Мудрый Юрист

Правовые формы легализации политики налогов в древней греции и древнем риме

Верещагин Сергей Григорьевич - кандидат юридических наук, доцент кафедры государственного, трудового и административного права Владивостокского государственного университета экономики и сервиса.

Налоги - одно из древнейших изобретений человечества. Они появились вместе с государством и использовались им как основной источник средств для содержания органов государственной власти и обеспечения его функций. С тех пор в мире многое изменилось, новые черты приобрели задачи и функции государства. Однако главное назначение налогов как источника средств, обеспечивающих деятельность государства, сохранилось, хотя их роль стала многозначной.

С момента появления первых свидетельств о налогах и до настоящего времени это социально-политическое, правовое и экономическое явление характеризуется как область острых разногласий между налогоплательщиками и теми, в чей адрес они поступали. С незапамятных времен налоги считались наихудшим из зол, которое только может выпасть на долю человека.

Ни одно государство не может нормально существовать без взимания налогов; с другой стороны, налоги - один из признаков государства. Тесная взаимосвязь и взаимообусловленность обязательных платежей и государства придают налогу комплексное содержание. В основе налогов лежат экономические и юридические понятия, соотношение которых зависит от политических процессов, происходящих в государстве. Относительно комплексной структуры термина "налог" русский экономист М.М. Алексеенко еще в XIX в. отмечал: "С одной стороны, налог - один из элементов распределения, одна из составных частей цены, с анализа которой (т.е. цены), собственно, и началась экономическая наука. С другой, установление, распределение, взимание и употребление налогов составляет одну из функций государства" <1>.

<1> Цит. по: Налоговое право России: Учебник для вузов / Отв. ред. д.ю.н., проф. Ю.А. Крохина. М.: Издательство "НОРМА", 2003. С. 34.

В развитии налоговой системы можно выделить три периода. Первый период, отличающийся неразвитостью и случайным характером налогов, охватывает государственное хозяйство Древнего мира и Средних веков. Сбором налогов занимались так называемые откупщики, которые выкупали установленные налоги у государства, внося сразу всю сумму налога в казну. Далее, откупщик, заручившись государственными полномочиями и с помощью помощников, применяя принуждение, осуществлял сбор налогов с населения. При этом учитывалась, естественно, и своя прибыль, которая достигала в среднем одной четвертой цены откупа.

Однако развитие европейской государственности объективно требовало замены "случайных" налогов и института откупщиков стройной, рациональной и обоснованной системой налогообложения. Именно в конце XVII - начале XVIII в. наступает второй период развития налогообложения, когда налоги становятся ведущим источником доходной части бюджетов <2>. В этот период происходит формирование первых налоговых систем, включающих прямые и косвенные налоги. Особую роль играли акцизы, взимавшиеся, как правило, у городских ворот со всех ввозимых и вывозимых товаров: в Англии, например, в течение 20 лет существования республики при Кромвеле было введено до 200 видов акцизов. В Голландии в XVII в. косвенных налогов было так много, что, по словам историка де-Витта, на порцию рыбы, поданную в гостинице, падало 34 различных акциза. Прямые налоги (подушный и подоходный налоги) в этот период также отличались своей многочисленностью и вместе с тем случайностью, даже странностью. Так, в Англии существовал налог на покойников, налог на холостяков, в Вюртемберге - специальный налог на соловьев <3>.

<2> Налоги и налоговое право. Учебное пособие / Под ред. А.В. Брызгалина. М.: Аналитика-Пресс, 1997. С. 20.
<3> Пушкарева В. История финансовой мысли и политики налогов. Учебное пособие. М.: ИНФРА-М, 1996. С. 157.

Третий период в истории налогов (XIX в.) отличается гораздо меньшим их количеством и большим однообразием. Формы налогов становятся более определенными, правила администрации более выработанными. Финансовая история этого периода в значительной степени отличается от предшествовавших более рельефным проявлением борьбы экономических интересов классов и сословий, которая отражается в финансовой политике государства. "Налоговые системы сотканы из противоречий, недаром и говорят про финансовое право, что оно алогическое право. Эти системы (налоговые) - результат борьбы, а не логического построения" <4>.

<4> Там же. С. 158.

Так что же такое налог? Почему вокруг него столько страстей и конфликтов, политических баталий и кровавых бунтов? В самом общем виде налог можно определить как безвозмездное отчуждение части собственности у лица в пользу государства для выполнения (финансирования) им своих функций. Таким образом, основой налога является собственность. Приведенное определение и другие, хотя и различаются некоторыми деталями, едины в главном: налогообложение является формой отчуждения собственности; право собственности первично по отношению к праву государства требовать отторжения его части в виде налога. Эта позиция является основополагающей.

Проблема собственности чрезвычайно сложна, как и ее роль в истории человечества. Например, широко известны слова Р. Оуэна: "Частная собственность была и есть причина бесчисленных преступлений и бедствий, испытываемых человеком, и он должен приветствовать наступление эры, когда научные успехи и знакомство со способами формирования у всех людей совершенного характера сделают продолжение борьбы за личное обогащение не только излишним, но и весьма вредным для всех" <5>.

<5> Оуэн Р. Книга о новом нравственном мире. Избр. соч.: В 2 т. М.-Л., 1950. Т. 2. С. 23.

Но в духовной копилке человечества есть и прямо противоположные оценки собственности, частной собственности как социально-экономической основы, импульса человеческой цивилизации. Гегель отмечал, что "первый вид свободы есть тот, который мы узнаем как собственность" <6>.

<6> Гегель Г. Соч. Т. 7. С. 59.

Известный русский юрист Ф.В. Тарановский писал: "Взгляд на территорию как на объект вещного обладания со стороны государства генетически (по своему происхождению) связан с юридической природой той сложившейся в средние века основной ячейки политической организации, из которой развилось новое европейское государство. Такой ячейкой было привилегированное дворянское землевладение - домен, или сеньория, по-русски - вотчина. Домен представлял собою поземельную собственность (dominium), с которой соединялась определенная политическая власть над свободным и полусвободным населением данной земли. В основе этой власти лежало право суда, почему и вся эта власть именовалась средневековыми юристами юрисдикцией (iurisdictio). Даже такие полномочия домениального владельца, или сеньора, вотчинника, как право собирать налоги и воинов, рассматривались как следствие основного права юрисдикции. Самая же юрисдикция почиталась за принадлежность вещного права землевладения, так что доходы, которые получал домениальный владелец от суда, определялись как гражданские плоды (fructus civiles) землевладения. Таким образом, политическая власть домениального владельца над населением домена оказывалась не непосредственной, а производной от вещного права на землю. Вотчинник непосредственно господствовал над землей и через землевладение - над населением своей земли" <7>.

<7> Тарановский Ф.В. Энциклопедия права. 3-е изд. СПб.: Издательство "Лань", 2001. С. 351.

Таким образом, во все времена собственность (владение, распоряжение и отчуждение) ассоциировалась с гражданской, то есть политической свободой человека. Отсутствие собственности было признаком зависимости человека от кого-либо, и в первую очередь политической зависимости.

Налоги как один из элементов обязательных сборов с граждан известны со времен появления древнейших государств. Упорядочение этих сборов, т.е. создание налоговой системы, шло рука об руку с образованием и становлением всей государственной системы. Первоначальной формой налогообложения можно считать жертвоприношения. Однако в отличие от них все остальные способы сбора налогов были принудительными, оформлялись законами или иными актами. И вполне вероятно, что во взаимоотношениях личности с государством не было другой подобной области, в которой разыгрывалось бы столько драматических, полных накала страстей событий, как область сбора налогов и желание уйти от их уплаты. Люди не хотят платить налоги, так как они уменьшают их доходы. В то же время существование государства напрямую зависит от них, так как оно должно иметь средства: на содержание чиновничьего и репрессивного аппарата, на поддержание обороноспособности и т.д. Средства эти высчитываются и выражаются в достаточно определенной сумме, поэтому и налоги определяются в столь же конкретных величинах.

Возникает вопрос, что первично: государство как форма организации власти, выражающее политическую волю большинства населения (при демократиях), тирана или монарха (при авторитарном режиме), или налоги, которые дают возможность государству существовать? Думается, что государство с его политической волей, так как его образование сопровождается образованием поля власти, т.е. пространства, в котором различные политические силы борются между собой за власть, в том числе и за право принудительно взимать налоги с населения.

Особый интерес в становлении и развитии налоговой системы представляет исследование процесса легализации политической воли государства в налоговой сфере, т.е. оформление права взимать налоги с податного населения на данной территории. Как показывает история, закрепление (легализация) такого права в различных источниках (священные книги, эдикты, указы, законы и т.д.) началось с древних времен, но в классическом виде - в Древней Греции, чья государственность начиналась с полиса, который был основной территориальной формой политической организации греческого общества <8>.

<8> Майер К. Как афиняне финансировали свои общественные структуры // Все начиналось с десятины / Пер. с нем.; Общ. ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина. М.: Прогресс, 1992. С. 56.

Афинская демократия, будучи явлением, безусловно, самобытным, создала ряд государственных и социальных институтов, не имеющих прямых аналогов в истории других европейских государств. К числу таковых относится афинская налоговая система, которая стала на первоначальном этапе развития греческой цивилизации важным политическим инструментом объединения граждан в рамках государств - полисов и, по существу, основой греческой государственности.

На первоначальном этапе развития греческой цивилизации общественные структуры были слабо организованы и находились под контролем царей - басилевсов. Имущественное положение до VII в. до н.э. определялось размерами земельного надела и количеством скота. Чеканка денег началась только в VII в. до н.э. <9>.

<9> История мировой экономики: Учебник для вузов / Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. М.: ЮНИТИ, 2000. С. 44 - 45.

В этот период ранней тирании были введены налоги на доходы, достигавшие одной десятой или одной двадцатой части дохода. Взимались налоги и с земельной собственности <10>. Это позволяло тираниям тратить деньги на содержание наемников и при необходимости на возведение укреплений, на строительство храмов, городских стен, водопроводов, прокладку дорог, устройство празднеств и другие цели.

<10> Берве Гельмут. Тираны Греции. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. С. 70.

Существовала потребность в судах, обеспечении определенного правопорядка, осуществлении контроля над рынком, военной организации и мерах по упорядочению внешних сношений. Кроме того, требовалось поддерживать в нормальном состоянии городское хозяйство и портовые сооружения. И для этого нужны были средства. Граждане обеспечивали жизнедеятельность своих общественных структур различными способами и лишь частично путем налогообложения.

В Афинском государстве не существовало прямого и постоянного налогообложения граждан, и крупные суммы на государственные нужды изыскивались в результате разовых государственных займов. Одним из таких источников средств на государственные нужды были литургии - налоговые повинности, возлагавшиеся на наиболее состоятельных граждан. Появление института литургий следует связывать именно с Афинами: позднее он был заимствован другими греческими полисами, а также получил свою вторую жизнь в эллинистическое время, хотя и в изменившейся форме. Проблема литургий самым непосредственным образом связана с историей афинской демократии: литургии возникли с рождением последней и исчезли с ее гибелью <11>.

<11> Подробнее: Бондарь Л.Д. Общественные повинности (литургии) в Афинах V - IV вв. до н.э. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. истор. наук. СПб., 1997.

В связи с Пелопоннесской войной в 428 - 427 гг. до н.э. как однократная и крайняя мера вводится эйсфора - прямой налог с имущества, который постепенно в течение IV в. до н.э. становится обычным явлением в финансовой практике Афинского государства. Систематическое обращение к эйсфоре, поиски новых форм взыскания налога (симморий, проэйсфора), дискуссии в народном собрании в связи с декретированием очередной эйсфоры, многочисленные жалобы на обременительность налога в источниках, жесткие меры для взыскания недоимок - все это относится к числу свидетельств об углубляющемся кризисе афинского полиса, о крушении экономических и социальных основ рабовладельческой демократии.

И действительно, в связи с эйсфорой выступают на поверхность характерные для этого периода противоречия между государственными и частными интересами, богатыми и бедными афинянами, метеками и полноправными гражданами. При обсуждении вопроса об эйсфоре в народном собрании при распределении и сборе налога сталкивались и проявлялись имущественные интересы, взаимное недовольство, иногда и враждебность различных социальных групп.

Развитие имущественной дифференциации оборачивалось на практике углублением социального неравенства. Теперь это особенно бросалось в глаза ввиду ставших именно в это время резкими различий в быту: чрезмерная роскошь одних лишь ярче подчеркивала нищенство и убожество других. Разумеется, все это должно было самым печальным образом сказаться на внутреннем равновесии в полисе, на единстве гражданского коллектива. Бедные были недовольны постигшей их бедностью, которая унижала их гражданское достоинство, богатые - невозможностью в условиях полисного строя полно и открыто наслаждаться своим богатством. Каждая группа в существующем порядке вещей склонна была винить не объективный ход развития, но именно своего партнера по полисному содружеству, и это порождало и усиливало взаимное недоброжелательство и ненависть <12>. До какой степени эта финансовая проблема волновала современников, показывает составленный около 355 г. до н.э. трактат Ксенофонта "О доходах". Афинскому правительству предлагается в нем система мер, направленных на повышение государственных доходов, в частности, за счет привлечения в страну метеков, развития торговли и судовладения, а главное - посредством рациональной эксплуатации Лаврийских серебряных рудников <13>.

<12> Фролов Э.Д. Греция в эпоху поздней классики (Общество. Личность. Власть). СПб.: Издательский центр "Гуманитарная Академия", 2001. С. 46.
<13> Указ. соч. С. 53.

Естественно, что эти процессы, ослаблявшие и внешнеполитические возможности полисов, вызывали серьезную тревогу среди политических деятелей и мыслителей, понимавших, что на карту поставлена судьба греческого мира. В IV в. до н.э. появляется ряд, по-существу, политических проектов общественного переустройства, авторы которых пытались исцелить видимые недуги современного им общества, не понимая лежащих в их основе причин. В первую очередь предлагаются меры по упорядочению отношений между богатыми и бедными гражданами. Аристофан в своих комедиях, в гротескном плане, отражает два типа таких проектов. В одном из них предлагается ликвидировать неравенство, обобществив все имущество, движимое и недвижимое, привольно и праздно жить за счет общественных фондов. Во втором проекте речь идет о справедливом распределении богатства - оно должно быть изъято у "дурных людей и негодяев" и передано "честным труженикам". В обоих случаях предполагается, что необходимые для существования материальные блага будут добывать рабы. Комедия отражала носившиеся в воздухе идеи того времени по преодолению социально-экономического и политического кризиса Афинского государства.

Раскол между интересами зажиточных и бедных граждан сказался на духе и эффективности Афинского государства. Уважение к закону, особенно к "неписаным законам", было ослаблено решимостью народа навязывать свою волю и править посредством указов, а не законов. Обвинение в беззаконии, первоначально служившее для защиты существующих законов, обесценилось вследствие чрезмерного его использования; сообщается, что против Аристофана его безуспешно выдвигали не менее 75 раз.

В III в. до н.э. пропасть между богатыми и бедными стала настолько огромной, что некоторые города были вынуждены начать бесплатную раздачу хлеба беднякам, т.е. началась пауперизация населения. Поэтому одним из основных выходов из наступившего глубокого социально-политического кризиса государство, в лице городов-полисов, видело только в усилении налогового бремени.

Так, с III в. до н.э. города вынуждены были, преодолевая установленные в Греции обычаи и традиции, которые гласили, что свободные граждане прямых налогов не платят, вводить их. Обычно налоги были косвенными: это 2-процентный налог на весь вывоз и ввоз, пастбищный налог на каждое выгоняемое на пастбище животное и налоги на рыночные места. Но в этот трудный для Греции период города ввели и прямые налоги: в Афинах - эйсфору на всю частную собственность (некоторые города-полисы также ее ввели, например Милет). Другие, как Краннон и Делос, взимали 10% с урожая или, как Делос и Кос, - 10% дохода с дома. Кос ввел специальный сбор на вывоз косского вина и обложил налогом хлеб, муку, овощи, соленую рыбу и многие другие товары; Теос в III в. до н.э. обложил налогом пахотных волов, рубку леса, овец и свиней, шерстяную одежду из милетской шерсти, крашение пурпуром, сады и пчел <14>.

<14> История Древней Греции / В.С. Сергеев; Под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова. Изд. испр. и доп. СПб.: Издательство "Полигон", 2002. С. 577.

Изучение истории Древней Греции показывает, что политическая воля государства в налоговой сфере реализовывалась посредством различных правовых источников, а именно:

а) обычаев и решений народного собрания (агоры) - в царский период, когда еще не было писаных законов;

б) писаных законов с VI в. до н.э., которые впервые появились в 621 г. до н.э., когда одному из архонтов (высшее должностное лицо в государстве), Драконту, было поручено пересмотреть и записать действующее обычное (устное) право. Так возникли Драконтовы законы. Они, согласно преданию, отличались необыкновенной суровостью. Смертная казнь полагалась даже за такое незначительное преступление, как кража овощей и плодов. "Законы Драконта написаны кровью" - так характеризовали их сами греки. Известно, что на вопрос, почему он почти за все преступления приговаривал к смертной казни, Драконт будто бы ответил, что незначительные проступки заслуживают этого наказания, а для серьезных он не мог придумать большего. Отсутствие других мер наказания, кроме смертной казни, свидетельствует о примитивности первых письменных законов. Но можно предположить, что Драконт лишь записал существовавшие устные законы, восходившие к глубокой древности. Тем не менее при всей своей примитивности законы Драконта имели большое историческое значение. Это была одна из первых побед формирующегося полиса над элементами родового строя, хотя бы потому, что некоторые статьи законов были направлены против кровной мести. Писаное право вносило известный порядок в имущественные и деловые отношения и ограничивало произвол суда, находившегося в руках эвпатридов <15>.

<15> История Древней Греции / В.С. Сергеев; Под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова. Изд. испр. и доп. СПб.: Издательство "Полигон", 2002. С. 188.

Более четко регулировались общественные отношения и в налоговой сфере. Известны случаи, когда письменный закон ограничивал права даже знати. Если ранее отсутствие письменных законов позволяло судьям-аристократам произвольно толковать обычаи и принимать неправомерные решения, то с их принятием это делать стало практически невозможно. Например, когда в VII - VI вв. до н.э. резко усилились социальные противоречия (из-за обезземеливания крестьян и долговой кабалы), а вместе с ними обострилась и социально-политическая борьба сословий, архонт Солон был вынужден принять закон против эвпатридов, сосредоточивших в своих руках политическую власть и не желавших расставаться с родовыми порядками (читай привилегиями): в основном они касались земельной собственности и ростовщичества. Самой крупной реформой Солона была сисахфия, в буквальном переводе "стряхивание бремени", т.е. снятие долговых камней, стоявших на участках должников. Сисахфия единым актом освобождала должников, которыми была наводнена Аттика. Кроме уничтожения долгов, впредь запрещалась личная кабала, продажа несостоятельных должников за долги в рабство. Отныне должник расплачивался за долг своим имуществом, но не личной свободой и не свободой членов своей семьи. Должники, проданные в рабство за пределы Аттики, должны были быть выкуплены за общественный счет и возвращены на родину <16>;

<16> Там же. С. 190 - 191.

в) законов, решений и постановлений, принятых народным собранием (экклесией) - в период классической эпохи (500 - 336 гг. до н.э.), когда окончательно сложилась демократическая конституция (государственное устройство) Афин.

Сейчас трудно определить полномочия народного собрания, ибо в принципе любой вопрос мог быть поставлен на обсуждение экклесии. Все вопросы, касающиеся полиса в целом (объявление войны, дарование гражданских прав, наложение податей, издание новых законов, введение чрезвычайных военных налогов и т.д.), обсуждались на народном собрании, и его решение было окончательным. Все афинские граждане пользовались полной свободой слова и свободой законодательной инициативы. Всякий гражданин имел право предложить народному собранию вынести какое-либо постановление, поставить на обсуждение проект нового закона или возбудить вопрос об отмене существующего. Однако процедура прохождения и утверждения нового закона или отмена старого сопровождалась соблюдением сложных формальностей, при помощи которых законодатели стремились оградить Афинское государство от случайностей и потрясений <17>.

<17> Подробнее см.: Маринович Л.П., Кошеленко Г.А. Становление афинской демократии // Античная демократия в свидетельствах современников. М., 1996.

Можно предположить, что отсутствие перспективы в развитии Афинского государства коренилось в том, что в нем не было достаточно устойчивых и постоянных источников государственных доходов. Проблемы государственных финансов в условиях кризиса классического полиса оказались неразрешимыми. Афинское государство не имело возможности найти источники пополнения казны ни за счет организации государственного хозяйства, ни за счет налогов с населения. И поэтому в периоды социально-политических кризисов, когда в Афинском государстве нагнеталась массовая истерия, искусно направляемая вождями враждующих политических партий, права граждан, в том числе и в налоговой сфере, попирались особенно бесцеремонно. Баланс интересов в налоговой сфере резко склонялся в пользу государства. В такие времена демос готов был поднять руку на одно из самых священных прав афинского гражданина - право собственности.

В итоге полис как политическая форма существования древнегреческой государственности потерял свою самодостаточность. Он лишился духовной приверженности наиболее просвещенных граждан; ему не удалось объединить классы и сословия, он не смог гарантировать им социально-экономическую безопасность. Его недостатки стали причиной внутренних политических и экономических раздоров и внешних войн. И в 146 году до н.э. великое государство античности стало провинцией Рима.

Древний Рим.

В начальный (царский) период истории Рима, в мирное время, общественные расходы были невелики. Действовал принцип, согласно которому город должен был нести расходы за счет собственных доходов, к примеру за счет сдачи в аренду общественных земель. И лишь для решения чрезвычайных задач, стоявших перед государством, от граждан требовалась уплата налогов или их привлекали к выполнению ряда работ. По-другому обстояло дело в военное время. Военнообязанные граждане по мере сил и возможностей должны были обеспечивать себя оружием, всадники получали от государства лошадь, содержание же ее оплачивалось лицами, не подлежавшими воинской повинности (вдовы и самостоятельные несовершеннолетние). Эта особая подать называлась hordeum - ячмень <18>. Остальное население в соответствии со своим достатком облагалось государственным налогом - трибутом (tributum).

<18> Покровский И.А. История римского права. Мн.: Харвест, 2002. С. 64.

Граждане Рима собирались на Марсовом поле за пределами города и делали собранию клятвенное заявление о своем семейном положении и имущественном состоянии. Эти заявления, именовавшиеся professio, служили основанием для создания списков граждан и военнообязанных. Professio использовались не только для определения суммы налогов, но и для освидетельствования с целью выяснения годности к несению воинской службы.

В середине VI в. до н.э. Сервий Туллий провел важную реформу, затронувшую сами основы римского государства. Эта реформа назревала очень давно в связи с тем, что до нее одни патриции несли на себе все имущественные и личные тяготы воинской повинности. Значительный класс населения оставался в этом отношении совершенно не использованным. Вследствие этого возникало полное несоответствие между действительным населением Рима и количеством выставляемого им войска. А между тем потребности в обороне и растущие завоевательные стремления Рима требовали все большего и большего напряжения сил всех слоев населения. Поэтому представлялось уже необходимым привлечь всю массу плебеев к участию (личному и имущественному) в несении воинской повинности <19>.

<19> Покровский И.А. История римского права. Мн.: Харвест, 2002. С. 61 - 63.

Достигнуть указанной цели можно было только радикальным изменением самого основного фундамента этих повинностей, заменив принцип происхождения вместе с его родовой и куриальной организацией народа и войска принципом имущественной состоятельности каждого.

Сервий Туллий разделил все свободное население Рима - и патрициев, и плебеев - на 5 имущественных разрядов, или классов (classis). В первый класс зачислялись лица, обладавшие состоянием не меньше 100 тыс. ассов <20>, во второй - 75 тыс. ассов, в третий - 50 тыс., в четвертый - 25 тыс. и, наконец, в пятый - 12,5 тыс. (по Дионисию) или 11 тыс. (по Ливию) ассов. Те, у кого состояние было меньше, стояли "ниже класса" и назывались proletarii (от слова "proles" - "потомство"), т.е. люди, которые имели только детей. Другое название их - capite censi (оцененные головой) <21>.

<20> Асс - медная монета первоначально весом в 1 фунт, ценность которой для раннего периода не может быть точно установлена.
<21> Ковалев С.И. История Рима / Под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова. Изд. новое, испр. и доп. СПб.: Издательство "Полигон", 2003. С. 98 - 99.

И сейчас можно с уверенностью предположить, что вся реформа Сервия Туллия в конце царского периода римской истории есть реформа политическая, воинская и налоговая, так как допущение плебеев в войско требовало наделения их определенными политическими правами. Это было сделано Сервием Туллием посредством организации новой формы народного собрания, в котором должны были участвовать оба сословия. Оно называлось центуриатным собранием или центуриатными комициями.

Период Республики во многих отношениях - центральный период римской истории, насыщенный огромным количеством исторических событий, в том числе и в рассматриваемой сфере. Так, в 443 г. до н.э. патриции для производства ценза (налоговой повинности) - росписи населения по трибам, классам и центуриям создали особую магистратуру - цензуру. Это сосредоточивало в руках цензоров большую политическую власть, тем более что их решения не подвергались апелляции. От цензора зависело определение и политического положения каждого гражданина.

В связи с составлением цензуальных списков развилась и другая немаловажная функция цензорской власти - надзор за нравами. Цензорская отметка (nota censoria) накладывала пятно бесчестья и могла повлечь за собой весьма существенные политические ограничения - устранение от участия в народных собраниях, исключение из списка сенаторов и т.д. В лучшую пору Республики цензура имела большое облагораживающее влияние на всю область политической жизни. Наконец, к указанным двум функциям цензорской власти присоединилась и третья - участие в финансовом управлении.

Финансовое хозяйство Римской республики руководствуется частнохозяйственным принципом: в нем расходы определяются доходами, а не наоборот. Важнейшими статьями государственных расходов являются: содержание войск, постройка кораблей, проведение дорог, сооружение общественных зданий и т.д. Первым постоянным налогом в этот период был введенный в IV в. до н.э. (353 г.) налог на освобождение рабов, который взимался в размере 5% от стоимости раба. С развитием в Риме торговли появляются таможенные сборы (portoria). Большую статью доходов составляют доходы с государственных промыслов и земель.

Существует несколько периодов истории налогов в Риме, но наиболее важная граница между ними - это 167 год до н.э., когда римляне положили начало своим завоеваниям за пределами Италии. В эти годы в римскую казну хлынул все возрастающий поток монет и слитков серебра из заморских стран. Между богатыми и бедными образовалась огромная пропасть, и, чтобы хоть как-то воспрепятствовать дальнейшему усилению этой тенденции, сенат решил после победы под Пидной (167 г. до н.э.) сделать широкий публичный жест. До сих пор все римские граждане были обязаны платить государству прямой налог на собственность - трибут (tributum), который часто вводился в чрезвычайных ситуациях. В особенно крупных размерах он взимался во время Пунических войн. Однако римские граждане, не особенно возражавшие против уплаты косвенных налогов (они были не слишком велики), не считали уплату прямых налогов одной из своих обязанностей перед государством. Они наверняка согласились бы с более поздним высказыванием Цицерона, что "одна из обязанностей государственного деятеля состоит в том, чтобы не устанавливать налоги на собственность для своего народа", т.е. не устанавливать их для римских граждан. Следовательно, все необходимые государству прямые налоги должны взиматься с римских подданных в провинции. Таким образом, когда были доставлены богатства из Галатии, сенат возместил каждому римлянину значительную часть, а то и весь прямой налог, наложенный на семьи во время Второй Пунической войны. Затем в 167 г. до н.э. захваченная после битвы под Пидной добыча позволила вообще отменить этот вид налогообложения, и он не вводился вновь более чем сто лет. Это был очень популярный шаг, который должен был хоть как-то смягчить недовольство, возникавшее из-за усиливающегося неравенства между богатыми и бедными <22>.

<22> Грант М. История Древнего Рима / Пер. с англ. Л. Кныша. М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 2003. С. 144.

Так как в республиканском Риме были очень слабо развиты гражданские службы, то сбор налогов в государственную казну государство отдавало в руки публиканов, т.е. лиц, предложивших наибольшую сумму за них, которую они авансом вносили в казну, а затем взыскивали с податного населения. Такими покупателями налогов были, как правило, всадники (под этим названием понимали тогда богатых купцов и ростовщиков), получившие название публиканов (откупщиков) <23>. Они также занимались получением контрактов на строительство общественных зданий и сооружений, на снабжение армии и т.д. Получая доходы от этой деятельности, всадники владели огромными состояниями.

<23> Подробнее см.: Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян. СПб.: Алетейя, 1995. С. 321.

Порой между откупщиками и сенатом возникали конфликты, в частности когда откупщики пытались забрать слишком много денег, отнимая часть добычи у самих сенаторов и доводя таким образом до обнищания жителей провинции. До прихода к власти Гая Гракха такие попытки всадников пресекались без особого труда. Совсем другая ситуация возникла, когда Гай создал новые суды, полностью состоявшие из всадников, непосредственно проводивших финансовые операции. Его действия явились началом формирования той части общества, которую позже назовут сословием всадников. Интересы самостоятельного и влиятельного сословия всадников в Римском государстве неминуемо должны были столкнуться с интересами сенаторов.

Затем Гай предпринял еще один шаг в пользу всадников - он полностью передал им налоговые откупы с Пергамского царства. Получаемые ими огромные суммы от сбора налогов способствовали превращению их в мощные объединения откупщиков, которые с течением времени привели к появлению на политической арене Рима нового сословия "всадники", независимого от сената и враждебно к нему настроенного. В результате правящий класс государства перестал быть однородным и распался на две враждующие части <24>.

<24> Грант М. История Древнего Рима / Пер. с англ. Л. Кныша. М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 2003. С. 157 - 158.

В I веке до н. э. Римское государство потряс тяжелый экономический кризис. Возникновение напряженности породило эпоху гражданских войн. Эта кровавая полоса в истории Рима началась в 88 году до н.э., одновременно с походом на Рим Суллы, и закончилась победой Октавиана над Антонием в морском сражении у мыса Акций в 31 году до н.э. Теперь перед Октавианом <25> встала задача создания стабильной структуры управления империей. Преобразование налоговой системы стало при этом одним из основных пунктов его программы реформ. Он прекрасно понимал, что только тот, кто распоряжается денежными средствами государства, обладает реальной властью.

<25> Октавиан - первый римский император, который с 27 года н.э. стал называться Августом, - "священный, божественный". Под этим именем он вошел в мировую историю.

В течение пяти веков Римское государство, а вместе с ним и весь античный мир, находилось под властью императоров. Однако эта власть не представляла собой чего-то неизменного; с веками она менялась в такой же степени, как изменялись внутреннее состояние общества и положение государства.

Особое значение в истории становления и развития налоговой системы и политики налогов в Древнем Риме имеют провинции. С одной стороны, они принесли Риму процветание, с другой - они несли непосильное налоговое бремя, которое в конечном счете, по-нашему мнению, привело к распаду империи и ее гибели в V в. н.э.

Как уже указывалось, одним из главных последствий завоевания Средиземноморского бассейна Римом было образование провинций. Провинция буквально значит "поручение, назначение или командировка, предоставляемые сенатом магистратам". В более широком смысле провинциями называли завоеванные внеиталийские области, управляемые римскими магистратами, которые наделялись правом издавать постановления и управлять ими от лица римского народа (они назывались - диктатор, консул, претор).

В отношении внеиталийских областей Рим применял те же самые методы аннексии и федерации, которые применялись в свое время при объединении Италии. Однако по сравнению с италийскими общинами провинции попадали в худшее положение. Провинции находились за пределами Италии и были населены народами неиталийского происхождения, и потому на них смотрели как на подданных Рима и чужаков, а на завоеванную территорию провинций - как на собственность римского государства.

В провинциях не существовало единого налогового права. При вступлении в управление провинцией магистрат издавал особый эдикт (edictum provincial), выставлявшийся в центральном городе провинции, с указанием тех норм, которыми намерен был руководствоваться ее новый правитель <26>. Провинции представляли собой совокупность общин (civitates) и городов (oppida), каждый из которых находился в особых отношениях с Римом. Провинции платили прямые и косвенные налоги, пошлины и всякого рода дополнительные сборы. Провинциальные земли превращались в государственный фонд. Прежние же собственники сохраняли свои владения на условиях аренды. В фискальных целях наместники старались использовать для помощи в сборе налогов и иных повинностей местные учреждения - городские советы, ассоциации и пр. При взгляде на провинциалов как на чужаков (перегринов) и неограниченной власти наместника провинции превращались в объект эксплуатации со стороны Рима, выражавшейся в ограблении завоеванных территорий путем взимания налогов и эксплуатации других доходных источников.

<26> История Древнего Рима / К.В. Паневин. СПб.: Издательство "ПОЛИГОН-АСТ", 1998. С. 258.

Завоевания римлян сопровождались захватом массы сокровищ, людей, земель, денег и дорогих вещей. Истории Ливия и Полибия пестрят массой богатств и огромным количеством рабов, захваченных римлянами в завоеванных странах. Весьма типичен, например, рассказ о захватах, произведенных армией Луция Сципиона Азиатского после битвы при Магнезии (190 г. до н.э). В триумфе Сципиона Азиатского несли 224 отнятых у неприятеля знамени, 134 изображения покоренных городов, 1231 слоновый клык, 234 золотых венка, 137 420 фунтов серебра, 140 тыс. золотых монет, 1432 фунта серебра в сосудах, золото весом в 1023 фунта и т.д. Солдаты, участники триумфа, получили по 25 денариев, центурионы по 50, жалованье и продовольствие было выдано в двойном размере <27>. Каждая победоносная война сопровождалась поступлением в Рим огромных ценностей в виде контрибуций и военной добычи: после Первой Пунической войны римское казначейство получило 3,2 тыс. серебряных талантов, позже 11 тыс.; Филипп V должен был заплатить 1 тыс. талантов, Антиох III - 15 тыс. и т.д. <28>.

<27> Там же. С. 259.
<28> Ковалев С.И. История Рима / Под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова. Изд. новое, испр. и доп. СПб.: Издательство "Полигон", 2003. С. 369.

Большие римские войны, начиная с Первой Пунической, выбросили на невольничьи рынки массу рабов, цены на которых в связи с этим сильно упали. Сципион Африканский отправил из Карфагена на продажу более 20 тыс. человек. За период с 200 по 150 г. до н.э. в Италию поступило до 250 тыс. рабов из числа военнопленных. Войны Цезаря в Галлии дали 150 тыс. рабов. В 25 г. н.э. император Август обратил в рабов все племя салассов - 44 тыс. человек <29>. Историки отмечают только крупные цифры. А сколько людей попало в рабство во время более мелких войн в Галлии, Иллирии, Испании, Македонии, Греции! Если бы мы могли подсчитать их общее количество, оно измерялось бы миллионами. Легко себе представить, как этот поток дешевых рабов стимулировал развитие рабства во всем Средиземноморье, и особенно в Италии.

<29> Сергеенко М.Е. Жизнь Древнего Рима. М., 1964. С. 263.

После завоевания обычно начиналось более систематическое ограбление провинций. Каждая провинция облагалась налогами, сбор которых обычно сдавался на откуп, что открывало откупщикам почти неограниченные возможности обогащения. Провинции служили таким же "золотым дном" и для римских наместников и их аппарата. Деятельность провинциальных наместников фактически была бесконтрольной. Правда, после окончания срока их службы можно было жаловаться в сенат. В 149 г. по закону Кальпурния Пизона была даже учреждена постоянная судебная комиссия по делам о вымогательствах римских магистратов, но так как члены ее состояли из сенаторов, то они обычно покрывали преступления своих товарищей по сословию. Гай Гракх в 123 г. передал суды в руки всадников. Это несколько обуздало наместников, но зато тот же Гай Гракх ввел откупную систему для сбора налогов с провинций. Это породило такую систему узаконенного грабежа, перед которой поблекли все прежние злоупотребления <30>.

<30> Ковалев С.И. История Рима / Под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова. Изд. новое, испр. и доп. СПб.: Издательство "Полигон", 2003. С. 370.

Как высоко было налогообложение в провинциях - вопрос, на который нелегко ответить. Во всяком случае, единым оно в Римской империи тех времен не было. В этом отношении римляне по возможности ориентировались на местные традиции. К примеру, по указу Цезаря Иудея должна была отдавать четверть собранного урожая <31>.

<31> Брингман К. Налоги и иноземное господство. Иудея во времена Христа // Все начиналось с десятины / Пер. с нем.; Общ. ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина. М.: Прогресс, 1992. С. 96.

Дополнительно народ провинций сильно страдал от разнообразных повинностей - транспортной, дорожной и т.д., - а поэтому сборщиков податей страшно ненавидели. Из Евангелия мы видим, что мытари приравнивались к самым отъявленным грешникам. Все это укрепляло антиримские настроения среди населения провинций. Здесь, как и прежде, произносилось множество пророчеств о гибели Рима, о божественном освободителе и торжестве праведных. Наиболее ярким выражением таких настроений является "Апокалипсис Иоанна" - последняя часть Нового Завета, написанная апостолом Иоанном. Иногда терпение у народа иссякало, и тогда он яростно протестовал. Так во времена императора Тиберия (14 - 37 гг. н.э.) в городе Кизике были истреблены все римские граждане <32>.

<32> История Древнего мира. Древний Рим / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. Мн.: Харвест, 2000. С. 352.

Как бы ни улучшали систему провинциального управления, поправить дело было уже нельзя. В течение многих столетий рабство истощало Древний мир. Кризис все расширялся: это был кризис всей рабовладельческой системы.

В обстановке кризиса, в условиях разлагающегося рабовладельческого общества гнет, лежавший на непосредственных производителях, быстро возрастал. Об этом говорит хотя бы тот факт, что на всем протяжении первых двух столетий существования Империи после Рождества Христова налоги непрерывно росли. Такое явление было не случайным. Оно вызывалось общим ухудшением экономического положения Империи, ростом военно-бюрократического аппарата. Римская империя отчаянно боролась за свое существование. В этой борьбе налоги оставались последним и единственным ресурсом, так как новые завоевания стали невозможны уже со второй четверти II в. н.э.

Но если государство все сильнее давило на налогоплательщика, то каждый отдельный собственник все сильнее нажимал на зависимых от него людей. Именно этим совокупным и невыносимым гнетом объясняются те явления растущего обнищания масс, с которыми тщетно пытались бороться императоры во II в. н.э. В свою очередь обеднение низших и средних слоев населения углубляло кризис: уменьшалось количество мелких собственников, и, следовательно, увеличивалась концентрация земельной собственности, падала покупательная сила населения, и поэтому сокращались торговля и ремесла. Римская империя попадала в порочный круг, найти выход из которого мирным путем было уже невозможно. Известный ученый Э. Аннерс писал об этом периоде римской истории: "...особенно трагично сказалась на среднем классе римского общества до предела обременительная государственная налоговая политика и абсолютная беспомощность этой категории граждан хоть как-нибудь противостоять пагубному воздействию инфляции, в конце концов, и приведшая к полному разорению и опустошению нации в целом" <33>.

<33> Аннерс Э. История европейского права (пер. со швед.) / Ин-т Европы. М.: Наука, 1994. С. 65.

Особенно тяжелая ситуация была в Иудее и Египте. Здесь политика Рима проводилась бюрократическим аппаратом, который был создан еще во времена правления Птолемеев. Египет был главным источником поступления хлеба в Рим и Италию, а поэтому императорское правительство буквально переобременяло крестьян налогами и повинностями. По документам известны пятьдесят натуральных и более четырехсот пятидесяти денежных налогов, которыми облагалось население Египта. Кроме обычных для провинций повинностей по ремонту дорог, перевозкам, содержанию чиновников, путешествующих по провинции, в Египте уже с I в. введена повинность по принудительной аренде плохих участков земли. За обработку этих участков, как и за взнос податей, отвечала вся сельская община. Именно поэтому она так долго сохранялась в Египте. Если же налоги не были уплачены либо уплачены не в срок, виновные, их родственники и односельчане подвергались самым изощренным пыткам <34>.

<34> История Древнего мира. Древний Рим / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. Мн.: Харвест, 2000. С. 353.

Невыносимым было налоговое бремя в Иудее. Еврейский народ, и прежде всего крестьянское население, находился под двойным налоговым гнетом. За счет повинностей он содержал еврейское храмовое государство, финансировал жертвоприношения, оплачивал и содержал аристократов - верховных священнослужителей и сословия священников и левитов. Впрочем, он нес не только расходы по содержанию теократического порядка в соответствии с положениями религиозных законов, но и был вынужден брать на себя расходы, связанные с римским господством. Едва ли будет ошибочным предположение, что это двойное налогообложение поглощало, по крайней мере, треть всех доходов, получаемых от сельского хозяйства страны. К указанным налогам следует добавить таможенные сборы и косвенные налоги. На границах Иудеи взимались экспортные и импортные пошлины, а в Иерусалиме, столице Иудеи, были введены рыночные сборы. Все эти косвенные налоги взимали откупщики и те самые мытари-грешники, о которых так много говорится в Новом Завете. Глубокая неприязнь, проявлявшаяся по отношению к ним в Иудее, в какой-то мере была заложена в самой налоговой системе как таковой. Римское государство отдавало на откуп взимание пошлин и косвенных налогов, требуя взамен уплаты определенной паушальной суммы <35>. Тем самым оно экономило на содержании дорогостоящего аппарата по сбору пошлин и налогов и всегда могло рассчитывать на получение твердой, платившейся вперед суммы в графе доходов. За это оно предоставляло откупщикам возможность при взимании отдельных сборов покрывать свои расходы, связанные с внесением государству паушальной суммы и содержанием своего налогового аппарата, а также получать при этом соответствующую прибыль. Следовательно, взимание косвенных налогов теснейшим образом переплеталось с личной заинтересованностью в прибылях. Главные откупщики, просто откупщики и подчинявшийся им персонал - все они стремились не остаться внакладе, и не составляет труда представить себе, как безжалостно и произвольно они на практике взимали налоги. Многие крестьяне - независимо от того, являлись они собственниками или арендаторами клочка земли, который они обрабатывали, - были обременены долгами и едва обеспечивали себе прожиточный минимум. Во многих случаях единственным способом избежать преследования налоговых органов было бегство в пустыню или в дикие горы. Показательно, что в 66 году н.э., в начале Великого восстания в Палестине, были сожжены долговые книги, а до этого почти полностью прекращены налоговые платежи римскому императору <36>.

<35> Паушальная сумма вносилась авансом конкретным лицом за определенный период времени, а затем это лицо взыскивало ее с податного населения.
<36> Брингман Клаус. Налоги и иноземное господство. Иудея во времена Христа // Все начиналось с десятины / Пер. с нем.; Общ. ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина. М.: Прогресс, 1992. С. 99.

Как правило, те племена или города, которые оказывали упорное сопротивление римским завоевателям, облагались более высокими налогами, а зачастую даже теряли значительную часть своих земель, где позднее могли возникнуть римские колонии.

Особенно важным фактором, повлиявшим на социально-экономическое положение в Империи в IV - V в. н.э., стала ее политика в налоговой сфере, которая, на наш взгляд, в конечном счете привела к гибели Римской империи. Сущностью такой политики были непомерные государственные расходы, которые включали в себя: содержание роскошного императорского двора и разветвленного бюрократического аппарата, содержание армии и провинциальных органов управления и т.д. В то же время общеэкономический упадок привел к сокращению материальных ресурсов Империи. Изъятие из-под налогового пресса церковных земель и многих магнатских латифундий, разорение обширных пространств варварскими набегами сокращали возможности налогоплательщиков. Тяжесть налогового бремени усугублялась хищениями и произволом бюрократического аппарата, а также непосредственно сборщиками налогов. Налоги так возросли, что полностью превышали экономические возможности налогоплательщиков. Это постепенно погружало их в нищету, подрывало производительные возможности их хозяйств. Произошло сужение социальной опоры Римской империи, началась ее медленная, но неуклонная агония.

Подводя итоги проведенного исследования, можно сделать следующие выводы о политике налогов в древнеримском государстве на различных этапах его исторического развития.

На первом этапе становления и развития своей государственности (царский период) римская знать в политическом отношении во многом зависела от предпочтений свободных римских граждан, которые обладали правом голоса на выборах в куриатные комиции (позже в центуриатные комиции) <37>. И чтобы повысить свой политический вес и занять соответствующее положение во власти, знать применяла различные способы. Одним из основных был способ максимального уменьшения налогового бремени с граждан города Рима. Поэтому римские граждане в царский период, в мирное время прямых налогов не платили, а в военное время ими уплачивался прямой государственный налог на собственность - трибут.

<37> Грант М. История Древнего Рима / Пер. с англ. Л. Кныша. М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 2003. С. 27.

В эпоху Республики (ок. 510 г. до н.э. - 31 г. до н.э.) ситуация в налоговой сфере кардинально изменилась: Рим начал завоевание провинций. Как уже указывалось выше, к 250 году до н.э. Риму принадлежала уже вся Средняя Италия. Римская республика далеко раздвинула границы своего государства, и это повлекло усложнение налоговой системы, а самое главное - возникла необходимость в разработке политической стратегии и тактики, связанной с налогообложением провинций.

В период Республики в управлении Италией Рим придерживался сравнительно мягкой тактики: завоеванным предоставлялась известная внутренняя самостоятельность, а некоторым даже права римского гражданства. Как правило, они не платили налогов, если не считать налога крови, т.е. обязанности выставлять вспомогательные войска. Завоеванным общинам оставлялась значительная часть их земель. Остальная земля частью обращалась в государственную собственность и сдавалась в аренду, частью продавалась желающим (в том числе и ее бывшим владельцам), частью раздавалась бесплатно римским гражданам в виде мелких участков.

Такая мягкая политика, в том числе и в налоговой сфере, по отношению к италикам стояла в резком противоречии с более поздней имперской провинциальной политикой Рима.

Это объясняется соображениями политического характера: недовольство италиков было гораздо опаснее для Рима, чем недовольство далеких провинциалов. Поэтому римское правительство считало целесообразным не раздражать италиков. В дальнейшем эта разумная политика блестяще оправдала себя: во время войны с Ганнибалом Средняя Италия осталась верна Риму, и это было одной из главных причин поражения карфагенян. Наконец, известную роль играло этническое и культурное родство римлян со многими италийскими племенами. Провинциалы же принадлежали к народам, чуждым римлянам и по происхождению, и по языку, и по обычаям <38>.

<38> Ковалев С.И. История Рима / Под общ. ред. проф. Э.Д. Фролова. Изд. новое, испр. и доп. СПб.: Издательство "Полигон", 2003. С. 189.

В имперский период истории Рима вся тяжесть налогообложения легла на провинции. Такая агрессивная политика налогообложения по отношению к провинциям объясняется тем, что в имперский период население провинций рассматривалось Римом как абсолютно бесправная масса подданных, которая должна полностью обеспечивать процветание великой Империи и поэтому облагалась непомерными налогами.

Таким образом, если рассматривать с точки зрения политики налогов всю историю древнеримского государства, то можно выявить очень важную политико-историческую закономерность: во все периоды, какая бы тяжелая ситуация ни складывалась в государстве, ни один политический лидер и соответственно подчиненное ему правительство не решались распространить на свободных граждан Рима в полной мере налоговое бремя, которое было обычным (стандартным) для всех остальных податных категорий населения Империи. Столица жила за счет римских провинций. Налоги, которые взимались с провинциального населения, шли на содержание не только императорского правительства, но и на содержание всего населения города Рима, а также на грандиозное строительство, с помощью которого Рим превратился во II в. н.э. в наиболее благоустроенный, красивый и процветающий город в мире. Кроме Рима, в привилегированном положении по отношению к другим частям Империи находилась и Италия. Она рассматривалась как колыбель римского могущества, как центр мира, а поэтому считалась не частью римского государства, а его средоточием и воплощением.

Легализация политики налогов в Древнем Риме в налоговой сфере осуществлялась в форме:

а) в царский период - обычаев предков и личных приказов царей (они имели силу, пока царь оставался у власти)<39>;

<39> Покровский И.А. История римского права. Мн.: Харвест, 2002. С. 43.

б) в период Республики - решений и постановлений народного собрания, которые принимались путем голосования <40>. В этот же период произошло важное событие в общественной жизни Республики: было создано писаное право. В 452 г. до н.э. обычное (устное) право было кодифицировано (Законы XII таблиц), записано на специальных досках-таблицах и выставлено для всеобщего ознакомления на Форуме <41>;

<40> Подробнее см.: Покровский И.А. С. 79 - 86.
<41> Грант М. История Древнего Рима / Пер. с англ. Л. Кныша. М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 2003. С. 69.

в) в имперский период - постановлений сената и указов императора. Последние принимались в различных формах: а) edicta, т.е. общие распоряжения; б) decreta, императорские решения по судебным делам, поступающим к нему на рассмотрение; в) rescripta, ответы императоров на юридические запросы как частных, так и должностных лиц по вопросам толкования и применения права; г) mandata, императорские инструкции чиновникам и правителям провинций, определявшие те или другие вопросы судопроизводства и управления.

В эпоху абсолютной монархии законодательная власть полностью в руках императора, вследствие чего единственной формой законодательства являются императорские конституции, получившие название leges <42>.

<42> Покровский И.А. История римского права. Мн.: Харвест, 2002. С. 178 - 179, 208.

Сегодня нам трудно оценивать действия римлян. Они, конечно, прибегали к силе, но с ее помощью они добились таких поразительных результатов, которые ни с чем нельзя сравнить. Рим обложил данью, фактически подчинил себе все страны Средиземноморья и обширные соседние регионы трех континентов, создав, таким образом, такое территориальное объединение, которого прежде не знала история. Вряд ли страны этих регионов смогут когда-либо снова добиться столь тесного единства. Пока сделать им этого не удалось. Достижения Рима в литературе и искусстве, в области права и управления государством были единственными в своем роде и неповторимыми.

Древний Рим нельзя сравнивать и с крупными общественными системами современного западного мира, поскольку он существовал в течение столь длительного периода времени. Ни одной западной цивилизации или крупному политическому объединению не удавалось даже близко подойти к своему тысячелетию. Для исследователя исключительно ценным является то обстоятельство, что это беспрерывно развивавшееся общество доступно для исследования на любой фазе его становления, укрепления и проведения преобразований.

Римский опыт нам важен: интерес представляет попытка воссоздать это уникальное историческое явление в том виде, в каком оно существовало, полностью абстрагируясь от всех современных проблем. Изучение столь захватывающего и неповторимого исторического процесса вполне оправданно. Такой интерес становится куда глубже, если учесть, что мы сами являемся волей-неволей наследниками Рима. Тысячью невидимых нитей римская цивилизация навечно вплелась и в нашу жизнь.

Однако мы не всегда хотим воскресить опыт римлян, ибо хотя иногда то, что они делали, вызывает восхищение и зависть, многое другое - только отвращение (гладиаторские бои). Большая часть того, чего они достигли, основывалась на применении силы и иных методов принуждения. Здесь следует обратить внимание на вторую стадию цикла развития Римского государства, так как за периодами насилия следовали фазы политического урегулирования, во время которых как сам народ, так и его правители демонстрировали свою мудрость и проницательность (например, император Веспасиан в 69 - 79 гг. н.э.). Многое из того, что было в Древнем Риме, продолжает существовать, с некоторыми изменениями, в рамках этих государств-наследников: язык, правительство, право, церковь, литература, искусство, образ мышления и жизни. Если сравнивать налоговые системы Древнего Рима и современных государств, то ряд платежей поражают своей схожестью. Например:

Древний Рим - Российская Федерация

Дорожная пошлина          
Налог на пользователей автодорог  
Налог на наследство       
Налог на имущество, переходящее в 
порядке наследования или дарения
Налог на вино, на пшеницу,
на огурцы, на мыло
Акцизы на отдельные группы товаров
Пошлины ввозные и вывозные
Таможенные ввозные и вывозные     
пошлины
Сбор на воздвижение статуй
Налог на рекламу                  
Квартирный налог          
Налог на имущество                
Сборы с банщиков,         
работорговцев, проституток
Лицензионные сборы                
Налог на содержание       
стражников
Налог на милицию и т.д. <43>      
<43> Налоги и налоговое право. Учебное пособие / Под ред. А.В. Брызгалина. М.: Аналитика-Пресс, 1997. С. 19.

Имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют нам узнать, что происходило в древней Римской империи, в том числе и в налоговой сфере. Мы смогли увидеть становление и пышный расцвет этого государства в течение многих эпох, затем его полный крах. Это долгая история - от возникновения маленьких поселений на реке Тибр до создания крупного многонационального общества, за которым последовал его раскол на отдельные образования, ставшие прообразом наций современного мира.

Некоторые ученые видят одну из основных причин краха Римской империи в невыносимом налоговом гнете. Думается, что эта точка зрения имеет право на существование: драматизм ситуации заключался в том, что на фоне глубочайшего кризиса всей рабовладельческой системы, истощения производительных сил провинций, невозможности новых завоеваний и закономерной смены общественно-политической формации Рим пытался поддерживать привычный, т.е. роскошный образ жизни великой Империи. Поэтому в условиях разлагающегося рабовладельческого общества налоговый гнет, лежавший на непосредственных производителях, быстро возрастал. Такое явление было не случайным. Оно вызывалось общим ухудшением экономического положения Империи, ростом военно-бюрократического аппарата. Римская империя отчаянно боролась за свое существование. В этой борьбе налоги оставались последним и единственным ресурсом, так как других способов сохранения государства римляне придумать не смогли. Результатом такой политики налогов стало полное равнодушие граждан к интересам государства, ненависть к живущей в непомерной роскоши правящей верхушке, отделение провинций от Рима и, в конечном счете, всеобщее гражданское неповиновение, выразившееся в отказе защищать свою родину в V веке н.э. от нашествия варваров.