Мудрый Юрист

Объект преступлений, предусмотренных статьями 174, 174.1 уголовного кодекса Российской Федерации

Бодров В.А., капитан милиции, старший юрисконсульт ФЭД МВД России, адъюнкт ВНИИ МВД России.

Значение объекта преступлений, предусмотренных ст. ст. 174, 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации <1>, трудно недооценить в силу того, что благодаря его определению устанавливается характер и степень общественной опасности деяний, а соответственно, и обоснованность расположения в череде уголовно-правовых норм Особенной части Кодекса. Кроме того, от него зависит то, насколько правильно правоприменителем будет квалифицировано совершенное теми или иными лицами деяние. И наконец, определение объекта отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем или лицом в результате совершения им преступления, необходимо, чтобы отграничить совершенное общественно опасное деяние от иных преступлений.

<1> Далее - УК РФ.

Как отмечет С.Ю. Коростелев: "Общим объектом данного преступления (общественно опасных деяний, которые объединены законодателем категорией "отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем". - В.Б.), как и любых других преступных деяний, является совокупность общественных отношений, охраняемых уголовно-правовым законом" <2>.

<2> Коростелев С.Ю. Объект и предмет преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств, полученных преступным путем); см. также: Ветров Н.И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2002. С. 108.

Обозначенное определение общего объекта существует в юридической литературе еще с советского периода <3>, однако и по настоящее время оно не утратило своей актуальности.

<3> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: Издательство БЕК, 1996. С. 147.

Несмотря на всю важность определения непосредственного объекта отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем или лицом в результате совершения им преступления, среди ученых не сформировалось однозначного понимания его содержания.

Некоторые авторы говорят, что непосредственный объект представляет собой "общественные отношения, складывающиеся по поводу осуществления основанной на законе предпринимательской деятельности" <4>.

<4> Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под редакцией профессора А.И. Рарога. М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 1998. С. 159 Близкое по содержанию раскрытие непосредственного объекта дает Н. Иванов, Иванов Н. Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем // Российская юстиция. 2002. N 3; см. также: Верин В.П. Преступления в сфере экономики. Серия "Российское право: теория и практика". Учебно-практическое пособие. М.: Дело, 1999. С. 14.

Однако при совершении преступлений, ответственность за которые установлена ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, нарушаются либо создается угроза нарушения общественных отношений, складывающихся не только в сфере предпринимательской деятельности, но и иной экономической деятельности. В этой связи Б.Д. Завидов, Н.М. Андреев отмечают, что объектом исследуемых преступлений "...являются правоотношения, складывающиеся в сфере экономической деятельности. С легализацией незаконно полученных доходов могут быть связаны сделки купли-продажи, мены, сдача имущества внаем, аренду и многие другие" <5>.

<5> Завидов Б.Д., Андреев Н.М. Уголовно-правовой анализ легализации (отмывания) денежных средств // Адвокат. 2003. N 3.

В.И. Михайлов раскрывает содержание непосредственного объекта отмывания преступных доходов следующим образом: "Непосредственным объектом преступных посягательств, ответственность за которые предусмотрена в ст. 174 УК РФ, выступает установленный законодательством порядок совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом и их использование для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности" <6>.

<6> Михайлов В.И. Противодействие легализации доходов от преступной деятельности: Правовое регулирование, уголовная ответственность, оперативно-розыскные мероприятия и международное сотрудничество. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2002. С. 80.

Н.И. Ветров определяет непосредственный объект рассматриваемых общественно опасных деяний как "отношения, регулирующие денежное обращение и иные имущественные отношения в экономической деятельности, представляющей угрозу для экономической безопасности государства, стабильности финансовой системы и интересов правосудия, состоящих в недопущении уклонения от ответственности путем незаконного использования преступно нажитых средств" <7>.

<7> Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2000. С. 179.

Исходя из предложенных определений непосредственного объекта, следует обратиться к его делению, основываясь на классификации по "горизонтали".

Так, основной непосредственный объект, по сути, составляют те общественные отношения, которые в большей мере характеризуют направленность преступного деяния. "По признакам основного непосредственного объекта нормы включаются в ту или иную главу УК... Основной непосредственный объект характеризует общественное отношение, для защиты которого прежде всего и принималась уголовно-правовая норма" <8>.

<8> Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под редакцией профессора А.И. Рарога. М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 1998. С. 74.

Применительно к непосредственному объекту отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, также употребима предлагаемая классификация устойчивой группы интересов, которые страдают в результате совершения рассматриваемого деяния, поскольку посягает оно на исключительно широкий круг отношений между людьми в обществе. Установление непосредственного объекта анализируемого вида общественно опасных посягательств осложняется тем, что отмывание незаконных приобретений причиняет равный вред таким важным видовым объектам уголовно-правовой охраны, как система экономических отношений, интересы государства в области уголовного преследования, а также имущественные интересы добросовестных обладателей материальных ценностей, ранее приобретенных преступным путем. Таким образом, причинение вреда широкому кругу общественных отношений является характерной особенностью состава отмывания преступных приобретений <9>.

<9> Коростелев С.Ю. Объект и предмет преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств, полученных преступным путем) // "КонсультантПлюс" (дата опубликования: 08.12.2004).

В работах ряда авторов также обращается внимание на то, что при совершении отмывания преступных доходов происходит сокрытие предикатного преступления, в результате совершения которого получены эти доходы. Нарушаются общественные отношения, складывающиеся по поводу привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего основное правонарушение. В этой связи в качестве дополнительного объекта исследуемых преступленных деяний выделяют интересы правосудия <10>.

<10> См., например: Никулина В.А. Отмывание "грязных" денег. Уголовно-правовая характеристика и проблемы соучастия. М.: ООО Издательство "Юрлитинформ", 2001. С. 43 - 44; Алиев В.М., Третьяков И.Л. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Российский следователь. 2002. N 5.

В литературе встречается мнение о необходимости выделения факультативного объекта анализируемых составов. Факультативный объект представляют те общественные отношения, которым причиняется вред либо создается угроза его причинения не во всех случаях совершения данного вида общественно опасного деяния.

На наш взгляд, следует согласиться с мнением многих ученых, утверждающих, что факультативный объект представляют "интересы потерпевших (физических лиц) и гражданских истцов (граждан, предприятий, учреждений или организаций)" <11>.

<11> Коростелев С.Ю. Объект и предмет преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств, полученных преступным путем) // "КонсультантПлюс" (дата опубликования: 08.12.2004); см. также: Алиев В.М., Третьяков И.Л. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Российский следователь. 2002. N 5.

Подводя итог, целесообразно акцентировать внимание на следующем.

Несмотря на то обстоятельство, что при совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, нарушается либо создается угроза нарушения достаточно широкого круга общественных отношений, тщательное сравнение содержания уголовно-правовых норм, выраженных в данных статьях, приводит к выводу о том, что для рассмотренных преступлений основной непосредственный объект является тождественным. В силу посягательства исследуемых преступлений на один и тот же основной непосредственный объект ст. ст. 174, 174.1 УК РФ посвящены уголовно-правовой охране сходных общественных отношений. Учитывая изложенное и соглашаясь с отнесением ст. ст. 174, 174.1 УК РФ к главе 22, наиболее верным считаем определение основного непосредственного объекта указанных преступлений как общественных отношений, связанных с осуществлением легальной предпринимательской и иной экономической деятельности.

Указание ряда ученых о необходимости выделения в качестве дополнительного объекта преступлений, предусмотренных статьями 174, 174.1 УК РФ, интересов правосудия, приводит к выводу о том, что здесь вполне можно поставить под вопрос факт включения данных норм в УК РФ.

Относительно установления ответственности за отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ), помимо изложенного ранее, необходимо отметить, что обозначенное мнение оправдывается положениями Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (Страсбург, 8 ноября 1990 г.), ETS N 141 <12>. Согласно пункту 2 (b) статьи 6 Конвенции внутренним законодательством может быть предусмотрено, что правонарушения, приведенные в этом пункте, не применяются к лицам, совершившим основное правонарушение. То есть лицо, совершившее основное преступление, может не признаваться субъектом отмывания.

<12> Далее - Конвенция.

На отсутствие необходимости в норме об ответственности за отмывание денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ), указывают следующие обстоятельства. Во-первых, при заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений наступает ответственность по ст. 316 УК РФ (глава 31 "Преступления против правосудия"); во-вторых, при заранее обещанном укрывательстве образуется соучастие в преступлении, за которое также УК РФ предусмотрена ответственность.

В то же время исключение ст. 174 УК РФ видится фактически невозможным по причине принятия государством перед мировым сообществом обязательств по криминализации отмывания преступных доходов. Хотя, с другой стороны, в Конвенции прописано лишь то, что каждая Сторона принимает законодательные и другие необходимые меры с целью квалифицировать отмывание в качестве преступления, а не предусматривать отдельную уголовно-правовую норму об ответственности за его совершение.