Мудрый Юрист

Кто написал "диспетчер"?

"Медицинский вестник", 2010, N 3

При назначении медицинским работникам полагающейся досрочной трудовой пенсии порой не обходится без проблем. Естественно, что помощь в таких вопросах - прямая обязанность отраслевого профсоюза. Об одном из таких случаев рассказывает правовой инспектор труда Центрального комитета профсоюза по Московской области Татьяна Николаевна Мочалова.

Врач обратилась в Управление пенсионного фонда N 18 по г. Москве и Московской области с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности. Комиссия по назначению пенсий ГУ УПФ N 18 ответила отказом. С ее точки зрения, ряд периодов работы с 1976 по 1979 год, когда Т.А.Морозова находилась в должности, как было записано в трудовой книжке, "диспетчера скорой помощи" Фрязинской центральной городской больницы, не могут быть зачтены в специальный трудовой стаж.

Правовые инспекторы труда профсоюза предоставили Т.А.Морозовой нужную юридическую помощь. Они составили исковое заявление в суд. Профсоюзная поддержка пришлась очень кстати, поскольку дело, "завязанное" на резких противоречиях документов, рассматривалось не в одной судебной инстанции.

В исковом заявлении Т.А.Морозовой отмечено, что в спорные периоды ею выполнялись обязанности фельдшера скорой медицинской помощи. Она оказывала скорую медицинскую помощь в составе выездной бригады СМП как под руководством врача, так и на самостоятельных выездах, т.е. без врача. Исследовав предоставленные доказательства - письменные распоряжения руководителя ЛПУ, выслушав показания свидетелей, коллег Т.А.Морозовой по работе на станции СМП, Щелковский горсуд Московской области принял решение по совокупности изученных обстоятельств. Судом установлено, что в спорные периоды Т.А.Морозова действительно исполняла функциональные обязанности фельдшера скорой помощи. Это подтверждают также приказы главного врача о совместительстве должностей, в которых ее основная должность указывалась как фельдшер. В итоге право истицы на зачет спорного периода в специальный трудовой стаж было судом признано.

Тут пора отметить, что в наибольшей мере острота ситуации обуславливалась упомянутой выше должностью диспетчера скорой помощи. Ведь в ходе рассмотрения дела стало ясно, что в штатном расписании отделения скорой помощи Фрязинской ЦГБ в 1976-79 гг. такой должности не было вовсе! И потому запись о ней в трудовой книжке истицы явилась с самого начала грубой ошибкой. Но именно эта запись стала причиной рассмотрения дела Т.А.Морозовой после вердикта Щелковского городского суда еще и в суде второй инстанции - по кассационной жалобе ГУ УПФ РФ N 18. Лишь судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда подвела черту юридического спора о полном признании законных пенсионных прав врача.

Понятно, в задачи судов обеих инстанций не входило, конечно, выяснение, "откуда взялся "диспетчер". Точнее говоря, по чьей воле отсутствовавшая в штатном расписании должность оказалась вписана в трудовую книжку Т.А.Морозовой. Но просто игнорировать случаи такого рода записей вряд ли следует. Поскольку они, к сожалению, вовсе не исключительные. Во многом схожие с описанным конфликтом судебные баталии по поводу записей в трудовых книжках при установлении законных пенсионных прав медицинских работников повторяются. Причина их общая: допущенные администрацией медицинских учреждений небрежности в управлении персоналом и отдаче кадровых распоряжений.

Профсоюз тревожат социальные издержки таких ситуаций. С этой целью отделом правовой и социальной защиты Московской областной организации профсоюза ведется правозащитная работа. Она включает, в частности, приглашение на юридическую учебу председателей профсоюзных комитетов, представителей городских и районных комитетов профсоюза, ответственных за правовую работу, а также работодателей и их представителей в ЛПУ (кадровиков, юристов, экономистов и др.). Цель учебы - оказание практической помощи в организации повседневного правового анализа порядка документирования трудовых отношений.

Редакционный материал