Мудрый Юрист

Оправдательный приговор и уголовная политика

Петрухин И.Л., автор многочисленных фундаментальных работ, посвященных судебной власти, эффективности правосудия и уголовному процессу, заведующий сектором проблем правосудия Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.

Оправдательный приговор - форма судебного контроля за законностью и защитой прав человека на предварительном следствии и дознании. Контроль заключается в проверке и исследовании представленных в суд доказательств и опровержении вывода о том, что преступление совершил обвиняемый. В соответствии с презумпцией невиновности для опровержения обвинения можно лишь установить, что собранные следствием доказательства недостаточны для признания обвиняемого виновным. В УПК РФ 2001 г. включено основание вынесения оправдательного приговора - "подсудимый непричастен к совершению преступления" (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ), которое заменило основание "не доказано участие обвиняемого в совершении преступления" (УПК РСФСР 1960 г.).

УПК РФ (ст. 246) предусмотрел вынесение судом постановления о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) в случае отказа прокурора от обвинения. В указанных случаях желательно вынесение не постановления о прекращении дела, а оправдательного приговора по основаниям, указанным отказавшимся от обвинения прокурором. В правосознании граждан оправдательный приговор имеет больший вес, чем постановление суда о прекращении дела.

При сравнении оправдательного приговора с обвинительным можно заметить, что оправдание производит более сильное воздействие на психику судебной аудитории (одобрительные возгласы, аплодисменты или знаки несогласия), чем вынесение обвинительного приговора. Оправдательный приговор - редкое явление в судебной практике (см. ниже). К тому же распространено убеждение, что если уж человек предан суду, то он непременно будет осужден, поэтому оправдание воспринимается как явление чрезвычайно редкое, неожиданное.

Признаком демократичности судопроизводства является общее количество оправдательных приговоров, постановляемых судами страны, в их сопоставлении с числом обвинительных приговоров. Каждый оправдательный приговор - свидетельство силы судебной власти, которая не боится противостоять столь могущественным органам, как прокуратура, министерство внутренних дел или служба государственной безопасности и преодолеть сложившееся под их влиянием общественное мнение.

Количество оправдательных приговоров детерминировано действием ряда факторов, из которых одни способствуют его увеличению, а другие - уменьшению. Оно связано с уголовной политикой и позицией вышестоящих органов судебной власти.

Вышестоящие суды в разные исторические периоды предъявляют различные требования к законности и обоснованности приговоров, и это отражается на количестве оправданий.

Так, по всем уголовным делам в СССР оправдывалось судами первой инстанции лиц (в % от вынесенных судами приговоров) <1>:

<1> Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1975. С. 161.
     Годы       
  % оправданных 
     годы        
  % оправданных 
   1937 - 1940  
       10       
   1954 - 1956   
       5,5      
   1941 - 1945  
       10       
   1957 - 1966   
       2,5      
   1946 - 1953  
       9        
   1967 - 1970   
       1,0      

Если исключить дела частного обвинения, на долю которых приходилось две трети оправданных, тенденция к сокращению числа оправдательных приговоров обнаруживает себя еще более отчетливо.

Многие суды стремились к вынесению оправдательных приговоров только в бесспорных случаях, когда нет ни малейшего сомнения в невиновности подсудимого. Когда же такие сомнения имелись, судьи предпочитали возвращать дела на доследование, где часть из них прекращалась.

В дальнейшем процент вынесенных районными судами Российской Федерации оправдательных приговоров колебался, но был не выше "1". В 2002 - 2005 гг. доля оправданных районными судами составляла 0,5% от оконченных производством уголовных дел; в 2004 - 2005 гг. доля оправданных мировыми судьями составляла 1,5 и 1,4% от всех оконченных производством дел <2>.

<2> Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2005 г. // Российская юстиция. 2006. N 9. С. 73.

Динамику статистики оправдательных приговоров предопределяют колебания уголовной политики, изгибы которой отражают стремление руководства страны то к беспощадному подавлению преступности и "ужесточению" уголовных наказаний, то к гуманизации судебной репрессии, смягчению наказаний в расчете на меры культурно-воспитательного характера.

Приведенные цифры снижения числа оправдательных приговоров <3> иногда интерпретируют как доказательство постепенного улучшения качества предварительного расследования (меньше оправданий - выше качество следствия). Однако у нас нет подтверждений того, что в рассматриваемый период качество следствия решающим образом влияло на количество оправдательных приговоров. Такое влияние наблюдалось в редкие непродолжительные периоды совершенствования наших правоохранительных органов. Чаще встречались самокритичные признания руководителей этих органов и высказывания недовольных судей о низком качестве расследования со ссылками на проблему кадров, недостаточную техническую оснащенность следственных органов, низкую раскрываемость преступлений (в 2005 г. не раскрыто преступлений - 1658854, в том числе тяжких и особо тяжких - 513726) <4>.

<3> Кроме вынесенных мировых судами, рассматривающими дела частного обвинения.
<4> Состояние преступности в России. МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2005. С. 4.

Остается другая версия: снижение уровня требований к приговору, его законности и обоснованности со стороны вышестоящих судебных инстанций с тем, чтобы обрисовать якобы благополучную картину положения дел в сфере уголовного судопроизводства. Снижался стандарт доказанности преступлений, что вело к увеличению числа обвинительных и уменьшению доли оправдательных приговоров. Стандарты доказанности определяются не законом, а практикой, которая формируется вышестоящими судами с учетом зигзагов уголовной политики и ряда других факторов. Судью, который выносит много оправдательных приговоров, сначала пытаются приобщить к заданным критериям доказанности обвинения, господствующим в данной судебной системе, а если это не помогает, создают невыносимые условия для работы (частные определения, "проработка" на совещаниях, передача на рассмотрение наиболее сложных и скандальных дел, наложение дисциплинарных взысканий) и в конце концов изгоняют строптивого из своей среды.

Практика выработала стандарты, согласно которым обвинительный приговор должен быть вынесен как минимум при наличии определений совокупности доказательств. На этапе "ужесточения" уголовной политики вышестоящие суды вносят некоторые коррективы в практику судопроизводства, дозволяя выносить обвинительные приговоры при несколько меньшем числе улик. И то, что ранее считалось недоказанным и влекло вынесение оправдательного приговора, становится доказанным и влечет вынесение обвинительного приговора. Обратный процесс (повышение стандартов доказанности обвинения и увеличение доли оправдательных приговоров) в России на практике почти не наблюдается, о чем свидетельствует нисходящая линия оправданий, приведенная выше.

В царской России суд присяжных оправдывал в XIX в. около 40% подсудимых, в XX в. вплоть до Октябрьской революции 1917 г. - 25% подсудимых. В советский период высокие цифры оправданий приходятся на тот период, когда уничтожались "враги народа" несудебными методами. Эти цифры свидетельствуют и о крайне низком уровне расследования преступлений и обвинительном уклоне следствия, на который не могли не реагировать даже рабоче-крестьянские судьи (в довоенный период в СССР только 5% народных судей имели высшее юридическое образование, в 1946 г. таких судей было 14,6%).

Но вернемся к статистике оправданий в современный период (данные по районным судам):

   Годы    
 1998 
 1999 
 2000 
 2001 
 2002 
2003 <5>
 2004 
2005 <6>
  Кол-во   
оправданий
 2265 
 2645 
 2567 
 2570 
 4020 
  4586  
 4100 
  3900  
<5> Данные заимствованы из статьи: Гаврилов Б.Я. Институт судебного доследования // Российская юстиция. 2005. N 12. С. 28.
<6> Там же.

В 1998 - 2001 гг. держался довольно низкий уровень оправданий (примерно 2500 в год). Но в 2002 - 2004 гг. этот показатель значительно вырос (более 4000 тыс. в год), однако в 2005 г. он резко снизился (на 2,9%). В последние три года доля оправдательных приговоров районных судов составляла лишь 0,5% <7>.

<7> Обзор деятельности федеральных судов... С. 73.

Скачок в сторону увеличения числа оправданий (2002 г.) связан с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса РФ (2001 г.), в котором были значительно расширены позиции защиты и гуманизированы некоторые институты уголовно-процессуального права (неимущие обвиняемые получили право пользоваться услугами адвоката за счет государства; по всем уголовным делам было отменено доследование, что привело к росту числа оправдательных приговоров; во многих регионах был учрежден суд присяжных, который оправдывает в среднем 20 - 25% подсудимых; росту числа оправданий способствовал институт отказа прокурора от обвинения в суде; был введен судебный контроль на предварительном следствии, внесший определенный вклад в укрепление режима законности в судопроизводстве; расширение состязательного начала судебного разбирательства способствовало защите в обосновании выдвигаемых ею доводов; несколько омолодился и проникся либеральными идеями контингент федеральных судей и др.).

Однако уже в 2004 г. наметилась и в 2005 г. усилилась тенденция спада числа оправданных. Это объясняется в первую очередь "ужесточением" уголовной политики, обусловленным ростом преступности. В 2005 г. в России было зарегистрировано 3554738 преступлений, из них 1658854 не раскрыто (31,1%). Зарегистрировано в тот же период 30849 убийств и покушений на убийство (из них не раскрыто 5043), 1572996 краж (из них не раскрыто 1006662) <8> и т.д. Усиление карательных начал уголовной политики в этот период видится и в том, что за последние два-три года значительно выросло число арестов и задержаний.

<8> Гаврилов Б.Я. Указ. соч. С. 31.

Несмотря на отмену доследования, следственные органы применяли этот институт в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении следующего числа лиц: 2003 г. - 22827, 2004 г. - 38913, первое полугодие 2005 г. - 18864. Возрождение доследования влечет уменьшение числа оправдательных приговоров. В том же направлении действует и все более широко применяемый особый порядок судопроизводства (гл. 40 УПК РФ). Согласие обвиняемого на рассмотрение его дела без исследования доказательств в случаях, когда он полностью признает себя виновным, предопределяет вынесение обвинительного приговора. В таком порядке рассматривается уже до одной трети уголовных дел, в том числе о тяжких преступлениях. Это влияет на увеличение массива обвинительных приговоров и уменьшение доли оправдательных приговоров. Хотя при обнаружении данных, которые влекут вынесение оправдательного приговора, судья должен прекратить производство в порядке гл. 40 УПК РФ и направить дело для рассмотрения в общем порядке. В этих случаях судья по ходатайству подсудимого, государственного или частного обвинения, потерпевшего или по собственной инициативе выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и рассмотрении дела в общем порядке, что создает возможность вынесения оправдательного приговора (ч. 6 ст. 316 УПК РФ). Но это крайне редкие случаи.

Таким образом, существует большая группа факторов, влияющих на распространенность оправдательных приговоров, а именно: 1) уголовная политика, колебания которой вызывают рост или снижение числа оправдательных приговоров; 2) стандарты доказанности обвинения, вводимые высшими судами страны путем изменения уровня требований к приговору; 3) качество следствия, повышение которого ведет к снижению доли оправданных приговоров, а понижение - вызывает необходимость вынесения большего числа оправдательных приговоров; 4) идея "профессиональной солидарности" судей, прокуроров, следователей, органов дознания, якобы выполняющих общую задачу - сдерживание преступности (многие считают, что они должны "с пониманием" относиться к трудностям следствия и не предъявлять к нему повышенных требований, в частности выносить как можно меньше оправдательных приговоров, поскольку каждый такой приговор - большая неприятность для дознавателя, следователя, прокурора); 5) наличие или отсутствие доследования (несмотря на отмену доследования, этот институт все же применяется, что ведет к снижению числа оправдательных приговоров); 6) введение особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ), рассчитанного на вынесение обвинительных приговоров по делам о преступлениях, наказуемых лишением свободы на срок до 10 лет при наличии добровольного признания обвиняемого и согласия государственного, частного обвинителя и потерпевшего без проведения судебного следствия (этот институт значительно увеличил долю обвинительных приговоров и, соответственно, уменьшил число оправданий); 7) учреждение суда с участием присяжных заседателей в России повышает долю оправдательных приговоров, поскольку, как уже отмечалось, присяжные выносят 20 - 25% оправдательных вердиктов (до 50% приговоров суда присяжных отменяется Кассационной палатой Верховного Суда РФ, но это существенно не влияет на характер и распространенность принимаемых ими решений; в большинстве случаев отменяется приговор, вынесенный единолично судей, а не вердикт присяжных); 8) введение института признания доказательств недопустимыми, если они собраны с нарушением закона (исключение недопустимых доказательств нередко приводит к тому, что остающихся доказательств недостаточно для обоснования обвинения и суд выносит оправдательный приговор); 9) давление, оказываемое на суды со стороны прокуратуры, МВД, ФСБ, органов дознания как по отдельным уголовным делам, так и вообще, направленное на усиление репрессивных начал судопроизводства и недопущение слишком широкого вынесения оправдательных приговоров; 10) общественное мнение, формируемое правоохранительными органами, СМИ, не вполне компетентными, ищущими сенсаций журналистами (публику пугают страшными убийствами, терактами, катастрофами, охотно демонстрируют задержанных, арестованных, подсудимых, заключенных в клетку, требуют смертной казни, но потом вдруг с удивлением и негодованием узнают, что суд вынес оправдательный приговор; тогда гнев и возмущение адресуют суду, который, видите ли, мешает бороться с преступностью. Так было, например, в С.-Петербурге, когда в ноябре 2006 г. суд оправдал молодых людей, якобы убивших восьмилетнюю девочку, а также оправдал 14 подсудимых, обвинявшихся в убийстве вьетнамского студента. Пресса и телевидение возмущенно обвиняли судей в ложном либерализме, поощрении убийств и насилия. Но "виноваты" были не судьи, вынесшие оправдательные приговоры, а следственные органы, направившие в суды дела о недоказанных преступлениях и построившие свои выводы на доказательствах, собранных с нарушением закона).

Правоохранительные органы нередко прибегают к услугам СМИ, пытаясь предотвратить вынесение оправдательного приговора или отменить такой приговор. Забывая о презумпции невиновности, пресса публикует материалы о совершении преступления определенными лицами. Но после вынесения оправдательного приговора в отношении этих лиц журналисты вместе с прокурорами нередко обрушиваются на суд, не понимая, что "недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности".

Во многих странах (в Англии, Франции, США и др.) оправдательный приговор в принципе неотменяем (за исключением появления новых обстоятельств), что особенно характерно для суда присяжных. Это объясняется действием трех правовых принципов: толкование сомнений в пользу оправданного, запрет поворота к худшему при обжаловании приговоров, уважение к "гласу народа" при вынесении оправдательного вердикта присяжными заседателями. В России более 40% оправдательных приговоров отменяются вышестоящими судебными инстанциями, причем после отмены оправдательного приговора и доследования или нового рассмотрения дела в суде первой инстанции чаще всего выносится обвинительный приговор. Эти сведения не фиксируются в статистике. Но проведенными ранее исследованиями было установлено, что после отмены оправдательного приговора в 80% случаев при новом рассмотрении дела выносится обвинительный приговор, а после отмены обвинительного приговора в 90% случаев после доследования и повторного рассмотрения дела в суде снова выносится обвинительный приговор <9>.

<9> Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок. Ч. I / Под ред. В.Н. Кудрявцева. С. 159.

Высокая отменяемость оправдательных приговоров с целью иной оценки доказательств при новом рассмотрении дела, обеспечивающая постановление обвинительного приговора взамен оправдательного, и, как следствие этого, снижение общего количества оправдательных приговоров указывают на преобладание обвинительной тенденции в деятельности по выявлению судебных ошибок. В частности, это относится к надзорному производству.

Юристы были удивлены и растроганы небывалым либерализмом законодателя, который в ст. 405 УПК РФ установил, что в надзорном порядке ни при каких обстоятельствах не может быть отменен оправдательный приговор или ухудшено положение осужденного.

Существует правило, сложившееся еще в Древнем Риме и соблюдаемое поныне в цивилизованном судопроизводстве, - это "благоприятствование защите" (favor defensionis).

Парадоксально, но обвиняемый имеет больше прав, чем потерпевший, например при назначении экспертизы; закон устанавливает большое количество случаев, когда участие защитника в деле обязательно (ст. 51 УПК РФ), тогда как обязательное назначение представителя потерпевшего законом не предусмотрено (ст. 42 УПК РФ); обвиняемый имеет право выбора между судом присяжных или судом в составе трех федеральных судей, а у потерпевшего такого права нет; подсудимый имеет право на последнее слово, а потерпевшему такое право не предоставлено; при обжаловании приговора подсудимым (защитником) действует запрет "поворота к худшему", тогда как в отношении потерпевшего такого права нет, и т.д. Эти преимущества обвинения вводятся для того, чтобы уравновесить силы обвинения и защиты. В распоряжении публичного обвинения - места лишения свободы, возможность применения процессуального принуждения и проведения следственных действий для собирания доказательств, криминалистическая техника, экспертные учреждения, оперативно-розыскная деятельность и др.

Защита таких преимуществ не имеет. В ее арсенале - собирание данных, которые могут стать доказательствами, без проведения следственных действий, заявление ходатайств и жалоб. Поэтому нет ничего удивительного в том, что законодатель хотел защитить оправданного (и осужденного) путем запрета "поворота к худшему" при рассмотрении дела судом надзорной инстанции. При этом надо иметь в виду, что такой поворот возможен в результате производства в апелляционном и кассационном порядке. Заметим также, что допуская отмену запрета поворота к худшему в надзорном порядке, мы, прежде всего, позаботились об интересах не столько потерпевших (они подают надзорные жалобы крайне редко), сколько прокуратуры, добивающейся осуждения оправданных и применения более строгих мер к осужденным после вступления приговора в законную силу.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. прокурорам и потерпевшим предоставлено право обжаловать в порядке надзора оправдательные приговоры и обвинительные приговоры на предмет усиления наказания, квалификации преступления по более строгой статье УК РФ и внесения других изменений, ухудшающих положение осужденного. Постановление Конституционного Суда неточно в том отношении, что оно допускает отступление от принципа non bis in idem (недопустимость осуждения дважды за одно преступление), провозглашенного ст. 50 Конституции РФ и международными документами. Лицо считается осужденным после вынесения и вступления в силу окончательного приговора, под которым понимается приговор, вынесенный судом второй инстанции (в России кассационная инстанция выносит определения). Если после окончательного приговора проводятся какие-либо действия и лицо признается виновным в совершении того же преступления или подвергается более тяжкому наказанию, это означает повторное осуждение за одно и то же деяние. Наше надзорное производство не вписывается в двухинстанционную систему осуществления правосудия и принимаемые им решения, открывающие дорогу для поворота к худшему, должны рассматриваться как повторное осуждение за одно и то же деяние. Такая позиция сформулирована в ст. 4 Протокола N 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Из резолютивной части Постановления Конституционного Суда следует, что ст. 405 УПК РФ признана неконституционной не полностью и что прокурор и потерпевший по общему правилу по-прежнему не имеют права обращаться в надзорную инстанцию с требованием ухудшить положение оправданного (осужденного), за исключением случая, когда необходимо устранить фундаментальное (существенное) нарушение закона, допущенное судами первой и (или) кассационной инстанций, повлиявшее на исход дела.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 381 УПК РФ) в большей части не являются фундаментальными (например, отсутствие подписи судьи в приговоре, непредоставление подсудимому последнего слова и т.п.). Под фундаментальным нарушением следовало бы понимать такое, которое носит концептуальный характер, пытается опровергнуть или извратить основные принципы судопроизводства, наносит существенный вред правосудию, подрывает его престиж. Определение фундаментального вреда должно быть дано в УПК РФ.