Мудрый Юрист

Принцип презумпции невиновности в советском уголовном процессе второй половины XX века

Черненко Е.А., соискатель кафедры уголовно-правовых дисциплин Межрегионального института экономики и права.

Принцип презумпции невиновности не получил своего отражения в советском уголовно-процессуальном законодательстве. Отрицательное в основном к нему отношение было распространено и в науке уголовного процесса. Так, например, С.А. Голунский считал, что "всякие презумпции неизбежно вносят в процесс элементы формализма, толкают суд на то, чтобы... склониться к заранее подсказанному решению" <1>. М.А. Чельцов признавал существование принципа лишь в виде "допущения невиновности" в отношении обвиняемого как психологического состояния должностных лиц уголовного судопроизводства <2>. Отрицательное отношение к презумпции невиновности в различные годы выражали такие процессуалисты, как А.И. Трусов, М.Л. Якуб, Н.Н. Полянский <3>. В 1958 г. специально созданная по решению Секретариата ЦК КПСС комиссия, состоявшая из первых лиц правоохранительных органов (Генерального прокурора СССР, Председателя Верховного Суда СССР и др.), постановила прекратить всякую дискуссию о презумпции невиновности как ненужную и вредную <4>.

<1> Голунский С.А. О вероятности и достоверности в уголовном суде // Проблемы уголовной политики. Кн. 4. М., 1937. С. 60.
<2> См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. М., 1948. С. 183.
<3> См.: Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 154; Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. М., 1960. С. 114; Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С. 187.
<4> См.: Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М., 1997. С. 6.

Другой выдающийся советский процессуалист - М.С. Строгович даже в то время выступал за принцип презумпции невиновности в уголовном процессе. В.М. Савицкий по этому поводу пишет: "В книге известнейшего ученого, члена-корреспондента Академии наук СССР М.С. Строговича "Курс советского уголовного процесса" (том 1), выпущенной в свет издательством "Наука" в 1968 г., на стр. 351 оказалась крамольная мысль: "Мы полагаем, что есть все основания, достаточные для того, чтобы включить в действующее уголовно-процессуальное законодательство формулу презумпции невиновности в виде отдельной правовой нормы". Реакция была незамедлительной: весь тираж книги (13200 экз.) "арестовали" еще на складе типографии и заставили из каждого экземпляра вырвать вручную злополучную страницу, чтобы на ее место вклеить новую, уже без этих ужасных слов. И все это было сделано по указанию ответственного работника аппарата ЦК КПСС, бдительно следившего за чистотой юридической науки. От "кастрации" удалось спасти лишь несколько экземпляров. Один из них сохранился у меня - своего рода луч света в темном царстве глупости и мракобесия" <5>. Другим поборником законодательного закрепления и реализации принципа презумпции невиновности в советской юридической науке стал В.М. Савицкий. Именно по его предложению, правда, в урезанном виде, принцип презумпции невиновности был закреплен в ст. 160 Конституции СССР 1977 г. Эта же формулировка была воспроизведена в ст. 173 Конституции РСФСР 1978 г.

<5> Там же. С. 7.

В течение 1981 - 1983 гг. указами Президиума Верховного Совета СССР и Президиумов Верховных Советов союзных республик общесоюзное, а затем и республиканское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство было приведено в соответствие с Конституцией СССР <6>. В частности, в ч. 2 ст. 13 УПК РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. дословно было воспроизведено правило, содержащееся в ст. 160 Конституции СССР и в ст. 173 Конституции РСФСР: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом" <7>. Аналогичные формулировки были включены также в конституции союзных республик. В России указанная формулировка сохранила свою силу вплоть до введения в действие УПК РФ 2001 г., т.е. до 1 июля 2002 г. Такую формулировку с полным основанием можно признать лишь частичным закреплением принципа презумпции невиновности, поскольку в ней не содержится главной идеи изначальной презумпции или предположения человека невиновным. Тем не менее частичное закрепление принципа презумпции невиновности в Конституции СССР 1977 г., а также в Конституции РСФСР 1978 г. и в уголовно-процессуальном законодательстве послужило импульсом к появлению целого ряда научных исследований по проблемам презумпции невиновности в уголовном процессе <8>.

<6> См.: Печников Г.А. Принцип презумпции невиновности на предварительном следствии. Волгоград, 1992. С. 9.
<7> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. N 32. Ст. 1153.
<8> См., например: Касумов Ч.С. Презумпция невиновности в теории и практике советского уголовного судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1980; Петрухин И.Л. Система конституционных принципов советского правосудия // Советское государство и право. 1981. N 5. С. 79; Либус И.А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Ташкент, 1981; Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985. С. 72 - 80.

В настоящее время презумпция невиновности как принцип уголовного судопроизводства закреплена в ст. 14 УПК РФ, которая не только воспроизводит соответствующие положения ст. 49 Конституции РФ, но и дополнительно устанавливает правила о том, что "бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения" и что "обвинительный приговор не может быть основан на предположениях". Принцип презумпции невиновности в уголовном процессе, таким образом, получил не только полное признание в юридической науке и конституционное закрепление, но и адекватное законодательное закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве.