Мудрый Юрист

Правомочность общего собрания акционеров и заседаний иных коллегиальных органов управления акционерного общества

Поваров Юрий Сергеевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета.

Акционерное законодательство в качестве правила устанавливает двухуровневую (двухступенчатую) систему определения правомочности решений, принимаемых общим собранием акционеров и иными коллегиальными органами управления общества (с точки зрения минимально допустимого количества голосов участников компании либо членов органа управления, обусловливающего легитимность их волеизъявления по тому или иному вопросу, относящемуся к компетенции органа). Во-первых, правомочным должно быть само собрание (заседание органа), что подразумевает наличие кворума, во-вторых, решение должно быть принято соответствующим числом (простым или квалифицированным большинством) голосов лиц, принимающих участие в собрании (заседании). Заметим, что ФЗ "Об акционерных обществах" использует термин "кворум" только для первой составляющей правомочности, тогда как в судебной практике (а равно в научных исследованиях) принято говорить о кворуме не только для проведения собраний (заседаний), но и кворуме для принятия решений (т.е. при характеристике второго компонента правомочности) <1>.

<1> См., например: пункт 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах".

Итак, применительно к общему собранию акционеров подсчет голосов ведется не от общего количества голосующих акций, а исходя из числа акций, представленных на собрании, но лишь при условии их достаточности, превышения заданного законодателем параметра присутствия акционеров на собрании (т.е. при наличии кворума). Вместе с тем в ряде случаев ФЗ "Об акционерных обществах" отступает от этого, предусматривая необходимость принятия решения большинством голосов от общего количества голосов всех акционеров - владельцев соответствующих голосующих акций (а не только лиц, присутствующих на собрании). Это относится к рассмотрению нескольких вопросов, а именно: а) о внесении изменений и дополнений в устав, ограничивающих права владельцев привилегированных акций (положительное решение по данному вопросу требует в том числе 3/4 голосов всех владельцев привилегированных акций, права по которым ограничиваются, - п. 4 ст. 32); б) об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность (решение принимается большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров - п. 4 ст. 83); в) об определении цены (денежной оценки) имущества (решение принимается по правилам одобрения сделки с заинтересованностью - абз. 3 п. 1 ст. 77) <2>. Данные нормы, по сути, деактуализируют предписания о кворуме в приведенных случаях. Уместно отметить, что в законодательство об обществах с ограниченной ответственностью такой подход внедрен в качестве универсального (а не исключительного, как в акционерном праве): согласно п. 8 ст. 37 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение считается принятым, если за него отдано большинство голосов (а в некоторых случаях все голоса) участников общества (а не собрания!). В соответствии с этим нет нужды во введении специальных требований к кворуму собрания (не случайно, что ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" применительно к общим собраниям участников, в принципе, не использует анализируемый термин).

<2> Положения абз. 3 п. 1 ст. 77 (введены в действие ФЗ от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ) о возможности принятия решения об оценке не только советом директоров, но и общим собранием явились давно ожидаемой новеллой ФЗ; они устраняют имевшую место неопределенность, когда все члены совета директоров являются заинтересованными в совершении сделки лицами.

Итак, правомочность собрания в акционерных обществах поставлена в зависимость от наличия кворума. Важность соблюдения данного требования диктуется прежде всего тем, что его отсутствие влечет безусловную незаконность (если воспользоваться терминологией, относящейся к институту недействительности сделок, - ничтожность) корпоративного акта, принятого общим собранием. Согласно разъяснениям Пленума ВАС РФ, если стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются на решение собрания и при этом судом установлено, что решение принято в отсутствие кворума, суд должен без учета того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить решение собрания как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона (п. 26 Постановления от 18 ноября 2003 г. N 19).

Общее собрание акционеров имеет кворум, если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности более чем половиной голосов размещенных голосующих акций общества (п. 1 ст. 58 ФЗ "Об акционерных обществах"). Содержание понятия "принятие участия в общем собрании акционеров" обусловлено формой проводимого собрания. Как известно, в зависимости от того, имеет ли место совместное присутствие акционеров для обсуждения вопросов повестки дня и принятия решения по вопросам, поставленным на голосование, Закон предусматривает две формы проведения собрания:

  1. собственно собрание (очная форма), когда обеспечивается возможность совместного присутствия;
  2. заочное голосование (заочная форма), когда совместное присутствие исключается, а выявление волеизъявления акционеров осуществляется посредством индивидуального опроса без явки на собрание.

В очной форме может быть проведено любое собрание. Заочное же голосование запрещается в отношении собрания, повестка дня которого включает обязательные вопросы повестки дня годового собрания (т.е. заочная форма недопустима, во-первых, для годовых собраний, а во-вторых, для внеочередных собраний с повесткой дня годового собрания, например, при досрочном прекращении полномочий совета директоров и избрании нового совета директоров) (ст. 50 ФЗ "Об акционерных обществах").

Особой разновидностью очной формы является так называемая смешанная очная форма, при которой акционеры вправе принять участие в собрании непосредственно либо направить вместо этого заполненные бюллетени. При этом при определении кворума и подведении итогов голосования учитываются голоса, представленные бюллетенями, полученными обществом не позднее чем за два дня до даты проведения собрания (п. 3 ст. 60 ФЗ "Об акционерных обществах"). Данная форма характерна: 1) для обществ с числом владельцев голосующих акций 1000 и более; 2) для иных обществ, устав которых предусматривает обязательное направление (вручение) бюллетеней до проведения собрания (п. 2 ст. 60 ФЗ "Об акционерных обществах"). Стоит учитывать, что перечисленные общества могут проводить собрания и в форме заочного голосования, однако обычная очная форма (т.е. без отправки бюллетеней) для них исключена.

Сложным является вопрос о том, вправе ли общество с числом акционеров менее 1000, устав которого не содержит правила об обязательности досрочного направления (вручения) бюллетеней, провести собрание в смешанной форме. Формальное сравнительное изучение абз. 1 и абз. 2 п. 2 ст. 60 ФЗ "Об акционерных обществах" заставляет усомниться в законности подобного собрания, поскольку бюллетень не подлежит вручению непосредственно на собрании только в отношении указанных обществ. Противоречиво формируется и судебная практика. Так, по одному из дел апелляционная инстанция, частично отменяя решение суда, признала недействительным решение общего собрания акционеров ЗАО "Ремстрой", в том числе по причине того, что "при определении кворума счетная комиссия неправомерно учла голоса 21 акционера, не присутствовавших на собрании и проголосовавших досрочно, поскольку в уставе общества не предусмотрено обязательное направление (вручение) бюллетеней до проведения общего собрания всем акционерам". Однако кассационная инстанция не признала этот аргумент, посчитав, что "действующее законодательство не исключает возможности осуществлять голосование (путем заполнения бюллетеней) по вопросам повестки дня... как непосредственно на общем собрании, так и досрочно" <3>.

<3> См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16 августа 2005 г. N Ф08-3660/2005.

Принявшими участие в собрании, проводимом в очной форме, являются, прежде всего, акционеры, зарегистрировавшиеся для участия в нем. В соответствии с этим квалификация акционера в качестве "принявшего участие в собрании" подразумевает не столько его присутствие на собрании, сколько совершение в отношении акционера регистрационной процедуры. Более того, голос зарегистрировавшегося акционера будет учитываться при определении кворума даже тогда, когда он по каким-либо причинам будет отсутствовать на собрании.

Не прост и вопрос о доказательствах, которыми может быть подтвержден факт регистрации. В судебной практике получил распространение взгляд, в соответствии с которым выводы суда должны основываться на письменных доказательствах. В частности, Постановлением апелляционной инстанции арбитражного суда Ярославской области признан неправильным вывод суда первой инстанции о регистрации акционера на спорном собрании, основанный на свидетельских показаниях, поскольку "факт регистрации должен подтверждаться письменными документами". Кассационная инстанция поддержала позицию апелляции <4>.

<4> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 8 февраля 2006 г. N А82-118/2003-Г/6.

Принявшими участие в собрании, проводимом в смешанной очной форме, также являются акционеры, бюллетени которых получены не позднее двух дней до даты проведения собрания. При заочном голосовании принявшими участие в собрании считаются акционеры, бюллетени которых получены до даты окончания приема бюллетеней (п. 1 ст. 58 ФЗ "Об акционерных обществах"). Эта дата определяется советом директоров (наблюдательным советом) (п. 1 ст. 54 ФЗ "Об акционерных обществах") и доводится до сведения акционеров через сообщение о проведении общего собрания (п. 2 ст. 52 акционерного Закона).

Как отмечалось, кворум определяется исходя из всех размещенных голосующих акций. Поэтому даже в случае смерти акционеров их акции не исключаются из общего количества голосов, учитываемых при определении кворума. Так, по одному из дел суд правомерно не принял во внимание ссылки ответчика на невозможность участия в общем собрании умерших акционеров, владевших крупным пакетом обыкновенных именных акций <5>.

<5> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 сентября 2005 г. N А56-8565/04.

Повестка дня собрания может включать вопросы, голосование по которым осуществляется разным составом голосующих (см., например, п. 4 ст. 32, п. 4 ст. 83, п. 6 ст. 85 ФЗ "Об акционерных обществах"), в этом случае кворум должен определяться отдельно по каждому вопросу. Вполне логично, что отсутствие кворума для принятия решения по вопросам, голосование по которым осуществляется одним составом голосующих, не препятствует принятию решения по вопросам, голосование по которым осуществляется другим составом голосующих (естественно, если для принятия такого решения кворум имеется) (п. 2 ст. 58 ФЗ "Об акционерных обществах"). Поэтому общее собрание акционеров, проводимое в форме собрания, открывается, если ко времени его проведения имеется кворум хотя бы по одному из вопросов, включенных в повестку дня. Проиллюстрируем данные предписания на следующем примере. Регистратор, осуществлявший функции счетной комиссии, отказал в регистрации представителя РФ - акционера ОАО "Владивосток Авиа", сочтя предъявленную доверенность не соответствующей требованиям законодательства. В связи с этим регистратор сделал вывод об отсутствии кворума для проведения собрания и признал собрание несостоявшимся. После констатации данного факта регистратор покинул место проведения собрания. Президиум ВАС РФ, рассмотревший дело, поддержал выводы апелляционной инстанции арбитражного суда Приморского края, указав на неправомерность действий регистратора, поскольку имелся кворум по одному из вопросов (об одобрении крупных сделок, в которых существует заинтересованность РФ, ибо публичное образование не участвует в голосовании по данному вопросу как заинтересованное лицо), а следовательно, у регистратора не было оснований для объявления общего собрания несостоявшимся и самоустранения от выполнения функций счетной комиссии <6>.

<6> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 15 ноября 2005 г. N 8038/05.

Отсутствие кворума на собрании порождает необходимость либо возможность проведения повторного собрания. Обязательность проведения повторного собрания с той же повесткой дня предусмотрена для годового общего собрания акционеров (что предопределяется функциональным назначением данного собрания); внеочередное же собрание с той же повесткой дня может быть проведено в добровольном порядке.

Подготовка, созыв и проведение повторного собрания в целом осуществляются по правилам, установленным для обычного собрания. Вместе с тем повторное собрание имеет определенную специфику, заключающуюся в более лояльных требованиях к его подготовке и проведению:

во-первых, для наличия кворума на таком собрании достаточно, если в нем примут участие акционеры, обладающие в совокупности не менее чем 30% размещенных голосующих акций.

Более того, для сверхкрупных обществ - с числом акционеров выше 500 тысяч - уставом может быть предусмотрен еще меньший кворум. Однако нельзя и злоупотреблять данной возможностью. В этой связи Кодекс (Свод правил) корпоративного поведения полагает наиболее приемлемым установить в уставах крупных обществ, что повторное общее собрание акционеров правомочно, если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности не менее чем 20% голосов размещенных голосующих акций общества (п. 2.3 гл. 2) <7>;

<7> Интересно, что "во многих юрисдикциях для повторного собрания, проводимого в случае неправомочности первого, требование кворума отсутствует. Это объясняется его недостижимостью, если мелкие акционеры не заинтересованы в управлении компанией" (Долинская В.В. Основные положения и тенденции акционерного права. Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2006. С. 431).

во-вторых, не действует требование абз. 2 п. 1 ст. 52 ФЗ "Об акционерных обществах" о том, что сообщение о проведении внеочередного собрания (повестка дня которого включает вопрос об избрании совета директоров) должно быть сделано не позднее чем за 70 дней до даты его проведения (т.е. в любом случае применяются сроки, указанные в абз. 1 п. 1 ст. 52 ФЗ "Об акционерных обществах") (п. 3 ст. 58 ФЗ);

в-третьих, если повторное собрание проводится менее чем через сорок дней после несостоявшегося собрания, новый список лиц, имеющих право на участие в собрании, не составляется (п. 4 ст. 58 ФЗ "Об акционерных обществах").

Следует помнить, что о повторном собрании, проводимом по обозначенным специальным правилам, может идти речь только при отсутствии кворума на первоначальном собрании. Поэтому при установлении факта непроведения первого собрания (например, при фальсификации документов) нельзя говорить о правомочности повторного собрания, на котором присутствуют владельцы голосующих акций в количестве от 30 до 50% <8>. Не может быть применено правило об уменьшенном кворуме и при повторном проведении собрания вследствие признания решения первого собрания недействительным по основаниям, не связанным с кворумом.

<8> См., в частности: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24 августа 2005 г. N Ф08-3795/2005.

Правомочность заседания совета директоров (наблюдательного совета) также в первую очередь предопределяется соблюдением требований к кворуму. Он устанавливается уставом, но не должен быть менее половины от числа избранных членов. Видится, что привязка кворума к избранным членам является не вполне удачной; более уместным было бы принимать во внимание должное количество членов, определенное уставом или решением общего собрания акционеров. При предлагаемом подходе, во-первых, исключается парадоксальная ситуация, при которой правомочным может оказаться совет директоров (наблюдательный совет), избранный по каким-либо причинам в значительно меньшем, чем это предусмотрено, количестве, и во-вторых, снимается существующая в настоящее время проблема учета (или неучета) выбывших членов в составе избранных.

В случае, когда количество членов совета становится менее числа, составляющего указанный кворум, совет директоров (наблюдательный совет) обязан принять решение о проведении внеочередного общего собрания акционеров для избрания нового состава совета директоров (наблюдательного совета) (п. 2 ст. 68 ФЗ "Об акционерных обществах"); понятно, что здесь имеется в виду ситуация уменьшения количества членов по объективным причинам (а не вследствие, например, систематической неявки отдельных членов на заседания).

Помимо норм о кворуме для проведения заседания совета директоров (наблюдательного совета) акционерное законодательство содержит и положения о количестве голосов, необходимом для принятия решений. По общему правилу решения принимаются простым большинством голосов членов совета, принимающих участие в заседании (п. 3 ст. 68 ФЗ "Об акционерных обществах"). Однако, как и в случае с общим собранием, нередко Закон отступает от данного правила, указывая на необходимость подсчета голосов не от числа присутствующих на заседании членов, а от всех членов (либо группы членов, отвечающих определенным признакам, например, критериям незаинтересованности и независимости). В частности, единогласие всех членов совета, не считая выбывших, предполагается при решении вопросов, обозначенных в п. 2 ст. 28, абз. 3 п. 2 ст. 33, п. 7 ст. 35, п. 2 ст. 79; квалифицированное большинство в 3/4 голосов от всех членов должно быть достигнуто при образовании временного единоличного исполнительного органа (п. 4 ст. 69).

Учитывая изложенное, большую практическую значимость приобретает вопрос о том, кого считать выбывшими членами совета. Законодательство не расшифровывает содержания данного термина; не раскрывается оно и в основном правоприменительном акте в сфере акционерного права - Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (см. п. 32). Наибольшие споры у правоприменителя и в науке вызывает проблема правомерности квалификации в качестве выбывших членов совета директоров, добровольно сложивших с себя полномочия и письменно уведомивших об этом общество <9>. Судебная практика, как известно, тяготеет к непризнанию рассматриваемых субъектов выбывшими (см. п. 9 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, сообщенного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. N 62).

<9> Так, О.А. Макарова отвечает на поставленный вопрос положительно (см.: Макарова О.А. Корпоративное право: Учебник. М.: Волтерс Клувер, 2005). Об иной позиции, в частности, см.: Санин К. Вопросы компетенции общего собрания акционеров как высшего органа управления общества // Право и экономика. 2004. N 11.

Вместе с тем полагаем, что при определенных обстоятельствах гражданин может утратить членство в совете директоров (наблюдательном совете) на основании собственного заявления, например, в связи с поступлением на муниципальную службу. Данное утверждение продиктовано следующими соображениями. В силу пп. 4 п. 1 ст. 11 ФЗ "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации" муниципальный служащий не вправе состоять членом органа управления коммерческой организации (если иное не установлено законом). Ситуация, при которой лицо, занявшее муниципальную должность, вынуждено ожидать внеочередного общего собрания акционеров, созываемого с целью досрочного прекращения полномочий совета директоров, либо годового общего собрания, на котором бы был сформирован новый состав совета, с одной стороны, приводит к нарушению императивных требований законодательства касательно ограничений, связанных с муниципальной службой (безосновательно ставя муниципального служащего в положение правонарушителя), а с другой стороны, грубо и нелегитимно ограничивает право гражданина на избрание рода профессиональной деятельности. Кстати сказать, принципиальная допустимость прекращения членства в совете директоров при подаче заявления о выходе признается и некоторыми судебными инстанциями <10>.

<10> См., напр.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 декабря 2003 г. N А05-1668/03-60/17.

В упоминавшемся п. 9 Обзора практики упоминается о том, что выбывшим также является член совета, чьи полномочия прекращены досрочно по решению общего собрания акционеров. Однако данное правило сегодня неприменимо. Дело в том, что из смысла кумулятивного (совокупного) голосования, используемого при избрании совета директоров (наблюдательного совета), вытекает недопустимость прекращения полномочий отдельных членов совета на общем собрании <11>. Обозначенный постулат выводим и из действующего законодательства. В силу пп. 4 п. 1 ст. 48 к исключительной компетенции общего собрания акционеров относится вопрос об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета) и досрочном прекращении их полномочий. Приведенная норма Закона не конкретизирует, идет ли речь о прекращении полномочий всех или некоторых членов совета директоров, однако пробел восполняется положениями п. 1 ст. 66 ФЗ "Об акционерных обществах", согласно которым по решению общего собрания акционеров могут быть прекращены досрочно полномочия всех членов совета директоров (наблюдательного совета).

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<11> На это неоднократно обращалось внимание в юридической литературе. См., в частности: Новикова Н., Коржевская А. Сложности кумулятивного голосования // ЭЖ-Юрист. 2004. N 19; Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" (постатейный). М.: Волтерс Клувер, 2005; Цепов Г.В. Акционерные общества: Теория и практика: Учеб. пособие. М.: ТК Велби; Проспект, 2006.

О выявленной позиции законодателя свидетельствует и характер изменений, внесенных в ФЗ "Об акционерных обществах" Федеральным законом от 24 февраля 2004 г. N 5-ФЗ и имевших целью распространить режим кумулятивного голосования на все акционерные общества (до этого совокупное голосование было обязательным только для компаний с числом акционеров - владельцев голосующих акций более 1000). Пункт 1 ст. 66 Закона в старой редакции предусматривал, что: а) "по решению общего собрания акционеров полномочия любого члена (всех членов) совета директоров (наблюдательного совета) общества могут быть прекращены досрочно" (абз. 3); б) "в случае избрания членов совета директоров (наблюдательного совета) общества кумулятивным голосованием... решение... о досрочном прекращении полномочий может быть принято только в отношении всех членов совета..." (абз. 4). ФЗ от 24 февраля 2004 г. N 5-ФЗ, отменивший действие предписаний абз. 4, параллельно исключил из абз. 3 слова "любого члена". В свете сказанного не может быть расценено в качестве аргумента в пользу возможности прекращения высшим органом управления акционерной компании полномочий конкретных (а не всех) членов совета и разъяснение, содержащееся в п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", ибо оно было продиктовано анализом норм ФЗ в прежней редакции.

Итак, при кумулятивном голосовании переизбрать совет директоров (наблюдательный совет) акционерного общества досрочно можно лишь в полном составе. Но является ли данный тезис универсальным? В частности, на практике возник вопрос об обоснованности прекращения полномочий отдельных членов совета директоров кредитной организации в свете того, что в нормативных актах, регламентирующих статус кредитных организаций, наличествуют правила об уведомлении Банка России об отдельных изменениях в составе совета директоров (в ст. 11.1 ФЗ "О банках и банковской деятельности", а также письме ЦБ РФ от 5 октября 2005 г. N 06-33-2/4176). Полагаем, что сделанный нами общий вывод не "умаляется" указанными правилами, поскольку:

  1. специальные нормы законодательства, касающиеся акционерных обществ в сфере банковской деятельности, действуют лишь в части, регулирующей особенности создания, реорганизации, ликвидации, правового положения акционерных компаний, а также прав и обязанностей акционеров (п. 3 ст. 1 ФЗ "Об акционерных обществах", ст. 96 ГК РФ). Во всем остальном на эти общества в полной мере (без каких-либо изъятий) распространяется действие ФЗ "Об акционерных обществах", включая содержащиеся в нем нормы о порядке формирования органов управления общества (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19);
  2. банки могут создаваться в любой организационно-правовой форме, относящейся к хозяйственным обществам (ст. 1 ФЗ "О банках и банковской деятельности"); в иных же хозяйственных обществах - обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью - избрание совета директоров (наблюдательного совета) посредством кумулятивного голосования носит добровольный характер (данный способ голосования применяется тогда, когда он непосредственно предусмотрен уставом) (п. 9 ст. 37 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Таким образом, положения ст. 11.1 ФЗ "О банках и банковской деятельности" не имеют целью предусмотреть особые правила прекращения полномочий членов совета директоров (по сравнению, например, с акционерным правом); они только лишь закрепляют необходимость уведомления Банка России о состоявшемся (по правилам законодательства о соответствующих юридических лицах!) прекращении полномочий члена совета.

Довольно уникальная ситуация складывается при решении вопроса об одобрении советом сделки, в совершении которой имеется заинтересованность (п. п. 2, 3 ст. 83). Правила голосования здесь зависят от числа акционеров в обществе:

если в обществе число владельцев голосующих акций составляет 1000 и менее, в голосовании участвуют члены совета, не заинтересованные в совершении сделки, причем их количество обязательно должно достичь определенного уставом кворума для проведения заседания;

в иных обществах для голосования необходима не только незаинтересованность, но и независимость члена совета директоров (наблюдательного совета), однако здесь уже требования о кворуме, по сути, не учитываются, ибо достаточно хотя бы одного члена, отвечающего указанным критериям, чтобы голосование состоялось.

Как представляется, подобные предписания следовало предусмотреть и на случай определения советом цены (денежной оценки) имущества, образующего предмет сделки, в которой может быть заинтересован член совета. Вместе с тем из редакции абз. 3 п. 1 ст. 77 (крайне неудачной) вытекает, что количество незаинтересованных членов совета должно составить кворум применительно к любому обществу (т.е. безотносительно к числу его акционеров).

Правила о кворуме для проведения заседания коллегиального исполнительного органа аналогичны требованиям к кворуму заседания совета директоров (наблюдательного совета) (не менее половины от избранных членов), однако со следующими особенностями:

а) он может устанавливаться не только уставом, но и иным внутренним документом общества;

б) в случае, когда реальное количество членов правления или дирекции становится меньше заданного кворума, совет директоров (наблюдательный совет):

либо формирует временный коллегиальный исполнительный орган и созывает внеочередное общее собрание акционеров для избрания "полноценного" исполнительного органа - если его избрание входит в компетенцию высшего органа управления,

либо непосредственно образует новый коллегиальный исполнительный орган - если его избрание отнесено к компетенции совета (см. п. 2 ст. 70 ФЗ "Об акционерных обществах").

Порядок принятия решений на заседании правления (дирекции) Законом отдается на откуп уставу и утверждаемому общим собранием внутреннему документу общества (п. 1 ст. 70 ФЗ "Об акционерных обществах"). В соответствии с этим возможен любой вариант определения количества голосов для принятия решения (единогласие, простое или квалифицированное большинство, причем как всех, так и от числа присутствующих на заседании членов).