Мудрый Юрист

Психологические аспекты законотворческого процесса: современный взгляд *

<*> Косопкин А.С. Психология парламентского законотворчества. М.: Наука, 2006. 182 с.

Брычева Л.И., кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ, действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.

Пчелинцев С.В., доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ, генерал-лейтенант юстиции.

Принимаемые меры по совершенствованию законодательства и завершению его преобразования из инструмента командно-административного регулирования в средство обеспечения подлинного народовластия самым теснейшим образом связаны с решением проблемы повышения эффективности законопроектной работы. Не случайно различные аспекты организации законопроектной работы и законотворческого процесса в последнее время все чаще становятся предметом внимательного изучения ученых-правоведов и практикующих юристов. Из работ последнего времени можно выделить издания, подготовленные Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ <1>.

<1> Организация законопроектной работы в системе федеральных органов исполнительной власти / Под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Юристъ, 2006; Основы парламентского права / Под ред. Т.Я. Хабриевой. М.: Издание Государственной Думы, 2006. 280 с.

В то же время в современной научной литературе явно недостает специальных исследований, обладающих предметным подходом к рассмотрению конкретных условий осуществления законотворческого процесса. Вот почему издание книги А.С. Косопкина "Психология парламентского законотворчества" привлекло внимание юридической общественности. Этому способствовали и сам предмет предпринятого научного исследования, ранее не вызывавший интереса у маститых российских правоведов, и высокий авторитет автора книги, являющегося полномочным представителем Президента РФ в Государственной Думе ФС РФ и имеющего опыт работы народным депутатом Верховного Совета РФ. Появление этой монографии - результат многолетнего научного исследования автора, которым еще в 90-х гг. прошлого века было опубликовано несколько научных работ по вопросам психологии парламентаризма, заложивших серьезный фундамент для комплексного рассмотрения психологических аспектов законотворческой деятельности.

Рецензируемое издание представляет собой теоретико-правовое исследование психологии законодательной деятельности и направлено на восполнение пробелов в научных исследованиях по данной проблематике. Книга, состоящая из 4 глав и 14 параграфов, фактически является первой объемной научной работой в этой сфере и отвечает заявленным автором основным целям научного исследования. В монографии на примере российского парламента детально анализируются различные аспекты психологических основ парламентской деятельности.

В первой главе рассматривается предмет и метод парламентской психологии. Современными и согласующимися с активизировавшимися сейчас исследованиями такой категории, как "общее благо" <2>, выглядят рассуждения автора о назначении принимаемых парламентом законов и содержании законодательной функции в целом (с. 19 - 20). Весьма актуальны примеры из законотворческой деятельности Государственной Думы последнего времени и ссылки на мероприятия по реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 2006 года. По результатам осуществленного анализа автором сделан заслуживающий внимания вывод о том, что задача парламентской психологии заключается в том, чтобы при реализации базовых функций парламента была учтена субъективная психологическая составляющая мотиваций различных субъектов парламентской деятельности и тем самым представлены интересы не только всех основных социальных слоев и групп граждан, но и соблюден баланс этих интересов (с. 21 - 23). Рассмотрено место парламентской психологии (в качестве развивающейся области знания на стыке правовой и политической психологии) в системе научного знания. При этом выделена необходимость наличия в парламентской психологии сильной правовой составляющей, обусловленной специфическим содержанием парламентской деятельности, особым правовым статусом ее субъектов и высокой значимостью нормативных регуляторов ее осуществления (с. 24 - 37). Заслуживает одобрения творческое использование автором статистических данных и опросов ВЦИОМ (с. 5 - 55), а также научного наследия XIX - начала XX в. (с. 58 - 60).

<2> См.: Сокольщик И.М. Первые философско-правовые чтения памяти академика В.С. Нерсесянца // Право и политика. 2006. N 12. С. 20 - 25.

Вторая глава работы "Парламентаризм и люди: вчера, сегодня, завтра" ярко демонстрирует новаторский авторский подход, основанный на приоритетном изучении гражданского общества как субъекта парламентской деятельности (с. 78 - 91). При этом особое внимание уделено анализу новелл законодательства об участии в законодательном процессе Общественной палаты РФ. Ретроспективно представлены четко очерченные автором в виде конкретных этапов основные вехи становления и развития парламентаризма (с. 91 - 110). Раскрыты особенности законодательной деятельности каждой из палат Федерального Собрания с анализом форм работы действующих в их рамках социальных групп, в том числе фракции политической партии "Единая Россия" в Государственной Думе (с. 65 - 78). Принятые меры дали А.С. Косопкину возможность теоретически верно раскрыть современное понимание роли и места гражданского общества в законотворческом процессе. На этой теоретической и методологической базе во второй главе дан научно обоснованный анализ перспектив развития гражданского общества в аспекте парламентской психологии, раскрывается содержание парламентского лоббизма институтов гражданского общества.

Третья глава монографии посвящена исследованию психологических основ эффективной парламентской деятельности. Методически правильно, по результатам сравнительного анализа норм российского законодательства и их применения, исследуется вопрос о содержании критериев эффективной деятельности парламента (с. 111 - 118), рассматриваются вопросы, связанные с психологической легитимностью парламента (с. 118 - 122). Достаточно подробно исследуются основы профессиограммы деятельности депутатов и работников аппарата парламента, чему посвящены два заключительных параграфа третьей главы (с. 122 - 138).

В четвертой главе практически впервые в современной научной литературе представлено авторское понимание психологии законотворчества и парламентского лоббизма. При этом существенное внимание уделено правовому регулированию лоббистской деятельности с раскрытием ее форм и методов, детально раскрывается содержание различных стадий законотворческого процесса. Объективно показаны возможные конфликты интересов основных участников законотворческого процесса в Государственной Думе, которые классифицированы автором по трем линиям взаимодействия. Высказаны соображения о содержании проекта Федерального закона "О лоббизме", хотя вопрос о целесообразности его принятия называется автором дискуссионным (с. 139 - 174). В качестве положительного момента следует отметить то обстоятельство, что высказанные автором книги соображения в значительной степени были учтены в его практической работе. Поэтому достоин внимания предложенный автором прагматичный подход к рассмотрению поднятых им проблем, а сформулированные им положения о психологии законодательной деятельности нуждаются в дальнейшем комплексном осмыслении как правоведами, так и психологами.

В целом в монографии последовательно и достаточно мотивированно обосновываются и раскрываются сформулированные автором и отличающиеся существенной научной новизной концептуальные подходы к формированию теоретических и практических основ психологии законодательной деятельности и правотворчества.

Как и любой творческий труд, монография не лишена отдельных дискуссионных положений. Их отсутствие выглядело бы странным, принимая во внимание новаторский характер исследования. Научную и методическую ценность издания могло бы существенно усилить формулирование автором обобщающих выводов и положений, к которым он пришел по результатам исследования. Отдельные рассуждения автора нуждаются в дополнительном осмыслении и более четкой аргументации. Например, говоря о том, что парламенты являются органической частью государственной власти более чем в 200 государствах (с. 7) и приводя примеры становления парламентаризма из зарубежной истории (с. 92 - 93), автор тем не менее фактически не уделяет должного внимания сравнительному анализу соответствующих зарубежных исследований, некоторые из которых приведены и в библиографическом списке использованной литературы (с. 176 - 181). Несколько фрагментарно в монографии используется и иностранный опыт (США, Франция, Япония) правового регулирования отношений, связанных с реализацией парламентом властных полномочий (с. 20 - 22, 173) и в сфере развития политических процессов (с. 54, 79, 89 - 90, 145 - 146, 167).

В то же время результаты сравнительного анализа российского и зарубежного опыта могли бы представлять серьезный интерес, учитывая высказываемое до сих пор отдельными зарубежными авторами и поддерживаемое в массовом сознании соображение о том, что идея главенства закона является для русских "такой же чуждой, как инопланетянин с Марса" <3>.

<3> См.: Клэнси Т. Медведь и Дракон. М., 2006. Т. 1. С. 57.

Реализация такого подхода представлялась бы весьма актуальной и полезной, учитывая имеющую последовательный характер позицию Президента РФ В.В. Путина, который в одном из интервью во время юбилейной 60-й сессии ООН отметил, что "...наша правовая система вообще находится в стадии становления, и мы с удовольствием выслушаем и совет, и воспримем хороший опыт наших партнеров. Но мы не собираемся выслушивать каких-то назидательных речей и поучений" <4>, а совсем недавно - 10 февраля 2007 г. на Мюнхенской конференции по вопросам политической безопасности Президент в своем выступлении заявил: "...Россию, нас - постоянно учат демократии. Но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не хотят" <5>.

<4> См.: Президент России: Хотите, чтобы я на крови поклялся? Переизбираться не буду // Комсомольская правда. 2005. 19 сент.
<5> См.: Прошу на меня не сердиться // РГ. 2007. 12 февр.

Представляется достаточно спорным утверждение автора о том, что "развитие парламентских институтов не может носить унифицированный характер, каждая страна проходит свой этап исторического развития, имеет свои национальные, культурные и прочие особенности и традиции" (с. 11). Не отрицая очевидно существующих цивилизационных и национальных особенностей, все же можно вести речь о наличии определенных общих для международного сообщества принципов развития парламентаризма, характерных для демократического правового государства, названных, кстати говоря, в работе (с. 17 - 21).

Безусловно, в немалой степени высказанные замечания связаны с тем, что поднятые проблемы требуют отдельного рассмотрения в рамках специальных научных исследований, не во всем совпадающих с концептуальной направленностью монографии, о чем откровенно говорит автор в ее заключительных строках (с. 175).

В целом следует отметить, что рецензируемая монография отличается выверенным стилем изложения, глубиной исследования поднятых проблем и как первый опыт достаточно объемного научного исследования в российской правовой науке по избранной теме, безусловно, оценивается положительно. Книга может быть успешно использована в учебном процессе при преподавании истории и общей теории права и государства, конституционного права, парламентского права.

Монография подготовлена на должном научном и методическом уровне, отличается высокой степенью проработки поднятых проблем и, обладая в значительной степени "первопроходческим характером", безусловно, может представлять серьезный научный интерес для широкого круга российских и зарубежных правоведов, интересующихся проблемами законотворческого процесса. Острота постановки и уровень решения освещенных в ней вопросов, имеющих актуальный характер, свидетельствуют о высокой теоретической подготовке автора, подкрепленной богатым практическим опытом участия в законопроектной работе. Как первое современное комплексное исследование, осуществленное практическим работником на стыке юриспруденции и психологии, рецензируемая монография во многом уникальна, представляет собой важный этап поиска новых научных подходов к осмыслению содержания и значимости психологии законодательной деятельности.

Примечательно, что издание книги приурочено к столетию российского парламентаризма. Заложенная в ней идеология способствует правильному пониманию и утверждению принципов законности, причем "правовой законности" в современном ее значении, смысл которой состоит в строжайшем, неукоснительном проведении в жизнь не права "вообще", не любых и всяких норм, а принципов гуманистического права (фундаментальных, основных прав человека и общедемократических правовых принципов), реализация которых направлена на решение проблемы соблюдения баланса интересов личности, общества и государства. Только при этом условии может окончательно уйти в прошлое высказанное сто лет назад депутатом дореволюционной II - IV Государственной Думы известным юристом В.А. Маклаковым мнение о том, что беззакония составляют главную, самобытную черту русской государственности <6>. В заключение хотелось бы пожелать А.С. Косопкину продолжения плодотворных научных исследований в области психологии законодательной деятельности.

<6> См.: Маклаков В.А. Произвол и законность // Права человека и правовая мысль России (XVIII - начало XIX в.): Антология. Курск, 2001. С. 268.