Мудрый Юрист

Свобода труда или право на труд?

Анишина Вера Ивановна - заместитель руководителя отдела конституционного права РАП, кандидат юридических наук, судья в отставке.

Попонов Юрий Гаврилович - адвокат Московской областной коллегии адвокатов, кандидат юридических наук, доцент.

Принятие Конституции Российской Федерации 1993 г. и закрепление в ней нового конституционного принципа - свободы труда, вместо права на труд, породило неоправданные, на наш взгляд, мнения об отсутствии в российском трудовом законодательстве права граждан на труд. Представляется, что подобные мнения не имеют под собой правовой основы, поскольку право на труд продекларировано в различных нормах международного и российского права. Перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 55). Не вызывает сомнения, что право на труд является одним из важнейших общепризнанных прав и свобод человека.

Правовое регулирование права на труд нормами международного права

В статье 23 Всеобщей декларации прав человека (принятой 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН) закреплено:

  1. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.
  2. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд.
  3. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.
  4. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов.

В статье 6 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 16 декабря 1966 г.), ратифицированного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII <1>, также установлено, что участвующие в настоящем Пакте государства признают право на труд, и определены меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами в целях полного осуществления этого права.

<1> Ведомости СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

Следует отметить, что в ст. 23 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. N 1920-1, также закреплено:

"(1) Каждый имеет право на труд, который он свободно выбирает или на который свободно соглашается, а также право распоряжаться своими способностями к труду и выбирать профессию и род занятий.

(2) Каждый имеет право на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, на равное вознаграждение за равный труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного законом минимального размера.

(3) Каждый имеет право на защиту от безработицы.

(4) Принудительный труд запрещен".

Из вышеизложенного можно сделать бесспорный вывод, что отрицание права на труд не имеет под собой правовой основы, поскольку право на труд всех граждан, в том числе российских, закреплено как в российском законодательстве, так и в нормах международного права. Можно лишь согласиться с тем, что право на труд на сегодняшний день имеет иное содержание по сравнению с тем, которое оно имело до принятия Конституции РФ 1993 г. Цель настоящей статьи - не детализируя внутреннего содержание понятия права на труд, показать его как основной принцип трудового права, являющийся элементом конституционного принципа свободы труда.

Верховенство конституционных принципов при правовом регулировании общественных отношений в сфере труда

Конституция как акт высшей юридической силы в государстве и одновременно как юридическая база для всех отраслей национального законодательства закрепляет основные права и свободы человека и гражданина в самых различных сферах общественной жизни, в том числе в сфере труда. Особый повышенный статус конституционных прав и свобод определяется положениями Конституции РФ. В части 2 статьи 4 закреплено, что Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. Приоритет Конституции подчеркнут в ч. 1 ст. 15, где указано, что она "имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации".

По сравнению с предшествующими Основными Законами Российской Федерации (а также СССР) действующая Конституция РФ содержит более обширный перечень принципов, прав и свобод человека и гражданина в целом и в частности непосредственно в сфере труда. Очевидно, что расширение круга принципов, прав и свобод в любой социальной сфере не только обусловливает новый подход к толкованию конституционных норм, но и может явиться основой для иного подхода к регулированию возникающих отношений.

Попытаемся осветить и проанализировать некоторые конституционные понятия и принципы в сфере правового регулирования труда.

В Конституции РФ закреплены такие важнейшие начала в сфере труда, как принцип свободы труда, принцип недопустимости дискриминации в трудовых отношениях, принцип охраны труда государством, принцип гарантированных минимальных условий труда, принцип свободы объединения и ряд других.

На первое место поставлен принцип свободы труда. Его содержание до настоящего времени вызывает активные дискуссии в среде современных правоведов <2> и представляется нам весьма сложным и интересным. Основная проблематика в исследовании этого понятия состоит в том, чтобы выявить его действительное содержание, предусмотренное конституционной нормой.

<2> См.: Федин В.В. Соотношение принципа свободы труда и права на труд // Lex Russica - научные труды МГЮА. 2004. N 2. С. 411 - 435; Снегирева И.О. Конституционная основа трудового законодательства России // Трудовое право. 2004. N 6. С. 12 - 20; 2004. N 4-5. С. 43 - 48; Ершова Е.А. Конституция как источник трудового права // Трудовое право. 2004. N 3. С. 39 - 42 и др.

Прежде всего, содержание ч. 1 ст. 37 Конституции РФ: "Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию", можно рассматривать как конституционную гарантию каждого гражданина на труд в любой избранной им форме. В данном случае принцип свободы труда понимается как гарантия реализации возможности трудиться (или не трудиться), т.е. заниматься (или не заниматься) общественно полезным трудом в любых формах.

Формы реализации права на труд весьма разнообразны. Ими могут быть: работа по трудовому договору с работодателем, государственная служба по служебному контракту в качестве государственного служащего, военная служба по контракту в Вооруженных Силах РФ, работа, выполняемая по гражданско-правовым договорам с юридическими и физическими лицами, и многие другие формы, в том числе занятие индивидуально-трудовой деятельностью <3>. Вместе с тем принцип свободы труда предполагает возможность реализации каждым личного волеизъявления, направленного на отказ от выполнения той или иной работы (деятельности). Таким образом, рассматривая принцип свободы труда в таком (широком) аспекте, можно сказать, что в его содержание входит право каждого на распоряжение своими способностями к труду посредством вступления в различные общественные отношения по участию в труде, в том числе и в сфере наемного труда в качестве работника (служащего), равно как и право на отказ от таких действий.

<3> См. подробнее: Попонов Ю.Г. Проблемы правового регулирования общественных отношений по участию в труде: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1983. С. 12 - 13.

Многообразие форм реализации конституционного принципа свободы труда в различных сферах общественных отношений по участию в труде не сужает распространение данного принципа при возникновении любых правоотношений, связанных с трудом.

Однако в настоящей статье авторы считают целесообразным рассмотреть понятие и содержание конституционного принципа свободы труда только в аспекте его реализации непосредственно в сфере трудового права.

Эволюция правового закрепления права на труд в России

Рассматривая генезис конституционных принципов свободы труда и права на труд, представляется целесообразным отметить, что понятие свободы труда появилось и закреплено в Конституции России 1993 года впервые.

Еще в первой Конституции (Основном Законе) РСФСР 1918 г. в разделе первом "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа" в целях уничтожения паразитических слоев общества и организации хозяйства была введена всеобщая трудовая повинность (п. "е" ст. 3). В статье 18 Конституции было закреплено: "Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает труд обязанностью всех граждан Республики и провозглашает лозунг: "Не трудящийся да не ест!".

Конституционное закрепление основных прав и свобод граждан союзного государства было осуществлено в Конституции СССР 1936 г., в которой принцип, ранее содержавшийся в первой российской Конституции, был несколько изменен. В частности, в ст. 12 "сталинской" Конституции закреплялось: "Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу "Кто не работает, тот не ест".

В СССР осуществляется принцип социализма "От каждого - по его способности, каждому - по его труду".

В статье 118 Конституции 1936 г. было четко указано: "Граждане СССР имеют право на труд, то есть право на получение гарантированной работы с оплатой их труда в соответствии с его количеством и качеством.

Право на труд обеспечивается социалистической организацией народного хозяйства, неуклонным ростом производительных сил советского общества, устранением возможности хозяйственных кризисов и ликвидацией безработицы".

Принятая 7 октября 1977 г. новая Конституция СССР как Основной Закон советского общенародного государства, закрепляющая устои развитого социалистического общества, послужила основой для принятия 12 апреля 1978 г. Конституции (Основного Закона) РСФСР как одной из республик, входивших в состав Союза ССР.

В статье 38 Конституции РСФСР 1978 г. было провозглашено:

"Граждане РСФСР имеют право на труд, - то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, - включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и с учетом общественных потребностей.

Это право обеспечивается социалистической системой хозяйства, неуклонным ростом производительных сил, бесплатным профессиональным обучением, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием систем профессиональной ориентации и трудоустройства".

Наряду с этим нельзя не отметить, что в ст. 58 Конституции РСФСР провозглашалось: "Обязанность и дело чести каждого способного к труду гражданина РСФСР - добросовестный труд в избранной им области общественно полезной деятельности, соблюдение трудовой дисциплины. Уклонение от общественно полезного труда несовместимо с принципами социалистического общества".

Анализируя вышеприведенные конституционные нормы, можно было сделать однозначный вывод, что именно в них имело место закрепление права на труд, т.е. на получение гарантированной работы в соответствии с деловыми качествами и с учетом общественных потребностей. Несомненно, что в советский период право на труд трактовалось и понималось именно как гарантированное государством право гражданина России на получение работы, выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и с учетом общественных потребностей. Вместе с тем право на труд означало обязанность государства предоставить работу в системе социалистической организации труда. Поскольку в силу приоритета государственной формы организации производства работодателем в этой системе в основном выступало непосредственно или опосредованно государство. Следует отметить, что и в тот период в целях сохранения и соблюдения конституционных гарантий при получении работы в негосударственной сфере (например, при заключении трудовых договоров о работе по личному найму, в религиозных организациях и др.) государство делегировало право осуществления контроля за соблюдением законности в трудовых правоотношениях профсоюзам, тем самым реализуя принцип единства в правовом регулировании труда в различных сферах.

Свобода труда - новый конституционный принцип

Новая система хозяйствования, переход организации производства в частные руки, снижение уровня вмешательства государства в регулирование различных общественных отношений повлекли кардинальные изменения в конституционно-правовом регулировании общественных отношений в сфере наемного труда.

С одной стороны, государство остается основным гарантом правового регулирования трудовых отношений. А с другой - не являясь участником (стороной) этих отношений, пытается либерализировать эту сферу, отдавая приоритет свободе труда. Положение ст. 37 Конституции РФ 1993 г. о свободе труда в полной мере коррелирует с нормами ст. 8 Конституции о свободе экономической деятельности, поскольку свобода экономической деятельности тесно связана с использованием наемного труда. Немного найдется сфер экономической деятельности, в которых бы не требовались работники, осуществляющие производственные функции.

Провозглашая свободу экономической деятельности, законодатель (с позиций либеральных правовых доктрин) весьма логично объявляет свободу труда. Из этого следует, что свободный в сфере экономики предприниматель, действуя на началах равенства и добросовестной конкуренции, становится работодателем в отношениях с работником, нанимаемым для нужд производства. При этом работник свободен в предложении своих услуг работодателю. Однако из этой конституционной схемы выпадает важнейшая конституционно-правовая гарантия равенства и допустимости лишь недискриминационных отношений в этой сфере, что требует равного потенциала работника и работодателя, позволяющего говорить о свободе этих отношений. Но работодатель и работник потенциально не равны в своем экономическом положении. Диктует свои условия экономически сильная сторона - работодатель, т.е. регулятор, который "работает" в ст. 8 Конституции РФ и обеспечивает свободу экономической деятельности (конкуренция), никак не может быть адекватным в отношениях в сфере труда.

Свобода труда, таким образом, с позиций системного анализа российской государственности, сферы экономики никак не может быть истолкована как равенство работника и работодателя в трудовых отношениях, а соответственно, и в вопросах их обеспечения. Из названных конституционных норм вовсе не следует, что свобода труда обеспечит равные возможности работников на получение работы, тогда как работодатель свободен в своей экономической деятельности.

Право человека выступать свободным в трудовых отношениях, т.е. не испытывающим никакого, в том числе и экономического, принуждения более сильной (экономически) стороны правоотношений (работодателя) в сфере труда, не достигается при таком толковании ст. 37 Конституции РФ. Между тем каждая норма Конституции действует в системе тех правоотношений, которые реально обеспечивают ее действительный конституционно-правовой смысл.

Свобода труда представляет именно возможность реализации своих способностей вне всяких форм принуждения. Свобода экономической деятельности работодателя на рынке труда автоматически означает отсутствие такой свободы у работника (он не конкурент работодателю).

Логика конституционного регулирования требует поиска механизмов, способных обеспечить реальную и действительную свободу труда, отсутствие экономического принуждения. Их основа заложена в ряде статей Конституции РФ. Так, статья 7, провозгласившая Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и ст. 37, закрепившая наряду со свободой труда право каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации, а также право на защиту от безработицы, частично выражают конституционно-правовое наполнение принципа свободы труда. Содержащиеся в этих статьях качества (элементы) свободы труда не могут возникнуть и сохраниться в условиях произвольного поведения работодателя на рынке труда. Исходя из смысла конституционного регулирования, государство обязано создавать соответствующие условия правового регулирования трудовых отношений. Это суть конституционно-правового понимания исследуемого принципа.

Существует еще один немаловажный момент, на который целесообразно обратить внимание. По нашему мнению, принцип свободы труда при любом его содержании распространяется только на одного субъекта трудовых правоотношений - работника, труд которого использует в своих целях работодатель. Сам же работодатель, участвуя только в качестве потребителя наемного труда, не только не скован в реализации своего волеизъявления на вступление в трудовые правоотношения, но при этом не является обладателем таких способностей к труду, которые выступают в качестве объекта наемного труда.

Представляется, что содержание конституционного принципа свободы труда может находить свое выражение не только непосредственно в нормах Конституции РФ. Исходя из закрепленного в ст. 4 верховенства на территории Российской Федерации не только Конституции РФ, но и федеральных законов, есть все основания рассматривать в качестве источников трудового права, раскрывающих содержание принципа свободы труда, не только непосредственно конституционные нормы, но и нормы федеральных законов.

Соотношение понятий "свобода труда" и "право на труд"

На сегодняшний день позиция государства по отношению к принципу права на труд в его прежнем (доперестроечном) смысле однозначно не выражена. Это дает определенные основания сомневаться в сохранении конституционного права граждан на труд, понимаемого как гарантированное государством право на трудоустройство, и рассматривать свободу труда как отсутствие обязательств государства, а соответственно, и работодателя по обеспечению права каждого на труд.

Означает ли свобода труда полный отход государства от регулирования и одновременно государственного гарантирования в этой сфере, либо все-таки Россия как социальное государство берет на себя обязательства по созданию и обеспечению условий достойного труда в качестве элемента достойной жизни и свободного развития каждого, в чем и состоит сущность свободы труда? Этот вопрос не получил своего ответа в науке и практике до настоящего времени и представляет собой краеугольный камень в конституционном регулировании трудовых отношений в современных условиях рыночной экономики в России. Это же определяет и сущность судебного правоприменения конституционных и иных правовых норм по данному предмету. Рассмотрение конкретных дел, например, с исковыми требованиями о предоставлении конкретной работы к государству или иному работодателю пока представляется весьма иллюзорным и малореальным.

Существенным отличием от прежнего социалистического правового регулирования данной сферы является то, что действующая российская Конституция текстуально не закрепляет права на труд. Это обстоятельство предполагает совсем новый подход к пониманию всего комплекса трудовых правоотношений и к их регулированию. Вопросы свободы труда, как это закреплено в нынешней конституционной норме, и права на труд, как это гарантировалось прежде, неоднократно исследовались в работах известных ученых <4>, однако до настоящего времени вопрос не решен до конца.

<4> См.: Александров Н.Г. Право на труд и социалистическое правовое регулирование труда // Социалистическая законность. 1937. N 5; Пашерстник А.Е. Право на труд. М., 1957; Смирнов О.В. Природа и сущность права на труд в СССР. М., 1964; Бугров Л.Ю. Проблемы свободы труда в трудовом праве России. Пермь, 1992 и др.

Нам же представляется, что понятие свободы труда так, как оно закреплено в действующей Конституции РФ, представляет собой весьма многоплановое и многослойное юридическое явление и его нельзя рассматривать в отрыве от других конституционных положений в социально-экономической сфере жизни российского общества. Проанализируем его объем и внутренние и внешние связи.

Свобода труда, право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, по нашему мнению, в контексте ч. 1 ст. 37 означает, что сам индивид, и только он один, вправе делать свой выбор вида и характера труда, занятия, рода деятельности, в том числе и отказаться от выбора какого-либо труда (право не заниматься какой-либо деятельностью).

Такие положения существенны, поскольку они конкретизируют общий принцип свободы. Если выбор профессии имеет прямую связь с личными наклонностями, темпераментом, с престижной стороной профессий, то выбор рода деятельности диктуется нередко экономическими условиями, и свобода здесь может выглядеть скорее декларацией, нежели реальным отсутствием препятствий при выборе.

Свобода труда в качестве неотъемлемого элемента свободы личности характерна для значительного большинства современных конституций (особенно принятых в последние 30 - 40 лет) и вообще для демократического правового государства. В демократическом обществе, основанном на рыночных отношениях, каждому человеку предоставляется возможность самостоятельного выбора способов и форм приложения своих сил и способностей.

Свобода выбора рода деятельности и профессии, однако, не носит в обществе абсолютного характера, так как она подвержена экономическому принуждению и вмешательству государства в отношения, складывающиеся на рынке труда. При этом государство должно поддерживать баланс интересов лиц наемного труда, самозанятых, работодателей и общества в целом. Государство может в условиях борьбы с безработицей принимать достаточно жесткие меры, направленные на ограничение права выбора работы. Так, безработного могут обязать пройти профессиональную переподготовку. Его труд может быть использован на общественных работах. Поиск им работы может быть интенсифицирован. Всякого рода обязывающие факторы могут быть увязаны с сохранением статуса безработного и выплатой соответствующего пособия. Однако нельзя не отметить, что действия государства здесь четко и очень жестко ограничены конституционными положениями о возможных пределах ограничения конституционных прав (ч. 2 ст. 17 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Мы полагаем, что баланс интересов личности и общества в этих случаях не может нарушать основополагающий принцип свободы труда. Еще одна проблема содержания конституционного принципа свободы труда касается свободы выбора вида деятельности. Из действующих конституционных положений напрямую не вытекает, как нам представляется, право гражданина занимать определенную должность, выполнять конкретную работу в соответствии с избранным родом деятельности и профессией и обязанность кого бы то ни было (в том числе государства) такую работу или должность ему предоставить. Реализация конституционных положений в сфере труда осуществляется в рамках трудового договора, и именно в этом проявляется свобода труда.

Важнейшим условием реализации принципа свободы труда является распространение на данную сферу общих принципов правового статуса личности и, прежде всего, принципов равенства и недопущения дискриминации. Свобода труда при этом предполагает, что каждому должны обеспечиваться возможности на равных с другими гражданами условиях и без какой-либо дискриминации вступать в трудовые отношения для реализации своих способностей к труду. Обязанностью государства является создание такой системы профессиональной ориентации и содействия занятости населения, которая способствовала бы осуществлению гражданами их права на свободное распоряжение своими способностями к труду. Кроме того, важнейшим элементом реализации принципа равенства в сфере труда является обеспечение равного доступа к получению работы независимо от расы, пола, религиозной принадлежности, места жительства и других признаков, не обусловленных особенностями самой работы.

Свобода выбора занятий означает не только право выбора какой-либо деятельности, но и право не заниматься трудовой деятельностью. И в этом смысле провозглашение свободы труда являет собой противоположность некогда существовавшей в России (точнее, в СССР в целом) обязанности трудиться в рамках связки "обязанность трудиться - право на труд". И если в некоторых странах конституционное провозглашение свободы труда носит отвлеченный абстрактный характер, то в Российской Федерации провозглашение этой свободы и права на выбор занятия имеют свою историю и потому должны пониматься вполне конкретно. Ныне не существует административной и иной ответственности, а равно нет и в УК РФ статьи об ответственности за "ведение паразитического образа жизни" (тунеядство). Предпосылки для полностью свободного труда созданы именно в условиях постсоветского периода.

Свобода труда и свобода выбора профессии реализуются посредством различных юридических фактов, на первом месте среди которых стоит заключение трудового договора (контракта). Другими юридическими фактами наряду с трудовым договором, порождающими возникновение трудовых отношений, могут быть избрание на должность (выборы); избрание по конкурсу на замещение должности; назначение на должность или утверждение в должности; направление на работу в счет установленной квоты; судебное решение о заключении трудового договора; фактическое допущение к работе. Эти юридические факты совместно с трудовым договором образуют сложный юридический состав, порождающий трудовое правоотношение. Но обязательным и необходимым элементом в этом сложном юридическом составе является трудовой договор.

С учетом особенности регулирования трудовых отношений отдельных категорий трудящихся, например государственных гражданских служащих, в качестве юридического факта, порождающего возникновение трудовых правоотношений, может выступать служебный контракт.

На реализацию принципа свободы выбора вида деятельности и профессии также распространяются положения о возможности их ограничения в установленных Конституцией РФ случаях. Как отмечает В. Болдырев, это известные положения о доступе к государственной службе и некоторым видам профессиональной деятельности (капитаны судов, госслужащие) только лиц, имеющих гражданство Российской Федерации, и др. <5> К примеру, не является нарушением принципа свободы труда лишение судом права занимать определенные должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью. Оно применяется как основной или дополнительный вид наказания за совершение отдельных преступлений и устанавливается в соответствии со ст. 47 УК РФ на определенный срок (от шести месяцев до пяти лет).

<5> См.: Болдырев В. Ограничение на занятие оплачиваемой деятельностью // Законность. 2005. N 2. С. 47 - 49.

Представляется, однако, что понятия "свобода труда" и "право на труд" отражают основополагающий конституционный подход к регулированию широкого круга отношений по участию граждан в труде. Мы считаем правильным подход, при котором свобода труда рассматривается как основополагающий принцип в этой сфере, а право на труд - как субъективное право, один из элементов юридического статуса личности <6>. Иными словами, "свобода труда" - более широкое понятие, чем "право на труд".

<6> См.: Федин В.В. Указ. соч. С. 412.

Если право на труд традиционно толковалось как право на работу и на вознаграждение за нее, то свобода труда подразумевает отношение к труду как к любой производительной (и не только) деятельности (производство товаров и услуг), а если еще шире, то к любой занятости при наличии свободы выбора. Слово "свобода" означает независимость, отсутствие стеснений и ограничений, связывающих жизнь и деятельность общества и его членов <7>, слово "право" - узаконенную возможность что-нибудь делать, осуществлять <8>. В общетеоретическом понимании предоставление свободы означает "акцент именно на свободном, максимально самостоятельном самоопределении человека... При этом государство, предоставляющее свободы, стремится к минимальной регламентации поведения граждан, обеспечивая их свободы прежде всего невмешательством, как своим собственным, так и со стороны всех иных социальных субъектов" <9>. Смысловая нагрузка категории "право" в нашем контексте состоит в предоставлении определенного социального блага, т.е. конституционное право (на труд, образование, социальное обеспечение и т.п.) всегда предполагает корреспондирующую ему обязанность других субъектов, как правило, государства.

<7> См.: Словарь русского языка / Сост. С.И. Ожегов. М., 1953. С. 649.
<8> См.: Там же. С. 525.
<9> См.: Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. Т. 1. Теория государства. М., 2000. С. 265.

Мы солидарны с мнением, что "право и свобода тесно взаимосвязаны: именно в праве "свобода" получает необходимую опору и гаранта, а личность - возможность удовлетворения своего интереса. Без права, вне права свобода могла бы оказаться "пустым звуком", остаться нереализованной и незащищенной" <10>.

<10> Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 206.

Основой создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека любого социального государства, должен являться свободный, достойный и гарантированный труд. То есть именно право на труд способно должным образом обеспечить достижение целей социального государства, определенных ст. 7 Конституции РФ. Поэтому перспективы правового регулирования общественных отношений в сфере труда нам видятся, прежде всего, в закреплении права на труд непосредственно в Конституции РФ с соответствующими гарантиями.

Отсутствие закрепления в Конституции РФ права на труд, однако, не означает полного отказа государства от каких-либо гарантий в этой сфере. Отдельные элементы, присущие этому праву, сохраняются в российском законодательстве. Так, Трудовой кодекс РФ содержит запрещение необоснованного отказа в заключении трудового договора (ст. 64). Запрещение перевода работника на другую работу без его согласия (ст. 72, 72.1), ограничение оснований прекращения трудового договора (ст. 77) также можно толковать как право на труд в конкретной организации по избранной специальности. Развитие и распространение аналогичных гарантий и на другие институты в сфере труда могут позволить эволюционным путем прийти к конституционному закреплению права на труд.

Вместе с тем представляется, что приведенное нами выше конституционно-правовое содержание свободы труда не вытеснило, не упразднило общепризнанного принципа права на труд, а включило этот принцип в качестве элемента в свой состав.

В соответствии с Конституцией РФ принцип свободы труда нашел определенное отражение и закрепление в нормах ТК РФ. Прежде всего среди 19 основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, установленных в ст. 2 Кодекса, первым принципом признана свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности.

Таким образом, ТК РФ не только не исключает из принципов трудового права право каждого на труд, а, напротив, закрепляет и гарантирует это право, подчеркивая, что оно является неотъемлемым элементом свободы труда.

Исходя из конституционных гарантий (ч. 3 ст. 55), недопустимо установление требований, ограничивающих возможности граждан для реализации своих трудовых прав, в локальных нормативных актах работодателя, а также в правовых актах, принимаемых в договорном порядке, если такие требования не предусмотрены федеральным законом. Равенство возможностей для реализации трудовых прав касается не только работников, но и граждан, еще не ставших работниками и претендующих на трудоустройство к работодателю, нуждающемуся в выполнении конкретной работы. Это вытекает из норм ст. 1, 64, 391 ТК РФ, предусматривающих, что предметом трудового права являются не только трудовые отношения, но, в частности, и отношения по трудоустройству у данного работодателя.

Зачастую на практике расширительно толкуют принцип свободы труда, распространяя его на работодателей в части свободы заключения трудового договора только с лицами, которые удовлетворяют требованиям, предъявляемым работодателем по своему усмотрению без учета деловых качеств нанимающегося.

Правовой основы для такого толкования не имеется, поскольку принцип свободы труда касается только тех субъектов трудового права, которые представляют свой труд в наем работодателю (наемные работники или нуждающиеся в работе и желающие ее получить, обладающие необходимыми деловыми качествами).

Работодатель, в том числе когда таковым является физическое лицо, выступает в трудовом правоотношении не как наемный работник, а как потребитель наемного труда, наделенный в соответствии с законодательством определенными правами и обязанностями по организации труда и управлению трудом.

Подводя итоги обсуждаемой темы, следует отметить следующее.

Во-первых, право на труд не утратило своей значимости как гарантированное государством право реализации возможности каждого трудиться в соответствии со своими способностями и призванием, а лишь обрело свое определенное место в содержании нового, более широкого конституционного принципа - свободы труда.

Во-вторых, отсутствие в действующей Конституции понятия "право на труд" совсем не означает отсутствия субъективного права граждан на труд, включая право на свободное распоряжение своими способностями к труду, на выбор трудовой деятельности в соответствии со своим желанием, на длительную продолжительность и стабильность трудовых правоотношений, а главное, не исключает права на юридическую (включая судебную) защиту трудовых прав граждан.

В-третьих, нельзя не сказать о том, что отсутствие в Конституции РФ закрепления права на труд отрицательно сказывается на соблюдении трудовых прав граждан.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что перед учеными-правоведами стоит важная и непростая задача всесторонне исследовать общественные отношения по участию граждан в труде и внести обоснованные предложения по совершенствованию действующего законодательства в области трудовых прав и свобод.