Мудрый Юрист

Квалифицирующие признаки и отграничение хищения предметов, имеющих особую ценность, от смежных преступлений

Братанов В.В., кандидат юридических наук, начальник ГУ МВД РФ по Нижегородской области, генерал-лейтенант милиции.

В качестве квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 164 УК предусматривает один общий для многих составов преступлений признак и один специфически узкий. Следует отметить, что законодатель обоснованно усилил ответственность за хищение указанных предметов группой лиц по предварительному сговору или организованной группой или совершенное неоднократно, так как эти обстоятельства весьма характерны для данного преступления.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК преступление считается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвуют лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Этот вид соучастия предполагает сговор между исполнителем и непосредственно участвующими в совершении преступления, то есть лицами, выполняющими деяния, предусмотренные объективной стороной хищения предметов, имеющих особую ценность.

Между соучастниками возможно разделение ролей, что имеет место при сложном соучастии в составе преступной группы. При этом не обязательно, чтобы каждый из соучастников непосредственно выполнял полностью действия (или часть действий), предусмотренных диспозицией ст. 164 УК. Подстрекательство к хищению указанных предметов, пособничество в нем и даже его организация не могут квалифицироваться по признаку совершения хищения по предварительному сговору группой лиц, если они не участвуют в выполнении объективной стороны хищения предметов, имеющих особую ценность.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК преступление признается совершенным организованной группой, если оно выполнено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Обязательным признаком данного вида соучастия является устойчивость, выражающаяся в сплоченности членов группы, распределении ролей, целенаправленности действий группы на совершение преступлений, их планировании, четкой организации, наличии жесткой дисциплины. Применительно к рассматриваемому составу такой вид соучастия характерен для совершения неоднократных, многоэпизодных преступлений, когда хищение предметов, имеющих особую ценность, совершается систематически на протяжении длительного времени.

В преступную группу могут входить как одни общие субъекты (при краже, мошенничестве, грабеже и разбое), одни специальные субъекты (при присвоении и растрате), так и субъекты в смешанном виде. Данная форма соучастия наиболее опасна, поскольку общий размер вреда, наносимого собственникам, в этом случае значительно возрастает. При раскрытии подобных преступлений органы следствия, дознания сталкиваются со значительными сложностями. Так, в начале 90-х годов был совершен ряд краж из запасников Русского музея в г. Санкт-Петербурге. Следствием было установлено, что кражи совершала младший научный сотрудник Т. Кароль. Она передавала украденное контрабандисту М. Поташинскому. Кароль рассказала, что именно Поташинский предложил ей вынести несколько рисунков для копирования. Суд приговорил Поташинского к 8 годам лишения свободы, Кароль осуждена на 6 лет условно с испытательным сроком 5 лет. По новому УК мера наказания для Кароль и Поташинского была бы строже. Им было бы предъявлено обвинение по п. п. "а" и "б" ч. 2 ст. 164 УК РФ, предусматривающим лишение свободы на срок от 8 до 15 лет с конфискацией имущества за хищение культурных ценностей, совершенное неоднократно группой лиц по предварительному сговору.

Хищения предметов, имеющих особую ценность, приносят огромные барыши. Для извлечения таких прибылей и создаются преступные сообщества (организации). Если хищение указанных предметов совершено преступным сообществом, то имеет место квалификация по совокупности ст. ст. 164 и 210 (организация преступного сообщества, преступной организации) УК. Организованная группа может, например, иметь место при наличии сговора между работниками учреждений культуры и скупщиками культурных ценностей.

Законодатель в большинстве статей (ст. ст. 158, 163, 165, 166 УК), предусматривающих ответственность за корыстные посягательства на чужую собственность, совершение преступлений группой по предварительному сговору относит к квалифицирующим признакам, а совершение преступления организованной группой - к особо квалифицирующим обстоятельствам. Для разделения этих квалифицирующих признаков необходимо введение в ст. 164 УК части третьей.

В прежней редакции ст. 164 УК РФ законодатель в п. "б" ч. 2 этой статьи предусматривал неоднократность <1>. Последняя являлась квалифицирующим признаком, образующим совершение двух или более хищений предметов, имеющих особую ценность независимо от судимости за это преступление. Однако в соответствии с ч. 2 ст. 16 УК хищение (ст. 164 УК) не признается неоднократным, если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята. Примером неоднократности может послужить вышеназванное дело о кражах в Русском музее. М. Поташинский был ранее трижды судим, в том числе за контрабанду художественных ценностей. В 70-е годы его дело под названием "Бандероли в Иерусалим" вызвало большой резонанс. Поташинский пытался переправить в Израиль произведения живописи и графики, разрезанные на части и зашитые в переплеты книг. По этому делу было изъято и возвращено несколько сотен произведений искусства.

<1> Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. неоднократность как вид множественности и квалифицирующий признак исключена из УК РФ.

Специфическим квалифицирующим признаком исследуемого преступления выступает хищение предметов, имеющих особую ценность, повлекшее уничтожение, порчу или разрушение указанных предметов или документов. Под уничтожением понимается приведение предметов в полную негодность, когда они вообще перестают существовать физически (например, сгорание), либо не могут быть использованы по своему назначению, либо могут, но утрачивают свою особую ценность для науки, истории и культуры.

"Разрушить", согласно русскому языку, означает, "ломая, уничтожая, превратить в развалины" <2>, т.е. фактически значение этого слова тождественно понятию "уничтожить". Поэтому целесообразно это слово исключить из статьи.

<2> Ожегов С.И. Словарь русского языка. 15-е изд., стереотипное. М.: Русс. язык, 1984. С. 582.

Не соответствует лексическому значению этого слова понимание разрушения как такого изменения свойств предметов или документов, при котором они становятся частично непригодными для целевого использования, и рассмотрение порчи как разновидности разрушения <3>.

<3> См.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М.И. Журавлева и С.И. Никулина. М.: Спарк, 1998. С. 155.

"Порча" в русском языке означает "приведение в негодность, портить, т.е. делать плохим" <4>. Порча - синоним термина "повреждение", который употребляется при описании составов, предусмотренных ст. ст. 167 и 168 УК. Термин "повреждение" является более употребительным по сравнению со словом "порча". В словаре С.И. Ожегова в качестве значений слова "повредить", "повреждение" называются "испортить (поломать, поранить, порча)". Поэтому под порчей следует понимать причинение восстановимого вреда, частичную утрату предметами или документами своих качеств. Эти качества могут быть восстановлены путем реставрации или ремонта, затраты на которые меньше ценности указанных предметов или документов.

<4> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 501.

Анализируемый квалифицирующий признак имеет место только тогда, когда уничтожение, порча или разрушение наступили в результате хищения, а не являются самостоятельным деянием. Поэтому необходимо установить причинную связь между хищением и причинением вреда в виде уничтожения, порчи или разрушения. Этот вред может быть причинен в процессе хищения или после совершения хищения (небрежное хранение, неаккуратные перевозка, перенос и т.д.). Примером в этом случае может служить ограбление Русского музея в Санкт-Петербурге. Неизвестными были похищены рисунки Перова. В результате перестрелки между грабителями и охраной музея и совершенно варварского способа хищения пострадали некоторые ценные произведения искусства.

Сравнительно недавно произошла серия хищений из Центрального государственного архива. Были похищены документы, относящиеся к XV - XVIII вв. На большинстве похищенных документов стояли личные подписи государственных деятелей тех лет. Преступники просто вырывали документы из подшивок, что привело к утрате множества ценных экземпляров.

Субъективное отношение к этим дополнительным последствиям может быть умышленное (косвенный умысел) или неосторожное. Преступники, естественно, не желают уничтожения или повреждения предметов, имеющих особую ценность, т.к. совершают преступление с корыстной целью. Если же изъятие предметов, имеющих особую ценность, производится с целью уничтожения, разрушения, то деяние не подлежит квалификации по ст. 164 УК, а подпадает под признаки ст. 167 или ст. 243 УК.

С.М. Кочаи считает, что вина по отношению к уничтожению, порче или разрушению похищенных предметов может быть только неосторожной <5>. Однако он не учитывает, что виновный, совершая хищение в рискованных, опасных задержанием условиях, может действовать крайне самонадеянно по отношению к обеспечению сохранности похищаемых предметов (торопливо отделяя икону, витраж от стены, может разбить, повредить и т.д.) и, таким образом, допускать уничтожение, порчу или разрушение похищаемых или похищенных предметов или документов.

<5> См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. IV. Владивосток, 2000. С. 106.

Хищение предметов, имеющих особую ценность, должно отграничиваться от целого ряда преступлений. Так, на практике актуальным является отграничение данного преступления от мошенничества, совершаемого с использованием подделок произведений искусства. При совершении того и другого преступления имеют место корыстные мотивы и цели, но различаются способы достижения корыстной цели. При хищении (ст. 164 УК) эта цель достигается завладением подлинными предметами, имеющими особую ценность, а при мошенничестве - завладением денежными средствами жертв путем обмана в отношении предмета сделки. Отличаются и предметы преступлений. При хищении предметов, имеющих особую ценность, путем обмана или злоупотребления доверием предметы подлинные, ценные; при продаже поддельных произведений искусства оконченное преступление совершается путем сбыта таких предметов и завладения денежными средствами потерпевших.

С.П. Щерба не совсем точен, когда пишет, что при хищении предметов, имеющих особую ценность, и мошенничестве, совершенном с использованием подложных произведений искусства, совпадают мотивы, но различаются цели преступления <6>. Очевидно, что в этих случаях совпадают мотив и цели преступлений, а различаются предметы и способы достижения цели.

<6> См.: Щерба С.П. Квалификация преступлений, посягающих на предметы или документы, имеющие особую ценность // Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. Материалы расширенного заседания Ученого совета. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Ген. прокуратуре РФ. 2001. С. 78.