Мудрый Юрист

Объективная необходимость снятия информации с технических каналов связи в целях борьбы с преступностью

Медведев В.Н., профессор кафедры оперативно-розыскной деятельности Северо-Западного института повышения квалификации ФСКН России, кандидат юридических наук.

Термин "технические каналы связи" не встречается в других законодательных актах, за исключением Федерального закона об оперативно-розыскной деятельности (далее - Закон об ОРД). Вместе с тем в этом Законе понятия технических каналов связи не дается. Данный пробел устранили ведомственные нормативные акты. Так, как верно предложили И.В. Зубов и В.В. Николюк, руководствоваться надо Инструкцией МВД России, объявленной Приказом МВД России от 10 июня 1994 г. В указанной Инструкции к техническим каналам отнесены телексные, факсимильные, селекторные, радиорелейные каналы передачи данных, линия абонентского телеграфирования и т.п. <1>. Следует согласиться с В.И. Михайловым и А.В. Федоровым, считающими, что к техническим каналам связи надо отнести также компьютерные сети и телекоммуникационные информационные системы <2>. Такого же мнения придерживаются А.Н. Гущин, Н.А. Громов, П.Н. Царева <3>. Впрочем, И.Н. Зубов и В.В. Николюк против мнения названных ученых не возражают, а, напротив, полагают, что к техническим каналам связи следует отнести также различные переговорные устройства, основанные на использовании радиоволн.

<1> Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности: Научно-практический комментарий / Под ред. И.Н. Зубова, В.В. Николюка. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 1999. С. 63.
<2> Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления: уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскной деятельности / Под ред. А.В. Федорова. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 1999. С. 157.
<3> Гущин А.Н., Громов Н.А., Царева П.Н. Оперативно-розыскная деятельность: совершенствование форм вхождения ее результатов в уголовный процесс: Учеб.-практич. пособие. М.: Изд. И.И. Шумилова, 2003. С. 35.

С момента образования технических каналов связи, они стали использоваться не только законопослушными гражданами, но и преступниками. Связь позволяла им быстрее договариваться о готовящихся преступлениях, обсуждать уже совершенные деяния, оперативно связываться с преступными элементами, проживающими в соседних регионах, т.е. существенно расширила их возможности по осуществлению противоправной деятельности.

Соответственно с момента начала использования технической связи в преступных целях объективно появилась необходимость ее контроля правоохранительными органами, а также фиксации передаваемой по ней информации.

Вслед за решением вопросов, связанных с технической возможностью снимать и фиксировать передаваемую по каналам связи информацию, возник важнейший вопрос правовой регламентации этой деятельности.

С момента появления технической связи эта деятельность носила строго закрытый характер, составляла государственную тайну и регламентировалась только внутриведомственными нормативными актами. Более того, даже внутри правоохранительных органов использование оперативно-технических средств, связанных со снятием информации с каналов связи было строго законспирировано. Неукоснительно выполнялись жесткие режимные правила проведения этих мероприятий.

В связи с изложенным результаты снятия информации с технических каналов связи, как правило, нельзя было использовать в доказывании, что имело негативный характер для расследования уголовных дел.

Указанные обстоятельства заставили научных и практических работников искать пути введения в уголовный процесс результатов перехваченной по каналам связи информации, т.е. решать вопрос легализации результатов контроля каналов связи, превращения их в доказательство по уголовным делам, в том числе путем правовой регламентации снятия информации с технических каналов связи.

Правовая регламентация снятия информации с технических каналов связи и использования их результатов в доказывании по уголовным делам впервые была юридически закреплена законодателем в 1992 г. В этом году принятый Закон "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации" <4> (п. 11 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД) регламентировал оперативно-розыскное мероприятие "снятие информации с технических каналов связи".

<4> Ведомости Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 30. Ст. 1792.

Формирование исследуемого оперативно-розыскного мероприятия получило развитие с принятием дальнейших нормативных актов Российской Федерации. Так, оперативно-розыскное мероприятие "снятие информации с технических каналов связи" в настоящее время регламентируется Законом об ОРД <5>. Это оперативно-розыскное мероприятие указано в ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД в перечне оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых разрешено в Российской Федерации. При этом порядок получения судебного решения проведения снятия информации, а также основания и условия его проведения детально определены законодателем в статьях названного Закона. Так, согласно ст. 8 Закона об ОРД снятие информации с технических каналов связи допускается на основании судебного решения и при наличии информации:

<5> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 33. Ст. 3349.

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается снятие информации с технических каналов связи и без судебного решения, но с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов.

Снятие информации с технических каналов связи в целях обеспечения безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, допускается без судебного решения при наличии согласия гражданина в письменной форме, однако проводится исключительно в пределах полномочий указанных органов, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации.

Особое значение в формировании снятия информации с технических каналов связи имеют "Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд" <6> и "Инструкция об основах организации и тактики проведения оперативно-технических мероприятий" <7> с изменениями, внесенными Приказом от 7 апреля 1999 г. N 146/ДСП/255/ДСП/13/ДСП/64/ДСП/182/ДСП/125/ДСП/229/ДСП. Эти Инструкции взаимоувязывают две отрасли права: уголовно-процессуальную и оперативно-розыскную. Так, в Инструкции от 13 мая 1998 г. указывается: "Настоящая Инструкция разработана на основании Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и определяет порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Правовой основой представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд являются Конституция Российской Федерации, уголовно-процессуальное и иное федеральное законодательство, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, регулирующие отношения в области осуществления оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности". В Инструкции далее отмечается, что органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются те результаты снятия информации с технических каналов связи, которые могут: служить поводом для возбуждения уголовного дела, быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

<6> Инструкция утверждена совместным Приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. N 175/226/336/201/286/410/56, согласована с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и в установленном порядке зарегистрирована Министерством юстиции Российской Федерации. См.: Новые правила документирования результатов оперативно-розыскной деятельности: Справочное пособие / Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. М.: Изд. И.И. Шумилова, 1999. С. 16.
<7> Инструкция утверждена совместным Приказом ФСБ России, МВД России, СВР России, ФСО России, Службы безопасности Президента Российской Федерации, ФПС России, ФСНП России, ГТК России от 19 июня 1996 г. N 281/ДСП/306/ДСП/30/ДСП/215/ДСП/66/ДСП/390/ДСП/191/ДСП/374/ДСП и зарегистрирована в Министерстве юстиции Российской Федерации 16 июля 1996 г. N 1125, с изменениями, внесенными Приказом от 7 апреля 1999 г. N 146/ДСП/255/ДСП/13/ДСП/64/ДСП/182/ДСП/125/ДСП/229/ДСП. См.: Шумилов А.Ю. Основы уголовно-розыскного права (правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности). Общая часть. Учеб. пособие. М.: Изд. И.И. Шумилова, 2000. С. 50.

Как следует из текста названной Инструкции, представление результатов снятия информации с технических каналов связи органу дознания, следователю, прокурору или в суд включает в себя:

Изложенное показывает, что законодатель, периодически изменяя, улучшая правовое регулирование снятия информации с технических каналов связи, признает объективную обусловленность этих действий в целях борьбы с преступностью.

Имеющие место тенденции развития законодательства Российской Федерации позволяют сделать вывод о том, что совершенствование правового регулирования снятия информации с технических каналов связи в нашем государстве будет продолжено.