Мудрый Юрист

Становление городского правопорядка в средневековье

Сметанникова Т.А., соискатель кафедры теории государства и права Московского университета МВД России.

Правопорядок, устанавливаемый в городе, обусловлен значимостью права именно для городского устройства. Но становление городского права на Западе и в России существенным образом отличалось. Именно в западноевропейских городах создаются условия для юридического и политического обеспечения условий городской жизни, вводятся городское право, городской суд, городское самоуправление. Г.В.Ф. Гегель отмечал, что именно в западноевропейских городах-государствах "впервые начал устанавливаться правовой порядок" <1>. Право и правовые нормы не столь необходимы ни средневековому русскому обществу в целом, ни городским поселениям в частности. Властная административная составляющая заменяла таковые как на домонгольском этапе русской истории, так и тем более на послемонгольском.

<1> Гегель Г.В.Ф. Философия истории. СПб., 1993. С. 400.

Русский город принципиальным образом отличался от города западноевропейского. По справедливому замечанию Т.В. Кашаниной, "если право западноевропейских городов выражало свободу горожан, то городское право в России было его зеркальным отражением и выражало свободу государства (в лице великих князей, а потом царей), считавшегося единственным и безраздельным собственником земли" <2>. Поскольку свобода для России, во всяком случае в Средневековье, было понятием чуждым, городское право было прежде всего правом полицейским - т.е. системой правил поведения, которая была направлена на установление угодного высшей государственной власти правопорядка.

<2> Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. М., 2004. С. 250

Итак, западноевропейский город был организован одним образом, русский город - совершенно другим. И правопорядок в западноевропейском городе устанавливался по одним принципам, в русском городе - по другим. То, что правопорядок можно организовывать по-разному, было известно с глубокой древности. Еще у греков эпохи Античности для обозначения этих двух видов порядка существовали два термина: таксис - для устроенного порядка и космос - для возникшего порядка (причем первоначально под этим термином понимался "правильный порядок в государстве и обществе").

Средневековый западноевропейский город - принципиально новый феномен мировой цивилизации, никогда и нигде ранее не существовавший. Подъем городов начался только в Западной Европе - т.е. там, где собственно и возник феодализм <3>. Г. Дж. Берман пишет: "В конце XI и в XII столетии возникли тысячи новых городов - в Северной Италии, Фландрии, Франции, Нормандии, Англии, немецких княжествах, Кастилии, Арагоне и других частях Европы. Новые города появились даже до того, как сами эти территории стали целостными политическими образованиями, а в некоторых отношениях городские общины имели больше общего друг с другом, чем с теми странами, в которых они располагались. Ибо как бы ни был разнообразен их облик, они все обладали общим самосознанием городских сообществ и все имели схожие правовые институты - все они управлялись системой городского права... это, конечно, были не первые города в мировой истории. Однако до них не было и ничего в точности на них похожего" <4>. Правопорядок в этих городах устанавливали сами горожане, ибо именно корпоративное единство и способность к органичному развитию были обусловлены городским правосознанием и системой городского права.

<3> Марк Блок убедительно доказывает, что феодальными в Средневековье были лишь Франция, Западная Германия, Северная Италия и Англия. См.: Блок М. Феодальное общество. М., 2003. С. 434.
<4> Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1998. С. 336.

Нельзя сказать, что западноевропейским бюргерам не был известен другой способ установления городского порядка. Еще в античности существовали две интенции в развитии городов. Если древнегреческие города-государства были независимыми, самодостаточными республиками, где был установлен полисный эндогенный правопорядок, космос, то в императорском Риме города были центрами административного контроля и управлялись императорскими чиновниками, т.е. там был установлен внешний, экзогенный правопорядок, таксис. Средневековые западноевропейские города не были похожи ни на древнегреческие города-полисы, ни на имперские римские муниципии. Ю.И. Семенов отмечает: "Их нередко характеризуют как феодальные города, что неверно. Хотя эти города и существовали в феодальном обществе, феодальными они не были. Они базировались на ином, нежели феодальный, способе производства, который можно было назвать купеческо-бюргерским" <5>. Возникновение купеческо-бюргерского уклада и таких городов было крупнейшим переломом в развитии общества, в городах свободные люди стали создавать свой собственный экзогенный, стихийный правопорядок. Гражданский правопорядок, гражданское общество и правовое государство начинаются именно с западноевропейского, а затем и центральноевропейского <6> городского устройства собственной жизни.

<5> Семенов Ю.И. Философия истории. М., 2003. С. 472.
<6> Еще в 1220 г. в германском Магдебурге был разработан Свод законов, основанный на свободе и самоуправлении. Магдебургское право признавалось так широко, что его приняли сотни вновь образованных городов по всей Центральной Европе, и судебные решения ссылались на решения магдебургских судей.

Экономические факторы чрезвычайно влияют на правопорядок в городе. Собственно именно становление экономики: возрождение предпринимательской деятельности, рост ремесленного производства, финансовая и банковская деятельность, урбанизация и повышение производительности сельскохозяйственного труда и избыток сельскохозяйственных продуктов, собственно рост богатства горожан - обусловили неуклонный рост западноевропейских городов и необходимость правового регулирования их жизни. Каменные дома жителей, воздвигаемые на века, огромные христианские соборы и величественные ратуши создают облик западноевропейского средневекового города. Западная Европа стала создавать гигантские каменные соборы, потому что была сила, "способная воздвигать подобные громады, - общественная сила, богатый многолюдный город, жители которого создавали в себе одно целое, привыкали к общему делу" <7>. Это резкое отличие от Запада обнаружилось в русском развитии очень рано, в X веке, и сохранялось, по мнению Соловьева, в течение семи столетий. На Западе рано получают значение города; на Руси же города были бедны, разбросаны на больших расстояниях друг от друга, горожане не приобрели сословной самостоятельности и силы, и когда Иван Грозный захотел дать горожанам самоуправление, многие города обнаружили свою "неразвитость", "не приняли от правительства дара самоуправления". Великий Новгород в противоположность ганзейским городам "представлял собой библейскую статую с золотой головой и глиняными ногами". Если западное общежитие заставило население найти формы совместного цивильного выживания, появление статутов, городского права (на Западной Руси отозвавшегося введением магдебургского), то на большой Руси зачатки городского самоуправления появились только во второй половине XIX в.

<7> См.: Соловьев С.М. Сочинения. История России с древнейших времен. Кн. VII. Т. 13. М., 1991. С. 48, 109.

Но главное состояло в том, что в западноевропейском средневековом городе были сформированы самодеятельные организации горожан по профессиональному признаку - корпорации, гильдии, цеха - объединения, защищающие их интересы и регулирующие отношения как внутри профессионального объединения, так и за его пределами. Корпорации (гильдии) были производственными, морскими, горными, финансовыми, а также лиц свободных профессий. Кроме отстаивания своих интересов корпорации занимались проблемами упорядочивания цеховой деятельности, регламентаций внутренней жизни (проблемы управления, вопросы технологии, условия труда, ученичества и приема в члены гильдии, стандарты качества работы, цены и условия продажи и поставки для ограничения конкуренции и др.).

В разных городах корпорации играли различную роль в установлении собственно городской власти. Особенно преуспели в этом итальянские города-республики. Петр Баренбойм отмечает: "Передовые государственно-правовые идеи сопровождали развитие флорентийского государства, а примеры античности Афин и республиканского Рима создали базу для практического воплощения разделения властей... Флорентийская модель государственности предусматривала такое раздробление государственных функций среди государственных органов, которое создавало сдержки и противовесы любому стремлению к установлению тирании в этом городе" <8>.

<8> Баренбойм П.Д. 3000 лет доктрины разделения властей. Суд Сьютера. М., 2003. С. 69, 71.

На Руси никогда не было профессиональных городских корпораций, не было городского права. Ремесленники по своему статусу были скорее ближе к крепостным крестьянам, нежели к горожанам в западном понимании. Несколько в лучшем положении находилось купечество, которое объединялось в организации, подобные гильдейским. Создатель всемерного "регулярства" Петр I организовал гильдейство "сверху": в 1721 г. Регламентом Главного магистрата было объявлено обязательным создание гильдий во всех городах. Посадское население разделили на "регулярных" и "нерегулярных", первые, в свою очередь, делились на гильдии по имущественному признаку. Но это были события XVIII в., на Западе цеховой (гильдейский) порядок к тому времени себя уже давно изжил.

Следует отметить, что в России собственно городов в западноевропейском смысле никогда не было. Русский город - это центр власти, военная крепость, а уж потом экономическая, культурная и социальная общность. Практически все западные путешественники, посещавшие Русь, отмечали большое отличие русских городов от западноевропейских. Германский исследователь Иордан не увидел на Руси городов, а скандинавские саги называли ее "Гардарик" - страна городов. Восточные славяне, как уже говорилось, не осваивали территорию Римской империи, сделать римские города русскими не могли. Города на Руси возникают прежде всего как укрепленные поселения. Средневековые русские города - это укрепленные центры княжеской власти, а уж затем и экономические центры. Появляются торгово-ремесленные поселения-посады под стенами феодальных укреплений.

В центре западного города ратуша и рынок - символы политического самоуправления и экономической жизни города. В центре русского города - кремль, крепость, центр административной власти и жилище князя. Западный город весь обнесен стенами, ремесленники живут "внутри" города, городские стены защищают горожан от внешней агрессии. Замок короля зачастую был вынесен за городскую черту <9>. Кстати, подобный порядок был установлен и в Новгороде, имевшем наиболее европейские интенции развития и не подвергшемся монгольскому нашествию.

<9> В классическом европейском городе, сохранившем свою средневековую архитектуру, - Праге мы видим в центре Старого города ратушу, а великолепный королевский дворец, Вышгород, - на противоположном берегу Влтавы, за пределами Старого города.

Крепость-кремль и крепость-город отличались даже в военно-стратегическом плане - второй был гораздо эффективнее. Горожанам в Западной Европе было что терять, их собственность накапливалась и передавалась из поколения в поколение. Городское добровольное ополчение гораздо более мотивированно защищает свой город, нежели дружина князя, перед которой у феодала были обязательства, и уж тем более наемные рати. В городской черте свободные горожане живут согласно своему порядку, "городской воздух делает человека свободным". Правопорядок наводит городская полиция из числа местных жителей, уважаемые и достойные люди <10>.

<10> Вспомним хотя бы "Ночной дозор" Рембрандта.

В России - за стенами кремля посады, посадцы, слободы, в которых живут ремесленники, чья зависимость от князя или боярина вполне очевидна. Дружина князя может и предать, наемники (варяги, половцы, а затем и татары) - отстранить князя от власти. При приближении врага ремесленный люд либо прятался за стенами кремля, либо разбегался по окрестным лесам, а их убогие жилища сжигались. Материальные интересы горожан учитывались в последнюю очередь, главная задача была - отстоять кремль.

В отличие от западных городов собственностью, передающейся из поколения в поколения, русские люди не обладали, да и та, что имелась, всегда могла быть изъята в пользу князя. Если до XIII в. были еще элементы сходства западных и русских городов, то после монгольского нашествия хозяйственная и культурная жизнь городов (за исключением Новгорода и Пскова) стала приходить в упадок, рост городов прекратился. Возрожденные города имели уже иной характер, более напоминающий Восток, нежели Запад.

Экономически русский человек внутренне был просто в меньшей степени знаком с представлением о правопорядке как способе самостоятельно решать свои проблемы. Экономический интерес заменялся служением господину, внутренняя самостоятельность - патерналистскими установками следовать его указаниям, необходимость наводить собственный порядок - неизбежностью следовать установленному порядку.

Городское самоуправление, кстати, также разрешенное и предложенное властями, появляется только начиная с XVIII в. В средневековом русском городе полицейские функции исполняли ярыги, которые набирались по распоряжению властей из волостных жителей. При этом отношение к ним было крайне негативным, в повседневном обиходе ярыги - это пьяницы и бездельники. Создание полиции является одной из петровских западнических реформ. При этом у Петра I не было даже тени сомнения, каким будет этот новый орган всеохватывающего и всепроникающего государственного механизма. Полиция понималась не только как учреждение, но и как система отношений, образ универсального мышления, в котором культ государственной власти был доведен до предела. Глава "О полицейских делах" в Регламенте Главного магистрата 1721 года - это гимн полиции как культуре: "...полиция особливое свое состояние имеет, а именно: оная споспешествует в правах и в правосудии, рождает добрые порядки и нравоучении, всем безопасность подает от разбойников, воров, насильников и обманщиков и сим подобных, непорядочное и непотребное житие отгоняет и принуждает каждого к трудам и к честному промыслу, чинит добрых досмотрителей, тщательных и добрых служителей, города и в них улицы регулярно сочиняет, препятствует дороговизне и приносит довольство во всем потребном к жизни человеческой, предостерегает все приключившиеся болезни, производит чистоту по улицам и в домах, запрещает излишество в домовых расходах и все явные погрешении, призирает нищих, бедных, больных, увечных и прочих неимущих, защищает вдовиц, сирых и чужестранных по заповедям божиим, воспитывает юных в целомудренной чистоте и честных науках; вкратце ж над всеми сими полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундаментальной подпор человеческой безопасности и удобности" <11>.

<11> История полиции России / Под ред. В.М. Курицына. М., 1998. С. 49.

Таким образом, если сравнивать средневековое городское устройство Запада и России, то можно увидеть, что в первом случае преобладает собственный социальный, гражданский, самодеятельный, эндогенный правопорядок - космос, во втором случае преобладает навязанный, властно-государственный, деспотический, экзогенный правопорядок - таксис. Первый формирует в конечном счете правовое государство, разделение властей и гражданское общество, второй - деспотию и авторитарный режим. В первом случае правопорядок достигается органичным и естественным способом, во втором случае он воспринимается как чуждое и ненужное обществу и конкретному человеку явление.