Мудрый Юрист

Споры, связанные с применением ответственности, предусмотренной частью первой статьи 16.9 кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

С.Н. Бухарцев, судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

И.В. Набат, помощник судьи Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

В связи с принятием Федерального закона от 20.08.04 N 118-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Таможенный кодекс Российской Федерации" с 01.10.04 вступила в силу новая редакция части первой статьи 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ). Изменения коснулись не только санкции статьи, но и формулировки состава правонарушения.

Исходя из способа противоправных действий (бездействия) участников таможенных правоотношений, можно выделить три группы деяний, составляющих объективную сторону правонарушения, предусмотренного частью первой статьи 16.9 КоАП РФ:

В судебной практике наиболее часто встречаются случаи привлечения к административной ответственности за недоставку товаров в указанное место. Таким местом являются склады, расположенные в регионе деятельности таможни назначения. Субъектом этого правонарушения является перевозчик. Составляют протоколы о правонарушениях и рассматривают дела о наложении административных штрафов по части первой статьи 16.9 КоАП РФ - таможенные органы.

Анализ практики рассмотрения дел об оспаривании постановлений таможенных органов о привлечении к административной ответственности по части первой статьи 16.9 КоАП РФ показал, что таможенные органы и арбитражные суды Северо-Западного округа не всегда правильно применяют положения КоАП РФ, Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), а также нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Вашему вниманию предлагаются выводы, к которым пришел Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, рассматривая кассационные жалобы по делам об оспаривании постановления таможенных органов о привлечении к административной ответственности по части первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Доказывание события административного правонарушения

При решении вопроса о наличии правовых и фактических оснований для привлечения лица к административной ответственности арбитражный суд должен оценивать представленные сторонами доказательства в их совокупности.

Таможня в месте прибытия товара на таможенную территорию Российской Федерации (далее - пограничная таможня) привлекла иностранную компанию (далее - компания) к административной ответственности по части первой статьи 16.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) за недоставку товара, перемещаемого по процедуре внутреннего таможенного транзита, в таможню назначения.

В ходе проведенной таможенным органом проверки было установлено, что товар, перевозимый компанией по книжке МДП в соответствии с процедурой внутреннего таможенного транзита, в таможню назначения доставлен не был, свидетельство о завершении внутреннего таможенного транзита (далее - СЗВТТ) перевозчику не выдавалось.

Согласно сведениям в электронной базе пограничной таможни процедура внутреннего таможенного транзита была закрыта на основании СЗВТТ.

Из опроса водителя, перевозившего товар, следует, что товар был доставлен им в таможню назначения, где им и были получены документы, подтверждающие доставку товара.

В рамках производства по административному делу перевозчик представил в таможню оригинал СЗВТТ. Однако по информации, предоставленной таможней назначения, представленный компанией бланк указанной серии перевозчику не вручался.

В ходе проведения административного расследования таможня назначила технико-криминалистическую экспертизу по вопросам подлинности представленного компанией бланка СЗВТТ, а также соответствия имеющихся на бланке оттисков гербовой номерной печати и личной номерной печати оттискам оригинальных печатей таможни назначения. Согласно заключению эксперта на исследованном СЗВТТ оттиски печатей нанесены не оригинальными печатями таможенного органа, а "какими-то иными печатными формами"; бланк СЗВТТ изготовлен "не производством, обеспечивающим выпуск данного вида продукции".

По факту недоставки товара Выборгская таможня возбудила в отношении финской компании дело об административном правонарушении, провела административное расследование и признала перевозчика виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Не согласившись с постановлением таможни, компания обратилась в арбитражный суд.

Суды первой и апелляционной инстанций признали обоснованным доводы перевозчика о том, что таможня не доказала ни события, ни состава вмененного ему административного правонарушения, в связи с чем постановление таможни признано незаконным и отменено. При этом суды сделали вывод о том, что компания осуществила доставку товара в место, определенное таможенным органом при въезде на территорию Российской Федерации и в установленные им сроки, что подтверждается соответствующим свидетельством о завершении внутреннего таможенного транзита, выданным таможенным органом назначения. Кроме того, таможня не представила доказательства виновности перевозчика в совершении административного правонарушения.

Кассационная коллегия не согласилась с выводами судебных инстанций, указав, что судами не были полно и всесторонне исследованы все доказательства, представленные сторонами, в их взаимной связи и совокупности, в связи с чем судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Согласно статье 88 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) при перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом перевозчик обязан доставить товары и документы на них в установленные таможенным органом сроки в место доставки товаров, следуя по определенным маршрутам, если они установлены или заявлены.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 92 ТК РФ таможенный орган, в котором завершается внутренний таможенный транзит (таможенный орган назначения), оформляет завершение внутреннего таможенного транзита товаров в возможно короткие сроки, но не позднее 24 часов с момента регистрации прибытия транспортного средства, если при проверке документов и идентификации товаров этим таможенным органом не были выявлены нарушения таможенного законодательства Российской Федерации, путем выдачи перевозчику СЗВТТ по форме, определяемой органом исполнительной власти в области таможенного дела. Таможенный орган назначения обязан зарегистрировать прибытие транспортного средства в место доставки в течение двух часов с момента представления перевозчиком документов и незамедлительно после регистрации выдать перевозчику письменное подтверждение о прибытии транспортного средства по форме, определяемой органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела.

В транзитной декларации и в транспортных документах уполномоченное должностное лицо таможенного органа назначения проставляет штамп о поступлении товара, который заполняется и заверяется личной номерной печатью должностного лица.

В силу приведенных нормативных положений доставка товаров по процедуре внутреннего таможенного транзита однозначно подтверждается совокупностью прямых (не косвенных) средств доказывания: свидетельством о завершении внутреннего таможенного транзита, письменным подтверждением о прибытии транспортного средства, транзитной декларацией и транспортными (перевозочными) документами с соответствующим штампом, подписью и оттиском печати.

В связи с этим судам первой и апелляционной инстанций надлежало выяснить, какие и все ли документы были представлены перевозчиком. В то же время при оценке доказательств суд не вправе не принять во внимание представленные таможенным органом письменные доказательства, опровергающие как прибытие транспортного средства в зону таможенного контроля таможни назначения, так и выдачу представленного перевозчиком СЗВТТ.

Таким образом, оценка доказательств наличия в действиях компании состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью первой статьи 16.9 КоАП РФ, дана судами в нарушение требований статей 65 (часть первая), 71, 210 (часть четвертая) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что судами первой и апелляционной инстанций не исследованы все обстоятельства дела, имеющие значение для правильного разрешения спора, и не дана оценка доказательствам по делу в их совокупности, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(Постановления ФАС Северо-Западного округа от 12.10.06 по делу N А56-25082/2005, от 04.10.06 по делу N А56-24036/2005, от 19.10.06 по делу N А56-22369/2005, от 20.10.06 по делу N А56-22410/2005 и др.)

Доказывание вины лица в совершении административного правонарушения

Поскольку утрата груза произошла в результате разбойного нападения, в действиях перевозчика отсутствует вина в совершении административного правонарушения, квалифицируемого по части первой статьи 16.9 КОАП РФ.

Постановлением таможни общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Не согласившись с постановлением таможни, перевозчик обратился в арбитражный суд.

Как следует из материалов административного дела, в результате хищения неустановленными лицами часть товара (электрошвейные и вязальные машины, оверлоки и запасные части к ним), перемещаемого перевозчиком по книжке МДП из Литвы, не была доставлена в таможню назначения. Из оспариваемого постановления таможенного органа следует, что во время стоянки автомобиля на заправочной станции в кабину автомобиля постучал неизвестный, одетый в форму сотрудника милиции и сообщил водителю, что тент порезан. После выхода водителя из автомобиля, он подвергся нападению четверых неизвестных лиц, которые, угрожая расправой, увезли его в лес, где продержали два дня. По данному факту возбуждено уголовное дело.

Арбитражный суд признал в действиях общества наличие состава административного правонарушения, предусмотренного частью первой статьи 16.9 КоАП РФ, и отказал ему в удовлетворении заявления.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено. По мнению апелляционного суда в действиях общества отсутствует его вина, поскольку недоставка товара произошла в результате разбойного нападения вооруженных лиц на водителя автомобиля, один из которых был одет в милицейскую форму. При таких обстоятельствах принятие дополнительных мер (наличие второго водителя или охраны) не могло создать безусловной гарантии сохранности товара.

Таким образом, у общества отсутствовала возможность доставить товары в таможню назначения, что применительно к части второй статьи 2.1 КоАП РФ означает отсутствие его вины в совершении административного правонарушения, квалифицируемого по части первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Согласно части второй статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо виновно в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Отсутствие возможности соблюсти таможенные правила, в том числе по обстоятельствам, не относящимся к чрезвычайным, объективно непредотвратимым или непреодолимым, исключает наличие в действиях (бездействии) юридического лица вины, а следовательно, и состава административного правонарушения.

При указанных обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к выводу, что апелляционная инстанция правомерно отменила решение суда и признала незаконным постановление таможни.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.02.06 по делу N А21-1826/2005-С1.)

Так как общество совершило дорожно-транспортное происшествие вследствие виновных действий водителя, судами сделан правильный вывод о наличии вины в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью первой статьи 16.9 КОАП РФ.

Постановлением таможни общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью первой статьи 16.9 КоАП РФ.

В соответствии с процедурой внутреннего таможенного транзита перевозчиком перемещался товар - добавки для цементов и растворов лаков. В соответствии с направляющим штампом пограничной таможни товар подлежал доставке во внутреннюю таможню Российской Федерации. В пути следования произошло дорожно-транспортное происшествие, повлекшее за собой возникновение пожара и уничтожение товара. Утрата товара послужила основанием для привлечения общества к административной ответственности.

Судебные инстанции признали постановление таможенного органа законным, в удовлетворении заявления обществу было отказано. Суд первой инстанции указал, что перевозчиком были совершены действия, которые свидетельствуют о небрежном выполнении возложенных на него обязанностей.

В результате нарушения правил дорожного движения водителем общества автомашина съехала в кювет и опрокинулась, полуприцеп оказался лежащим на полосе встречного движения, произошел пожар. По факту ДТП было возбуждено дело об административном правонарушении по части третьей статьи 12.15 КоАП РФ, дело передано на рассмотрение мировому судье. Постановлением мирового судьи водитель общества признан виновным в совершении ДТП. Указанное постановление не оспорено и вступило в законную силу.

В соответствии с абзацем 1 статьи 4 Федерального закона от 24.07.98 N 127-ФЗ "О государственном контроле за осуществлением международных автомобильных перевозок и об ответственности за нарушение порядка их выполнения" международные автомобильные перевозки опасных грузов осуществляются в соответствии со специальными разрешениями, которые выдаются в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области транспорта, и которыми могут предусматриваться обязанности перевозчиков выполнять перевозки таких грузов по заранее определенным маршрутам.

Правилами перевозки опасных грузов автомобильным транспортом, утвержденными Министерством транспорта Российской Федерации от 08.08.95 N 73 (далее - Правила), установлены требования к оборудованию транспортного средства (раздел 4.1), к водителям (раздел 5.1), к организации системы информации об опасности (раздел 2.8).

В соответствии с пунктом 4.1.9 Правил автомобили, предназначенные для перевозки опасных грузов, должны иметь два фонаря автономного питания с мигающими (или постоянными) огнями оранжевого цвета.

Кузова транспортных средств, автоцистерны, прицепы и полуприцепы-цистерны, постоянно занятые на перевозках опасных грузов, должны быть окрашены в установленные для этих грузов опознавательные цвета и иметь соответствующие надписи (пункт 2.8.1 Правил).

Водитель должен пройти специальную подготовку или инструктаж, иметь при себе свидетельство о допуске к перевозкам опасных грузов (пункт 5.1.9 Правил).

Кроме того, автотранспортные организации, выполняющие перевозку опасных грузов, должны выдавать водителю аварийную карточку, оформленную в соответствии с Приложением 7.5 Правил. Данная карточка предназначена для определения водителем мероприятий, необходимых для ликвидации аварии и ее последствий.

В своих объяснениях водитель общества пояснил, что удостоверения у него нет, машина соответствующим образом оборудована не была.

Отсутствие вышеперечисленных документов (разрешения, свидетельства и аварийной карточки), а также требований, предъявляемых к транспортным средствам, свидетельствует о небрежности перевозчика к осуществляемой им перевозке.

В соответствии с пунктом 1 статьи 91 ТК РФ при аварии, действии непреодолимой силы и иных обстоятельствах, препятствующих перевозке товаров в соответствии с внутренним таможенным транзитом, перевозчик принимает меры, предусмотренные статьей 70 ТК РФ.

Согласно положениям статьи 70 ТК РФ, если доставка товаров из места пересечения таможенной границы в место прибытия прерывается вследствие аварии, действия непреодолимой силы либо иных обстоятельств, препятствующих доставке товаров, перевозчик обязан принять все меры для обеспечения сохранности товаров и транспортных средств, незамедлительно сообщить в ближайший таможенный орган об этих обстоятельствах, о месте нахождения товаров, а также перевезти товары или обеспечить их перевозку (если его транспортное средство повреждено) в ближайший таможенный орган либо иное место, указанное таможенным органом.

Перевозчиком не было выполнено ни одно из указанных выше требований.

Таким образом, суд исследовал все обстоятельства дела, свидетельствующие о виновности перевозчика в совершении административного правонарушения, и дал им надлежащую юридическую оценку.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда первой инстанции без изменения.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.09.06 по делу N А66-3048/2006.)

Факт хищения груза и возбуждение по нему уголовного дела не является безусловным основанием для освобождения заявителя от административной ответственности.

Постановлением таможни иностранная фирма (далее - фирма), являющаяся перевозчиком, привлечена к административной ответственности по части первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, фирма по книжке МДП перемещала товар - строительные материалы. Товар подлежал доставке во внутреннюю таможню. В пути следования на трассе Москва - Санкт-Петербург транспортные средства вместе с товарами были похищены. По факту хищения фирма обратилась с заявлением в орган внутренних дел РФ, которым было возбуждено уголовное дело по части второй статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации. Решение по уголовному делу не принято.

По факту недоставки товара в таможню назначения в отношении перевозчика возбуждено дело об административном правонарушении по части первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Судебные инстанции признали постановление таможни законным и обоснованным, усмотрев в действиях общества состав вменяемого ему административного правонарушения.

В обоснование вынесенного решения суд первой инстанции указал, что водители фирмы перевозили груз на двух машинах и двигались в одном направлении. Из двигателя одной машины сочилось масло. Но должных мер по ремонту автомобиля водители не приняли и продолжали движение на неисправном автомобиле, останавливаясь в неустановленных местах для доливки масла. Во время одной из таких остановок на водителей было совершено нападение. Четверо мужчин связали их, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Через некоторое время их высадили из машины, когда они добрались до трассы, то сообщили о случившемся на фирму. Представители фирмы обратились с заявлением в органы милиции только 03.09.05, в то время как нападение было совершено 24.08.05, что не позволило следственным органам оперативно провести необходимые следственные действия.

Исследовав указанные обстоятельства, суд сделал вывод о том, что заявителем не приняты должные меры к сохранности груза и он не проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него в целях надлежащего исполнения своих обязательств, и с его стороны к этому не были приняты все необходимые меры.

Кассационная коллегия оставила решение суда первой инстанции без изменения, кассационную жалобу фирмы - без удовлетворения.

(Постановления ФАС Северо-Западного округа от 29.06.06 по делу N А52-6358/2005/2, от 29.06.06 по делу N А52-6359/2005/2.)

Процессуальные нарушения

Составление протокола об административном правонарушении в отсутствие лица, не извещенного в установленном порядке о времени и месте его составления, может являться основанием для признания незаконным и отмены постановления административного органа.

Арбитражный суд признал незаконным и отменил постановление таможни о привлечении общества к административной ответственности по части первой статьи 16.9 КоАП РФ.

Основанием для признания постановления таможни незаконным послужило нарушение таможенным органом процессуальных требований, установленных статьей 28.2 КоАП РФ, что выразилось в составлении протокола об административном правонарушении в отсутствие законного представителя общества, не извещенного в установленном порядке о времени и месте составления процессуального документа.

Кассационная коллегия оставила решение суда без изменения, кассационную жалобу таможни - без удовлетворения по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что протокол об административном правонарушении был составлен таможней 14.05.05. Почтовое уведомление о составлении данного протокола поступило в адрес заявителя 17.05.05, то есть после его составления.

По утверждению таможни заявитель извещен о составлении протокола по факсу, ссылаясь на соответствующую запись в журнале исходящих факсов. Данный вывод суд признал недоказанным.

Согласно части третьей статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, допускаются в качестве доказательств в случаях и порядке, которые установлены федеральным законом, иным нормативным актом или договором. Порядок отсылки извещений правоустанавливающими органами не разработан, соглашение сторон об обмене информацией с помощью факсимильной связи отсутствует.

В соответствии с частью первой статьи 75 АПК РФ письменные доказательства должны быть выполнены в такой форме, которая позволяет установить их достоверность. Журнал исходящих факсов таможни не гарантирует того, что полученный по факту текст полностью соответствует отправленному и получен заявителем. В случае, если заявитель утверждает, что не получил факсимильного уведомления, суд не имеет процессуальной возможности установить достоверность доказательства, представленного таможней для подтверждения факта извещения общества о составлении протокола.

Согласно части первой статьи 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять отводы и ходатайства, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами. Общество не было извещено о времени и месте составления протокола. Тем самым оно было лишено предоставленных КоАП РФ гарантий защиты, поскольку не могло квалифицированно возражать и давать объяснения по существу предъявленных обвинений, а также воспользоваться помощью защитника. Указанные процессуальные нарушения являются существенными, так как не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении.

В силу части второй статьи 211 АПК РФ, пункта 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.03 N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" и пункта 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.04 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" подобные нарушения порядка привлечения к административной ответственности являются основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.01.06 по делу N А56-45760/05.)

Судебные инстанции необоснованно приняли в качестве надлежащего доказательства заключение эксперта, так как экспертиза проведена в нарушение требований статьи 26.4 КоАП РФ.

В ходе производства по делу об административном правонарушении по части первой статьи 16.9 КоАП РФ, возбужденного в отношении иностранной компании (далее - компания) по факту недоставки товара, перемещаемого по процедуре внутреннего таможенного транзита, в таможню назначения, таможенным органом назначена технико-криминалистическая экспертиза для проверки подлинности представленного компанией в подтверждение доставки товара бланка свидетельства о завершении внутреннего таможенного транзита (далее - СЗВТТ), а также для проверки соответствия имеющихся на бланке оттисков гербовой печати и личной номерной печати (ЛНП) оттискам оригинальных печатей. Согласно заключению эксперта направленный на экспертизу бланк СЗВТТ изготовлен не производством, обеспечивающим выпуск данного вида продукции, оттиски гербовой печати и личной номерной печати на СЗВТТ выполнены не печатями таможенного органа, а какими-то иными печатными формами.

Суд апелляционной инстанции отклонил довод компании о том, что он не получал определение о назначении технико-криминалистической экспертизы, а следовательно, результат ее проведения не может служить доказательством по делу. Суд указал в постановлении, что представитель компании знал о результатах экспертизы, так как знакомился с материалами административного дела. Несмотря на это, в ходе административного производства заявителем не подавались ходатайства о повторной экспертизе.

По мнению кассационной инстанции, такой вывод суда является необоснованным.

В соответствии с положениями статьи 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Согласно части первой статьи 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. До направления определения для исполнения судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обязаны ознакомить с ним лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, разъяснить права, в том числе право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в качестве эксперта указанных им лиц, право ставить вопросы для дачи на них ответов в заключении эксперта.

Судебные инстанции необоснованно приняли в качестве надлежащего доказательства заключение эксперта, поскольку таможня в нарушение части четвертой статьи 26.4 КоАП РФ до исполнения экспертизы не направила заявителю определение о ее назначении, что подтверждается материалами дела. Таким образом, до исполнения назначенной экспертизы, лицо, привлекаемое к административной ответственности, не могло реализовать соответствующие процессуальные права (отвод эксперта, постановка перед ним вопросов, требующих специальных познаний и пр.). Такая позиция судов не отвечает требованию части третьей статьи 26.2 КоАП РФ.

Постановлением кассационной инстанции судебные акты отменены.

(Постановления ФАС Северо-Западного округа от 13.06.06 по делу N А56-18394/2005, от 28.09.06 по делу N А56-22358/2005 и др.)

Лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время и по месту совершения административного правонарушения. Закон имеет обратную силу, если он смягчает административную ответственность за административное правонарушение.

Постановлением таможни иностранная компания (далее - компания) признана виновной в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью первой статьи 16.9 КоАП РФ, и на нее наложено взыскание в виде штрафа в размере 300000 рублей (3000 минимальных размеров оплаты труда).

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления компании о признании незаконным и отмене постановления таможенного органа. Арбитражный апелляционный суд оставил решение суда без изменения.

Лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время и по месту совершения административного правонарушения (часть первая статьи 1.7 КоАП РФ).

Согласно части второй статьи 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Санкцией нормы, закрепленной в части первой статьи 16.9 КоАП РФ (в редакции, действовавшей до 01.10.04) предусматривалась административная ответственность юридических лиц в виде штрафа в размере от одной второй до двукратного размера стоимости явившихся предметами административного правонарушения товаров и (или) транспортных средств с их конфискацией или без таковой. Санкцией той же нормы в редакции Федерального закона от 20.08.04 N 118-ФЗ предусматривается административная ответственность юридических лиц в виде штрафа от трех до пяти тысяч минимальных размеров оплаты труда с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой.

Таможенный орган установил, что согласно сопроводительным документам общая стоимость груза, перевозимого компанией по книжке МДП в мае 2004 г. и не доставленного в таможню назначения (в период действия редакции КоАП РФ, действовавшей до 01.10.04), составила 10157,80 доллара США.

Постановление о привлечении компании к административной ответственности вынесено таможней 05.04.05, то есть после вступления в силу Федерального закона от 20.08.04 N 118-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Таможенный кодекс Российской Федерации".

Назначение компании наказания по нижнему пределу санкции обосновано таможней фактическими обстоятельствами дела, но противоречит требованиям частей первой и второй статьи 1.7 КоАП РФ применительно к конкретной спорной ситуации (одна вторая указанной в товаросопроводительных документах стоимости груза в данном случае меньше чем 3000 МРОТ). Следовательно, подлежал применению закон, действовавший на момент совершения правонарушения, поскольку санкция части первой статьи 16.9 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на момент вынесения оспариваемого постановления) применительно к рассматриваемой ситуации предусматривает более суровую меру наказания.

Таким образом, таможенным органом назначено административное наказание, а судами приняты судебные акты с нарушением положений статьи 1.7 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты частично и признал незаконным постановление таможенного органа в части назначения административного наказания. При этом кассационная инстанция не могла воспользоваться правом на изменение меры ответственности, предусмотренным статьей 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в ходе административного производства таможня не проводила экспертную оценку действительной стоимости предмета административного правонарушения на момент его окончания или пресечения (пункт 2 части первой статьи 3.5 КоАП РФ).

(Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.06.06 по делу N А56-22363/2005, от 13.06.06 по делу N А56-22383/2005, от 05.07.06 по делу N А56-29800/2005 и др.)