Йошкар-Олинским городским судом было вынесено решение по иску Н.Ю. Свистунова к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов внутренних дел, повлекших нарушение его прав. Н.Ю. Свистунов обосновывал свои требования тем, что 18 января 2005 г. был этапирован для производства следственных действий в учреждение ИЗ-12/1, а затем, 22 января 2005 г., без законных оснований этапирован в изолятор временного содержания ОВД г. Волжска, где находился до 1 февраля 2005 г. Свистунов заявил о том, что условия содержания в ИВС унижали его человеческое достоинство: там было холодно, отсутствовало освещение, постельное белье надлежащего качества - в результате он простудился. Указанные действия он оценил как пытку холодом, нечеловеческими условиями, жестоким обращением, унижающим человеческое достоинство. Йошкар-Олинский городской суд в своем решении указал: "...В соответствии с частью 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Исходя из этого, а также из положений части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. В соответствии со ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. В практике применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским судом по правам человека к бесчеловечному обращению относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические и нравственные страдания. В соответствии со ст. 3 Конвенции и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания... Следовательно, нарушение ст. 3 Конвенции имело место... Учитывая требования разумности и справедливости, индивидуальные особенности истца, степень причинения вреда его здоровью ненадлежащими условиями содержания, степень физических и нравственных страданий истца, размер компенсации морального вреда суд определяет в сумме 3000 рублей...".

Отрадно, что судебной практикой накапливается опыт применения норм международного права в процессе судебных разбирательств. Но к сожалению, во многих судах такая практика отсутствует. Однако над этим необходимо продолжать работать. С одной стороны, видно, как суды дают возможность представителям государства изменить сложившуюся ситуацию с нарушениями прав, свобод и законных интересов гражданина. С другой стороны, видно, что суд в настоящее время в нашем государстве начинает действовать в качестве эффективного средства защиты прав и свобод человека. Суды со своей стороны понимают, что если гражданин получит защиту своего нарушенного права на национальном уровне, то обстоятельства данного дела не будут предметом рассмотрения в Европейском суде по правам человека, а соответственно, Российская Федерация проиграет меньше дел в суде. Тем самым Российская Федерация реально приблизится к статусу правового государства, и меньше денежных средств будет выплачено из государственной казны гражданам, чьи права были нарушены.

Из всего вышесказанного следует сделать вывод, что государству необходимо создать такие механизмы, которые бы снизили уровень нарушений прав человека, а компетентным органам судебной системы продолжать разрабатывать реальные предложения, рекомендации, которые могут способствовать имплементации норм международного права в российскую правоприменительную практику. Ведь как раз минимум постановлений и рекомендаций в них и ведет к достаточно вялой работе судей с общепризнанными нормами международного права.